Теория и практика йоги.

Путь йоги.

Между школами йоги (а их гораздо больше, чем я перечислила) существует масса различий: одни учителя предлагают простые методики и медленное продвижение учеников к совершенству, другие требуют от ученика полной самоотдачи и тяжелого труда; одни учителя ориентируются на обучение позам йоги и дыханию, другие ведут занятия по восьмиступенчатой схеме, то есть дают полный курс йоги; одни учителя сочетают практику с незначительными теоретическими сведениями, другие погружают учеников в изучение обширного комплекса священных текстов, требуют знания санскрита, индийской мифологии и глубокого понимания философии и ведущих религий Индокитая. Одни учителя толерантны к западному типу восприятия мира и не заставляют своих учеников отказываться от привычного образа жизни, считая йогу способом достаточно мягкого исправления испорченного цивилизацией сознания, скорее – дополнением к обыденной жизни, чем настоящей практикой, другие же беспощадны к ученикам и сразу же ставят их перед выбором: либо правильная практика йоги с отказом от употребления запретных для йога продуктов питания и стандартной для европейца модели поведения, четкое следование традициям, работа с сознанием, либо выбывание из числа учеников.

Йога может быть статической или динамической, преподаваться вкупе с мантрическими практиками или же танцевальными движениями, в ее основе могут лежать воззрения индуизма или буддизма, она может рассматриваться как оздоровительная практика или сходный с монашеским путь полного отречения… Но среди многоообразия йогических школ совсем немного таких, где учитель преподает не йогу, а обычный фитнес. В большинстве школ йога рассматривается все же, как Путь духовного и физического совершенства.

Конечно, от современного европейца, нередко полного атеиста или того хуже – психопата, перегруженного комплексами христианской морали, трудно требовать веры в иллюзорность бытия (основной постулат теории йоги). Европейцы и американцы, если они хорошо учились в школе, помнят, что полная иллюзорность бытия в елинственно существующем (правда индивидуальном) сознании именуется солипсизмом, а всякий уважающий себя западный человек над солипсизмом епископа Беркли может только посмеяться. Столь же трудно заставить европейцев хотя бы осознать корень различий в понимании личности в йоге и классической европейской философии: практически вся цивилизация Запада построена на торжестве индивидуальности, неповторимости каждой личности.

И уж почти невозможно заставить европейца отказаться от привычного образа и современного темпа жизни. Интерес к наследию древних знаний Юго-Восточной Азии, конечно, велик и в Европе, и в США, и в других странах с техногенной моделью развития, но большинство людей, практикующих йогу, совершенно не готовы отказаться от привычной жизни и превратиться в подвижников, следующих всем заповедям йоги. Изучая правила для йогов, стоит помнить, что они написаны именно для подвижников и чаще всего – для монашествующих подвижников, которые удалялись от мира и жили при монастырях или становились отшельниками. Среди этих правил есть достаточно простые, которые касаются нравственной стороны йоги или гигиены, но есть и такие, которые требуют радикальных перемен в образе жизни и образе мышления.

Если практиковать йогу как Путь достижения совершенства, то есть Путь познания Истины, вероятно, это под силу далеко не любому человеку. Вот почему в некоторых школах стремятся, чтобы ученики находили этот путь самостоятельно, нередко через мистические откровения и переживания; они называют конечный результат пережитого трансцендентного опыта духовной радостью. И в дополнение к практике йоги они дают что-то из Кастанеды, что-то из шаманизма, что-то чуть ли не из латиноамериканских вудуистических культов.

Объяснение простое: сознание у современного цивилизованного человека устроено так, что никакими практиками индийского освобождения его не удается оторвать от обыденности – настолько оно рационально. Вот почему только немногим удается практиковать йогу, а не гимнастику, и вот почему, практикуя йогу, большинство людей желает получить от йоги все, что угодно (оздоровление, благополучие, психологическое раскрепощение), но только не то, для чего йога предназначена – потерю ощущения индивидуального себя и обретение слияния своего сознания (своего рода корпускулы) с сознанием надмирным, вневременным, вечным, то есть с тем, что мы называем богом.

Все наставления йоги как раз показывают, насколько йога европейцев отличается от настоящей йоги. Очень полезно изучить хотя бы некоторые из пунктов таких наставлений. Наиболее полно они отражены в тибетском наставлении, дающем йогам советы о том, чего избегать, к чему стремиться и какие оценочные критерии использовать.