Теоретическая педагогика.

3. Христианство и воспитание. Проблема свободы и воспитания.

Христианство явилось в мир как благая весть о возвращении человеку свободы через преодоление гибельных последствий греха. Иисус Христос даровал вечный идеал воспитания: каждый христианин должен, с учетом врожденных способностей, стараться уподобляться Христу, то есть победить в себе своекорыстную природу и образовать из себя свободную личность, стоящую в сознательных и разумных отношениях к Богу, людям и природе.

Что вкладывает христианство в понятия «свобода» и «свободная личность»? Что значит «воспитание к свободе»?

Как отмечал в своих работах прот. Василий Зеньковский, дар свободы связан с образом Божиим, пребывающем в человеке. Поэтому свобода в натуральном порядке дана каждому. Однако она не имеет самого ценного — внутренней связи с добром. Свобода человека есть свобода и к добру, и к злу, она есть самоопределение личности по отношению к этим понятиям. Смысл нравственного самоопределения человека заключается в свободном преодолении греха и в обращении к добродетели. Преступая границы нравственно недозволенного, человек теряет дар духовной свободы и становится рабом страстей. Учитывая склонность искаженной человеческой природы ко греху, в реальной жизни очень трудно отстоять добро и легко поддаться искушениям.

Поэтому одна из задач воспитания ребенка в свете православного педагогического мышления — его освобождение, или восхождение к свободе. При таком подходе задача воспитателя состоит в том, чтобы помочь ребенку стать свободным, «подвести дитя к свободе» [4, с. 42]. При этом необходимо помнить, что, развивая свободу, мы в то же время углубляем право выбора ребенка, в том числе и возможность ухода в сторону зла. Происходит это от несовершенства человеческой природы, которая требует постоянного обуздания. Со времен Ветхого Завета средством для этого служило чувство «страха Божия». С этой точки зрения оно и сейчас не может быть выброшено из воспитания, поскольку на самом деле в нем нет анахронизма, авторитаризма и подавления личности, которые видит здесь секуляризованная педагогика. Именно она ставит вопрос о невозможности разрешить так называемое «противоречие» между воспитанием и свободой. С православной точки зрения данного противоречия не существует, как не существует абстрактной, врожденной свободы, которая, по мысли Зеньковского, «не дана, а задана». Мы призваны к свободе, но устоять в ней очень трудно. Это дар Божий, не данный нам как «готовый». Свободу нужно, согласно Гете, завоевывать каждый день. В духовной жизни воспитание к свободе — самая трудная вещь, поскольку после грехопадения человек должен воспитать свои силы, чтобы овладеть собой, чтобы найти самого себя.

Задача воспитания к свободе была поставлена еще в раю. В этом был смысл заповеди Божией о невкушении плодов от древа познания добра и зла. Адам и Ева не совладали со свободой. Заповедь Бога Адаму была именно испытанием свободы, и уклонение от зла могло произойти у Адама только в порядке борьбы. С этой точки зрения можно сказать, что свобода дана нам одновременно и как путь, и как задача, поскольку для ее усвоения необходимо пребывание в Боге. Для людей свобода есть бремя и тяжесть, гораздо легче, как это ни парадоксально, людям дается психология послушания. В преодолении же власти страстей человека укрепляет Божественная благодать, дарованная нам для новой жизни во Христе. Надежда христианства, устремленная в будущее, проистекает из факта Воскресения Христа, Его победы над смертью и злом.

С этой точки зрения христианское воспитание является сообразным с природой человека. Оно состоит в усвоении дара свободы, в развитии сознания свободы, чувства ответственности и умения владеть своей свободой. Повороты во внутреннем усвоении свободы для ребенка происходит только тогда, когда он чувствует и видит в жизни равенство себя и всех окружающих перед лицом Бога. Поэтому воспитание к свободе и дается через христианскую жизнь. «Путь стояния перед Богом — это есть путь воспитания в себе внутреннего человека» [4, с. 43].

Христианское воспитание соединяет в себе все то, к чему стремятся педагоги. Так, если говорить, что воспитание должно вести к счастью воспитанника, то христианство и дает человеку истинное счастье. Не отвергая земных радостей, оно запрещает только неумеренную привязанность к ним, и указывает на истинную радость, которая состоит в молитвенном общении с Богом, в служении ближним в духе любви. Научить человека находить именно в этом радость и счастье способна христианская религия, которая учит тому, что воспитание ребенка должно происходить в опыте свободы, когда человек научается ей. При этом, само собой разумеется, что свобода должна быть соразмерна возрасту ребенка, то есть предоставлена ему в той мере, в какой человек владеет своими силами и разумом. Практически часто родители и воспитатели бывают правы, ограничивая свободу ребенка надзором или препятствием. Однако здесь не следует преувеличивать, поскольку эти шаги только тогда приобретают свою педагогическую ценность, когда они действительно воспитывают к свободе. «Познайте истину, и истина сделает вас свободными», — следуя этим словам Иисуса Христа необходимо строить систему воспитания к свободе как систему приобщения к истине, заложенной в Церкви. Поэтому познание истины заключается в приобщении к Церкви.