Теоретическая педагогика.

5. Образ совершенного человека. Воспитание и развитие.

Тема воспитания в светской и православной педагогике получает различное истолкование и в применении к проблемам развития ребенка. Развитие — это общий закон жизни. Это движение от зерна к растению, от замысла — к воплощению и т. п. Развитие есть течение жизни. Для педагогики развитие — это та среда, которая дает воспитателю возможность действовать, то есть стихийное развитие личности делать целенаправленным.

Каждый ваятель, прежде всего, представляет себе образец предполагаемого произведения. Так должен поступать и воспитатель, который сначала должен иметь представление о том, каким должен быть совершенный человек.

Христианин, рассматривая человека в его идее, видит, что это превосходное создание «вечной мудрости и любви». Человек, согласно христианскому учению, сотворен по образу Божию, он носит в себе два мира: невидимую душу и видимое тело. И, хотя тело человека образовано из земли, мы видим превосходное его устройство: соразмерность в членах, красота в мускулах, способность к самым разнообразным занятиям и т. п. В бренный состав Творец вдохнул и разумную душу, которая познает не только явления мира чувственного, но и истину, нравственное добро и красоту. Человек способен познавать даже Самого Бога внутри себя.

В то же время по причине греха Адама человек есть «чадо гнева», подверженный многим трудам, скорбям и, наконец, смерти. «Плоть бо похотствует на духа, дух же на плоть» (Гал. 5, 17). Человек ощущает в себе стремление к высшему, он знает и одобряет лучшее, но делает часто худшее. «Ростки пороков»: слабость и легкомыслие, беспорядочное желание удовольствий, склонность к тщеславию, зависть и многие другие дурные наклонности внимательный воспитатель наблюдает и в детях. Эти ростки могут очень скоро и страшно размножиться, если не будет противодействия им. Поэтому воспитанием в православной педагогике можно назвать руководство и возведение человека к тому, чем он должен быть, то есть его обожение.

В современной светской педагогике большое внимание уделяется развитию ребенка (его ума, воли, чувств). Нельзя сказать, что секуляризованная педагогика не верит в творческие силы, заложенные в детской душе, в действенность внутренних факторов душевной жизни. Однако по большей своей части она озабочена лишь тем, чтобы обеспечить ребенку здоровое, крепкое, творческое развитие в определенных его направлениях. Одни педагоги заняты тем, чтобы развить дарования, данные ребенку. Другие придают существенное значение развитию социальных сил в ребенке, накоплению социальных навыков. Уделяется внимание и формированию «характера» — умению проводить в жизнь свои идеи, осуществлять замыслы, достигать поставленных целей, овладевать средой. Здесь есть много ценного. Но то, о чем заботиться современное светское воспитание, не затрагивает основной тайны в человеке, проходит мимо самого существенного в его жизни. Физическое здоровье, культура ума и чувств, сильный характер, здоровые социальные навыки не спасают от возможности глубоких, часто трагических конфликтов в душе человека.

В православной педагогике воспитание связано с пониманием и усвоением иерархического устроения трех сторон человека — духа, души и тела. Православное богословие говорит, что человек — это духовно-телесное существо, воплотившийся дух. Идеалу (т. е. неповрежденности) должны соответствовать как телесная (психофизическая), так и духовная сферы человека. При этом основное значение в человеке придается духу. При рождении ребенка именно духовная сторона его жизни не является совершенной, поскольку повреждена первородным грехом, который проявляется как склонность ко греху. В таинстве крещения происходит духовное исцеление человека, и в дальнейшем идеалом для духовного становления является святость. Задавая особую норму в жизни человека, этот идеал является одновременно достижимым и недостижимым. При этом с точки зрения православного воспитания нельзя «организовать» духовную жизнь в человеке и прийти к его духовному росту только лишь через развитие ума, воли и чувств, хотя духовная жизнь и опосредуется их развитием. Духовная жизнь в человеке есть новая, особая, основная жизнь, но она не обособлена от жизни души и тела. Психика и телесная сфера человека соотнесены к духовному началу, но могут и подчинять его себе, в чем проявляется уже плененность духа влечениями психофизического характера. Трагичность данной ситуации смягчается в православной педагогике пониманием того, что ничто не может окончательно зачеркнуть образ Божий в человеке, никому никогда не растратить того сокровища, какое заключил Господь в нашу душу. Даже тогда, когда наш дух находится в плену низших влечений, целостность человека не нарушается, хотя закон жизни человека искажается. Духовную жизнь каждому в себе надо открыть. На создание условий, способствующих рождению духовной жизни и ее развитию в человеке, и направлено православное воспитание. В то же время оно не отрицает возможности всестороннего развития ребенка, его ума, воли, чувств, а лишь подчиняет это развитие духовному воспитанию.

Так, например, святитель Феофан Затворник указывал, что, развивая ум ребенка, в первую очередь необходимо обратить внимание на формирование доступных ребенку, здравых понятий и суждений о христианских началах жизни, о добре и зле, о том, что хорошо и что плохо. Не умея различать доброго от злого, дитя будет желать всего, сделается неукротимо своевольным. Поэтому о развитии воли ребенка также должно заботиться, и самое простое средство в этом — не позволять детям делать ничего без позволения взрослых, в первую очередь, родителей. Святитель Феофан пишет о том, что полезно даже настроить детей так, чтобы они боялись своей воли. Главным средством для этого может служить опытное убеждение в том, что не должно слушать себя во всем. Это будет понятно детям из тех примеров, когда они много желают, но желаемое, как правило, вредно для их тела и души. Учитывая существующие закономерности психофизического развития, следует ослаблять силу и значимость внешних впечатлений. Способность переносить психические и физические нагрузки и неудобства делает человека духовно свободным и истинно сильным. Под таким «действованием» ума, воли и низших сил само собою, как указывал святитель Феофан, и сердце будет настраиваться к тому, чтобы иметь истинные и здравые чувства. Разум, находящийся в страхе Божием, «просвежает» совесть и рождает молитву. А чем раньше напечатлеется в ребенке страх Божий и возбудится молитва, тем прочнее будет благочестие его во всей последующей жизни.

Признание примата духовного начала в человеке объясняет и оправдывает наличие аскетического момента в православном воспитании детей. Но даже самая строгая аскетическая жизнь может превратиться в фанатизм, если нет любви, нет следования Христианским заповедям, которые в основу жизни человека ставят цель спасения его души. Спасение не отрицает развития, но лишает его стихийной самоценности. Вне спасения развитие понимается как самореализация, которая, как правило, разжигает страсти и питает человеческую гордость. В рамках спасения развитие реализуется в формах служения и жертвенности, оно становится целомудренным, не развращающим, а, наоборот, собирающим воедино все силы души человека. Такое развитие личности по-настоящему возможно только тогда, когда мы осознаем себя образом и подобием Божиим. Только тогда человек получает как бы истинную систему координат и ориентации в жизни. Мир начинает восприниматься им не как поле приложения своих сил и талантов, а как школа Вечной жизни, как начало пути к себе. Поэтому каждую способность необходимо усовершенствовать так, чтобы через это усиливать любовь к Богу и ближним, или, по крайней мере, не препятствовать этому.

Таким образом, развитие личности является сложнейшим процессом, и современная наука обычно выделяет в нем духовное, физическое, психическое, социальное, интеллектуальное, эмоциональное и другие стороны. С этой точки зрения процесс развития мы будем понимать как поиск и обретение ребенком форм духовного бытия во взаимосвязи с другими его компонентами (физическим, психическим, социальным, интеллектуальным, эмоциональным и др.), в традиции и Предании Церкви.