Теоретическая педагогика.

4. Принцип целенаправленного и иерархичного развития личности.

Согласно христианской антропологии личность построена иерархически, и ее правильное устроение предполагает не равномерное развитие всех ее сторон, а соблюдение иерархии в развитии сил. Богом установленная иерархия была нарушена грехопадением, и правильное с православной точки зрения развитие человека должно стать восстановлением нормальной иерархии сил. Личность раскрывать, развивать необходимо, но не гармонично, а иерархично, поскольку личность есть, прежде всего, явление духовного мира. Поэтому основополагающим моментом, согласно учениям святых отцов, должно быть развитие духа, а средством к этому служит воспитание страха Божия, молитвы и совести. Свт. Феофан Затворник указывал по этому поводу, что чем раньше «напечатлеется» в душе ребенка страх Божий и возбудится молитва, тем прочнее будет благочестие во все последующее время. Молитва, здравые понятия, хороший пример и другие способы обучения добру располагают совесть ребенка к последующей доброй деятельности. Но, поскольку личность ребенка, живет всем, нельзя забывать и о ее социальной жизни, психическом, физическом развитии, о благоразумном воспитании телесных потребностей. Потребности тела, как указывал свт. Феофан Затворник, пробуждаются в человеке прежде всего, и, чтобы как можно меньше было от них беспокойства, необходимо как можно раньше поставить их в должные пределы и закрепить навыком. Поэтому, например, в питании необходимо избирать здоровую и годную пищу, употребление ее подчинять режиму; в движении — приучать ребенка резвиться, но в то время и тем способом, как ему указано его воспитателями; в отношении чувствительности полезно приучать тело к безболезненному перенесению различных перемен (воды, тепла, сырости, болезней и т. п.). Действуя таким образом, воспитатель как бы заграждает вход в душу чувственным наслаждениям, своеволию, теплолюбию, самосожалению, приучает владеть телом, а не подчиняться ему, что особенно важно для христианской жизни, поскольку она по своему существу является отрешенной от чувственности и всякого плотоугодия.