У тебя появился щенок.

Письмо седьмое.

5 сентября… На нескольких страницах я довольно подробно описал, как обучать собаку понимать команду, как вырабатывать недоверие к посторонним людям. Надеюсь, ты…

Прости, что поставил кляксу. Стал заряжать авторучку, а тут: «Акимов, срочно к капитану!» Заторопился и брызнул чернилами…

Понимаю, что вызов неспроста, бегом к начальнику заставы…

Так оно и есть. Задержан нарушитель, и мне приказано тщательно обыскать район, где этот диверсант был остановлен нарядом.

Вместе с Омельчуком иду к месту задержания. По дороге узнал от него: сообщила о нарушителе пионерка Оля Кузьменко. Она возвращалась домой из лесосеки, где работает ее отец. Переходя вброд речушку, заметила, что кто-то прячется под настилом моста. Сообразительная девочка сделала вид, будто ничего не увидела, а сама бегом на заставу. По дороге встретила пограничников…

По крутому, размытому вешними водами косогору спускаемся к лесной вырубке. Где-то здесь прятался нарушитель. Отстегиваю поводок. Ищи, Уран, ищи. Принимайся за работу.

Впереди мелькает темная спина Урана, острые топорики ушей. Уже обыскана добрая половина вырубки, но ничего не находим. Надо дать собаке отдых. Объявляю перерыв. Бойкий родничок поит нас вкусной водой.

Омельчук достает сигару, разминает в крепких пальцах, иронически спрашивает:

— Что, Уран, кишка тонка? Ничего не можешь найти…

Казалось, Уран понял насмешку и так посмотрел на солдата, что у того сразу отпала охота насмехаться.

Вновь начинаем прочесывать вырубку. Уран остановился у куста калины. С шумом втягивает воздух. Пятясь, вытаскивает коричневый пиджак. Торжествующе несет его мне.

Положил у ног и улыбается, то есть скалит зубы, приподняв верхнюю губу.

Только стал осматривать, слышу взволнованный голос Омельчука. Выскакиваю из калины и вижу, как, отбрасывая лапами землю, Уран что-то достает из-под узловатого толстого корня.

Пояс! Сшитый из сложенного вдвое куска брезента. Беру его. Ого, какой тяжелый! А-а, вот оно что: в специальных карманах золотые монеты, доллары…

Омельчук в восхищении смотрит на Урана, хочет погладить его. Но Уран угрожающе рычит, давая понять: служба — одно, а дружба — другое, и понятия эти смешивать не надо.

…ГАЗ-69 быстро мчался по пустынной дороге. Мы ехали в село Тарасовку вручать Оле Кузьменко награду.

В Тарасовке нас ждали. В штаб отряда ЮДП — юных друзей пограничников — было полно ребят в красных галстуках. Оля Кузьменко, черноглазая застенчивая девочка, очень смутилась, когда капитан от имени командования пограничных войск объявил ей благодарность и вручил ценный подарок.

С отрядом ЮДП села Тарасовки у нас давняя дружба. В школьном дворе у них настоящий, в красные и зеленые полосы, пограничный столб, и на нем Государственный герб СССР. На столбе нарисованы три пятерки. Кто не знает — не поймет. А нам ясно: ребята обязались учиться, работать и закаляться только на «пять».

Очевидно, не все члены ЮДП в будущем станут пограничниками. Но нет сомнения, пригодится им в жизни то, чем сейчас занимаются. Ребята изучают следопытство, ориентировку на местности по солнцу, звездам, учатся ходить по азимуту, оказывать первую медицинскую помощь. А про оружие и говорить нечего! Автомат и пистолет назубок знают.

И наверное, тайком мечтают о боевых стрельбах, хотя пока ничего не говорят об этом…

В прошлом году юные пограничники вырастили для нас двух овчарок. Из подсобных материалов они оборудовали отличный щенячий городок. Есть там лестница с широкими отлогими ступеньками, барьер, переброшенная через канаву доска, бревно…

Помогают юные друзья пограничников и мне. Ведь при тренировке собаки-ищейки не обойтись без помощников, которые прокладывали бы след. Менять помощников надо почаще, чтоб собака не привыкла к одному запаху. Поэтому я стараюсь при всякой возможности пропустить Урана по следу «чужого», незнакомого ему человека. И сам Уран охотнее прорабатывает такие следы, чем следы солдат заставы. Тут имеет значение так называемая общность бытовых запахов. Ведь живем все мы в одном доме, носим одинаковое обмундирование, обувь и т. д. Да и хочешь не хочешь, а Уран свыкся с солдатами, не относится к ним так недоверчиво, враждебно, как к незнакомым людям.

Одним словом, я очень благодарен ребятам за помощь.

Только скажи, что надо позаниматься — прибудут точно в назначенное время и в условленное место. А иначе и быть не может. Дисциплина, организованность — закон для пионера, юного друга пограничников…

Рад был узнать из твоего письма, что чертежи пригодились, и для Буяна готов выгул и будка, что он оказался способным и дело у вас продвигается успешно.