У тебя появился щенок.

Теплым апрельским утром я сидел в городском парке на скамейке. Рядом со мной присел сероглазый паренек. Округлое лицо с чуть курносым носом, родинка под левым глазом…

«Где я его видел? Где мы встречались?..» И неожиданно вспомнил: да позавчера, на вокзале! Поезд уже тронулся с места. Мальчик шел рядом с вагоном и что-то торопливо говорил старшему сержанту-пограничнику в зеленой фуражке…

Мы разговорились и познакомились, Петя Прокопенко рассказал, что вырастил овчарку Буяна и подарил ее пограничнику. Позавчера старший сержант Акимов увез Буяна.

Узнал я и о том, что Петя познакомился с Акимовым, что пограничник писал мальчику письма о жизни а заставе, давал советы по воспитанию и обучению щенка.

Меня заинтересовали эти письма, и я попросил у Пети разрешения почитать их. Он принес мне пухлую папку. В ней была и клеенчатая тетрадь — его дневник.

Некоторые записи из дневника и письма сержанта Акимова показались мне интересными. Так появилась эта книга.

Буду рад, если читатель узнает из нее новое и полезное для себя.

ИЗ ДНЕВНИКА ПЕТИ ПРОКОПЕНКО.

12 марта. Сегодня опять смотрел «Над Тиссой». Больше всего на свете люблю фильмы про пограничников. Когда вырасту, тоже обязательно пойду служить на границу.

Конечно, чтобы идти по «тропе Карацупы», нужно много знать и уметь. Поэтому я читаю о пограничниках все, что могу достать.

Удалось мне раздобыть кое-какую литературу и о служебных собаках. В библиотеке уже знают о моей слабости и стараются мне помочь: подобрали даже брошюры про учение академика Павлова об условных рефлексах… сложно, конечно, но очень интересно. Если что не пойму, попрошу преподавателя биологии Всеволода Васильевича разъяснить. Он не откажет.

Но теория теорией, а главное — практика. Воспитать бы вот овчарку — тогда и в пограничную школу легче поступить.

Было же в «Комсомольской правде», что учение 154-й школы Краснопресненского района Москвы Слава Дунаев выдрессировал собаку и вместе с ней пришел служить на границу… Но где, где достать настоящую овчарку?

29 апреля. До службы в армии еще так далеко! Скорее бы вырасти. Сказал об этом папе. А он мне в ответ: «Не стоит огорчаться, Петька. Молодость — недостаток, от которого человек избавляется с каждым днем, с каждым часом».

6 июня. Ура! Ура! Ура! В табеле все пятерки. Родители, конечно, очень довольны.

В этом месяце мой день рождения, и я намекнул, что лучшим подарком для меня был бы щенок-овчарка. Папа сразу согласился, Надеюсь, и мама не будет возражать.

После ужина обсуждали, как назвать щенка. Никогда не думал, что поднимется такой спор. Мама предложила Джерри или Майкл. «Не понимаю, — сказал папа, — почему у нас дают собакам обязательно иностранные клички? Всякие там Эльзы, Лорды и Рои. Чем хуже, например, Дон, Буран. Или Боек?».

Я согласен был с папой и решил назвать овчарку Буяном.

Маме это имя тоже нравилось.

Имя подобрали, но где же щенок?

8 июня. Папа уехал в командировку, твердо пообещав привезти щенка. Ну хорошо, привезет, а как с ним правильно обращаться, как воспитывать? Наверное, есть книги по дрессировке собак, но их достать нелегко. Моет быть, написать Никите Федоровичу Карацупе, попросить совета? Нет, неудобно его беспокоить… А что, если послать письмо в пограничный отряд? Честное слово, идея!

10 июня. Мне просто везет! Щенок именно такой, о каком мечтал. Похож на серого волчонка, только кончик мордочки и спина чуть темнее. Веселый, подвижный, быстро освоился, будто давно у нас живет. Попробовал поднять его — тяжелый.

Килограммов восемь, не меньше. И высокий. Я поставил Буяна у стены и отметил карандашом. 34 сантиметра! Ничего себе двухмесячный малыш! вот что значит порода! Глаза у Буяна чистые, сообразительные, грудь широкая, лапы толстые, тяжелые. Уши торчком. Бегает за мной все как-то боком, боком и тявкает. Потеха. Стал я с ним играть, тряпкой дразнить. А он схватил тряпку — не вырвешь.

Сейчас он наелся булки, смоченной в молоке, и, откинув ноги, спит в углу рядом с книжным шкафом. Мама говорит, что Буяна нужно кормить как маленького ребенка: мало, но часто.

Чтобы не объелся.

23 июня. Ура! Ура! Ура! Пришло письмо со штемпелем «воинское». Старший сержант Акимов пишет, что командование погранотряда поручило ему взять надо мной шефство, помочь в воспитании и дрессировке Буяна.

Коротенькое письмо, всего в одну неполную страничку, а сразу видно, что человек Акимов душевный и знающий. Все его письма я начну собирать. Уже и папку для них приготовил.

ПИСЬМА СТАРШЕГО СЕРЖАНТА АКИМОВА, СОБРАННЫЕ ПЕТЕЙ ПРОКОПЕНКО.

Письмо первое.

28 июня. Здравствуй, дорогой Петя!

Твое письмо получил.

Желание посвятить себя службе на границе — желание благородное. У нашей Родины еще много врагов, и граница должна быть на очень крепком и надежном замке. Если увлечение твое серьезное, глубокое, тебя, конечно, направят в пограничные войска. А если еще к тому времени вырастишь овчарку, то с ней и будешь нести службу.

Вырастить хорошую служебную собаку совсем не так просто, как иногда предполагают. Много нужно приложить усилий, энергии, затратить внимания. Но, как говорится, без труда не выловишь и рыбку из пруда.

Прости, обрываю письмо. Слышу, как мой Уран нетерпеливо повизгивает в выгуле. Хоть и у него нет часов, но он не ошибается. Наступило время вечернего кормления.

Будь здоров, Петя. Пиши. Степан Акимов.

Письмо второе.

16 июля. Ты спрашиваешь, как правильно воспитать щенка.

Щенок не должен расти, как былинка в поле, как сорная трава. Некоторые считают: пусть, мол, подрастет, потом возьмусь за него. А потом, оказывается, уже поздно. Во всяком случае, очень и очень трудно. Скажутся укоренившиеся вредные привычки. Затормозить их будет не так-то легко.

Поэтому дрессировать собаку следует не от случая к случаю, а регулярно, хотя бы один раз в день. Заниматься лучше всего утром или вечером, но обязательно до кормления.

Ты решил подготовить будущую служебную собаку. Поэтому развивай у Буяна недоверие к посторонним, хватку, смелость, физическую выносливость…

Вредные привычки затормаживай. Запрещай гоняться за кошками, курами, велосипедистами… Не следует, что бы во время обеда щенок мыкался вокруг стола, попрошайничал. Он должен иметь строго определенное место.

С первых месяцев жизни Буяну надо дать понять, что можно и чего нельзя. Нельзя вскакивать на кровать. Нельзя пачкать в квартире. Нельзя грызть обувь…

И пусть для тебя станет незыблемым правилом: то, что запретил вчера, не разрешай сегодня. Никаких уступок.

Требования должны быть постоянными. Если уж нельзя гоняться за кошками, то всегда нельзя.

О воспитании щенка можно говорить много, на начну с кормления. И тут хочется привести слова выдающегося ученого: «Порода входит через рот». Уж кто-то, а Михаил Федорович, посвятивший свою жизнь выведению новых пород овец и свиней в южный районах Украины, проверил это на практике.

Каких бы высокий кровей ни были родители щенка, но если условия содержания и питания его скверны, то вырастет он низкорослым, недоразвитым, рахитичным. Не помогут никакие наследственные задатки. Одним словом, для того чтобы Буян стал крепким, сильным, его нужно хорошо кормить.

Хорошо — не значит до отвала. Собака должна быть крепкой, упитанной, но ни в коем случае не жирной, поэтому щенку нужно давать за один раз пищи столько, чтобы он охотно мог бы поесть еще. Иными словами, оставался чуть-чуть недокормленным.

Если щенок оставляет корм на дне миски, ест без аппетита, значит, порция для него велика. Перекармливать щенка вредно. Он станет малоподвижным, вялым.

Многие считают обыкновение оставлять посуду с кормом.

Собака, когда заблагорассудиться, подходит, лизнет раз-другой, отойдет, потом снова подойдет. Так делать не следует. Поел Буян — убери посуду.

Щенка корми небольшими порциями, но часто. До четырех месяцев — пять раз в сутки, примерно в 8 утра, 11, 14, 17 и 20 часов. После четырех месяцев число кормежек уменьши до четырех. С шестимесячного возраста корми трижды в сутки — в 8 утра, 14 и 20 часов. С восьми месяцев — два раза в сутки — утром и вечером.

Обычно щенка кормят тем, что остается в семье.

Щенку-овчарке этих остатков может быть маловато.

Дополнительно корми Буяна молоком, мясом, мягкими костями.

Молоко давай с накрошенным в него хлебом; вареное мясо, мелко нарезанное, сырое пропускается через мясорубку.

После четырех месяцев молоко исключается из рациона, но увеличивается количество мяса, круп, овощей.

Пища обычно готовится в виде полугустого супа. Крупа годится любая: пшено, овсянка, гречневая…

Если вместо мяса имеется солонина, то предварительно вымочи ее как следует в воде. Воду меняй каждый два-три часа. Чрезмерно соленая пища, а также перец и горчица вредны для собак.

Когда мяса нет, тоже не беда. Суп для щенка можно готовить на маргарине, любом животном жире или из рыбы.

Рыбу следует варить до тех пор, пока кости не станут совсем мягкими.

Овощи (капуста, картофель, морковь, свекла) измельчают и кладут в кастрюлю за полчаса до готовности супа.

Да чуть не забыл! Весной и летом обязательно добавляй в суп дикорастущую зелень (крапиву, лебеду). Разумеется, сначала промой их в холодной воде, измельчи ножом. В этой зелени много витаминов, и собаки охотно едят корм с такой добавкой.

Мама подробно расскажет и покажет, как нужно готовить для Буяна пищу, но запомни: сначала варится мясо, потом закладывается крупа, затем соль и овощи.

Лучше всего давать собаке смешанную пищу — мясную и растительную, а один раз в неделю — только растительную.

Если во время прогулки увидишь, что Буян начнет есть траву — пусть это тебя не удивляет. Собака ест траву не какую попало, а выбирает, ищет лечебную.

Постарайся приобрести кровяную или мясо-костную муку.

Она укрепляет кости щенка, предотвращает рахит. Ежедневно добавляй в корм граммов десять этой муки. Очень полезен и рыбий жир. Обязательно угощай им Буяна по чайной ложке дважды в день хотя бы до шести месяцев. Сможешь до года — кроме пользы, ничего не будет.

Несколько слов о воде. Чистая свежая вода дается собаке в неограниченном количестве. Пусть пьет сколько захочет.

Воду в миске меняй дважды в сутки и не ставь на солнцепеке.

Зимой, если собака содержится во дворе, воду не ставят.

Собака вместо воды лижет снег.

Пищу дают чуть теплой, чтобы животное не обожгло слизистую оболочку неба.

Ну вот основном о кормлении я тебе, кажется, рассказал.

Надеюсь, ты все запомнил?

Письмо третье.

10 августа. Ночью, на занятиях, Уран повредил лапу. На несколько дней вышел из строя. Так что теперь я посвободней и смогу уделить тебе больше внимания. Сегодня поговорим о том, где и как содержать щенка.

Если ты хочешь, чтобы Буян вырос крепким, закаленным, не боялся простуды, держи его во дворе. Тем более что у вас, как ты писал, для этого есть условия — свой, обнесенный забором дом.

Предвижу твои возражения: как это, мол, держать Буяна круглый год во дворе? Но скажу то, что проверено опытом, изучено специалистами: если щенок нежится на коврах и диванах, у теплой печки или парового отопления, у него разовьется склонность к простудам. А вот когда он много находится на открытом воздухе, шерсть становится пышной, блестящей, упругой; появляется плотный густой подшерсток.

Помню, когда я учился в пограничной школе, привезли к нам несколько овчарок. Как обычно, прежде чем определить в карантин, привязали их у собакопривязи. На дворе зима, деревья потрескивали от холода. Снежная метель. Ледяной ветер забивал дыхание.

Одна овчарка стояли сгорбившись, согнувшись в три погибели. Она то и дело поджимала лапы, жалобно скулила, дрожала как осиновый лист. Вид у нее был самый жалкий. А другие, бодрые, жизнерадостные, как ни в чем не бывало лежали на снегу. И вполне понятно, кому из новеньких будет легче втягиваться в пограничную службу.

Кстати говоря, очень хорошо, что ты приобрел так называемого «весеннего» щенка, то есть родившегося весной.

За те месяцы, что отделяют нас от холодов, Буян физически окрепнет, подрастет. Да и ты в летнике каникулы сможешь уделить ему больше внимания, чем в период школьных занятий.

Значит, решено: Буян будет жить в естественных условиях. Для него нужно построить деревянную будку. Лучше разборную для удобства переноски, дезинфекции и чистки.

Будка должна состоять из трех частей: пол, каркас (боковые стенки) и односкатная крыша. Размеры: высота 0,8 метра, ширина 0,8 метра, длинна один метр.

В такой будке собаке будет достаточно просторно и не холодно зимой. Чтобы в будку не попадали дождь, ветер, снег, вход делается не в середине, а сбоку. Размеры входного отверстия: 40 сантиметром вышина и 36 — ширина.

К зиме над входом в будку закрепи занавеску из куска брезента или мешковины. Занавеску сделай больше входного отверстия, чтобы она полностью закрывала его, иначе Буян будет мерзнуть.

В будку положи подстилку — солому. Менять ее следует один раз в неделю. Чтобы солома не вываливалась, сделай в будке небольшой порожек.

При морозах (ниже 25°) будку утепли со всех сторон снегом или соломой. Получится защищенная от холода избушка.

В некоторых государственных питомниках делают будки с двойными стенками, засыпают пространство между ними опилками или закладывают соломой.

Если ваш двор закрывается и нет опасности, что Буян улизнет на улицу или к нему проникнет бродячая собака, то лучше, чтобы он бегал свободно. Если же это нежелательно (есть соседи с маленькими детьми, высажены цветы и т. д.), придется ограничить свободу Буяна. Разумеется, сажать его на цепь не следует. Он для этого слишком мал. Лучше построить для него выгул.

Мне трудно судить о расположении строений в вашей усадьбе, но если, допустим, забор и глухая стена сарая или дома образуют букву «г», то две стены выгула уже есть.

Остается пристроить еще две — и выгул готов.

Общая площадь выгульного дворика должна составлять хотя бы 8 квадратных метров (примерно 4 метра на 2). Стены высотой не менее двух метров могут быть из любого материала — досок, металлической сетки, самана. Обычно стены выгулов закапывают в землю на 25 сантиметров, чтобы собака не могла подрыться.

В выгуле устраивается дверь. Снаружи на двери должна быть задвижка, изнутри — крючок.

Будка ставится на таком расстоянии от стены, чтобы Буян, даже вскочив на крышу будки, не мог выпрыгнуть из выгула.

Грунт в выгуле (песок, гравий) утрамбовывается с небольшим уклоном для стока воды.

Пишу это тебе, а сам думаю, ну а если на семейном совете вы решите, чтобы Буян находился в квартире. Тогда отведи ему есть где-нибудь в уголке, подальше от печки, батареи парового отопления.

Подстилкой может служить коврик или набитый соломой матрасик. Коврик надо ежедневно вытряхивать, солому в матрасике менять (она измельчается и превращается в труху), а чехол стирать.

Чтобы щенок не пачкал в помещении, выводи его каждый два-три часа и особенно до кормления. Помимо этих маленьких прогулок, необходимы и более длительные.

Чтобы тебе, Петя, был ясен порядок ухода за собакой, опишу то, что я делал сегодня.

Первым долгом вывел Урана из выгула и привязал к столбу. Из гидропульта продезинфицировал будку в разобранном виде, стены и пол выгула. Для дезинфекции сделал 3-процентный раствор креолина, то есть полтора стакана на ведро горячей воды.

Такую дезинфекцию я провожу один раз в месяц и только летом. Помимо того, раз в десять дней мою будку (также только летом) кипятком со щелоком.

Когда помещение выгула проветрится, впускаю Урана.

Ставлю гидропульт под навес. Там выстроились лопаты, метлы, совок для мусора, швабра для мытья. Замыкающим — ящик с песком.

Пока будка сохнет, снимаю с полочки щетку и скребницу.

Уран любит, когда его чистят. Увидел в моих руках щетку и поднялся, повиливая хвостом. По правилам чистить собак полагается утром, до кормления. И только в исключительных случаях — вечером.

Начинаю с головы, затем перехожу к шее, корпусу. Самым последним — хвост и ноги. Сначала чищу с левой стороны, потом с правой. Чищу против шерсти и по шерсти. Выпавшие волосы, пыль снимаю со щетки скребницей.

Кстати о скребнице. Случай был у нас с пограншколе.

Как-то один курсант вздумал удалить старую шерсть с овчарки скребницей. Ох и влетело ему! Потому что скребница выдрала подшерсток и поцарапала кожу…

Глаза Урана протер чистой ваткой, из ушей ватой же осторожно удалил грязь и серу.

Несколько слов о купанье и мытье. Купанье освежает кожу, очищает собаку от грязи и, как известно, физически закаляет, укрепляет.

Купают собак только летом, в проточной воде. Обычно собака охотно идет в воду. Если же она боится, нужно приучать постепенно. Ни в коем случае не тащить насильно и не бросать с лодки, как это иной раз практикуют. Такое «обучение» лишь запугает ее. Лучше всего самому войти в воду по колено, а затем по пояс и подзывать к себе щенка.

Можно приманить его лакомством или «аппортом», если щенок уже знает эту команду и любит поноску.

Мытье. В холодное время года собаку мыть не следует.

Может простудиться. Летом одновременно с купанием, мой ее мылом. Мыло годится всякое, но смывать его необходимо очень тщательно. А то попадет в глаза, уши, останется на коже и вызовет раздражение…

Да вот еще что. Не позволяй Буяну лизать тебя. После каждого общения с ним и, конечно же, перед едой тщательно мой руки с мылом.

Письмо четвертое.

15 августа. Щенок должен быть смелым, подвижным, выносливым, а для розыскной и сторожевой служб, как я уже говорил, недоверчивым к посторонним людям и достаточно злобным.

Здоровый щенок все время в движении. Гибкий и быстрый, он то сломя голову, захлебываясь от визга, описывает круги, гоняясь за невидимым противником; то толкает носом, подбрасывает в воздух и ловит резиновый мячик, служащий ему игрушкой; то, грозно рыча, изо всех силенок дергает, тянет тряпку, которой ты его поддразниваешь.

Стремление отнять тряпку вырабатывает хватку, укрепляет челюсти. Но учти: чтобы не развивалась нервозность, щенок должен оставаться победителем.

Если щенка держать взаперти в выгуле или на цепи, то вырастет он, как правило, узкогрудым, недоразвитым.

Появится размет передних ног, сближение скакательных суставов. Лапы будут не в комке, а мягкие, так называемые распущенные. Собака с такими пороками быстро утомляется во время бега и длительных переходов.

Щенку надо побольше резвиться, бегать. Максимально используй каникулы, Петя, почаще бывай с Буяном в лесу, в поле, у воды.

И как бы ты ни был занят, постарайся ежедневно выкраивать час-другой для прогулок с Буяном. В любую погоду.

Чтобы Буян не робел в непривычной обстановке, надо как можно чаще бывать с ним на оживленных улицах, где он познакомится и привыкнет к внешнему виду и шуму автомашин, мотоциклов и пр.

Прежде чем начать такие прогулки, обучи щенка ходить на поводке, чтобы он не мешал прохожим и не угодил под автомашину.

С ошейником и поводком щенок осваивается незаметно, по принципу «наука в игре». Отвлеки внимание Буяна лакомством и надень ему через голову легкий ошейник. Сними, вновь надень. Поставь миску с кормом, и щенок станет есть, не обращая внимания на ошейник.

Надевать ошейник нужно только при выходе на прогулку.

Дома же обязательно снимай, чтобы он не натирал шею.

Пристегни к кольцу ошейника короткий поводок, пусть волочится по земле. Побеги, увлекая щенка за собой. Подними конец поводка и следуй за Буяном. Так день-два. Затем легонько, без насилия, при помощи лакомства побуждая Буяна идти за собой.

К новой обстановке приучай постепенно, чтобы не запугать малыша. Сначала выводи на малооживленные улицы, потом на более шумные.

Щенок, выращенный в городских условиях, не обращает внимания на грохот и звон трамвая, треск мотоцикла, шум автомашин, но боится лошадей, коров и других домашних животных, которых ему не приходилось видеть.

Жизненный опыт щенка расширяется, он убеждается, что хозяин не даст его в обиду. Если щенок трусит — приласкай, успокой его, отвлеки игрой. Через день-другой снова познакомь с тем, что его испугало.

Гулять со щенком надо не только днем, но и вечером, приучать к темноте, пустым парадным и т. п.

Бывает, что щенок бросается на детей, пытается гоняться за кошками, за птицами. Сдерживай его поводком, не давай развиваться плохим привычкам.

Нельзя, чтобы посторонние люди ласкали, кормили щенка, играли с ним. Когда Буян настораживается, лает при появлении незнакомого человека (не на улице, разумеется), поощряй его, ласкай.

Но вместе с тем нельзя воспитывать злобу, дразнить трех-четырехмесячного щенка. Это вызовет нервозность, а то и трусость.

Незаметно, день за днем, щенок приучается подходить по команде. Для этого достаточно, предлагая корм, ласково позвать: «Ко мне, Буян, ко мне!».

В дальнейшем, подзывая щенка, давай ему лакомство (кусочек хлеба, мяса), поглаживай, ласкай. Но учти при этом обязательно одно: щенок может усвоить, что команда «ко мне» связана с ограничением свободы, и не будет даваться в руки.

Поэтому, когда он подходит, приласкай его и отпусти погулять. Так поступай время от времени.

Приучай щенка прыгать через небольшие препятствия. Для этого к двери выгула или сарая приколоти двумя гвоздями доску высотой 20-25 сантиметров. Открой дверь и, показывая лакомство, подзывай: «Буян, ко мне!» Когда щенок преодолеет барьерчик, беги в сарай (выгул). Буян снова перепрыгнет через доску. Достаточно.

Высоту увеличивай постепенно. К четырем месяцам щенок должен брать полуметровое препятствие. Не переутомляй Буяна частыми прыжками, помни поучительную польскую пословицу: «Что занадто, то не здрово».

ИЗ ДНЕВНИКА ПЕТИ ПРОКОПЕНКО.

19 августа. Сегодня ходил с Буяном в березовую рощу.

Пока он бегал, читал сборник «встреча с границей». Очень интересная книга. Карацупа. Смолин. Кулаблашвили. Лопатин.

Пустельников… У меня замирает сердце, когда я читают про этих героев-пограничников. И как хочется попасть в эту школу мужества, где закаляется воля, выковывается характер!

Наверное, долго бы я просидел за книгой, если бы не Буян. Громко лая, щенок носился вокруг меня, приглашая принять участие в игре. Вот он схватил в зубы какую-то веточку и, взметывая опавшие листья, помчался по кругу.

Как раз подходящий случай для того, чтобы сделать так, как писал Акимов. Незаметно для Буяна прячусь в кустах.

Сижу там и наблюдаю. Вдруг Буян остановился, выпустил из пасти веточку, обеспокоено оглянулся. Тревожно поскуливая, подбежал к скамейке, где оставил меня. Никого. Тогда Буян стал передними лапами на скамейку, задрал голову кверху, надеясь отыскать меня на березке.

Морда у Буяна сделалась такой растерянной и опечаленной, что я едва подвал в себе желание подозвать его. Буян обнюхал землю вокруг скамейки и натолкнулся на знакомых запах хозяина. Этот запах он уже мог узнавать среди разных других. Он помчался по моему следу и уже через минуту, задыхаясь от счастья, прыгал вокруг меня, стараясь лизнуть в лицо. Буян так радовался, так визжал, словно не видел меня по крайней мере несколько дней.

Приласкал его, угостил кусочком мяса. Через десять минут Буян снова носился сломя голову где-то в стороне.

«Ну, — думаю, — я тебя отучу далеко отбегать!» Забрался на дерево. Жду.

Вволю набегавшись, Буян вернулся. Метался он, метался, обследовал все кусты и ямы, но отыскать меня не сумел.

Тоскливо повизгивая, побрел по дорожке.

Как же привлечь его внимание? Вспомнил совет Акимова и надломил веточку. Щенок остановился, прислушался. Сделал несколько неуверенных шагов, повел ушами и снова поплелся по дорожке.

Тогда я тихонько кашлянул. Этого оказалось достаточно.

Буян мгновенно повеселел и уверенно запрыгал вокруг дерева, на которое я влез…

22 августа. Буян теперь внимательно следит за мной, и вчера только один раз удалось спрятаться за куст. Заметив мое исчезновение, он моментально отыскал меня и уже больше не отходил.

Спасибо Акимову за отличный совет.

Начал обучать Буяна апортировке. Привязал к палке шпагат и, подергивая, «оживил» ее. Вышло так, как писал Акимов. Стремление бросаться за палкой у собаки естественно. Срабатывает рефлекс схватывания. Увидев прыгающую палку, Буян погнался за ней. «Апорт! Апорт!» — повторил я и сделал вид, что хочу взять эту «ценность».

Буян грозно зарычал…

Сделал тряпичный пакет, и он стал любимой игрушкой Буяна. Куда ни заброшу — в густую траву, в кусты, — Буян отыскивает его. Я очень доволен, что он так быстро усвоил команду «апорт»…

СОВЕТЫ СТАРШЕГО СЕРЖАНТА АКИМОВА.

Письмо пятое.

21 августа. Получил твое письмо и сразу же отвечаю. Не хочу скрывать, я давно уже ломаю голову, как преподнести тебе, Петя, теорию дрессировки и основы учения академика Ивана Петровича Павлова. Но для этого пришло бы переписать целые главы из его объемистых сочинений о высшей нервной деятельности животных. Сам понимаешь, нет у меня на это времени, да и труды Павлова не рассчитаны для ребят твоего возраста. Там множество положений и терминов, которые под силу лишь хорошо подготовленным людям.

«Как же проще все это изложить, — думал я. — А может, обойти, умолчать» Нельзя. Теория взаимосвязана с практикой. Теоретически грамотный дрессировщик, знающий законы поведения животного, всегда найдет нужный подход, не станет в тупик, если даже возникнет что-то новое, непредвиденное.

Короче, твое письмо обрадовало меня. Все складывается как нельзя лучше. Очень хорошо, что ты ознакомился со строение нервной системы, ролью спинного мозга, больших полушарий головного мозга. И не ограничился школьным учебником, а прочел популярные брошюры и статьи в журналах «Знание — сила», «Наука и жизнь»…

Всем этим ты намного облегчил мою задачу. Отпадает надобность растолковывать тебе понятия о безусловных рефлексах (инстинктах). Ты знаешь, как вырабатывается и как угасает условный рефлекс. Знаешь, что необходимо для подкрепления его.

Теперь я смогу пользоваться теми или иными терминами, не отвлекаясь на объяснение их сущности.

Поскольку мы заговорили на эту тему, мне хочется кое-что уточнить, чтобы больше не повторяться. Иногда приходится встречать людей хотя и любящих собак, но воспитателей, дрессировщиков никудышных.

Почему же так? а вот почему. Дрессировщик, по существу, тот же учитель, педагог. А педагогу, помимо знаний, необходимы определенные личные данные: выдержка, терпение, требовательность в сочетании с добротой и т. д. Без этих качеств педагог-воспитатель немыслим. А ученик у нас с тобой особенный, и методы обучения людей здесь неприемлемы.

Малоопытный любитель часто взывает к «совести» собаки, упрекает ее в «нерадивости». Не достигают цели, а только мешают воспитанию упреки вроде: «Как тебе не стыдно?», «Я кому говорю!», «Ты почему меня не слушаешься?!».

То, что я сейчас пишу, — главное, без чего невозможна правильная, научно обоснованная дрессировка.

Дрессировка тем-то и разнится от обучения человека, что учить собак путем рассказа нельзя, невозможно. Собаке не дано размышлять, думать, предполагать, понимать нашу речь.

Например. Ты гуляешь со своим Буяном. Он увидел козу и погнался за ней. На твои команды не обращает внимания. Но вот, вволю набегавшись, он в конце концов подошел к тебе, ласково виляя хвостом. И если ты в порыве раздражения пустишь в ход поводок, Буян начнет бояться к тебе подходить, станет убегать. А за козами все равно гоняться будет.

В чем же дело? Казалось бы, ты наказал Буяна не за то, что он подошел к тебе, а за преследование козы. Это верно с человеческой точки зрения, а собака воспринимает совершенно иначе. Ей не дано думать и рассуждать о своих поступках, совершенных хотя бы и несколько минут назад. Воспринимает она одно: подойдешь к хозяину — отведаешь поводка. И это ей, конечно, не нравится, этого она избегает. Буяну не под силу понять, что наказание имеет какую-то связь с козой.

Так что, если уж что-то не получается, если между тобой и животным нет взаимопонимания, контакта, вини в первую очередь себя. В чем-то ты допустил промашку, что-то сделал не так. Спокойно разберись, найди ошибку, исправь.

Навсегда запомнились мне слова начальника пограничной школы: «дело не в лошади, а в наезднике, дело не в собаке, а в дрессировщике… «Ум» собаки — это вложенный в дрессировку труд человека…».

Еще пример. Ты обучил собаку садиться по команде «сидеть». Но сколько ни повторяй, допустим, «садись» — она команды не выполняет. Почему? В чем причина?

Для человека слова «сидеть» и «садись» равнозначны.

Человек реагирует на смысл слова, а не только на его звучание. Собака воспринимает не так. Обрати внимание: «сидеть». А тут какое-то новое, незнакомое звукосочетание «са-дись». Произнеси раздельно по слогам эти команды и на слух почувствуешь различие. Команда «садись» будет для собаки новой и поэтому не вызовет требуемого ответа (реакции).

Иные владельцы говорят: «Вы себе не представляете, какая у меня умная собака». Но эту «умную» собаку можно с успехом научить ложиться по команде «стул» и ползти по команде «стол». И по какому угодно другому сигналу, слову.

Да, да, потому что животные, повторяю, не понимают человеческой речи, и любая команда является для них всего лишь звуковым сигналом. Вся суть дрессировки (и цирковой тоже) в том, с каким действием связан этот сигнал. А каков он — безразлично. Он может быть звонком, командой, выстрелом, зажиганием красной лампочки, жестом, щелчком пальцев…

Вот почему измененные и искаженные команды не вызывают желаемого действия. Если собаку приучили подходить по команде «ко мне», то к слову «подойди» она останется безучастной.

Ты можешь возразить: «А почему, когда я говорю с Буяном ласково, он виляет хвостом, когда сержусь, уходит, жмется к земле?» Отвечу. Тут, Петя, дело не в словах, а в интонации.

Подробно поговорим об интонациях в другой раз, но сейчас скажу одно: интонации у всех народов одинаковы. Собака, выращенная, допустим, Африке (и, следовательно, «не понимающая» по-русски), завиляет хвостом, если ласково сказать: «Ух ты, хороший мой!», и соответственно среагирует, если услышит строгое: «Выйди из комнаты!».

И все же поведение собаки определяется не одними безусловными и условными рефлексами, мышление, хотя и крайне примитивное, у нее, безусловно, есть…

Ну, пожалуй, на сегодня достаточно. У нас еще большой разговор впереди. Будь здоров, Петя.

Письмо шестое.

28 августа. Ты засыпал меня вопросами, не знаю, с чего и начать. Первым долгом благодарю тебя за фотографию. Да, славный малыш твой Буян, ничего не скажешь. Сразу видно, что воспитывается правильно. Если и дальше так пойдет, то пес вырастет крепкий, с хорошим костяком. Толстые ноги первое тому доказательство.

На обороте фотографии ты не забыл указать вес и рост Буяна. Двадцать три килограмма для пяти месяцев — вес очень приличный. И пятьдесят семь сантиметров в холке — высота нормальная. Отец твой, Петя, совершенно прав: принцип измерения лошадей и собак один, и обмер Буяна ты сделал верно. Так и нужно: поставить линейку вплотную позади передней ноги и замерить высоту в самом верхнем месте холки.

Теперь снова о воспитании Буяна. Опасайся задергать его, убить подвижность, жизнерадостность. Ни в коем случае не торопись обучать приемам, строящимся на принуждении: хождение рядом, посадка, укладка. Главное — развить общую активность. Заинтересовать в поиске и апортировке. Приучить к преодолению препятствий и плаванию.

Потрудиться предстоит много. Но ведь не случайно говорят, что работа делает мастера. Да и не тот молодец, кто по течению плывет, а тот молодец, который против течения выгребает. Так что не робей.

Когда перейдешь к поиску запрятанных, закопанных, подвешенных предметов, старайся разнообразить их (перчатки, кошелек, поводок и пр.).

При несении службы на границе случается так, что розыскная собака работает без поводка. И вот представь себе, что ночью, обыскивая местность, пес обнаруживает в сотне метров от тебя закопанный парашют или тяжелый мешок с какими-то вещами. Как он может сообщить своему хозяину о находке, позвать на помощь?

Для того чтобы служебная собака, обнаружив человека, вещь, сигнализировала лаем, необходимо сначала обучить ее давать голос по команде. Но об этом в очередном письме.

Письмо седьмое.

5 сентября… На нескольких страницах я довольно подробно описал, как обучать собаку понимать команду, как вырабатывать недоверие к посторонним людям. Надеюсь, ты…

Прости, что поставил кляксу. Стал заряжать авторучку, а тут: «Акимов, срочно к капитану!» Заторопился и брызнул чернилами…

Понимаю, что вызов неспроста, бегом к начальнику заставы…

Так оно и есть. Задержан нарушитель, и мне приказано тщательно обыскать район, где этот диверсант был остановлен нарядом.

Вместе с Омельчуком иду к месту задержания. По дороге узнал от него: сообщила о нарушителе пионерка Оля Кузьменко. Она возвращалась домой из лесосеки, где работает ее отец. Переходя вброд речушку, заметила, что кто-то прячется под настилом моста. Сообразительная девочка сделала вид, будто ничего не увидела, а сама бегом на заставу. По дороге встретила пограничников…

По крутому, размытому вешними водами косогору спускаемся к лесной вырубке. Где-то здесь прятался нарушитель. Отстегиваю поводок. Ищи, Уран, ищи. Принимайся за работу.

Впереди мелькает темная спина Урана, острые топорики ушей. Уже обыскана добрая половина вырубки, но ничего не находим. Надо дать собаке отдых. Объявляю перерыв. Бойкий родничок поит нас вкусной водой.

Омельчук достает сигару, разминает в крепких пальцах, иронически спрашивает:

— Что, Уран, кишка тонка? Ничего не можешь найти…

Казалось, Уран понял насмешку и так посмотрел на солдата, что у того сразу отпала охота насмехаться.

Вновь начинаем прочесывать вырубку. Уран остановился у куста калины. С шумом втягивает воздух. Пятясь, вытаскивает коричневый пиджак. Торжествующе несет его мне.

Положил у ног и улыбается, то есть скалит зубы, приподняв верхнюю губу.

Только стал осматривать, слышу взволнованный голос Омельчука. Выскакиваю из калины и вижу, как, отбрасывая лапами землю, Уран что-то достает из-под узловатого толстого корня.

Пояс! Сшитый из сложенного вдвое куска брезента. Беру его. Ого, какой тяжелый! А-а, вот оно что: в специальных карманах золотые монеты, доллары…

Омельчук в восхищении смотрит на Урана, хочет погладить его. Но Уран угрожающе рычит, давая понять: служба — одно, а дружба — другое, и понятия эти смешивать не надо.

…ГАЗ-69 быстро мчался по пустынной дороге. Мы ехали в село Тарасовку вручать Оле Кузьменко награду.

В Тарасовке нас ждали. В штаб отряда ЮДП — юных друзей пограничников — было полно ребят в красных галстуках. Оля Кузьменко, черноглазая застенчивая девочка, очень смутилась, когда капитан от имени командования пограничных войск объявил ей благодарность и вручил ценный подарок.

С отрядом ЮДП села Тарасовки у нас давняя дружба. В школьном дворе у них настоящий, в красные и зеленые полосы, пограничный столб, и на нем Государственный герб СССР. На столбе нарисованы три пятерки. Кто не знает — не поймет. А нам ясно: ребята обязались учиться, работать и закаляться только на «пять».

Очевидно, не все члены ЮДП в будущем станут пограничниками. Но нет сомнения, пригодится им в жизни то, чем сейчас занимаются. Ребята изучают следопытство, ориентировку на местности по солнцу, звездам, учатся ходить по азимуту, оказывать первую медицинскую помощь. А про оружие и говорить нечего! Автомат и пистолет назубок знают.

И наверное, тайком мечтают о боевых стрельбах, хотя пока ничего не говорят об этом…

В прошлом году юные пограничники вырастили для нас двух овчарок. Из подсобных материалов они оборудовали отличный щенячий городок. Есть там лестница с широкими отлогими ступеньками, барьер, переброшенная через канаву доска, бревно…

Помогают юные друзья пограничников и мне. Ведь при тренировке собаки-ищейки не обойтись без помощников, которые прокладывали бы след. Менять помощников надо почаще, чтоб собака не привыкла к одному запаху. Поэтому я стараюсь при всякой возможности пропустить Урана по следу «чужого», незнакомого ему человека. И сам Уран охотнее прорабатывает такие следы, чем следы солдат заставы. Тут имеет значение так называемая общность бытовых запахов. Ведь живем все мы в одном доме, носим одинаковое обмундирование, обувь и т. д. Да и хочешь не хочешь, а Уран свыкся с солдатами, не относится к ним так недоверчиво, враждебно, как к незнакомым людям.

Одним словом, я очень благодарен ребятам за помощь.

Только скажи, что надо позаниматься — прибудут точно в назначенное время и в условленное место. А иначе и быть не может. Дисциплина, организованность — закон для пионера, юного друга пограничников…

Рад был узнать из твоего письма, что чертежи пригодились, и для Буяна готов выгул и будка, что он оказался способным и дело у вас продвигается успешно.

ИЗ ПЕТИНОГО ДНЕВНИКА.

11 сентября. Приступаю к обучению Буяна давать голос по команде. Какой же способ выбрать? Акимов советует, что можно использовать привязанность собаки к хозяину. Оставив ее в незнакомой обстановке, сделать вид, что уходишь. Собака, конечно, начнет рваться, визжать, стремясь к хозяину. Как только залает, нужно произнести «Голос, хорошо, голос» и, вернувшись, приласкать, освободить от привязи.

Но мне почему-то больше нравится второй способ, на лакомство. Попробую.

Отправился в рощу, где всегда гуляю с Буяном. Там тихо, ничего не отвлекает. Привязал Буяна поводком к дереву и, поддразнивая кусочком мяса, говорю: «Голос, голос!».

Разумеется, Буян не знает, чего я требую, но ему очень хочется достать мясо. Он виляет хвостом, скулит. Но вот начинает визжать, а затем и лаять. Повторяя «Голос, хорошо, голос!», тотчас протягиваю ему лакомство.

Снова достаю из кармана мясо и повторяю ту же команду.

Поощряю щенка и тогда, когда он хотя бы только пытается залаять. Буян очень способный и быстро улавливает, чего от него добиваются.

13 сентября. Гулял на пустыре. Привязать собаку было негде, и я сделал так, как советует Акимов. Наступил на поводок, и Буян не мог подпрыгнуть и достать мясо, которым поддразнивал его: «Голос! Голос!» Отлично, получай заслуженную награду.

Вернувшись домой, потребовал голоса перед закрытой калиткой. Открыл ее, как только Буян залаял. Потребовал лая и перед кормлением.

Буяну без малого шесть месяцев. Пора развивать у него злобу и недоверие к посторонним. Еще раз прочитал письмо Акимова, чтобы сделать все точно так, как они советует.

18 сентября. Среди моих товарищей, конечно, находятся желающие помочь мне в дрессировке Буяна. Но я выбрал Володю Зименко. Буян его совершенно не знает, а это очень важно при развитии злобы. Подробно растолковал Володе его задачи.

Пояснил, что помощник — это не бесшабашный «дразнила», размахивающий палкой. Одним неосторожным ударов, чрезмерно активным наступлением не мудрено запугать щенка. Поэтому перед занятием обо всем уславливаемся.

И вот приступаем. Буян привязан во дворе, неподалеку от своего выгула. Здесь он чувствует себя уверенно. Даю ему немного погрызть большую телячью кость и затем отодвигаю ее так, чтобы Буян не мог достать. В это время появляется Володя Зименко. Свою роль он играет отлично. Опасливо выглядывает из-за сарая, пригнувшись, крадучись, прячется за бочку для воды… наконец его рука протягивается к кости…

Буян сердито рычит и лает. Прихожу к нему на помощь, прогоняю «злоумышленника» и со словами «хорошо, хорошо» пододвигаю кость.

Минут через пять Володя вновь подкрадывается. Как только Буян начинает лаять, поспешно скрывается. Занятие окончено.

Каждый день помощники меняются. Их нарочито боязливое, нерешительное поведение придает Буяну смелость. Он убеждается, что чужие люди убегают, как только он залает.

Убеждается и в том, что хозяин справедливый, добрый, защищает его от коварных врагов, покушавшихся — вот же завистники! — на такую огромную ценность, как телячья кость.

Перехожу, как советует Акимов, к следующему упражнению — дразнению.

Теперь уже Витя Гоголев в нескольких шагах от Буяна, то приближаясь, то отступая, ударяет тряпкой по земле. Буян лает. Натравливая его на «врага», кричу: «Фас! Фас!», что должно означать: «Хватай, кусай, преследуй!».

Но вот Витя уже совсем рядом, и Буян с остервенением вонзает зубы в тряпку. Витя действует превосходно. Он легонько подергивает тряпку, пытаясь вырвать ее. Это еще больше возбуждает Буяна. Он мотает головой, угрожающе рычит. Тогда Витя бросает тряпку «победителю» и убегает.

24 сентября. Натравливание, дразнение тряпкой вырабатывает у Буяна смелость, хватку. Усложняю занятия.

Помощник пытается отнять кость или «апорт», когда меня нет поблизости. Конечно, я где-то рядом, но Буян меня не видит. Услышав лай, прибегаю, отвязываю поводок от столба и вместе с Буяном преследую убегающего «врага». Помощники уже не столь безобидны, как раньше. Они вооружены мягким, обшитым брезентом соломенным жгутом. Замахиваются жгутом, но ударяют больше по земле, чем по Буяну. А если и ударяют, то легонько по крупу и бокам. Эти удары скорее возбуждают злость, чем причиняют боль.

Конечно, работа со жгутом требует ловкости и сообразительности. Мои добровольные помощники понимают, что даже один неосторожный, причинивший боль удар может надолго запомниться. Буян станет трусить, бояться взмаха руки.

Чтобы чего не напутать, снова перечитываю письмо Акимова.

«Занятия по развитию злобы нужно проводить не чаще 3-4 раза в неделю. Дразнение не должно превышать одну минуту, чтобы не утомлять щенка.

При развитии злобы надо изменять действия: вместо охраны кости и «порта» можно изобразить нападение на хозяина спереди, сзади… Помощников меняй как можно чаще, чтобы Буян относился недоверчиво ко всем посторонним без исключения. Не вздумай, Петя, повторить ошибку одного горе-дрессировщика, который напялил вывороченный наизнанку тулуп и в таком виде принялся дразнить свою собаку.

Разумеется, ничего хорошего из этого не получилось…».

Все понятно. Так и буду поступать, как учит Акимов.

28 сентября. Сегодня воскресенье. Дай, думаю погуляю с Буяном. Гулял, гулял и сам не заметил, как очутился на Птичьем рынке.

Буяну еще не приходилось бывать в таком шумном обществе, и он натягивал поводок, стараясь со всеми познакомиться.

Ко мне подошел приземистый дядька в брезентовом плаще.

Прищурившись, бросил оценивающий взгляд на Буяна, неторопливо обошел вокруг. Не говоря ни слова, сдернул кепку с головы и замахнулся. Я не ожидал этого и попятился.

Поводок выскользнул из руки.

Буян по-своему расценил угрожающий жест незнакомца и вцепился зубами в полу плаща.

Дядька стряхнул Буяна, но он тотчас выхватил клок из его испачканных краской брюк.

Неизвестно, что было бы дальше, если бы я не схватил поводок и не оттянул бешено лающего Буяна. Нас окружили.

Раздались голоса:

— Молодчага, щенок!

— Смотри, две вершка от горшка, а как хозяина защищает!

Тоненьким голоском, странным для его грузной фигуры, дядька в плаще сказал:

— Что ж, песик мне подходит. Какая цена ему? — И, не дожидаясь ответа, предложил: — Так и быть, дам тридцатку. И не бойся, обижать не стану. Охраняй сад — вот и вся работа.

Эти слова так меня ошеломили, что я не нашелся что ответить и только отрицательно мотнул головой. А дядька уже протянул к поводку короткопалую руку.

— Тридцатку мало, так я накину еще пятерку! По рукам?

— Не продаю! — выпалил я и стал выбираться из толпы. И как он мог подумать такое? Ведь друзей не продают!

ИЗ ПИСЕМ АКИМОВА.

Письмо восьмое.

29 сентября. Продолжим, Петя, разговор о дрессировке.

Летом, в жару занятия надо начинать в ранние прохладные часы, постепенно приучая собаку к работе при высокой температуре.

Вначале продолжительность урока не должна быть велика.

Выполнил пес раз-другой прием, и достаточно. Сделай пятиминутный перерыв, дай порезвиться. Иначе может наступить так называемая передрессировка, переутомление нервной системы. В результате собака отказывается выполнить или выполняет вяло прием, который раньше проделывал охотно.

Еще в школе курсант… Нет, фамилии называть не стану.

Назовем его хотя бы Сидоровым. Так вот этот Сидоров обучал своего Амура прыжкам. Несколько раз Амур одолел довольно высокий барьер и, разумеется, устал. Бока ходуном ходят, язык чуть не до земли вывалил. А тут снова команда «вперед». Подбежал Амур к барьеру, а прыгнуть нет сил.

Сидорову дать бы собаке отдохнуть, а он расценил это как «злую волю», упрямство. Перебросил поводок через верхнюю доску препятствия и стал подтягивать Амура. Хорошо, что подоспел командир отделения и положил конец такой «дрессировке».

Не все упражнения собака воспринимает одинаково. Одни (плавание, подачу голоса, апортировку) выполняют охотно, другие только по принуждению (хождение рядом, укладку, посадку). Для лучшего усвоения чередуй приемы приятные и неприятные.

На первых порах для занятий выбирай тихие, уединенные места, где никто и ничто не отвлекало бы собаку.

Отвлекало… Много хлопот причиняют разные отвлечения.

Зачастую они оказываются сильнее влияния дрессировщика и мешают работе. Вот скажу про своего Урана. Уложишь его, бывало, и отойдешь на десяток шагов. Для выдержки. А он на меня ноль внимания. То корова его интересует, что пасется неподалеку, то следит, куда мальчишка обруч покатил…

Пришлось брать на длинный поводок и не совсем вежливо призывать к порядку.

Подавать команды следует отчетливо, но негромко. У собак отличный слух, и совершенно ни к чему кричать на всю округу.

Мальчишкой жил я в деревне. Возвращался иной раз домой поздно. И наша дворовая Жучка за сотню метров узнавала мои шаги, с радостным лаем бросалась навстречу. Да что шаги!

Издалека тарахтенье «своей» телеги отличала от других телег.

Собака обостренно чувствует интонации, то есть изменение тембра голоса. Она быстро усваивает, что ласковая интонация связана с лакомством, оглаживанием, а угрожающая сулит неприятность, боль. Приведу пример. «Лежать», — говоришь ты Буяну тоном приказа. Буян знает, что нужно делать, но ему хочется бегать, а не ложиться. Тогда раздается вторичное: «Лежать», но уже резко угрожающей интонацией. Она напоминает, что уступок не будет, что вот-вот последует принуждение. Избегая его, Буян ложится.

Тотчас звучит команда с ласково-поощрительной интонацией: «Лежать, лежа-ать… Хорошо, лежать…».

Для обучения собак есть различные способы. Один из них называется вкусопоощрительным. Собственно, ты уже освоил его на практике, завоевывая привязанность Буяна, обучая лаять по команде, прыгать через препятствия.

Этот метод имеет серьезный недостаток: рискованно выходить из дома без солидного запаса лакомства. Все выполняется только за награду. За каждый шаг «раскошеливайся», хозяин. Да и полные карманы лакомства не всегда выручат. Потому что для Буяна куда заманчивее погнаться за кошкой, чем получить кусочек мяса. Короче говоря, безотказности работы лишь на вкусопоощрении не добьешься.

Но ведь цель дрессировки в том, чтобы собака делала не то, что хочет, а то, чего она не хочет. Добиться этого можно только с помощью принуждения. Собаке не нравится ограничение свободы, не хочется идти рядом с хозяином, но она идет. Очень уж неприятны рывки поводка и уколы парфорса — ошейника с металлическими шипами.

Наилучшие результаты в дрессировке дает контрастный метод — сочетание принуждения и вкусопоощрения. Само слово «контраст» обозначает резкую противоположность.

Например: сладкое — горькое, горячее — холодное. Белая нитка особенно резко выделяется на черном фоне. Невысокий человек рядом с высоким кажется ниже, чем на самом деле, и т. д.

Вот почему поощрение более ярко и впечатляюще именно сразу после принуждения. Собака быстро улавливает «выгоду» выполнения приказаний.

Несколько слов о лакомстве как поощрении. Для лакомства обычно используют хлеб или мелко нарезанные кусочки мяса. Чтобы собака не цапнула за пальцы, лакомство дается с ладони. Злоупотреблять лакомством нельзя. Да и верно ли будет ежеминутно награждать собаку? Нет, конечно.

Постепенно лакомство заменяется похвалой «хорошо», оглаживанием.

И еще совет: закрывая Буяна в выгул, дай ему последний кусочек лакомства. На прощанье. Будто бы мелочишка, пустяк, а закрепляет контакт, привязанность.

Все нежелательные для нас действия собаки мы тормозим при помощи запрещения — командой «фу» с угрожающей интонацией. Поясню на примерах, когда применяется эта команда. Допустим, Буян набрасывается на велосипедистов и нужно отучить его от такой вредной привычки. Когда Буян лишь пытается (подчеркиваю: пытается) наброситься, подается команда «фу» («нельзя» в нашем понимании) и тотчас — резкий рывок поводка.

Разумеется, запрещение ничего не даст, если оно последует тогда, когда велосипедисты скроются с глаз. Буян не поймет, за какую провинность его наказали.

Теперь представим, что ты велел Буяну сесть, а он взял да улегся. В данном случае «фу» ни к чему. Нужно угрожающе произнести «сидеть!», то есть заставить Буяна выполнить то, что ты требуешь.

Иной раз произнесешь кличку собаки — и достаточно. Вот вчера выпустил я Урана на прогулку, а он принялся копать землю. Есть у него такая привычка, когда разыграется. Но стоило мне укоризненно сказать «Уран!», как он мгновенно прекратил.

Письмо девятое.

14 октября. Программа подготовки розыскной собаки, Петя, обширная и сложная. Даже в условиях пограничной школы на дрессировку уходит как минимум полгода. Учебный день заполнен до отказа.

Одолеть такую программу любителю не под силу. Да и при всем желании ты не можешь посвятить все свое время дрессировке Буяна. Ведь главное для тебя — учеба в школе.

Конечно, кое-кому из любителей удается, затратив массу времени и сил, обучить свою овчарку азам розыскной службы.

Но что это дает практически? Ровным счетом ничего. В лучшем случае такая собака способна проработать короткий след 10-15-минутной давности в самых что ни на есть облегченных условиях. Так что обучать Буяна по следу нет смысла.

Твоя задача — правильно вырастить его, воспитать смелость, бесстрашие, злобность к чужим. И подготовить по некоторым общим приемам. А специальная подготовка — дело будущего. Придешь служить на границу — узнаешь все досконально. Пока же будем говорить о том, что в твоих силах и возможностях.

Итак, общие приемы. К ним приступай, когда щенку исполнится восемь месяцев. Буяну, как я помню, седьмой месяц, так что наш разговор с некоторым, выражаясь военным языком, опережением. Но это не случайно. Учитель должен заранее знать, чему будет обучать своего ученика.

Подзыв. Собака любой породы и назначения должна быстро и заинтересованно подбегать к хозяину по команде. Используя лакомство и ласку, добиться этого нетрудно.

Начнем с простого и отправимся с нашим воспитанником в уединенное место. К кольцу ошейника пристегивает карабин длинного поводка. Одобрительный хлопок по лопатке, команда «гуляй», и собака начинает бегать, резвиться. Когда до конца поводка остается метра два, звучит команда: «Буян, ко мне!» Как только Буян подбежит, ласкаем его, даем лакомство и вновь отпускаем гулять.

Если же он не выполнил приказа, повторяем его угрожающей интонацией и в тот же миг… (будто бы и не хитрое дело, а нужен точный расчет, умелое владение поводком) в тот же миг резкий рывок.

Без угрожающих жестов, внешне незаметно даем собаке понять, что можем воздействовать на нее и на расстоянии.

Угрожающая интонация в команде «ко мне» заставляет подчинится. Ведь мы раньше выработали рефлекс на эту интонацию, как на предвестник грядущей неприятности.

В том случае, если щенок подходит вяло, отбегай, увлекай его за собой.

Постепенно надобность в длинном поводке отпадает.

Отработка ведется на коротком поводке. Он волочится по земле, как бы напоминая о влиянии хозяина. Затем снимается и короткий поводок.

В дальнейшем приучай Буяна подходить по жесту. Обучить этому легко. Одновременно с командой «ко мне» резко, без хлопка опусти поднятую на высоту плеча левую руку.

Несколько сочетаний — и условный рефлекс (значение приема) будет воспитан. Жест станет равнозначащим команде.

Отшлифовывая подзыв с различных расстояний, приучай щенка садиться у левой ноги.

Подноска предметов. Как ты уже знаешь, заинтересованность, любовь к подноске прививается со щенячьего возраста. В будущем это облегчит обучение поиску, обыску местности, другим приемам розыскной службы.

Когда собака подбегает с апортом в зубах, силой вырывать его из пасти не следует. Произнося «дай», покажи кусочек лакомства. Как только выпустит апорт — получит лакомство.

Ясное дело, что в данном приеме, как и в других, лакомством балуют лишь в начале обучения.

Если Буян, схватив брошенный предмет, не дается в руки, гоняться за ним бесполезно. Он воспринимает это как игру.

Лучше убегать в противоположную сторону. Тогда обязательно сработает рефлекс преследования, и щенок помчится за тобой.

Хочу предостеречь тебя, Петя, от весьма распространенной ошибки. Случается, что молодой дрессировщик, забирая у собаки предмет, вместо «дай» говорит «апорт». Тут типичное «очеловечивание». Ведь слово «апорт» обозначает для собаки держи, возьми, а звучит совершенно непонятное «дай-держи». Внимательно следи за своими командами.

При апортировке можно использовать любые, посильные для Буяна предметы, за исключением камней. Они портят зубы.

При помощи апортировки хорошо отрабатываются выдержка и дисциплина. Со своим Ураном я поступал вот как:

1. Клал перед ним на землю апорт и отходил на десяток метров. После небольшой паузы команда: «Апорт, ко мне!».

2. Усадив Урана, отходил на десяток другой метров.

Затем бросал апорт с таким расчетом, чтобы он упал посредине между ними. Если Уран пытался сорваться с места — угрожающее «сидеть». После небольшой паузы — «ко мне, апорт!».

Преодоление препятствий. Умение одолевать различные преграды вырабатывает у собаки ловкость, смелость, физически развивает.

Прежде чем приступить к дрессировке, нужно продумать все детали. Ты обучал Буяна прыжкам, заинтересовывая пищей.

Можно, перепрыгнув через препятствие, увлекать его за собой. Или использовать стремление за апортом. Либо злобу к посторонним, когда помощник, дразнящий собаку, стоит по другую сторону барьера…

Важен не способ, а конечный результат. Барьеры высотой до метра, метра с небольшим собака обычно берет воздушным прыжком. При большей высоте цепляется передними лапами за верхнюю доску и, подтянувшись, прыгает вниз. При соскакивании на землю она не пружинит, как, например, кошка. Поэтому, чтобы не было травм и сотрясений, барьер не должен превышать двух метров.

Как только собака возьмет препятствие, поласкай ее, дай лакомство. По такому же принципу проводится обучение прыжкам через изгородь и канаву.

Где всему этому обучать собаку? Строить специальные препятствия, как в государственных питомниках, ты, конечно, не можешь. Придется обходится так называемыми подручными средствами. Подходящий по высоте плетень послужит барьером; пригодится и пологая лестница с широкими ступеньками, ведущая на чердак, антресоли, мансарду.

В прошлом письме ты писал, что, разложив кусочки мяса на ступеньках приставной лестницы, приучил Буяна подниматься на крышу сарая. Отлично. С лестницы советую спускаться, пятясь спиной и придерживая Буяна за ошейник.

Для подстаховки, чтобы он не упал.

По существующим правилам собака, сойдя с лестницы, должна сесть у левой ноги хозяина. Требуй этого от Буяна.

Переход через канаву по бревну, доске — упражнения простое, и много говорить о нем нет нужды. Как и для других видом препятствий, команда единая — «вперед».

Одновременно с выработкой у Буяна ловкости, выносливости надо тренироваться и самому. Учись преодолевать всевозможные препятствия, учись сохранять равновесие на буме — бревне, лежащем не врытых в землю столбах. Ходьба на лыжах, коньки, плавание, бег, велосипед закалят, разовьют тебя физически.

Письмо десятое.

29 октября. Продолжаю рассказ об общих приемах дрессировки.

Судя по твоему письму, Буян лает по команде. Приучи и по жесту. Техника приема такова: команда «голос» сочетается с помахиванием согнутой в локте правой руки. Несколько сочетаний — и жест станет сигналом для лая.

Не разрешай Буяну подбирать пищу с земли и брать от посторонних. Дрессировка не представляет особых трудностей, вполне в твоих силах и возможностях.

Начни так: на глазах у Буяна положи на ладонь правой руки ломтик мяса. Как только Буян захочет взять его, следует грозное «фу» и рывок поводка. Попытку схватить мясо легко предотвратить, сжав ладонь.

Уже через несколько дней Буян будет терпеливо ожидать столь желанной команды «хорошо», по которой можно съесть лакомство.

Дальше — больше. Требования увеличиваются. Лакомство кладется у ног лежащей собаки. Выдержка — до минуты. Так же поступай, когда ставишь перед Буяном миску с кормом.

После этого начинай обучать собаку отказу от пищи, предлагаемой посторонними. Вполне понятно, что тут без помощников не обойтись. К занятиям лучше приступать часа через три-четыре после кормления.

В укромном месте, где бы никто не мешал, привяжи Буяна к столбу или к дереву. К кольцу ошейника, помимо цепи, пристегни длинный поводок.

Спустя несколько минут появляется помощник с куском мяса. Мясо это нужно предварительно подготовить. Горчица, хина (белый порошок горького вкуса, употребляемый в медицине), засыпанные в продольные разрезы, сделают его невкусным. Кусок должен быть большим, чтобы Буян не мог проглотить его, а укусив, почувствовал бы горечь.

С ласковыми словами и вкрадчивыми движениями помощник протягивает мясо. Едва Буян потянется за ним, помощник ударяет его другой рукой по морде и убегает.

Буян вне себя от неслыханного коварства. Он весь кипит от негодования, но мясо привлекает внимание. Не мешай, пусть попробует, убедится, каково оно. Вот он взял кусок в пасть, вот трясет головой, ощутив горечь. Снова нагибается, нюхает. И тут звучит твой строгий окрик «фу!», а за ним рывок поводком.

Несколько таких занятий — и Буян станет недоверчиво относиться к предлагающим пищу незнакомым людям. И мясо, оказывается, у них отвратительное, и сами они вероломные, коварные. И от хозяина влетает… Лучше от таких подальше.

Хвали Буяна, когда он бросается, лает на чужого, дающего корм. Чаще меняй помощников, место и время занятий.

Приманки — мясо, колбаса, хлеб — должны быть с горчицей, хиной и без них.

На очереди следующий этап — приучение не подбирать с земли корм.

Там, где наметил заниматься, разложи несколько кусочков мяса или хлеба. Замаскируй их листьями, травой, а зимой — снегом.

Приведи Буяна. Надень на него парфорс с длинным поводком и подай команду «гуляй». Вскоре он начнет принюхиваться, почуяв манящий запах. Тут уж не зевай. При попытке взять приманку — строгое «фу!» и рывок за парфорс.

Несколько упражнений — и Буян «намотает на ус», что валяющаяся пища — источник серьезных неприятностей, и перестанет подбирать ее.

На этом заканчиваю, дорогой мой «подшефный», как зовут тебя наши ребята. Пора собираться на комсомольское собрание. Сегодня на повестке «Один плюс один». Это, если расшифровать, означает: стал отличников, помоги товарищу.

Письмо одиннадцатое.

22 ноября. На днях уезжаю проведать родных. В этом месяце писать тебе уже не буду и хочу сегодня закончить все об общих приемах дрессировки. Итак, к делу.

Хождения рядом, посадка, укладка, стояние и переползание дисциплинируют собаку, облегчают управление ею, чистку, ветеринарный осмотр…

А умение переползать, маскируясь на местности, зачастую необходимо при выполнении боевых задач.

Хождение рядом. Служебная собака не должна вертеться под ногами, мешать во время движения. Посмотришь на иного владельца и не поймешь: он ведет своего пса по улице или пес тащит его от столбика к столбику. А ведь приучать собаку ходить рядом (тем более на поводке) совсем не сложно.

Прием строится исключительно на принуждении. Только оно и ничего больше подавляет стремление собаки выйти из подчинения. Она быстро усваивает, что самое безопасное место — у левой ноги хозяина. Начнет тянуть, вырываться вперед — станет больно. Будет отставать, отвлекаться — то же самое.

Из практики своих товарищей и своей могу сказать, что рывки поводком за ошейник результатов не дают. Дергаешь, дергаешь, а собака все равно тянет. Обучение же при помощи парфорса куда быстрее и эффективнее. Здесь нет нужды в резких рывках. Собака как бы наталкивается на шипы парфорса. Едва займет правильное положение у ноги — боль мгновенно прекращается. И тут же ласка, одобряющее «рядом, хорошо, рядом».

Такой контраст способствует скорейшему закреплению навыка.

Первоначальные занятия проводятся, как обычно, там, где меньше отвлечений: в парке, в саду, на тихой улице. На шее собаки парфорс шипами внутрь. К кольцу его пристегнут короткий поводок. Вполголоса «рядом» — и шагом марш.

Удерживать собаку силой у ноги, держать поводок у ошейника не надо. Наоборот, давай ей возможность ошибаться, испытать на себе последствия ошибок.

Несколько первых занятий двигайтесь по прямой, ровным, размеренным шагом. Затем темп движения разнообразится.

Вводятся крутые повороты. Перед поворотом обязательно подается команда «рядом», напоминающая о внимании.

…На соседней заставе мой друг, Анатолий Сачко, служит. В пограншколе были мы с ним в одном учебном отделении. Мой Уран, например, смелый, злобный, но спокойный, уравновешенный. А вот Казбек Анатолия совсем другой. Возбудимый он, горячий. Хлопот с ним немало.

Потому что характер изменить не так-то просто. Дело это тонкое, кропотливое. И требует, как шлифовка алмаза, много внимания и терпения.

Помню, когда Скачко начал дрессировать своего Казбека, то никак не мог приучить его идти вплотную у ноги. Бился он с ним, бился, а толку никакого. Увидел командир отделения и сказал, что делать.

Совет заключался вот в чем: с Казбеком на поводке Скачко направился к молоденькой сосенке. Когда до нее остался один шаг, Анатолий скомандовал «рядом!» и обошел деревце справа. В тот же миг Казбек отчаянно взвизгнул от боли. Ведь он обошел сосенку слева и шипы парфорса напомнили о себе.

Еще одно дерево, и снова Казбек отведал парфорса.

Вскоре, наученный горьким опытом, он уже не шел в стороне, а шагал, будто припаянный к колену хозяина.

Разумеется, не ко всем собакам применимы такие жесткие меры. Силу принуждения надо соразмерять с характером животного. И если Казбеку с его возбудимым, своенравным характером нужен парфорс, то моему Урану это ни к чему.

Посадка. Техника обучения такова: правой рукой держишь Буяна за поводок. Левая лежит у него на крестце. «Сидеть, сидеть», — произносишь ты и, оттягивая поводок назад, левой рукой принуждаешь сесть. Ласково повтори «сиде-еть, хорошо, сиде-еть», погладь, дай лакомство. Через несколько секунд бодрое «гуляй» — и Буян свободен.

Немного погодя снова заставь сесть. И так раза четыре-пять. Вскоре он будет садиться без воздействия поводка и руки. Условный рефлекс выработан. Буян «знает» прием.

Но это только начало. Усади Буяна. Повторяя «сидеть, сидеть», отойди на шага два. Пятясь, перебирая в руках поводок.

Если Буян попытается идти за тобой, команда «сидеть» звучит угрожающе. Эта интонация, как известно, предвещает неприятность. Так и есть. Вернись и усади. Никаких послаблений. Иначе дисциплины не добьешься.

Укладка. Усади Буяна и подай команду «лежать».

Наклонившись, нажми левой рукой на холку. Одновременно правая рука слегка дергает вниз за пристегнутый к ошейнику поводок. В правой руке у тебя кусочек лакомства, прижатый к ладони безымянным пальцем и мизинцем.

Когда Буян ляжет, ласково произнеси «лежа-ать, хорошо, лежа-ать» и дай лакомство. Чтобы он не смог встать, левую руку продолжай держать на холке. На первый раз нескольких секунд вы этом положении достаточно. Пусть погуляет.

Снова уложи… Чтобы не утомить собаку частым повторением одного приема, чередуй укладку с хождением рядом, апортировкой, подзывом…

Обучение укладке по жесту проводится так. Поводок тянется от Буяна к твоей левой руке. Отойди на несколько шагов. Вытяни правую руку перед собой чуть выше уровня плеча и, скомандовав «лежать», резко опусти.

Поощри Буяна, если он выполнит приказание. Не подчинится — вторично подай команду и жест, но при этом ударь по поводку сверху вниз.

Теперь задание посложнее. Буян лежит в нескольких шагах от тебя. Каким путем садить его, повлиять на расстоянии?

Скомандуй «сидеть» и выбрось вперед правую руку на уровень плеча. Да так, чтобы рука задела поводок снизу вверх. Рывок заставит Буяна вскочить.

В дрессировке не всегда все идет гладко. Каждая собака имеет свой характер, особенности. Одну никак не заставишь оставаться на месте, хоть ползком, а движется к хозяину.

Другая — совсем непоседа. Ее усадишь, а она ложится.

Уложишь — вскакивает… Поэтому хочу кое-что посоветовать.

Отрабатывая у Буяна выдержку, отходи и шагом, и бегом.

Он, конечно же, не увидит на месте, ринется за тобой. Тогда сделай вот что: забей в землю колышек с ввинченным сверху кольцом. Усади Буяна так, чтобы колышек был у него за спиной. Через кольцо пропусти длинный поводок. Конец поводка у тебя в руке. Теперь бегом в сторону. Стоит Буяна ослушаться и сорваться с места, как поводок откинет назад.

А тут настигнет и твоя строгая команда «сидеть» или «лежать».

Тот же колышек понадобится, чтобы заставить лечь на расстоянии, если Буян проявит строптивость. Только теперь колышек должен быть между тобой и Буяном. Рывок поводка, продетого сквозь кольцо, притянет его к земле.

Иной малосведущий дрессировщик радуется, когда его собака после команды «сидеть» самостоятельно ложится, снова встает, лает и подбегает к нему. А радоваться нечему.

Выдержки никакой.

Хочу рассказать, как я тренирую Урана. Вчера, например, начал с препятствий. Бум. Лестница. Барьер.

Канава… Затем, оставив Урана на месте, отошел метров на двадцать. После минутной паузы поднял левую руку. Вижу Уран напрягся, но не двинулся с места. Он усвоил, что только опускание руки служит сигналом подзыва. Наконец я опустил руку. Уран помчался ко мне. На половине расстояния мой жест усадил его. После того проползли вместе десяток метров… Молодчина!

Я доволен, треплю Урана по загривку, угощаю кусочком мяса.

Уран молниеносно проглатывает лакомство, довольно облизывается. Его вытянутая тупым клином морда, умные глаза выражают безмолвную просьбу: «Дай еще, хозяин, не скупись.

Уж больно мясцо вкусное». Для большей убедительности он тихонько заскулил. Но я оборвал выклянчивание и, взмахнув правой рукой, скомандовал: «Гуляй!».

Дал ему побегать и немного погодя подозвал свистком. На полном ходу уложил жестом. Бросил свой кожаный кошелек так, что он упал в двух шагах от Урана. Он не выдержал, приподнялся на передних лапах и только под моим строгим взглядом опять улегся.

Я подошел и отбросил кошелек в сторону. Уран дрожал от нетерпения, ожидая команды. Но я положил кошелек в карман.

Так воспитывается выдержка. Не за каждым брошенным предметом надо и можно мчаться.

А по дороге на заставу позанимался хождением рядом, сделав несколько поворотов кругом, направо и налево.

Не хочу сказать, что именно такой порядок проведения занятий является эталоном, но, о всяком случае, можешь взять его за основу.

Стояние. Этот навык прививай во время чистки. Усади Буяна у левой ноги. После небольшой паузы скомандуй «стоять» и дерни поводком вперед. Буян встанет. Чтобы не сел, поддержи левой рукой под живот. Ласково повтори «стоять, хорошо, стоять». Погладь, дай лакомство. И так несколько дней подряд, пока не воспитается рефлекс.

Прием простой, и много говорить о нем нет надобности.

Переползание. И в этом приеме ничего сложного. Собака лежит слева от тебя. Поводок, пристегнутый к ошейнику, в твоей правой руке. В ней же лакомство. Как держать его, я объяснил, рассказывая об укладке.

«Ползи!» — приказываешь и сам ползком двигаешься вперед. Попытки встать пресекай нажимом левой руки на холку.

«Ползи, хорошо, ползи» — одобряешь, отдавая лакомство.

Минутный отдых. Зажимаешь в правой руке новую порцию угощения, и снова вперед.

На первых порах не заставляй Буяна ползти более пяти метров…

Ну вот, Петя, и все про общую дрессировку.

ЕЩЕ НЕМНОГО ИЗ ДНЕВНИКА ПЕТИ.

3 декабря. Начал наводить порядок в своем письменном столе и натолкнулся на родословную Буяна. Смотрю: ему как раз восемь месяцев! Сегодня третье, а он третьего апреля родился. Уже полгода у нас живет.

Как быстро пролетело время!

И все же, думаю, прошло оно не впустую. Кое-чего я добился. Крепкий стал Буян, выносливый, чуткий.

А самое главное — настоящий характер у него вырабатывается. Если бы Акимов посмотрел, то наверняка остался доволен…

Конечно, не сразу Буян таким стал. Пришлось побегать, потрудится. Но ведь под лежачий камень вода не течет…

Многому научился Буян. Голос дает, по команде «ко мне» подбегает, по лестнице на крышу сарая чуть ли не бегом взбирается. Канаву, плетень с ходу берет. А уж апорт как любит! Где ни спрячу, разыщет.

И все же до настоящей дисциплины еще далеко. Как-то шли мы с ним по окраине, и козел на нас напал. Встретился такой бодливый!

Едва отогнал его палкой.

С того дня и пошло: возненавидел Буян коз. Заметил где — лает, набрасывается. Пришлось меры принимать, не очень приятные для него, но что поделаешь. Пусть учится вести себя как следует и к дисциплине привыкает.

Вообще, думаю, теперь уже можно построже с Буяном.

Как-никак девятый месяц ему. На той неделе начну учить его садиться по команде, ложиться и ходить рядом.

Сначала решил сам потренироваться — отшлифовать жесты, чтобы потом не путать и не сбивать с толку Буяна.

Встал я дома перед зеркалом и командую: «Лежать!» И правой рукой сверху вниз — р-раз! Потом: «Ко мне!» И левой рукой сверху вниз к бедру. «Сидеть!» — взмах правой руки снизу вверх…

Работаю без передышки — руки так и летают во все стороны. Вдруг слышу насмешливый голос:

— Ты что, Петька, в регулировщики собрался?

Оборачиваюсь — Сашка Терновой. Задача у него по алгебре не получилась, вот он и заявился.

— Регулировщиком быть не собираюсь, — говорю и объясняю, что это за жесты и зачем отрабатываю их.

— Подумаешь, — рассмеялся Сашка, — мудрость большая! Да тут учиться нечему!

— Что ж, — говорю, — со стороны все легким кажется. — А самого зло берет. — Вот ты, если хочешь знать, самой простой команды как следует не подашь.

— Я? Ты что, смеешься? — разозлился Сашка. — Идем к твоему Буяну, я тебе докажу!

— Так я тебе и разрешу собаку портить. Ты лучше вот со стулом попробуй.

Сашка только глазами захлопал.

— Как это «со стулом»? — не понял.

— А очень просто. Вот тебе стул, скомандуй ему «сидеть».

— Ну сидеть! — выпалил Сашка и от усердия даже ногой топнул.

Хотел я ему сказать, что нукать и ногой топать совершенно ни к чему, да только подумал, что все равно не поймет он этих тонкостей. Промолчал.

— Не садится твоя собака, — снова говорю ему. — Повтори еще раз команду с ноткой угрозы!

— Сидеть! — гаркнул Сашка и снова ногой топнул. — Сидеть!

— Ты что, кавалерийским эскадроном командуешь? Тихонько скажи, но так, чтоб в твоем голосе угроза чувствовалась. А орать незачем. Еще соседи подумают, что деремся мы с тобой.

— Сиде-еть! — загудел Терновой и, почувствовав, что опять не то, резко отрубил: — Сидеть!

Вышло неестественно, что-то вроде «сдеть».

— Да-а, вижу, не так-то все это просто, — смущенно признался Сашка, и я, чтобы утешить его, подтвердил:

— Конечно, непросто. Мне вон сколько времени пришлось потратить, пока интонации отработал, отшлифовал. Не раз стул «дрессировал»…

— Попробуй еще! — загорелся Сашка, но я взял его за плечи и усадил за стол.

— Давай-ка лучше задачу решим, а команды в другой раз…

— Железно, — согласился Сашка и раскрыл задачник.

СНОВА ПИШЕТ СТАРШИЙ СЕРЖАНТ АКИМОВ.

Письмо двенадцатое.

25 декабря. На днях вернулся из отпуска. Если бы ты видел, как Уран меня встретил! Глаза сузились в щелочку, от радости улыбался… Да, да, я не выдумываю. Внимательно присмотрись, и ты убедишься, что собаки умеют улыбаться.

Конечно, когда они счастливы.

Уран без слов выражал свои чувства. На красноречивом собачьем языке говорил, как здорово соскучился, что просит никогда больше не уезжать.

Обычно спокойный, сдержанный, он извивался всем своим туловищем, тыкался холодным влажным носом в руку, лизал пальцы…

Я опустился на корточки, зажал в ладонях его лобастую голову.

— Ну успокойся, успокойся, — уговаривал я его. — Лучше расскажи, дружище, как тебе тут без меня жилось? Не обижал тебя Прокофьев, вовремя поил и кормил?

Уран прижал назад уши, застучал хвостом по земле, заскулил: «Да чего там обижал? Никто тут меня не обижал.

Кормили как на убой. Но я дал Прокофьеву понять, что панибратствовать с ним не собираюсь. Разрешал ему только подать миску да еще, пожалуй, убрать в выгуле. Потому что я люблю тебя, дорогой мой хозяин! Потому что нет никого на свете лучше для меня, чем ты…».

С преданностью смотрел на меня Уран, и в светло-коричневых его глазах все еще стояла тревога: «Не оставишь меня, Акимов, не уедешь?..».

Я почесывал ему за ухом (он это очень любит) и рассказывал про отпуск. Уран внимательно слушал. И хотя не понимал моих слов, но по интонациям голоса отлично распознавал, что говорю я что-то хорошее, приятное.

Собаки очень ценят ласку и внимание, платят за них сторицей. Но вместе с тем остро чувствуют неискренность, фальш… Мне приходилось видеть инструкторов, которые вроде бы и не обижали подопечных им собак, а вот на ласку скупились. Лишний раз не погладит, не поощрит, не поиграет в свободное время. Отношения сугубо официальные, холодные и черствые. Дружбы нет. Где уж говорить о настоящем контакте — такой, когда собака понимает хозяина с полуслова, угадывает желания по выражению лица, по чуть сдвинутым бровям…

Примером такого контакта могут служить цирковые собачки. Представь: на манеже «собака-математик». Она легко производит вычисления в пределах десятка. Многие, особенно дети, приходят в восторг. А ларчик просто открывается. Собака лает определенное количество раз или берет в зубы дощечку с цифрой по незаметному для зрителей сигналу дрессировщика. Этим сигналом может служить и чуть сдвинутая бровь, и неслышное для окружающих щелканье зубочисткой в кармане, и движение ноги, и легкий наклон туловища…

На этом кончаю. Хочу еще сегодня послать весточку домой, или, как в шутку говорят наши ребята, «конспект на родину». Родители ждут моего письма не дождутся.

Письмо тринадцатое.

10 января. Только что выходил проведать Урана. Холод обжигал лицо, прихватывал ноздри. А Урану хоть бы что. Будка у него с занавеской. Зарылся в солому, тепло ему.

Отдыхай, отдыхай, дружище. Неизвестно, какая сегодня выдастся ночь. Ведь в такую снежную круговерть очень даже возможно нарушение границы… Извини, меня срочно вызывают в наряд…

ПОСЛЕДНИЕ ЗАПИСИ ПЕТИ ПРОКОПЕНКО.

16 марта. Долго, очень долго молчал Акимов. Уж не знал я, что и думать. И вот сегодня наконец получил письмо.

Прочитал его и весь похолодел: бедный Акимов! Какое несчастье! Как ему тяжело сейчас! Нет больше Урана. Убит диверсантом.

19 марта. Все думаю про Акимова. Хочу написать ему и не знаю, какие найти слова утешения? И уместны ли они?

Как же теперь быть Акимову без овчарки? Обучать нового питомца? Но он как-то писал мне, что далеко не каждая овчарка способна к розыскной службе. Подобрать хорошую собаку не так-то легко.

А что, если… Нет! Как же так? Нет, нет, я никогда не решусь на такой шаг…

22 марта. И все же я эгоист. Думаю лишь о себе — забочусь, лишь бы мне было хорошо. А еще так недавно столько болтал о том, как люблю пограничников, клялся, что готов преодолеть любые трудности, чтобы стать таким, как они.

В чем же проявляется теперь моя любовь? Когда коснулось лично меня — на попятную, жалко стало, решимости не хватает… Эх ты, будущий пограничник! Какой же из тебя выйдет воин, если слова твои расходятся с делом?

У друга твоего горе, ему надо помочь, а тебя еще терзают сомнения, ты еще колеблешься.

Решено: отдаю Буяна Акимову! Хоть привык, трудно расставаться, очень трудно. И все же отдаю. Буян многое умеет, и Акимов за короткий срок подготовит его к службе.

А я выращу себе другого щенка. И тоже назову Буяном.

23 марта. Сегодня утром папа спросил:

— Значит, решение окончательное и бесповоротное?

— Да, окончательное и бесповоротное.

Сказал и почувствовал, как у меня задрожали губы, горячий клубок подкатился к горлу. Отец заметил это, тихо сказал:

— И нам жаль расставаться с Буяном. Привыкли мы к нему.

Я промолчал. Что говорить, когда ясно: так нужно. Нужно!

25 марта. Пишу свой дневник, а Буян положил голову мне на колени и смотрит так, словно хочет что-то сказать, а не умеет. Конечно, он не знает, что я отправил телеграмму Акимову, но, вероятно, чувствует близость разлуки.

Не грусти, Буян, скоро для тебя начнется новая жизнь. И если ты, дружище, принесешь пользу на границе, то в этом будет и мое, пусть небольшое, участие.

Счастливого тебе пути.