Учимся рисовать карандашом.

Глава 8. Логик-критик и художник-наблюдатель.

Казалось бы, если так легко научиться рисовать, почему у нас так много не умеющих рисовать людей?

Во-первых, не всем нравится это занятие.

А во-вторых, есть множество других препятствий, которые надо преодолеть человеку, чтобы начать рисовать, особенно во взрослом возрасте. Например, мозг художника работает в основном в правополушарном режиме. Чем отличается правополушарный режим от более привычного левополушарного?

Как доказали ученые, у человека в дневное время переменно сменяется активность полушарий мозга. Находясь в правополушарном состоянии, человек словно впадает в транс, он становится вроде Наблюдателя. Он видит образы и не пытается перевести их в символы. Он просто наблюдает, не оценивая. И не важно, какие образы в этот момент он наблюдает: те, которые находятся в окружающем мире, или образы внутренние – воспоминания, фантазии. Это состояние можно передать словами «задумался» или «залюбовался». В этот момент до человека трудно «достучаться», он так поглощен наблюдением, что у него даже слух отключается. Он словно временно изолируется в своем мире.

Но большую часть времени у человека ведущую роль играет левое полушарие мозга.

Находясь в левополушарном режиме, человек оценивает все, что видит, проводит логические связи, упорядочивает, сортирует по определенным признакам и раскладывает по полочкам. И всем рассортированным видимым образам словно дает названия и характеристики. Также левое полушарие отвечает за осознанную речь.

Вот вам пример: так как я художник, то у меня рабочее состояние – правополушарное и мне очень трудно описать данный момент словами. У меня вообще возникают трудности со словами, когда во время рисования мне надо объяснять процесс ученикам. Я начинаю рисовать и ухожу в тот режим работы мозга, когда слов не существует, а существуют только образы. Через несколько секунд я понимаю, что замолчала, а ученики ждут моих объяснений. И мне приходится выныривать в другой мир, чтобы продолжить объяснения, но рисовать в этом состоянии становится трудновато. И только я начинаю рисовать – опять теряю мысль, забываю слова, то есть опять перехожу в правополушарный творческий режим работы мозга.

Еще один пример правополушарного и левополушарного восприятия реальности. Представьте, что вы вечером увидели голубое свечение из темной комнаты. Наблюдатель в правополушарном режиме может подумать «красиво» или «вау», Учимся рисовать карандашом он очарован, он любуется, он наблюдает. Но тут включается левое полушарие, и Логик-Критик начинает свою работу. За долю секунды он устанавливает, что это работает телевизор, что любоваться тут особенно нечем, а если оказывается, что телевизор забыли выключить и никто его не смотрит, то перед глазами у Логика-Критика сразу промелькнет чек за электричество и в уме даже начнется подсчет напрасно израсходованных денежных средств. Вот так по-разному воспринимают действительность наши полушария.

Обычно у человека во взрослом возрасте уже сложившийся и отрепетированный левополушарный образ мышления и видения мира. Все, что мы видим вокруг себя, мы привыкли обозначать (называть, ассоциировать) словами, цифрами и другими символами.

Что значит левополушарный образ мышления? Это значит, что каждому видимому объекту нам обязательно надо дать название. И не важно, будет ли это слово или цифра – название обязательно должно быть. Когда человек видит что-то, но не знает названия, то мозг создает барьер для восприятия, то есть человек как бы это видит, но не замечает, не может зафиксировать внимание и запомнить. Потому что вся информация в нашей памяти обычно хранится в виде слов и символов, которым соответствуют определенные картинки. Нет слов и символов – нет картинок. Это очень трудно осознать, поэтому давайте проведем экспериментик.

Например, назовем слово «ОБЛАКА».

Что вы представили?

А теперь слово «ТУЧИ».

Изменилась картинка?

А теперь представьте что-либо, не имеющее названия.

Смогли?

Вот именно, если нет названия, значит, предмета нет в памяти.

Так вот, левополушарный режим запоминает названиями, а правополушарный просто видит и фиксирует напрямую – образами. Когда мы видим в правополушарном режиме, то часто не можем описать это словами и поэтому не запоминаем. Хотя если человек часто работает в правополушарном режиме, у него развивается художественное зрение и образная память. Тогда, конечно, он может запомнить картинку без названий, но обычному человеку это достаточно сложно сделать. Обычному человеку, чтобы запомнить образную картинку, нужно ее дополнить словесным описанием или обозначить цифрами.

Например, лежат на столе карандаши. Чтобы запомнить, как они лежат, обычному человеку нужно их посчитать. Если карандаши разноцветные, то человек старается запомнить названия цветов. И если ему надо запомнить положение карандашей относительно друг друга, то он начинает применять такие понятия, как параллельность, перпендикулярность, расположение под острым углом, выше, ниже и тому подобное. То есть чтобы зафиксировать в памяти обычную картинку из нескольких лежащих карандашей, обычному человеку нужно запомнить огромное количество слов: названий, символов, чисел. Человек с развитым художественным зрением часто запоминает просто картинку в виде образа, возникает что-то вроде фотографии, хранящейся в памяти.

Как облегчить обучение рисованию, если правое полушарие еще не развито? Как обойти барьеры, которые выстраивает левое полушарие, пока будет развиваться правое?

Чтобы обойти барьеры левого полушария, мы можем сами придумать названия нужным и важным для нас деталям. Вот взять хотя бы тональные пятна. Как определить, насколько должно быть темным данное пятно на рисунке? Сколько вы знаете названий тонов? Темное, светлое, среднее по тону? А если вам скажут, что только по темноте пятно может иметь невероятное количество вариантов оттенков? Но из-за того, что человек не знает, как назвать эти варианты, ему трудно их представить. Упростим задачу. Большинство школ сошлись во мнении, что для начинающего художника достаточно знать 12 тонов, чтобы его рисунки приобрели объемность и материальность. Так вот, если вы нарисуете 12 тонов и подпишете их цифрами, то вашему левому полушарию будет легко запомнить и использовать эту информацию. Потому что, когда вы говорите «первый тон» или «десятый тон», перед вашими глазами появляется тональная шкала и нужный по темноте тон на этой шкале, и вы легко определяете темноту тона в изображении. Но этим мы займемся позже.

Самая главная трудность левополушарного образа мышления состоит в том, что в левом полушарии у нас сидит не только Логик, но еще ворчливый, постоянно сомневающийся в наших возможностях Критик, который все время мешает нам развиваться. Он не принимает нового. Критик, например, привык, что вы бухгалтер, и не хочет воспринимать вас как художника. Этот Критик все время выковыривает из памяти «достоверную» информацию, связанную с вашим новым занятием, которую вы, возможно, когда-либо слышали и запомнили. И когда вы стали осваивать изобразительное творчество, ваш Критик, порывшись на полках вашей памяти с пометкой «рисование», начинает подкидывать вам все, что там завалялось за всю вашу жизнь. А если человек до взрослого состояния по какой-то причине запрещал себе рисовать вопреки своему желанию, то страшно представить, какие мысли, связанные с изобразительным творчеством, завалялись у него на полках памяти. Перечислю самые распространенные: «Художником надо родиться», «Ты художник от слова “худо”», «Если нет таланта, то учиться бессмысленно», «Рисование – это несерьезное занятие», «Все художники – нищие и алкоголики», «У тебя руки не оттуда растут». В основном это высказывания родителей и учителей о нашем творчестве в детстве, подхваченные нашей памятью. Например, любимые высказывания моего Критика были такими: «Все художник и – невыносимые неряхи и ведут аморальный образ жизни» и «Нет смысла рисовать, ты все равно не станешь Великим Художником». Я точно помнила, кто из заботливых взрослых подкинул мне первое высказывание, и легко смогла с ним справиться, найдя примеры достойных аккуратных и высоконравственных людей среди знакомых художников. Второе высказывание не захотело, чтобы я вспомнила, кто меня в этом убедил. Возможно, его подкинула мне моя собственная мания величия и в борьбе с ним мне помог простой аргумент: «Зачем учиться вкусно готовить, если все равно не станешь Великим Кулинаром? Зачем учиться шить или вязать, если не станешь великим модельером?».

Иногда Критик выглядывает и снова ворчит, что я Великим Художником никогда не стану. Я просто соглашаюсь с ним и продолжаю рисовать. Ну не стану, так не стану, не в этом ведь смысл рисования – не в том, чтобы стать знаменитым и великим, просто мне нравится рисовать. Скажем проще – не могу не рисовать.

В таких случаях лучше уж сразу отделить зерна от плевел, то есть цели и ценности. Если у вас цель стать знаменитым, то не обязательно для этого становиться художником. А если рисование как процесс является ценностью вашей жизни, то цените процесс сам по себе, и цели тут немного другие – совершенствовать свою технику рисования, не останавливаться на достигнутом, научиться рисовать то, что кажется сложным и даже невозможным. Вот от таких целей действительно дух захватывает.

Так вот, если ваш ворчливый Критик будет выглядывать и не вовремя вам подкидывать подобные мысли из вашей захламленной памяти, спросите себя: «А будет ли моя жизнь интересной и полноценной, если я откажусь от творчества?» Если вы скажете: «Да, моя жизнь и без рисования вполне интересна», то можете без сожаления отказаться от рисования. Если же ваш ответ будет таким: «Нет, моя жизнь без творчества будет скучной и серой», то вам на роду написано стать Художником.

Потому что Художником становится не тот, кто окончил высшее художественное учебное заведение (таких каждый год кучами выпускают), а тот, кто и дня не может прожить без творчества, кто даже если не рисовал в этот день, то обязательно думал о рисовании, придумывал сюжеты, смотрел на мир как на вероятные образы, которые можно запечатлеть.

Так к чему я тут развела это бла-бла-бла? Учимся рисовать карандашом

Да к тому, что у каждого начинающего и не начинающего художника есть два режима работы: правополушарный и левополушарный. В обычных школах нас учат работать только в левополушарном режиме, от этого процесс обучения затягивается. Часто встречается перекос в теоретическую сторону, то есть ученики много знают, но мало могут.

Это как у птицы два крыла, и с одним летать невозможно – так и с нашим мозгом. Нужно заставить работать оба полушария, научиться ими пользоваться. Так как правополушарный режим все наше детство нещадно угнетался, нам не давали задумываться на уроках, все время нужно было что-то учить, мыслить логически, запоминать новые термины (а это все развитие левого полушария), то для равновесия нам надо начать развивать правое полушарие.

Как это делать в рисовании?

Надо стараться наблюдать без оценки, не давая названия, то есть превратиться в Художника-Наблюдателя и просто переносить на бумагу наблюдаемое так, как вы видите. Не так, как вас учили рисовать, используя всякие штампы и шаблоны, а так, как видите в реальности, ничего не додумывая, не подрисовывая того, чего не видно, не боясь, что люди не узнают то, что вы нарисовали. Ведь часто мы рисуем, следуя шаблонам, потому что наш Критик нам нашептывает: «Люди не поймут, что ты тут накалякал». Не надо поддаваться левополушарному Критику, просто рисуйте то, что видите, и так, как видите. Только представьте: если убрать все названия предметов окружающего нас мира, что мы будем видеть? МЫ БУДЕМ ВИДЕТЬ ПЯТНА. Так вот и попробуйте научиться входить в такое состояние, когда все названия исчезают и есть только пятна разного тона, разного цвета и множества оттенков. Только пятна, темнее – светлее. Научитесь смотреть на натуру, не разделяя видимые пятна на отдельные предметы. Видишь темное пятно – рисуешь темное пятно, видишь пятно посветлее – рисуешь пятно посветлее.

И когда ученик начинает заниматься творчеством в правополушарном режиме, то его прогресс прет семимильными шагами. За несколько дней он начинает рисовать, как человек, окончивший художественную школу, а за год обучения с развитием правополушарного режима ученик начинает выдавать по-настоящему профессиональные творческие работы.

Потому что на самом деле Художник видит пятна и линии, он не оценивает эти пятна, он научился их наблюдать и переносить на холст или бумагу, а пятна превращаются в реальные картины. И большую часть времени создания картины лучше всего находиться в правополушарном режиме не оценивающего Наблюдателя. Лишь иногда нам нужно словно выныривать в привычное левополушарное состояние, прибегать к помощи нашего Логика, чтобы мы могли проследить, под каким углом падает свет, какими должны быть тени, сравнить тональность похожих пятен и внести уточнения в нашу картину.