Ваш ребенок и его успех.

3. Оптимисты всех стран, объединяйтесь! Как создать позитивное окружение.

Если вы будете думать позитивно, вы добьетесь позитивных результатов.

Норман Пил.

Мама, давай играть в дартс. Я буду бросать, а ты говорить: «Замечательно!».

Вспомните «Алхимика» Пауло Коэльо: пастух Сантьяго, которого обокрали, со страхом смотрел на мир и на новый город. Его обманули, он был один, без средств к существованию и без друзей. Однако после минут отчаяния ему вспомнилась заповедь одного старика, и парень посмотрел на площадь, которая простиралась перед ним, уже без прежней безнадежности: «Вовсе не чужой мир простирался перед ним – просто новый. А ведь ему всегда только того и хотелось – познавать новые миры… Сантьяго вдруг понял, что может смотреть на мир глазами несчастной жертвы жулика и злодея, но может и глазами отважного искателя сокровищ и приключений».

То же самое касается и наших детей, им самим выбирать – быть счастливыми или несчастными, все зависит от точки отсчета, которую они выберут.

Конечно, это не так легко, как кажется на первый взгляд. Один из основоположников позитивной психологии Мартин Селигман (M. Seligman) в своих исследованиях доказал, что отрицательные эмоции имеют эволюционное происхождение, и поэтому в психике человека они неизгладимы. В первобытном обществе именно пессимисты, а не благодушные оптимисты выживали в диких дебрях – благодаря своей осмотрительности они могли лучше подготовиться к ухудшению условий жизни.

Эксперименты другого психолога – Ричарда Дэвидсона (R. Davidson) показали, что пессимизм и оптимизм в нашем теле имеют физиологические основания. У тех, кто считает себя оптимистом и «по утрам выпрыгивает из постели, чтобы завоевать мир», постоянно высока активность левой предлобной коры. У них, кстати, высока активность иммунной системы, сопротивляющейся всем болезням, от простуды до рака. И, напротив, люди, склонные к тоске и печали, обнаруживают преимущественную активность правой предлобной коры.

Другими словами, сущность левого полушария – безоглядный оптимизм, а сущность правого – беспросветный скепсис, пессимизм. Самоубийцы – это люди, у которых доминирует правое полушарие. У беспечных, импульсивных людей доминирует левое.

Однако во всех этих данных не совсем ясен основной момент – исследователи не могут понять, что является причиной и что следствием. То ли люди делаются счастливыми благодаря левополушарной активности, то ли эта активность возникает благодаря тому, что люди делаются счастливыми?

Но пусть над этим думают специалисты. Для нас сейчас главное то, что отрицательные эмоции, как и положительные, являются частью человеческой натуры. Человек (и наш подопечный малыш в том числе ☺) представляет собой кентавра, состоящего из двух полярных частей. И наша задача не уничтожить одну из этих частей, а помочь ребенку выработать свой путь управления негативными эмоциями. А еще – показать ему все достоинства оптимистичного мироощущения.

Отвечая на вопрос, зачем быть оптимистом, все тот же Мартин Селигман приводит данные исследований, согласно которым оптимисты в среднем дольше живут и лучше поправляются после перенесенных операций, они уверены в себе, а также реже страдают душевными болезнями. У оптимистов выше удовлетворенность семейной жизнью, больше друзей, они чаще нравятся окружающим. Они успешнее в карьере и более креативны, что вполне закономерно: мышление человека, не имеющего обыкновения зацикливаться на плохом и привыкшего находить выход из любой ситуации, гибко, свободно и открыто. Пессимисты тоже бывают успешны в своей деятельности, но при прочих равных условиях оптимист всегда добивается большего: для него неудача при решении одной задачи не означает невозможности справиться с другими.

Оптимистичные люди ищут позитив во всех жизненных ситуациях. Очень удачно рациональный способ восприятия мира оптимистом сформулирован в известной протестантской молитве: «Боже, дай мне силы изменить то, что я могу изменить. Дай мне мужество принять то, что я не могу изменить. И мудрость, чтобы отличить одно от другого». Именно такой – реалистичный, но позитивный и открытый – взгляд на мир и может считаться отличительной чертой истинного оптимиста.

Что мы можем сделать для того, чтобы наши дети выбрали путь оптимиста? Прежде всего, создать позитивное окружение. Тут мы можем поучиться у американцев, именно они «впереди планеты всей» по «производству» оптимистов. О преимуществах оптимистичного взгляда на жизнь они начинают рассказывать детям со школьной скамьи.

В одной брошюре для подростков штата Миннесоты я увидела рекомендации по поводу того, что нужно делать, чтобы стать оптимистом. Авторы предлагают своим юным читателям:

• принять решение – относиться ко всему хорошо;

• ставить позитив над негативом;

• приступать к каждому новому делу с энтузиазмом;

• не сдаваться, когда возникают трудности.

Очень неплохо, правда? Доступно, лаконично. Я думаю, эти рекомендации можно взять на вооружение как ребенку, так и взрослому.

В нашей стране специалистом по созданию позитивного окружения был В. А. Сухомлинский. В 60-е годы ХХ столетия он разработал удивительную по своей эффективности систему работы с так называемыми трудными детьми. Главную проблему в общении с такими школьниками мыслитель видел в том, что трудный ребенок никогда не слышит о себе ни одного хорошего слова. К нему проявляются недоброжелательное отношение, неприязнь, бесконечно фиксируются его проступки, его осуждают и наказывают. Естественно, при таком подходе никакие положительные черты личности не выявляются. Вследствие этого у школьника возникают ожесточение, озлобление, желание отомстить за равнодушие к его положению.

Сухомлинский убеждал взрослых в том, что причина бессилия воспитателей перед трудным ребенком кроется не в том, что тот неисправим, а в том, что процесс воспитания идет по ложному пути. Основная ошибка – в том, что воспитатель стремится только искоренять пороки, реагируя на предосудительные поступки и осуждая их, в результате чего у школьника лишь складывается убеждение, что он плохой, и при этом не возникает никакого желания исправляться.

Ученый предложил свой вариант общения с трудными детьми, сделав упор на позитивном окружении. Он отталкивался от того, что «все недисциплинированные ученики – это дети с ярко выраженной индивидуальностью, которая не может не заявлять постоянно чем-нибудь о себе». Поэтому взрослому надо:

А) учитывать, что у каждого воспитанника есть стремление к хорошему, плохое его самого тяготит и вызывает страдание. Если ребенок и проявляет себя только в плохих поступках, то лишь потому, что никак иначе показать себя не умеет. Задача воспитателя убедить ребенка в наличии у него положительных качеств, а не закрепить отрицательные;

Б) организовывать правильное поведение самого воспитанника, различными способами привлекать его к совершению хороших поступков, поощрять их.

Для того чтобы продемонстрировать, как теория работала на практике, приведу пример из школьной жизни самого В. А. Сухомлинского.

В послевоенной сельской школе ученик принес в класс коробку цветных карандашей (по тем временам просто неприличное богатство). Целый день дети с упоением рисовали, однако закончилось все неприятностью – к концу занятий карандаши исчезли. Что делает Василий Александрович?

Он не проверяет карманы и сумки школьников, он не применяет никаких репрессивных мер. Он собирает ребят и говорит: «Тот, кто взял эти карандаши, пусть заберет их домой и еще раз насладится рисованием. Но завтра, когда еще никого не будет в классе, пусть он принесет эту коробку и положит ее на стол хозяину».

Комментируя эту речь, отмечу несколько моментов. Как истинный психолог и знаток детского мира, Сухомлинский не загоняет ребенка в угол, не вешает ему ярлык «вор». Своей речью и своими действиями он как бы говорит ребенку: «Я тебя понимаю, ты не хотел сделать больно владельцу карандашей, но ты не удержался, ты взял эту яркую коробку, чтобы порисовать дольше, чем все остальные. Ты ошибся, с кем не бывает, но все можно исправить».

Дальше он показывает ребенку выход из этой ситуации – карандаши можно вернуть и никто не узнает, кто их взял. Таким образом, Василий Александрович не дает ребенку переступить «границу греха», он сохраняет «положительную идентичность» ребенка (т. е. позитивное ощущение себя): «Да, я ошибся, но я исправлю ситуацию и дальше буду хорошим мальчиком/девочкой». При данном подходе очень важно не дать ребенку возможности думать о себе плохо, и Василий Александрович мастерски с этим справляется!

Еще один любопытный нюанс в этой ситуации. Если вы заметили, Сухомлинский не возлагает тяжесть обвинения на хрупкие плечи детского коллектива. Он выводит ситуацию из класса и не дает детям возможности судить своего товарища (что очень любила делать вся советская школа). В конечном итоге карандаши были возвращены, и никто, кроме учителя, не узнал, кто их взял. Согласитесь, ситуация разрулена просто гениально!

На опыте своей школы великий педагог доказал эффективность данного подхода, однако, к великому сожалению, эта практика не получила массового распространения в советской школе. Обвинить, наказать всегда легче, чем попытаться понять, создать поддерживающую атмосферу.

«Позитивный подход» в воспитательной политике широко практиковали и практикуют японские педагоги. Исходя из принципа «ребенок не способен к преднамеренным нарушениям», воспитатели Страны восходящего солнца просто не дают малышу развивать в себе чувство «плохого мальчика или девочки».

Примечательно, что данная практика полностью созвучна подходу индейцев екуана, о которых Д. Ледлофф пишет: «Самое главное – ребенка глубоко уважают и считают его хорошим во всех отношениях. Не существует таких понятий, как «хорошие» или «плохие» дети. То, что каждый ребенок стремится к гармоничной жизни в коллективе, а не к конфликтам, не ставится под сомнение». Как видите, семена одной идеи прорастают в различных уголках нашей планеты.

Что касается западной педагогики, то сейчас тут тоже акцент делается на поощрении, на формировании позитивного отношения к жизни (почему так происходит, мы с вами выясним в последней главе). Например, психолог Элизабет Крэри (E. Crary) пишет: «Люди видят то, что они ожидают увидеть. Если вы ожидаете, что дети плохие, то вы, скорее всего, будете видеть плохое поведение и не замечать хорошего. А если вы ожидаете, что они хорошие, то вы будете видеть хорошее поведение… Дети делают то, на что родители обращают внимание. Если вы обращаете внимание на ваших хороших детей, они, вероятно, будут вести себя хорошо. Если вы обращаете внимание на их «плохие» поступки, они будут более склонны к плохому поведению».

Своим читателям она предлагает своеобразную МЕТОДИКУ, ПОМОГАЮЩУЮ ВЗРОСЛЫМ ЗАМЕЧАТЬ ХОРОШЕЕ ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА.

• Составьте список из десяти вещей, которые вы хотели бы, чтобы делал ваш ребенок.

• Попросите учителя своего ребенка или няню сказать вам три позитивных момента в его поведении. Понаблюдайте за этим.

• Тратьте три минуты каждый час на поиск этих моментов. Каждый раз, когда ваш ребенок делает что-нибудь из списка, отметьте это про себя.

• Похвалите себя, когда вы заметите что-нибудь хорошее в поведении ребенка. Делайте отметки в календаре каждый раз, когда вы обратили внимание на хорошее поведение ребенка.

• Сообщите детям о том, что вам понравилось их поведение. Улыбнитесь им. Сядьте рядом и крепко обнимите, похвалите. Чем больше позитивного вы заметите, тем лучше будут вести себя ваши дети.

Вы улыбнулись, читая эти наставления? Что ж, имеете право. Но не переворачивайте страницу, попробуйте на практике хотя бы один из этих пунктов. Вы удивитесь результатам (проверено на опыте!).

На сегодняшний день разработано большое количество методик по организации «позитивного окружения». На что прежде всего обращается внимание? Давайте посмотрим.