Еда под контролем мозга.

Размер имеет значение.

Запах и вкус формируют наши ожидания от продукта. Добавьте сюда визуальную составляющую и звуки – и вы получите полную картину ваших ожиданий от обеда. Когда ваши ноздри улавливают аромат свежеиспеченной пиццы с орегано, и одновременно ваши глаза видят, как на экране влюбленные разрезают неаполитанскую пиццу, ваш мозг настраивается на еду и происходит выброс инсулина. Впечатления бывают такими сильными, что могут управлять нашими мыслями и поступками. Но чаще всего они незаметно проникают в ваше подсознание (Polivy и др., 2008). Как правило мы выбираем, что нам съесть именно подсознательно (Wansink и др., 1998). Тем, кто об этом знает, проще не попасть в эту ловушку, но и они не застрахованы от нее на 100 % (Vartanian и др., 2008). Это связано с тем, что центр удовольствия мозга состоит из нескольких уровней. Когда мы принимаем рутинные решения, сознание в этом процессе не участвует и выбор наш чисто эмоциональный. И если нас потом спросить, почему мы выбрали именно это, мы не сможем объяснить мотивы, которыми руководствовались (Wansink, 2006). На бессознательный выбор влияют сигналы как вне, так и внутри человека. Культура питания, подобная американской, состоящей из больших порций калорийной еды, развращает внутреннюю систему сигналов человека. Жителей Чикаго опросили, когда они перестают есть, и большинство дали логичный ответ: «Когда кончается еда». Некоторые отвечали, что перестают есть по окончании телепрограммы, которую они смотрели в процессе еды. На тот же вопрос жители Парижа отвечали, что откладывают вилку в сторону, когда сыты или когда еда теряет вкус (Wansink и др., 2007). Только приложив усилия, можно со временем поменять вредные привычки. При этом нельзя изменить только что-то одно: вам придется изменить образ жизни, чтобы это сказалось на вашей фигуре (Rolls и др., 2007). И здесь нам остается только полагаться на свои разум и сознание. Если вы хотите изменить свои привычки в еде, вам придется стать таким же хитрым, как производители продуктов питания. Это стоит большого труда – отказаться от всех этих гигантских пицц с сыром, которые нам демонстрируют на экране телевизора, и перестать есть чипсы перед телевизором. Для начала мы советуем изменить свое физическое окружение (de Castro, 2000). Избавьтесь от вредной еды и заполните полки полезной. Так хотя бы ваша кухня будет безопасной территорией.

Это интересно.

Кстати, размер упаковок и тарелок и порядок расстановки продуктов в шкафу/холодильнике тоже влияет на наш выбор в еде (Wansink, 2006). Вредную еду стоит убрать в шкаф подальше. Большие тарелки лучше заменить маленькими. Блюда для сервировки выбирайте среднего размера. Все эти средства показали себя эффективными в борьбе с перееданием (Wansink & van Ittersum, 2007).

Ну и, конечно же, готовьте поменьше еды. Разумеется, в Швеции порции еще не достигли тех гигантских размеров, которые подают в США. В США самое обычное дело – порция «кингсайз» – в 2,5 раза больше стандартной порции (Schwartz & Byrd-Bredbenner, 2006). Но, к сожалению, мы идем к этому, если судить по размерам порций в последних кулинарных книгах, которые тоже стали больше (Wansink & Payne, 2009). Но, приложив небольшие усилия, даже самые щедрые повара способны приготовить небольшие порции вкусной и полезной еды. Вместо восьми филе лосося или бифштексов на четырех можно приготовить шесть или даже пять и лишний отдать подростку, которому требуется больше всех энергии. А вот порцию риса удваивать не стоит, даже если это нешлифованный рис. И запаситесь полезными продуктами для перекуса, если есть риск, что к вечеру кто-нибудь проголодается. Это может быть, например, бутерброд из богатого клетчаткой хлеба с авокадо, помидором, огурцом, яйцом и икрой.