За руку с учителем.

Вступительная статья.

«Чем славится Учитель? Конечно же, уроками, которые воспитывают личность. Уроки — искорки Света Учителя. … Есть люди, которые могли бы стать светлыми, но такими не стали, — это потому что им не достались светлые уроки своих учителей».

Ш. А. Амонашвили.

Это было зимним холодным вечером. Маленькие дети шли по узкой тропинке, протоптанной в снегу. Две девочки и мальчик. Они спешили за мамой и бабушкой, которые шли впереди. Снег был глубокий и колюче-холодный, а путь длинный и долгий. В конце пути их всех ждал гостеприимный дом бабушки с тёплой печкой. Но этот путь нужно было ещё преодолеть. Мама часто поворачивалась к детям, улыбалась и подбадривала их. Создавалось впечатление, что ей идти легче всех, снег от её ног рассыпался в стороны и казался мягким и пушистым. Щёки мамы порозовели, а глаза лучились теплом и светом. Детям так хотелось взять маму за руку, им казалось, что так намного легче и быстрее. Они никогда не ходили первыми по такому глубокому снегу, а мама мягко и настойчиво направляла их к самостоятельному пути. Детям казалось, что этот изнурительный путь не закончится никогда, младшая девочка начала хныкать и проситься на руки, она не понимала, что взрослым тяжелее, чем детям. Когда наконец-то пришли, то дети блаженно уселись у печки, а взрослые, раздевая их, улыбались им, говорили тёплые слова, растирали ножки и ручки. Потом бабушка стала рассказывать сказку, а мама не отдохнув, начала готовить ужин, всё также улыбаясь детям. После ужина, согретые и счастливые дети уснули, и никто из них так и не понял, каким по-настоящему холодным и колючим был снег.

Человек становится человеком, когда его научат быть им. Человечество взращивается Учителями, начинающими свой Путь из далёкого прошлого и продолжающими его в Беспредельность. Быть учителем — значит стоять в единой цепи всех Учителей, впитывая и преобразуя их опыт в свой индивидуальный образ учителя. Если ты это понимаешь, тогда из глубин души приходят подсказки, вовремя попадается нужная книга, появляется только для тебя мудрый совет.

Как хорошо, надёжно и спокойно рядом с настоящим учителем. Он сможет понять, подсказать, направить. Как бы каждому из нас хотелось, чтобы рядом был Василий Александрович Сухомлинский или Шалва Александрович Амонашвили, чтобы можно было взять их за руку тогда, когда идти тяжело и снег такой холодный и колючий. В каждодневной суете школьных будней кажется, что тяжелее, чем нам не может быть никому, что так нужна помощь и поддержка тех, кто мудрее и опытнее. Мы забываем, что они всегда рядом, только идут впереди, чтобы нам снег на пути казался мягким и пушистым.

Перед Вами сборник мастер-классов, которые были представлены на Седьмых (2008 г.) и Восьмых(2009 г.) Международных Педагогических Чтениях по Гуманной Педагогике в Москве. Тема Седьмых Педагогических Чтений — «В Чаше Ребёнка сияет зародыш зерна Культуры». Тема Восьмых Педагогических Чтений — «Истинное воспитание Ребёнка — в воспитании самих себя». Авторы мастер-классов ищут свой путь в Гуманной Педагогике, но при этом их воодушевляет идея о «познании и совершенствовании смысла жизни. Самосовершенствование, по сути своей, есть сложный путь впитывания Света, или, как говорил Лев Николаевич Толстой, очищение себя, чтобы дать возможность проявиться в нас Вечному Свету» (1, стр. 75). Каждый из авторов занимает своё место в системе образования и воспитания детей, но одновременно каждый из них идёт по единому Пути, в котором те, кто идут сзади, не могут обойтись без тех, кто идёт впереди.

Начинается сборник уроками Мастеров: Василия Александровича Сухомлинского, Шалвы Александровича Амонашвили и Валерии Гивиевны Ниорадзе. Их опыт — это протянутая рука Учителя, идущего впереди, всем тем, кто идёт за ними.

Учитель живёт уроками. «Урок и Учитель — единое целое. Мы творим урок — значит, творим самих себя. Каждый человек имеет свою неповторимую сущность. Каждый урок имеет неповторимый почерк своего творца. Урок есть воплощение нашего сознания и нашего сердца. Урок — это мы сами» (1, стр.87–88). Если ты учитель и можешь дарить свои уроки, если испытываешь чувство служения, чувство радости, общаясь с детьми, если стараешься «пробуждать в маленьком ребёнке, а потом в подростке, юноше, девушке чувство человека — глубокое переживание того, что рядом с тобой человек со своими радостями и печалями, интересами и нуждами» (2, стр.337). Если восхищаешься глубиной педагогического наследия Василия Александровича Сухомлинского, пытаешься привнести в свою учительскую жизнь опыт жизни Льва Николаевича Толстого и Николая Николаевича Неплюева, погружаешься в мудрость уроков Шалвы Александровича Амонашвили и Валерии Гивиевны Ниорадзе, то по учительскому Пути ты идёшь не один. Твои Учителя идут впереди, чтобы облегчить тебе Путь. И это только кажется, что они далеко, а в действительности они идут рядом и ведут тебя за руку, чтобы твоим ученикам от твоей руки передавалось Их тепло.

В.А.Сухомлинский. Воспитание Красотой. (фрагменты из книги «Сердце отдаю детям»).

Автор — Василий Александрович Сухомлинский (1918–1970),

Член-корреспондент Академии педагогических наук СССР,

Кандидат педагогических наук,

Заслуженный учитель Украинской ССР,

Герой Социалистического Труда,

Директор средней школы,

Поселок Павлыш, Онуфриевский район,

Кировоградская область, Украина.

Школа под голубым небом.

С волнением ожидал я малышей. В 8 часов утра пришло 29 человек. Не пришла Саша (наверное, с матерью плохо). Не было Володи, по-видимому заспал, матери не захотелось будить мальчика.

Почти все дети празднично одеты, в новеньких ботиночках. Это меня встревожило: сельские дети издавна привыкли в жаркие дни ходить босиком, это прекрасная физическая закалка, лучший способ предупреждения простудных заболеваний. Почему же родители стараются защитить детские ножки от земли, утренней росы и горячей, накаленной солнцем земли? Все это они делают из добрых побуждений, а получается плохо: с каждым годом все больше сельских малышей зимой болеет гриппом, ангиной, коклюшем. А надо воспитать детей так, чтобы они не боялись ни зноя, ни холода.

— Пойдем, дети, в школу, — сказал я малышам и направился в сад. Дети с недоумением смотрели на меня.

— Да, ребята, мы идем в школу. Наша школа будет под голубым небом, на зеленой травке, под ветвистой грушей, на винограднике, на зеленом лугу. Снимем вот здесь ботиночки и пойдем босиком, как вы привыкли ходить раньше. — Дети радостно защебетали; им непривычно, даже неудобно ходить в жаркую погоду в ботинках. — А завтра приходите босиком, в нашей школе это будет лучше всего.

Мы пошли в виноградную аллею. В тихом, скрытом деревьями уголке разрослись виноградные лозы. Расстелившись на металлическом каркасе, они образовали зеленый шалаш. Внутри шалаша земля покрыта нежной травой. Здесь царила тишина, отсюда, из зеленого сумрака, весь мир казался зеленым. Мы расселись да траве.

— Вот здесь и начинается наша школа. Будем смотреть отсюда на голубое небо, сад, село, солнце.

Дети притихли, очарованные красотой природы. Между листвой висели янтарные гроздья созревшего винограда. Детям хотелось попробовать вкусных ягод. Будет и это, ребята, но сначала надо полюбоваться красотой. Дети смотрят вокруг. Кажется, что сад окутан зеленым туманом, как в сказочном подводном царстве. Поверхность земли — поля, луга, дороги — как бы дрожит в малахитовом тумане, а на освещенные деревья сыпятся солнечные искорки.

— Солнышко рассыпает искорки, — тихо сказала Катя.

Дети не могли оторваться от очаровавшего их мира, а я начал рассказывать сказку о солнце.

— Да, дети, хорошо сказала Катя: Солнышко рассыпает искры. Оно живет высоко в небе. У него есть два Кузнеца-великана и золотая наковальня. Перед рассветом Кузнецы с огненными бородами идут к Солнцу, которое дает им два пучка серебряных нитей. Берут Кузнецы железные молотки, кладут серебряные нити на золотую наковальню и куют, куют, куют. Они выковывают Солнышку серебряный венок, а из-под молотков рассыпаются по всему миру серебряные искры. Падают искры на землю, вот вы и видите их. А вечером уставшие Кузнецы идут к Солнышку, несут ему венок; надевает Солнышко венок на золотые косы и идет в свой волшебный сад — отдохнуть.

Я рассказываю сказку и одновременно рисую ее: на белом листе альбома рождаются фантастические образы: у золотой наковальни — два Кузнеца-великана, из-под железных молотков рассыпаются серебряные искорки.

Слушают дети сказку, очарованные волшебным миром, и кажется, что они боятся нарушить тишину, чтобы не рассеялось очарованье. Потом сразу засыпают вопросами: а что делают Кузнецы-великаны ночью? Зачем Солнышку каждый раз новый венок? Куда деваются серебряные искорки — ведь сыпятся они на землю каждый день?

Милые дети, обо всем этом я расскажу вам, у нас еще будет много времени, а сегодня я угощу вас виноградом. Ребята с нетерпением ожидают, пока корзина наполняется гроздьями. Раздаю по две веточки: одну советую съесть, а другую понести маме, пусть и она попробует ягод. Дети проявляют удивительную терпеливость: заворачивают гроздья в бумагу. А меня беспокоит мысль: хватит ли этой терпеливости на всю дорогу от школы до дома? Принесут ли Толя и Коля виноград матерям? Нине я даю несколько гроздьев: для больной матери, для сестренки и для бабушки. Варя берет 3 кисточки для отца. Зарождается мысль: как только у детей будет достаточно сил, каждый ребенок заложит свой виноградник… У Вари надо посадить этой осенью с десяток саженцев, которые плодоносили бы уже через год — это будет лекарство для отца…

Мы выходим из сказочного зеленого сумрака. Я говорю детям:

— Завтра приходите перед вечером, в шесть часов. Не забудьте.

Я вижу: детям не хочется уходить. Но они расходятся, прижимая к груди белые сверточки. Как бы мне хотелось знать, кто из них не донесет виноград домой! Но об этом спрашивать у ребят нельзя; если кто сам расскажет — будет хорошо.

Вот и кончился первый день школы под голубым небом… В ту ночь мне снились серебряные солнечные искорки, а проснувшись рано утром, я долго думал, что делать дальше. Я не составлял детального плана: что и в какой день буду говорить детям, куда поведу их. Жизнь нашей школы развивалась из идеи, которая воодушевляла меня: ребенок по своей природе — пытливый исследователь, открыватель мира. Так пусть перед ним открывается чудесный мир в живых красках, ярких и трепетных звуках, в сказке и игре, в собственном творчестве, в красоте, воодушевляющей его сердце, в стремлении делать добро людям. Через сказку, фантазию, игру, через неповторимое детское творчество — верная дорога к сердцу ребенка. Я буду так вводить малышей в окружающий мир, чтобы они каждый день открывали в нем что-то новое, чтобы каждый наш шаг был путешествием к истокам мышления и речи — к чудесной красоте природы. Буду заботиться о том, чтобы каждый мой питомец рос мудрым мыслителем и исследователем, чтобы каждый шаг познания облагораживал сердце и закалял волю.

На второй день дети пришли в школу перед вечером. Догорал тихий сентябрьский день. Мы вышли из села, расположились на высоком кургане. Перед нами открылся чудесный вид на широкий, как будто пылающий под солнцем луг, на стройные тополя, далекие курганы на горизонте. Мы пришли к истокам мысли и слова. Сказка, фантазия — это ключик, с помощью которого можно открыть эти истоки, и они забьют животворными ключами. Вспомнилось, как Катя сказала вчера: «Солнышко рассыпает искорки…» Забегая вперед, скажу, что через 12 лет, заканчивая школу, она писала сочинение о родной земле и, выражая чувство любви к природе, повторила этот образ. Вот какова сила сказочного образа в детском мышлении. Я тысячу раз убеждался, что, населяя окружающий мир фантастическими образами, создавая эти образы, дети открывают не только красоту, но и истину. Без сказки, без игры воображения ребенок не может жить, без сказки окружающий мир превращается для него в красивую, но все же нарисованную на холсте картину; сказка заставляет эту картину ожить.

Сказка — это, образно говоря, свежий ветер, раздувающий огонек детской мысли и речи. Дети не только любят слушать сказку. Они создают ее. Показывая ребятам мир через зеленую стену виноградной листвы, я знал, что расскажу им сказку, но не предполагал, какую именно. Толчком для полета моей фантазии были слова Кати: «Солнышко рассыпает искорки…» Какие правдивые, точные, художественно выразительные образы творят дети, насколько яркий, красочный их язык!

Я стремился к тому, чтобы прежде чем открыть книгу, прочитать по слогам первое слово, ребята прочитали страницы самой чудесной в мире книги — книги природы.

Здесь, среди природы, особенно отчетливой, яркой была мысль: мы, учителя, имеем дело с самым нежным, самым тонким, самым чутким, что есть в природе, — с мозгом ребенка. Когда думаешь о детском мозге, представляешь нежный цветок розы, на котором дрожит капелька росы. Какая осторожность и нежность нужны для того, чтобы, сорвав цветок, не уронить каплю. Вот такая же осторожность нужна и нам каждую минуту: ведь мы прикасаемся к тончайшему и нежнейшему в природе — к мыслящей материи растущего организма.

Ребенок мыслит образами. Это значит, что, слушая, например, рассказ учителя о путешествии капли воды, он рисует в своем представлении и серебристые волны утреннего тумана, и темную тучу, и раскаты грома, и весенний дождь. Чем ярче в его представлении эти картины, тем глубже осмысливает он закономерности природы. Нежные, чуткие нейроны его мозга еще не окрепли, их надо развивать, укреплять.

Ребенок мыслит… Это значит, что определенная группа нейронов коры полушарий его мозга воспринимает образы (картины, предметы, явления, слова) окружающего мира и через тончайшие нервные клетки — как через каналы связи — идут сигналы. Нейроны «обрабатывают» эту информацию, систематизируют ее, группируют, сопоставляют, сравнивают, а новая информация в это время поступает и поступает, ее надо снова и снова воспринимать, «обрабатывать». Для того чтобы справиться и с приемом все новых и новых образов, и с «обработкой» информации, нервная энергия нейронов в чрезвычайно короткие отрезки времени мгновенно переключается от восприятия образов к их «обработке».

Вот это изумительно быстрое переключение нервной энергии нейронов и есть то явление, которое мы называем мыслью, — ребенок думает… Клетки детского мозга настолько нежные, настолько чутко реагируют на объекты восприятия, что нормально работать они могут только при условии, что объектом восприятия, осмысливания является образ, который можно видеть, слышать, к которому можно прикоснуться. Переключение мысли, которое является сущностью мышления, возможно лишь тогда, когда перед ребенком или наглядный, реальный образ, или же настолько ярко созданный словесный образ, что ребенок как будто видит, слышит, осязает то, о чем рассказывают (вот почему дети так любят сказки).

Природа мозга ребенка требует, чтобы его ум воспитывался у источника мысли — среди наглядных образов, и прежде всего среди природы, чтобы мысль переключалась с наглядного образа на «обработку» информации об этом образе. Если же изолировать детей от природы, если с первых дней обучения ребенок воспринимает только слово, то клетки мозга быстро утомляются и не справляются с работой, которую предлагает учитель. А ведь этим клеткам надо развиваться, крепнуть, набираться сил. Вот где причина того явления, с которым многие учителя часто встречаются в начальных классах: ребенок тихо сидит, смотрит тебе в глаза, будто внимательно слушает, но не понимает ни слова, потому что педагог все рассказывает и рассказывает, потому что надо думать над правилами, решать задачи, примеры — все это абстракции, обобщения, нет живых образов, мозг устает… Здесь и рождается отставание. Вот почему надо развивать мышление детей, укреплять умственные силы ребенка среди природы — это требование естественных закономерностей развития детского организма. Вот почему каждое путешествие в природу есть урок мышления, урок развития ума.

Мы сидим на кургане, вокруг нас звучит стройный хор кузнечиков, в воздухе аромат степных трав. Мы молчим. Детям не надо много говорить, не надо пичкать их рассказами, слово — не забава, а словесное пресыщение — одно из самых вредных пресыщений. Ребенку нужно не только слушать слово воспитателя, но и молчать; в эти мгновенья он думает, осмысливает услышанное и увиденное. Для учителя очень важно соблюдать меру в рассказывании. Нельзя превращать детей в пассивный объект восприятия слов. Чтобы осмыслить каждый яркий образ — наглядный или словесный, надо много времени и нервных сил. Умение дать ребенку подумать — это одно из самых тонких качеств педагога. А среди природы ребенку надо дать возможность послушать, посмотреть, почувствовать…

Мы вслушиваемся в хор кузнечиков. Я рад, что дети увлеклись этой изумительной музыкой. Пусть в их памяти навсегда сохранится тихий вечер, насыщенный ароматом полей и переливами чудесных звуков. Когда-нибудь они создадут сказку о кузнечике.

А теперь задумчивые взоры детей устремлены на солнечный закат. Солнце скрылось за горизонтом, по небу разлились нежные краски вечерней зари.

— Вот и ушло солнышко на отдых, — говорит Лариса, и ее лицо становится грустным.

— Кузнецы принесли Солнышку серебряный венок… Куда же оно девает вчерашний венок? — спрашивает Лида.

Дети смотрят на меня, ожидая продолжения сказки, но я не решил, какой из образов выбрать. Мне помогает Федя.

— Венок расплылся по небу, — тихо говорит он. Напряженное молчание, все мы ожидаем, что же расскажет Федя. Ведь это продолжение сказки, которую мальчик уже, очевидно, сложил, и то, что он молчит, может быть объяснено детской стеснительностью. Я помогаю Феде:

— Да, венок расплылся по небу. За день он накаляется на огненных косах Солнышка и становится мягким, как воск. Прикоснулось к нему Солнышко горячей рукой — он полился золотым ручейком по вечернему небу. Последние лучи уходящего на отдых Солнышка озаряют ручеек, вот видите, он играет розовыми красками, переливается, темнеет — Солнышко уходит все дальше. Вот оно скоро войдет в свой волшебный сад и на небе загорятся звездочки…

— А что же такое звездочки? Почему они загораются? Откуда приходят? Почему их не видно днем? — спрашивают дети. Но нельзя пресыщать сознание ребят множеством образов. На сегодня достаточно, и я переключаю внимание детей на другое.

— Посмотрите на степь. Видите, как темнеет в долинах, на лугу, в низменностях? Посмотрите на те холмики — они стали как будто мягкими, словно плывут в вечерней мгле. Холмики становятся серыми, всмотритесь в их поверхность — что вы там видите?

— Лес… Кустарник… Стадо коров… Овцы с пастухом. Люди остановились ночевать в поле, разожгли костер, но костра не видно, в воздухе струится лишь дым… — вот что рождает детская фантазия при взгляде на быстро темнеющие холмики. Предлагаю детям идти домой, но им не хочется. Просят: посидим еще минутку. В этот вечерний час, когда мир как бы облекается в таинственное покрывало, бурно разыгрывается детская фантазия. Я только упомянул о том, что вечерний сумрак и ночная темнота плывут, как реки, из далеких долин и лесов, а в воображении детей уже родились образы сказочных существ — Темноты и Сумрака. Саня рассказывает сказку об этих существах: живут они в далекой пещере, за лесом-пралесом, на день опускаются в темную бездонную пропасть, спят и вздыхают во сне (почему вздыхают? — известно только автору сказки…). А как только Солнышко уходит в свой волшебный сад, они выходят из убежища. Их огромные лапы покрыты мягкой, шерстью, поэтому никто не слышит их шагов. Сумрак и Темнота — добрые, мирные, ласковые существа, никого не обижают.

Дети готовы создать сказку о том, как Темнота и Сумрак убаюкивают малышей, но на сегодня хватит. Мы идем домой, детям хочется и завтра прийти вечером, «когда хорошо сказки складываются», по словам Вари.

Почему ребята охотно слушают сказки, почему они так любят вечерние сумерки, когда сама обстановка располагает к полету детской фантазии? Почему сказка развивает речь и мышление сильнее любого другого средства? Потому, что сказочные образы ярко эмоционально окрашены. Слово сказки живет в детском сознании. Сердце замирает у ребенка, когда он слушает или произносит слова, создающие фантастическую картину. Я не представляю обучения в школе не только без слушания, но и без создания сказки. Передо мной сказки и рассказики, составленные маленькими детьми в первые 2 месяца жизни «Школы радости». В них — мир детских мыслей, чувств, желаний, взглядов.

Зайчик (Шура).

Мама подарила мне маленького плюшевого зайчика. А это было перед Новым годом. Я поставил его на елку среди ветвей. Все легли спать. На елочке горела маленькая-маленькая лампочка. Вижу — зайчик спрыгнул с веточки и бегает вокруг елки. Попрыгал-попрыгал и опять возвратился на елку.

Подсолнечник (Катя).

Взошло солнышко. Проснулись птички, поднялся в небо жаворонок. Проснулся и подсолнечник. Встрепенулся, стряхнул со своих лепестков росу. Повернулся к солнышку: «Здравствуй, солнышко. Я долго ждал тебя. Видишь, мои желтые лепестки поникли без твоего тепла. А теперь они поднялись и радуются. Я круглый и золотой, похожий на тебя, солнышко».

Как вспахали поле (Юра).

Комбайном скосили пшеницу. Выполз ежик из норки и видит: нет пшеницы, не шумят колосья. Покатился колобком по стерне. А навстречу ему ползет огромное страшилище — металлический жук. Шумит, грохочет. За ним — плуги. Остается позади черное вспаханное поле. Сидит ежик в своей норке, выглядывает и удивляется. Думает: «Откуда взялся этот громадный жук?» А это трактор. <…>

Желудь (Зина).

Повеял ветер. Упал с дуба желудь. Желтый, блестящий, как выкованный из меди. Упал и думает: «Так хорошо было на ветвях, а теперь я на земле. А отсюда не видно ни реки, ни леса». Загрустил желудь. Просится: «Дуб, возьми меня на ветку». А дуб отвечает: «Глупый ты. Посмотри, я тоже вырос из земли. Пускай быстрее корень, расти. Станешь высоким дубом».

Детей волнует не только то, что происходит в природе. Ребята хотят, чтобы на земле был мир. Они знают, что есть силы, замышляющие войну. Вот сказка, в которой эти темные силы изображены в фантастическом образе Змея.

Как мы победили Железного Змея (Сережа).

Он жил в болоте, далеко-далеко за океаном. Ненавидел наш народ. Делал атомные бомбы. Наделал их много-много, взял на крылья и полетел. Хотел бросить на солнце. Хотел потушить солнце, чтобы мы погибли во мраке. Послал я ласточек против Железного Змея. Взяли ласточки по искре солнечного огня в клювы и догнали Змея. Бросили огонь на его крылья. Упал Железный Змей в болото, сгорел вместе с бомбами. А солнышко играет. И ласточки весело щебечут, радуются.

В этой сказке проявилось своеобразие детского мировоззрения. Торжество добра над злыми силами ребенок не может представить без участия птиц и зверей. Когда-то А.Гайдар говорил, что сказка должна кончаться так: «Красные разбили белых, а зайчик сидит и радуется». Милые детскому сердцу зайчики и ласточки — не просто сказочные существа. Они — воплощение добра.

Каждый день приносил новое открытие в окружающем мире. Каждое открытие облекалось в сказку, творцами которой были дети. Сказочные образы помогали малышам чувствовать красоту родной земли. Красота родного края, открывающаяся благодаря сказке, фантазии, творчеству, — это источник любви к Родине. Понимание и чувствование величия, могущества Родины приходит к человеку постепенно и имеет своими истоками красоту. Хочется посоветовать молодому педагогу, воспитывающему маленьких детей: вдумчиво, осмотрительно готовьте ребенка к тому моменту, когда вы произнесете свое первое слово о величии и могуществе родной земли <…>. Слово это должно быть вдохновенным, одухотворенным благородными чувствами (пусть говорят высокопарно — не бойтесь этого, если в душе у вас чистые и возвышенные чувства). Но чтобы слово это заставило учащенно биться детские сердца, необходимо, образно говоря, тщательно вспахать и засеять семенами красоты поле детского сознания.

Пусть ребенок чувствует красоту и восторгается ею, пусть в его сердце и в памяти навсегда сохранятся образы, в которых воплощается Родина. Красота — это кровь и плоть человечности, добрых чувств, сердечных отношений. Я радовался, замечая, как постепенно оттаивают зачерствевшие сердца Толи, Славы, Коли, Вити, Сашка. Улыбка, восхищение, изумление перед красотой представлялись мне как бы тропинкой, которая должна привести к детским сердцам.

Жизнь «Школы радости» не была стеснена строгим регламентом. Не было установлено, сколько времени должны находиться дети под голубым небом. Самое главное — чтобы ребятам не надоело, чтобы в детские сердца не закралось тоскливое ожидание того мгновенья, когда учитель скажет: «Пора домой». Я старался окончить работу нашей школы в тот момент, когда у детей обострялся интерес к предмету наблюдения, к труду, которым они заняты. Пусть малыши с нетерпением ожидают завтрашнего дня, пусть он обещает им новые радости, пусть ночью снятся им серебряные искорки, которые рассыпает по земле Солнце. Один день дети находятся в школе под голубым небом 1–1½ часа, другой день — 4 часа, — все зависит от того, сколько радости воспитатель сумел дать ребятам сегодня, И еще очень важно, чтобы каждый ребенок не только чувствовал радость, но и творил ее, вносил крупицу своего творчества в жизнь коллектива.

В ту осень долго стояла теплая, сухая погода, до середины октября не желтели листья на деревьях, несколько раз гремел гром, как будто возвращалось лето, по утрам на траве блестели капельки росы. Это создавало благоприятные условия для работы. Несколько раз мы приходили на свой курган и «путешествовали» по облакам. Эти часы оставили у детей незабываемые впечатления. Белые, пушистые облака были для них миром удивительных открытий. В их причудливых, быстро меняющихся очертаниях ребята видели зверей, сказочных великанов: детская фантазия быстрокрылой птицей устремлялась в заоблачные дали, за синие моря и леса, в далекие неизвестные страны. И в этом полете ярко раскрывался индивидуальный мир ребенка. Вот плывет по небу причудливое облако.

— Что вы видите в нем, дети?

— Старик-чабан в соломенной шляпе опирается на палку, — говорит Варя. — Глядите, вот рядом с ним отара овец. Впереди баран с крутыми рогами, а за ним ягнята… А у старика торба висит, и из торбы выглядывает что-то.

— Это не старик, — возражает Павло. — Это снеговая баба, такая, как мы лепили зимой. Смотрите, вот и метла у нее в руке. А на голове вовсе не соломенная шляпа, а ведро.

— Нет, это не снеговая баба, а стог сена, — говорит Юра. — На стоге два пастуха с вилами. Видите, бросают сено вниз, а внизу телега. Какой же это баран? Не баран, а телега. Это дуга, а не рожки…

— Это огромный-преогромный заяц. Я видел такого во сне. И внизу вовсе не телега, а хвост зайчика.

Хочется, чтобы фантазировали все, но Коля, Слава, Толя, Миша почему-то молчат. Мое сердце сжимает боль, когда я вижу на лице Коли снисходительную пренебрежительность, которую можно заметить у взрослых, считающих ниже своего достоинства детские забавы. В чем же дело, ведь я уже видел в глазах мальчика огонек восхищения красотой… Я тогда еще мало задумывался над этим, но чувство подсказывало: до тех пор, пока ребенка не удалось увлечь детскими радостями, пока в его глазах не пробудился неподдельный восторг, пока мальчик не увлекся детскими шалостями — я не имею права говорить о каком-то воспитательном влиянии на него. Ребенок должен быть ребенком… Если, слушая сказку, он не переживает борьбу добра и зла, если вместо радостных огоньков восхищения у него в глазах пренебрежение — это значит, что-то в детской душе надломлено, и много сил надо приложить, чтобы выпрямить детскую душу.

Вот на горизонте появилось облако с причудливыми очертаниями, оно похоже на чудесный дворец, окруженный высокими стенами и сторожевыми башнями. Детская фантазия восполняет неясности контуров дворца, и Юра уже рассказывает сказку о волшебном царстве, которое находится за тридевять земель, о злой Бабе-Яге и смелом богатыре, спасающем красавицу. А воображение Вити создало другую сказку. Где-то далеко, за рубежами нашей страны, в горах живет страшное существо, замышляющее войну. Крылья фантазии несут мальчика на воздушном корабле, способном в одно мгновенье оказаться над пещерой, где живет темная сила, уничтожить зло и утвердить на земле вечный мир. Потом рассказываю о далеких тропических странах, о вечном лете и причудливых созвездиях, о лазурном океане и стройных пальмах. Здесь сказочное переплетается с реальным, я как бы приоткрываю окошко в далекий мир. Рассказываю о земле и народах, о морях и океанах, о богатстве растительного и животного мира, о природных явлениях. <…>

Рассказы воспитателя, разделяющего с детьми все радости и горести, — обязательное условие полноценного умственного развития ребенка, его богатой духовной жизни. Воспитательное значение этих рассказов в том, что дети слушают их в обстановке, рождающей сказочные представления: в тихий вечер, когда на небе загораются первые звезды; в лесу, у костра, в уютной избушке, при свете тлеющих в печурке углей, когда за окном шумит осенний дождь и поет унылую песню холодный ветер. Рассказы должны быть яркими, образными, небольшими. Нельзя нагромождать множество фактов, давать детям массу впечатлений — чуткость к рассказам притупляется, и ребенка ничем уже не заинтересуешь.

Я советую воспитателям: воздействуйте на чувства, воображение, фантазию детей, открывайте окошко в безграничный мир постепенно, не распахивайте его сразу во всю ширь, не превращайте в широкую дверь, через которую помимо вашего желания, увлеченные мыслями о предмете рассказа, устремятся малыши — выкатятся, как шарики… Они вначале растеряются перед множеством вещей, потом эти вещи, в сущности еще не знакомые, примелькаются, станут пустым звуком — не больше.

Школа под голубым небом учила меня, как открывать перед детьми окно в окружающий мир, и эту науку жизни и познания я стремился донести до всех учителей. Я советовал им: не обрушивайте на ребенка лавину знаний, не стремитесь рассказать на уроке о предмете изучения все, что вы знаете, — под лавиной знаний могут быть погребены пытливость и любознательность. Умейте открыть перед ребенком в окружающем мире что-то одно, но открыть так, чтобы кусочек жизни заиграл перед детьми всеми красками радуги. Оставляйте всегда что-то недосказанное, чтобы ребенку захотелось еще и еще раз возвратиться к тому, что он узнал.

Достижения человеческой мысли безграничны. Человек, например, создал множество книг. Покажите детям красоту, мудрость, глубину мысли одной книги, но покажите так, чтобы каждый ребенок навсегда полюбил чтение, был готовым выйти в самостоятельное плавание по книжному морю. Я делился с учителями своими мыслями о «путешествиях» к истокам живого слова — так я назвал яркие, краткие, эмоционально насыщенные рассказы малышей о предметах и явлениях окружающего мира, которые они видят своими глазами. Учителя начальных классов по моему примеру стали совершать такие же «путешествия». Распахнулись двери классных комнат, дети стали выходить на зеленую травку, под свежий ветерок. Уроки чтения и арифметики, особенно в 1 и 2 классах, стали все чаще проводиться под голубым небом. Это не был отказ от урока или уход от книги, науки в мир природы. Наоборот, это обогащало урок, оживляло книгу, науку.

Часто в учительской, после уроков, собирались все учителя начальных классов и советовались, как добиться того, чтобы познание окружающего мира, усвоение знаний о природе и обществе никогда не превратилось для ребенка в скучное, надоедливое дело. В этом коллективном творчестве родилась новая мысль — о познании ребенком сельскохозяйственного труда и техники, о постепенном ознакомлении с творчеством лучших людей. Учителя начальных классов <…>, намечая «путешествия» своих учеников к истокам живого слова, по моему совету определили круг природных явлений и связанных с ними видов сельскохозяйственного труда, которые наиболее целесообразно использовать для развития мышления и речи весной, летом, осенью, зимой.

Наш Уголок мечты.

Недалеко от школы, за селом — большой овраг, заросший кустарником и деревьями. Для малышей это — дремучий лес, полный таинственного и неизвестного. Однажды я заметил в стене оврага вход в пещеру. Внутри пещера оказалась просторной, с прочными сухими стенками. Да это же целое сокровище! Здесь будет наш Уголок мечты. Трудно передать восторг ребят, когда я впервые повел их в пещеру. Дети визжали, пели, перекликались друг с другом, играли в прятки. В тот же день выстлали пол сухой травой.

Сначала мы просто наслаждались таинственным уголком, обживали его, создавали уют: прикрепили к стенам несколько картинок, расширили вход, сделали столик. С восторгом дети приняли предложение устроить печурку, время от времени протапливать ее.

Мы выкопали углубление для печки, пробили отверстие для трубы. Выносили лишнюю землю, приносили глину и кирпич. Труд был нелегкий, но у нас была мечта — печка. Строили мы ее недели две. Работа увлекла всех; не могли остаться в стороне ни Коля, ни Слава, ни Толя — дети, равнодушие которых ко всему, что делал наш коллектив, очень тревожило меня. Теперь все чаще загорались их глаза, и огонек увлеченности долго не угасал. Воодушевило интересное дело и таких робких, застенчивых и нерешительных детей, как Сашко, Люда, Валя. Все больше я убеждался, что эмоциональное состояние коллектива — состояние радости, воодушевления — большая духовная сила, объединяющая детей, пробуждающая в равнодушных сердцах интерес к тому, что делает коллектив, чем он занят.

И вот мы разожгли огонь в печке. Весело запылали сухие ветки. На землю опускается вечер. В нашем жилище светло и уютно. Мы смотрим на деревья и кусты, покрывшие склон оврага, и оттуда, из таинственной чащи, к нам идут сказочные образы. Они как будто напоминают, просят: расскажите о нас. Деревья и кусты обволакиваются полупрозрачной дымкой вечернего сумрака, какой-то сизой, потом сиреневой; в этой дымке деревья приобретают самые неожиданные очертания.

В такие минуты дети охотно фантазируют, создают сказки.

«На что похожи деревья, разбросанные по склону оврага?» — спрашиваю я, обращаясь не столько к детям, сколько к своим собственным мыслям. Мне они кажутся зеленым водопадом, стремительно падавшим с обрыва и теперь застывшим, превратившимся в огромные то ли базальтовые, то ли малахитовые изваяния. Интересно, будет ли развиваться мысль хоть у одного ребенка в том направлении, что и у меня? В этот вечерний час есть время для того, чтобы понаблюдать за тем, как ребята думают.

И вот я вижу, что у одного ребенка поток мыслей течет бурно, стремительно, рождая все новые образы, у другого — как широкая, полноводная, могучая, таинственная в своих глубинах, но медленная река. Даже незаметно, есть ли у этой реки течение, но оно сильное и неудержимое, его не повернуть в новое русло, в то время как быстрый, легкий, стремительный поток мысли других ребят можно как бы преградить, и он сразу же устремится в обход. Вот Шура увидел в кронах деревьев стадо коров, но стоило Сереже спросить: «А где же они пасутся, ведь там нет травы?» — как мысль Шуры устремилась по новому руслу: это уже не коровы, а облака, опустившиеся к ночи отдохнуть на землю. Так же быстро, стремительно парит и мысль Юры. А вот Миша и Нина смотрят молча, сосредоточенно — что они видят? Над нами пронеслись уже десятки образов, рожденных детской фантазией, а Миша и Нина молчат. Молчит и Слава. Неужели в их головах не родилась ни одна мысль? Уже пора идти домой. И вот Миша, самый молчаливый из всех мальчик, говорит:

— Это разъяренный бык бросился рогами на скалу, не смог одолеть ее и остановился. Смотрите, вот сейчас он как будто напрягается, вот-вот отодвинет обрыв…

И тут все образы, которые как будто столпились вокруг нас, отлетают. Мы видим, что куча деревьев в самом деле удивительно похожа на застывшего в бессильной ярости быка. Дети защебетали: вот как он уперся ногами в дно оврага; смотрите, как выгнулась у него шея — наверное, жилы дрожат, а рога воткнул в землю… Вот тебе и придумал Миша! В то время, как над нашими головами трепетали яркие, живые образы, река его мысли текла своим руслом. Он внимательно прислушивался к словам товарищей, но ни один образ не увлек его. Фантазия мальчика самая яркая, самая земная. Ребенок увидел то, что, наверное, видел в жизни, что запечатлелось в его сознании. А ведь такие вот молчаливые тугодумы ой как страдают на уроках. Учителю хочется, чтобы ученик побыстрее ответил на вопрос, ему мало дела до того, как мыслит ребенок, ему вынь да положь ответ и получай отметку. Ему и невдомек, что невозможно ускорить течение медленной, но могучей реки. Пусть она течет в соответствии со своей природой, ее воды обязательно достигнут намеченного рубежа, но не спешите, пожалуйста, не нервничайте, не хлещите могучую реку березовой лозинкой отметки — ничего не поможет.

…Каждый ли учитель задумывался над тем, что период развития организма — от рождения до зрелости — у человека самый длительный по сравнению с другими представителями животного мира? До 20 лет и дольше человеческий организм растет, развивается, крепнет. В длительности периода развития человеческого организма — большая тайна природы. Этот период как будто сама природа отвела для развития, укрепления, воспитания нервной системы — коры полушарий головного мозга. Человек именно потому и становится человеком, что в течение очень продолжительного времени он переживает период младенчества нервной системы, детства мозга.

Ребенок появляется на свет со многими миллиардами клеток, тонко реагирующих на окружающую среду и способных — при определенных условиях — выполнять мыслительные функции. Эти клетки составляют материальную основу его сознания. Ни одной новой клетки за период от рождения до зрелости, от зрелости до старости природа не прибавляет. В период младенчества нервной системы клетки мыслящей материи должны повседневно упражняться в активной деятельности, и основой для этих упражнений является живое восприятие, наблюдение, созерцание.

Прежде чем научиться глубоко проникать в сущность причинно-следственных связей явлений окружающего мира, человек должен пройти в детстве период мыслительных упражнений. Эти упражнения представляют собой видение предметов и явлений; ребенок видит живой образ, потом воображает, создает этот образ в своем представлении. Видение реального предмета и создание фантастического образа в представлении — в этих двух ступеньках мыслительной деятельности нет никакого противоречия. Фантастический образ сказки воспринимается, мыслится ребенком и создается им же самим как яркая реальность. Создание фантастических образов — это самая благородная почва, на которой развиваются буйные ростки мысли.

В период детства мышления мыслительные процессы должны быть как можно теснее связаны с живыми, яркими, наглядными предметами окружающего мира. Пусть ребенок вначале не задумывается над причинно-следственными связями, пусть он просто рассматривает предмет, открывает в нем что-то новое. Мальчик увидел разъяренного быка в окутанной вечерним сумраком куче деревьев. Это не просто игра детской фантазии, но и художественный, поэтический элемент мышления. Другой ребенок видит в тех же деревьях что-то другое, свое — он вкладывает в образ индивидуальные черты восприятия, воображения, мышления. Каждый ребенок не только воспринимает, но и рисует, творит, создает. Детское видение мира — это своеобразное художественное творчество. Образ, воспринятый и в то же время созданный ребенком, несет и себе яркую эмоциональную окраску. Дети переживают бурную радость, воспринимая образы окружающего мира и прибавляя к ним что-нибудь от фантазии. Эмоциональная насыщенность восприятия — это духовный заряд детского творчества. Я глубоко убежден, что без эмоционального подъема невозможно нормальное развитие клеток детского мозга. С эмоциональностью связаны и физиологические процессы, которые происходят в детском мозгу: и моменты напряженности, подъема, увлеченности происходит усиленное питание клеток коры полушарий. Клетки в эти периоды расходуют много энергии, но в то же время и много получают ее от организма. Наблюдая в течение многих лет умственный труд учеников начальных классов, я убедился, что в периоды большого эмоционального подъема мысль ребенка становится особенно ясной, а запоминание происходит наиболее интенсивно.

Эти наблюдения по-новому осветили процесс обучения детей. Мысль ученика начальных классов неотделима от чувств и переживаний. Эмоциональная насыщенность процесса обучения, особенно восприятия окружающего мира, — это требование, выдвигаемое законами развития детского мышления.

…Наступили удивительно теплые дни бабьего лета. Мы не сидели на месте, ходили по полям и рощам, лишь иногда заглядывая в Уголок мечты. В двух километрах от села ребята нашли холмик, с которого открывается чудесный вид на утопающее в садах село, на далекие поля, синие курганы и лесополосы. Воздух стал удивительно чистым, прозрачным, над землей плыли серебряные паутинки, в голубом небе все чаще появлялись ключи перелетных птиц. Недалеко от нашего холмика раскинулась роща, на опушке которой было много кустов шиповника. Мы любовались пурпурными бусинками ягод, серебряными паутинками, повисшими на веточках, запоминали очертания каждого кустика, присматривались к садам и рядам стройных тополей на окраине села. Каждый день дети открывали что-то новое, на наших глазах зеленая роща одевалась в багрянец, листья переливались удивительным богатством красок. Эти открытия доставляли детям огромную радость.

Источники живого слова и творческой мысли были столь богаты и неисчерпаемы, что если бы каждый час мы могли делать одно открытие, то этих открытий хватило бы на многие годы. Вот перед нами усыпанный пурпурными гроздьями куст шиповника, от ягоды к ягоде — серебристые паутинки с дрожащими капельками утренней росы. Капельки кажутся янтарными. Очарованные, стоим возле куста, и на наших глазах происходят удивительные вещи: с концов паутинок капельки, как живые, двигаются, будто сползают на провисшую середину, сливаются одна с другой, но почему они не увеличиваются и не падают на землю? Мы поглощены наблюдением: оказывается, капельки росы быстро испаряются, на глазах уменьшаются в объеме, потом совсем исчезают.

— Это Солнышко пьет росинки, — шепчет Лариса. Образ, созданный фантазией ребенка, заинтересовал детей, и вот рождается новая сказка. Здесь, возле куста шиповника, у истока живого слова перед детьми открылся новый изумительный ручеек. Может быть, это случайность, но когда-нибудь она должна была произойти: Лариса заметила созвучие слов росинки, паутинки, бусинки. Удивительное совпадение как бы озарило детей. До сих пор ребята знали стихи, услышанные от старших братьев и сестер, а старшие вычитывали их из книг, здесь же стихи рождались из живого слова, из окружающего мира:

Ночью упали росинки на серебряные паутинки, —

Говорит Лариса, и в ее глазах загорелись радостные огоньки. Все молчат, но я вижу, что мысль каждого ребенка как бы взмыла птицей от чувства изумления перед силой слова.

— И задрожали, затрепетали янтарные бусинки, — продолжает Юра.

Вот что происходит, когда человек приближается к первоисточнику вещей, когда в слове для него — не только обозначение вещи, но и аромат цветов, запах земли, музыка родных степей и лесов, собственные чувства и переживания.

По правилам педагогики, наверное, надо было предложить детям составлять стихи дальше, но у меня вылетели из головы эти правила, и я, увлеченный потоком детского творчества, выпалил:

Выпило Солнышко росинки, умылись серебряные паутинки, улыбнулись пурпурные бусинки…

Мы кричали, бегали вокруг куста, повторяли составленное стихотворение. Мне хотелось поскорее рассказать учителям об этом порыве вдохновения, источником которого является окружающий мир. Хотелось посоветовать: первые уроки мышления должны быть не в классе, не перед классной доской, а среди природы. И еще хотелось сказать: подлинная мысль всегда проникнута трепетным чувством; если только ребенок почувствовал аромат слова, его сердце охватывает вдохновение. Идите в поле, в парк, пейте из источника мысли, и эта живая вода сделает ваших питомцев мудрыми исследователями, пытливыми, любознательными людьми и поэтами. Я тысячу раз убеждался: без поэтической, эмоционально-эстетической струи невозможно полноценное умственное развитие ребенка. Сама природа детской мысли требует поэтического творчества. Красота и живая мысль так же органически связаны, как солнце и цветы. Поэтическое творчество начинается с видения красоты. Красота природы обостряет восприятие, пробуждает творческую мысль, наполняет слово индивидуальными переживаниями. Почему человек в годы детства овладевает столь большим количеством слов родной речи? Потому, что перед ним в этот период впервые открывается красота окружающего мира. Потому, что в каждом слове он не только видит смысл, но и чувствует тончайшие оттенки красоты.

Ш.А.Амонашвили. Тайна Альбрехта Дюрера.

Автор — Ш.А.Амонашвили,

Доктор психологических наук, профессор,

Академик Российской академии образования,

Руководитель Международного центра Гуманной педагогики,

Рыцарь Гуманной Педагогики,

Г. Москва.

Радость познания.

Урок, который описываю ниже, можно провести в курсе математики в III–IV классе. Главная цель урока — приобщить детей к поисковой деятельности. Но так как урок является одним из звеньев в цепи уроков, то продолжается и решение других задач: через учительское общение утвердить в детях радость познания, помочь им дальше развить умение мыслить сосредоточенно и целенаправленно, применять способы анализа и синтеза, догадливость и выдвижение гипотез и т. д.

«Волшебный (магический) квадрат» Альбрехта Дюрера, немецкого художника, мыслителя и гуманиста (годы жизни 1471–1528), дает прекрасную возможность, чтобы восхитить детей, увлечь их и на основе скрытых мотивационных устремлений помочь им закрепить в себе разные математические и мыслительные операции. Действительное «волшебство» квадрата вызывает в детях живой интерес к разгадке способа («тайны») его составления. Детям предлагаю войти в роль исследователя, стать научным сотрудником исследовательской лаборатории, стать коллегами друг для друга и совместными усилиями решить «научную проблему» — открыть тайну средневекового гуманиста и художника, которую он заключил в своем увлекательном квадрате.

Урок я веду в духе сотрудничества с детьми и уважения личности каждого из них, поощряю их коллегиальную взаимность в работе и сорадуюсь в связи с успехом товарища в поиске и восхождении мысли. На уроке я вхожу в роль тоже «ищущего»: «путаюсь», «догадываюсь», «ошибаюсь», радуюсь. Ставлю себя на равноправных началах со всеми. Моя скрытая ведущая роль заключается именно в том, как и в чем буду «ошибаться», о чем буду «догадываться», как буду выражать «недоумение» и, наконец, как вместе с детьми буду радоваться победе.

Есть еще одна тонкость, которую я постоянно имею в виду: ведь может случиться, что тайну Альбрехта Дюрера кто-то из современных вундеркиндов откроет сразу, и что же тогда будет, ведь урок уже не состоится? И не состоится потому, что для меня главным является не сама «тайна», а организация ее устремленного, напряженного поиска. Как быть с таким вундеркиндом или просто догадливым ребенком? Конечно, урок провалится, если я буду вести его традиционным способом: скажу детям, что бы подняли руки, кто догадался, и сразу дам возможность первому же «открывателю» ответить. Чтобы и вундеркинд смог утвердить себя, и у всех остальных была возможность развиваться, я воспользуюсь на уроке приемом «нашептывания». Это означает: что каждый, чтобы не мешать остальным думать, будет мне шепотом объяснять свою версию. «Вундеркинду» я выскажу «сомнение» и попрошу, чтобы тот перепроверил свою версию, «ввергну» в заблуждение, то есть, усложню задачу, а потом, когда он еще больше убедится в своей правоте, извинюсь перед ним, скажу, что, конечно, он прав, я ошибался, пожму ему руку, порадуюсь и т. д. Таким образом, задачу буду «держать» до тех пор, пока я не исчерпаю ее педагогические возможности в пределах урочного времени.

Разгадка тайны вызовет общий восторг, я приложу усилия, чтобы это стало общим праздником, радостью познания; покажу всем, что надо уважать открывателей (такими окажутся двое-трое), но эти открыватели со своей стороны поймут, что без участия других, без общих усилий им было бы трудно достичь успеха.

После разгадки тайны детям захочется создать свой волшебный квадрат, и можно будет потом, спустя несколько дней, устроить в школе выставку красочно разрисованных и оформленных волшебных квадратов. Можно поощрить детей продолжить исследование квадрата: по какому порядку закладывается сумма чисел в нем. Так дети увидят и «строптивость» квадрата.

На доске я заранее записываю и зарисовываю нужный материал. Он состоит из трех групп: чтобы настроить детей принять на себя роль исследователя, чтобы подготовить их к решению задачи, а потом сам волшебный квадрат. Забочусь о том, чтобы материал на доске выглядел заманчиво и красиво, применяю цветные мелки. Каждое задание и каждую запись отделяю друг от друга, они должны быть выполнены крупно, чтобы с любого места дети видели и воспринимали их без напряжения зрения.

Записи на доске.

УРОК: Тайна Альбрехта Дюрера,

немецкого художника, мыслителя, гуманиста.

(годы жизни 1471–1528).

Эта запись делается на самом верху доски.

МЫ НАУЧНО-

И ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ.

С ЛАБОРАТОРИЯ.

С.

Л КОЛЛЕГИ.

Е.

Д.

О.

В.

А.

Т.

Е.

Л.

И.

Эта запись занимает левую часть доски. Ее можно дать и в другой форме:

мы.

ис.

— след-

ователи.

научная.

лаборатория.

коллеги.

В центральной части доски размещается сам квадрат, крупно, красочно, загадочно. Желательно, чтобы он был закрыт или занавеской, или краями доски, если доска открывается.

В О Л Ш Е Б Н Ы Й.

А 16 3 2 13 К.

Л В.

Ь 5 10 11 8 А.

Б Д.

Р 9 6 7 12 Р.

Е А.

Х 4 15 14 1 Т.

Т.

Д Ю Р Е Р.

С правой стороны доски записываются подготовительные задания:

1. { ○,? Ш, За руку с учителем, А, }.

2. { 9, 1, 23, 15, 7, 2, 31, 6, 4, 96 }.

3. 19, 28, 37, □,□, □, □, □, □

3.

4 9.

5 7 8.

Ход урока.

Условные обозначения:

«—» — учитель, «=» — ребенок, дети.

Задаю детям доброе и рабочее настроение.

— Здравствуйте, ребята!

= Здравствуйте!

— Какое у вас настроение сегодня?

= Хорошее… Бодрое… Отличное…

= А у вас?

— Я волнуюсь!

= Почему?

— Потому что задумал урок, в котором хочу пригласить вас стать исследователями. А какой получится урок, не знаю!

= Почему не получится?.. Получится!..

— Но вот в чем дело: задачу, которую хочу задать вам, я сам решить не смог…

= Что за такая задача?

— Вот, посмотрите…

Открываю центральную часть доски.

— Это…

Показываю на запись по углам квадрата. Дети читают:

= «Волшебный квадрат. Альбрехт Дюрер».

= Кто он, Альбрехт Дюрер, и в чем тайна квадрата?

— На днях, работая в библиотеке, в одном журнале я наткнулся на этот, правда, удивительный квадрат с цифрами. Создал его немецкий художник, мыслитель, гуманист Альбрехт Дюрер примерно пятьсот лет тому назад. Квадрат называется волшебным, магическим. Потом я объясню, почему. Я много старался, но открыть тайну, по которой составлен квадрат, не смог. И вот рискнул исследовать его с вами вместе. Если, конечно, вы согласны.

= Согласны…

— Вы поможете мне?

= Поможем… Интересно…

— Тогда я вам предложу план нашей работы. Он такой: сперва разобраться в вопросе и настроить себя на исследование, потом проверить и сосредоточить наши силы, а потом лишь приступить к исследованию квадрата. Я думаю, так будет лучше, ибо задача сложная. Согласны на мой план?

= Да…

— Давайте тогда начнем. Посмотрите, как я записал на доске слово «исследователи».

= Вы выделили в слове «след».

— Это нам поможет понять, что значит исследовать.

= Обнаружить след…

= Идти по следу…

= Найти след… А исследователь будет тот, кто ищет след чего-либо или кого-либо…

= Ис-след-овать, значит понять, установить…

= Ученые исследуют, изучают… исследуют природу…

= Исследование дает знания, точные знания…

— Они называются истинами, законами…

= Да…

— Я понял, что вам ясен смысл исследования. Мне понравилось и определение — «найти след». Так вот, в волшебном квадрате Альбрехта Дюрера нам придется найти след его тайны. Я предлагаю вам следующее: превратим наш класс в научно-исследовательскую лабораторию, каждый из нас — сотрудник этой лаборатории, ученый-исследователь. Мы все равны. Я записал вам здесь еще одно слово (показываю на доске).

= «Коллеги».

— Знаете это слово?

= Я слышал в одном фильме, как врач говорит врачу — коллега, и подумал, что это его имя.

— Коллега — значит товарищ по работе, по профессии. Мы — все сотрудники, ученые-исследователи лаборатории, мы — коллеги друг для друга. Будем работать коллегиально, то есть дружески, с уважением друг к другу. Я зарисовал на доске еще несколько рамочек. Попытаемся определить те самые три-четыре качества, которые будет проявлять каждый из нас, как ученый-исследователь. Подумайте сперва.

После маленькой паузы.

= Самое главное — думать…

= То же самое хотел сказать…

— Согласен.

Пишу «думать» в первой рамке.

= Нужно будет сосредоточиться…

— Значит, сосредоточиться.

Пишу это слово в следующей рамке.

= Анализировать.

= Обобщать.

= Разобраться.

= Догадаться.

— Хотите назвать и другие важные качества?.. Все? Тогда, можно, я тоже назову одно важное для ученого качество? Быть устремленным. Вы принимаете это?

= Да.

— Без устремленности и воли можно забросить дело на полпути.

Все эти слова записываю в последующих рамках и под ними. На левой части доски появляется запись:

МЫ НАУЧНО-

И ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ.

С ЛАБОРАТОРИЯ.

С.

Л КОЛЛЕГИ.

Е.

Д.

О ДУМАТЬ.

В СОСРЕДОТАЧИВАТЬСЯ.

А АНАЛИЗИРОВАТЬ.

Т ОБОБЩАТЬ.

Е НАБЛЮДАТЬ.

Л РАЗБИРАТЬСЯ.

И ДОГАДЫВАТЬСЯ.

БЫТЬ УСТРЕМЛЕННЫМ.

— Теперь сделаем маленькую паузу, чтобы каждый мысленно вообразил себя ученым-исследователем и призвал нужные силы. Скажите самому себе: «Я — ученый-исследователь, и мне нужно будет…».

Пауза, дети настраивают себя на сложную познавательную работу.

— Спасибо. А теперь проведем разминку наших сил и возможностей.

Обращаю внимание детей на правую часть доски.

— Здесь четыре разных задания. Начнем с первого — оно для проверки нашей наблюдательности и сосредоточенности. Вы готовы? Посмотрите внимательно на это множество и запомните все.

Указываю на первое задание.

Короткая пауза.

Потом быстро и энергично:

— Опустите головы… закройте глаза!..

В первое множество вношу изменения: в круге ставлю точку, в квадрате стираю точку, луч превращаю в отрезок, букву А превращаю в Д, равнобедренный треугольник делаю прямоугольным треугольником.

{ ☉, За руку с учителем,? Ш, ∕, Д, }.

— Поднимите головы. Пусть каждый запишет себе на бумаге, что изменилось во множестве.

Короткая пауза.

— Ну как? Давайте проверим.

= Я заметил три изменения: в кругу появилась точка, точка исчезла в квадрате, буква А стала буквой Д…

= Я тоже три изменения обнаружила: точку в круге, луч превратился в отрезок, буква А стала буквой Д.

= Я целых четыре изменения обнаружил: точку в круге, исчезновение точки в квадрате, букву Д вместо буквы А и отрезок, который был лучом.

= Есть еще и пятое изменение: треугольник, который был равнобедренным, стал прямоугольным.

— Думаю, там еще одно изменение.

В действительности шестого изменения во множестве нет. Дети внимательно смотрят на задание.

= Там нет других изменений.

= Только пять… нет других.

— Простите, ребята, наверное, я ошибся… А теперь второе задание. Здесь нужна ваша большая сосредоточенность и память. В этом множестве (показываю второе задание на доске) десять чисел, совершенно беспорядочно расположенных. Даю вам десять секунд на запоминание всех чисел.

Пауза.

— Кто готов?

Приглашаю пять ребятишек, ставлю их спиной к доске и прошу назвать числа последовательно.

= 9, 1, 23, 15, 2…

Один замешкался.

Пробует другой.

= 9, 1, 23, 15, 7, 2… 4…

= 9, 1, 23, 15, 7, 2, 31…

= 9, 1, 23, 15, 7…

= 9, 1, 23, 15, 7, 2, 31, 6, 4…

Дети аплодируют.

Приглашаю следующую пятерку.

Некоторые ошибаются, но двое называют все числа. Им тоже аплодируем.

— Переходим к третьему заданию. Тут нам понадобятся все лучшие качества исследователя: думать, догадываться, анализировать, обобщать. В этом числовом ряду заложен определенный порядок. Надо открыть его и завершить ряд пропущенными числами. Уважаемые коллеги, решайте, пожалуйста, задачу, а ваш ответ шепните мне на ухо.

Даю детям возможность подумать.

Саша поднял руку, зовет к себе.

= Каждое последующее число больше предыдущего на 9, поэтому далее должны быть числа 46, 55, 64, 73, 82 и 91. Так? — шепчет мне мальчик на ухо.

— Коллега, перепроверь, пожалуйста, свою догадку. Ты говоришь «46»? Думаю, это не так. (Саша, конечно, прав, но я завышаю ему умственную планку: пусть сам убедится, что прав).

Зовет Алина.

= Первые цифры в числах увеличиваются на один; посмотрите: 19, 28, 37 и т. д., 1, 2, 3, 4 и так до 9… — шепчет мне девочка.

— А дальше?

= А вторые числа уменьшаются тоже на один: 9, 8, 7, 6, 5, 4

— И что из всего этого вытекает?

= Значит, там должны быть числа 4 и 6, 5 и 5, 6 и 4, 7 и 3, 8 и 2, 9 и 1… Правильно?

Я жму девочке руку и шепчу: «Ты решила задачу необычно, но правильно. Есть еще и другое решение. Найди его».

Меня зовут уже многие.

Саша сам спешит ко мне:

= Я прав, 73, 82, 91… Других чисел не может быть.

— А как я тебе сказал?

= Вы сказали, что 46 неправильно.

— Прости, пожалуйста, коллега, я ошибся. Конечно, ты прав! — Жму руку мальчику и шепчу, — Задача имеет и другое решение. Найди его.

Вот Мика.

= В каждом числе сумма цифр составляет 10. Вначале берется самое большое и самое малое значение цифр 9 и 1, потом 8 и 2 и т. д. После 55 положение цифр в числах меняется: было, скажем 4 и 6, а потом 6 и 4. Потому продолжением будут: 7 и 3, т. е. 73, 8 и 2, 82, 9 и 1, 91. Так ведь?

Жму руку мальчику.

— Ты меня удивил своей догадкой. Я и не думал, что задачу можно решать так. Спасибо. Найди теперь другой способ решения.

Я пошептался с большинством детей: кому-то помогаю, намекая на возможное увеличение последующего числа на постоянную величину; кого-то ввожу в заблуждение, говорю, что тот допускает такую-то ошибку (потом этот ребенок, убедившись в своей правоте, объясняет мне, что прав он, а не я, и я соглашаюсь); кому-то жму руку и тут же предлагаю найти другой способ решения. Делаю это в зависимости от возможностей каждого ребенка.

Подытоживаем результаты усилий.

Дети видят, что задача была решена тремя способами, и в каждом случае ряд чисел завершался числами 73, 82, 91.

— Таким образом, какие исследовательские умения помогали нам решать задачу?

= Думание… Сосредоточенность… Сообразительность… Догадка…

— А теперь последнее задание, которое приблизит нас к волшебному квадрату. Тут понадобятся нам все исследовательские умения. Вы готовы, коллеги, принять задание?..

= Да!

— Прошу полного внимания.

Объясняю задание медленно и разборчиво, акцентирую его основные условия.

— Вот схема из шести квадратов, и вот шесть чисел. Числа эти надо расположить в квадратах так, чтобы сумма каждых двух чисел по вертикали была одинаковая, а сумма трех чисел по горизонтали была в два раза больше суммы трех чисел второй горизонтали. Есть у вас, коллеги, вопросы ко мне?.. Нет?.. Тогда приступим к делу.

Мое объяснение сопровождается дополнительными знаками на схеме, которая принимает на доске следующую форму:

3.

4 9.

5 7 8.

Время на задание ограничено — три с половиной минуты. В классе воцаряется полная тишина, «шуршит» только напряженная мысль детей.

Медленно передвигаюсь по рядам.

Шепчу Диме: «Как приятно смотреть на тебя, погруженного в мысли!».

Шепчу Кате: «Ты сегодня удивляешь меня. Спасибо».

И говорю полушепотом всем: «Как прекрасно, когда в лаборатории царствует мысль. Спасибо, ребята, мне так хорошо с вами!».

Вот и первые зовы.

Это Гога:

= Если числа расположить так, то суммы будут 12 и 24.

Схема у него заполнена так:

3 4 5 12.

9 8 7 24.

12 12 12.

Выражаю радость.

— Спасибо… Прекрасно! — жму руку Гоге.

Это Таня.

= Вот что у меня получается, — и показывает свою схему, — но вы сказали, что сумма одних горизонтальных чисел должна быть в два раза больше суммы других горизонтальных чисел. А у меня суммы получились равными.

8 3 7 18.

4 9 5 18.

12 12 12.

— Коллеги, я и не предполагал, что задачу можно решить так! Может быть, я ошибся? Проверь, пожалуйста, и попытайся переставить числа.

Это Илья. Показывает схему и морщится.

7 9 4 20.

5 3 8 16.

12 12 12.

— Думаю, если переставить числа, все будет в порядке.

Наконец, с задачей справились все, и схема на доске приняла вид:

3 4 5 12.

9 8 7 24.

12 12 12.

— Таким образом, мы отточили наши исследовательские способности. Как решать эти задачи, я, конечно, знал, но открыть тайну волшебного квадрата я не смог. Предлагаю вам этот удивительный квадрат Альбрехта Дюрера для коллективного исследования.

Открываю центральную часть доски.

— Посмотрите, как он красив… Попытайтесь сперва раскрыть, в чем его волшебство.

Дети внимательно всматриваются в квадрат на доске.

Майя:

= Сумма чисел по горизонтали одинакова — по 34.

— Только по горизонтали?

Владик:

= По вертикали сумма чисел тоже 34.

— Проверьте, пожалуйста.

Дети убеждаются, что это так.

— Но только по вертикали и горизонтали?

Мика:

= Ой, ой, по диагонали тоже: 16, 10, 7, 1 — будет 34; 4, 6, 11, 13 — тоже 34.

— Значит, по горизонтали, по вертикали, по диагонали сумма чисел одна и та же — 34… Исследуйте дальше, коллеги.

Дети открывают, что если разделить квадрат на 4 равные части, то в каждой части сумма чисел опять будет 34 (16+3+5+10; 2+13+11+8; 9+6+4+15; 7+12+14+1).

Саша:

= Я еще нашел. Посмотрите на средние числа: 10, 11, 6 и 7, их сумма тоже 34.

— Спасибо, коллега, я этого не заметил, когда изучал квадрат. Продолжайте исследование квадрата.

Дети постепенно открывают разные свойства квадрата и все больше удивляются его необычности.

Лена:

= Числа, которые… — девочка не может словами сказать их места, поэтому показывает, — вот, 5, 10, 9, 6, или же 3, 2, 10, 11, потом 11, 8, 7, 12 и 6, 7, 15, 14 в сумме не дают 34… Но если брать так: 5, 9 и 8, 12, будет 34, также 3, 2 и 15, 14, тоже 34.

Иван:

= А я другое нашел: 16, 5 и 13, 8 дают одинаковую сумму — 21; а 9, 4 и 12, 1 тоже одинаковую — 13. Потом 16, 3 и 4, 15 — тоже одинаковая сумма — 19; а потом 2, 13 и 14, 1 будет 15,

Нина:

= Посмотрите, как интересно: крайние угловые числа — 16 и 1 и 13 и 4, а также числа, которые на перекрестке — 10 и 7 и 6 и 11, всюду в сумме дают 17.

— Все, о чем вы сейчас говорите, ново для меня. Я только знал о сумме 34. А вы открываете и другие прелести этого квадрата. Он нравится вам?

= Да… очень интересный квадрат…

= Настоящий волшебный квадрат…

— Видно, его свойства можно исследовать долго. Но давайте, коллеги, перейдем на самое главное: по какому принципу построен этот квадрат. Иначе, какую тайну заключил Альбрехт Дюрер в своем удивительном квадрате. Вот эту тайну я не смог разгадать. Но она тут, перед нашими глазами, в самом квадрате. Если мы откроем тайну, то каждый сможет построить свой волшебный квадрат. Можете срисовать квадрат на бумагу. Значит, исследуем тайну — способ построения квадрата. Призовем все свои исследовательские способности…

= Думать, анализировать, обобщать, проникать…

— Если хотите, можете исследовать тайну вдвоем, втроем или в одиночку… Через несколько минут обсудим версии, к которым вы придете…

Пауза.

Я подхожу к Дмитрию и предлагаю подумать вместе.

Дмитрий:

= Если каждое число в квадрате удвоить или утроить, то получится новый квадрат.

— Но это же не тайна… Нам надо понять, как, в каком порядке, в какой последовательности расположены числа в квадрате.

Дмитрий думает.

= Смотрите, что я нашел, может быть, тут тайна? Вот в средних столбиках рядом стоят порядковые числа: 3 и 2, под ними 10 и 11, под ними 6 и 7, а потом 15 и 14.

— Это интересно… Дальше след теряется… Может быть, есть какой-либо порядок в столбиках?

После размышлений:

= Нет никакого порядка… тоже след исчезает.

Вадим с двумя товарищами:

= У нас сложилась версия.

Обращаюсь ко всем:

— Коллеги, давайте обсудим версию группы Вадима.

Вадим:

= Посмотрите, мы заметили такое расположение одной группы чисел. Берите средние два столбика: разность соседних чисел в столбиках составляет 1.

3–2=1, 11–10=1, 7–6=1, 15–14=1.

Вопрос:

— А как с другими столбиками?

Вадим:

= Разность крайних чисел по горизонтали составляет 3; 16–13=3, 8–5=3, 4–1=3.

Вопрос:

= А вы пробовали составить новый квадрат таким же способом?

Вадим:

= Еще нет…

Андрей:

= Так у вас квадрат не получится.

Вадим:

= Почему?

Андрей:

= Не знаю, но уверен, что так Альбрехт Дюрер свой квадрат не строил. А вы все же попробуйте.

Обсуждаем другую версию.

Люба:

= А что, если воспользоваться тем, что говорит Нина? Крайние угловые числа и внутренние перекрестные числа (показывает на квадрате: 16+1, 4+13, 10+7, 6+11) дают в сумме 17.

Вопрос:

= Ну и что? Так тоже квадрат не построить…

Тимур:

= Я предлагаю не обсуждать такие версии — о суммах или разностях чисел. В новом квадрате, который мы хотим создать, числа изменятся, и сумма и разность их будут уже другие… Нам нужен общий способ.

Саша и Марика выдвигают свою версию.

Саша:

= Мы думаем, что напали на след. В квадрате 16 чисел, от 1 до 16 по порядку. Давайте посмотрим, как каждое последующее число расположено в квадрате. Вот 1, в самом нижнем правом углу, вот 2, в первом ряду в середине, тут же 3, а в самом нижнем углу слева — 4.

Реплика:

= Они так разбросаны… тоже нет порядка…

Марика:

= Почему? Давайте посмотрим дальше. Вот 5, вот 6, вот 7 и вот 8… тоже по какой-то схеме…

Вопрос:

= А дальше?

Саша и Марика замешкались.

Саша:

= Мы еще подумаем! — Саша с Марикой возвращаются на свои места.

Слушаю с подчеркнутой заинтересованностью тех, кто выдвигает версии. И хотя версия опровергается, я все же говорю авторам:

— Вы очень помогли нам… Значит, по этому пути ходить не будем… Спасибо!

Дети продолжают исследовать квадрат.

Арсений:

= Смотрите, что я обнаружил. Возьмем в квадрате числа вот так и сложим их: 16 + 10 + 11 + 13 и 4 + 6 + 7 + 1, сложим все вместе. Сколько будет? 68.

Реплика:

= А что это дает?

Арсений:

= Подожди. Возьмем по такой же схеме боковые числа: 16 + 10 + 6 + 4 и 13 + 11 + 7 + 1 и тоже все сложим вместе. Сколько будет? Опять 68.

Реплика:

= А как квадрат составить?

Арсений:

= Дело не в этом, а в схеме…

Реплика:

= Ты опять складываешь числа… Построй сперва по своей схеме квадрат.

Арсений:

= Но схема важна!

— Арсений, коллега, проверь свою схему.

Арсений:

= Я один не могу. Может быть, с вами вместе?

— Но я с Дмитрием работаю. Присоединяйся к нам.

Марина, возбужденно:

= Они же напали на след!..

= Кто они?

Марина:

= Саша и Марика. Они предложили правильный путь… И Арсений тоже догадался — нам нужна схема. А схему в квадрате я вижу.

— Марина, объясни, пожалуйста, о какой схеме ты говоришь.

Марина:

= Пусть Саша и Марика тоже подойдут к доске и помогут мне.

Дети все свое внимание переключили на Марину. К доске выходят Саша и Марика.

Марина:

= Беру красный мел, чтобы выделить схему. Посмотрите.

Волшебный квадрат на доске принимает следующий вид:

Марина:

= Видите, какая интересная схема, симметричная. Нам только надо знать эти линии от числа к числу, и получится новый квадрат.

Реплика:

= Ты так думаешь?

Саша:

= Получится, получится… Давайте вместе попробуем его составить.

Дети загорелись нетерпением.

Саша чертит на доске квадрат без цифр.

Саша:

= Назовите любое число, которое мы запишем вместо «1».

= Три… Пять…

Саша:

= Возьмем пять. Здесь пишем 5, идем по схеме — здесь — 6, рядом — 7, а в левом нижнем углу — 8. Дальше идем по другой схеме. Здесь пишем 9, здесь — 10, здесь — 11, здесь — 12. Затем третья схема. Получается — 13, 14, 15, 16. А потом четвертая схема: здесь 17, здесь 18, 19 и 20.

На доске рядом с волшебным квадратом Альбрехта Дюрера возникает новый квадрат:

20 7 6 17.

9 14 15 12.

13 10 11 16.

8 19 18 5.

Саша:

= А теперь давайте проверим.

В проверку нового квадрата включаются все.

Скоро выясняем, что сумма чисел во всех горизонтальных рядах и вертикальных столбиках равна 50.

Дети торжествуют.

= Открыли тайну… открыли тайну…

Я тоже не скрываю свои радость, восхищение.

— Ребята, не знаю даже, что сказать!.. Спасибо вам от имени всех ваших коллег, от себя…

Жму руку Саше, Марике, Марине.

= Арсению тоже пожмите руку.

— Арсений, выходи, пожалуйста! — жму руку.

Дети аплодируют им.

Марика:

= Открыли мы тайну все вместе… Когда Нина, Вадим и другие предлагали свои версии и показывали на квадрате числа, мы поняли, что нужно искать порядок в последовательности чисел…

— Марика права. Спасибо всем, коллеги, за сотрудничество, за усердие и устремление, за ваши мысли и творчество. Мы все вместе победили.

Дети опять аплодируют.

— Коллеги, чуть было не забыл. Есть еще одна тайна в квадрате. Ее то я открыл, но лучше будет, если вы откроете ее сами.

Дети стихают.

— В этом волшебном квадрате Альбрехта Дюрера записан год его создания. То, что вам нужно, чтобы догадаться, какой это год, написано на доске. Напомню только — XV–XVI века. Больше не скажу ни слова. Подумайте и предложите ваши версии.

Пауза. Напряженность мысли.

Предлагаются версии, я их записываю на доске.

= 1632 — первые четыре цифры.

= 1613 — угловые цифры верхнего ряда.

= 1610 — первые два числа по диагонали.

= 1514 — средние цифры в нижнем ряду.

= 1578… по диагонали…

В общем, на доске возникает столбик чисел:

1632.

1613.

1610.

1514.

1578.

1659.

1465.

1516.

1615.

На этом все версии исчерпаны.

— Наверное, сперва надо исключить те версии, которые никак не могут быть обоснованы.

Анна:

= Альбрехт Дюрер жил в 1471–1528 годах. Это же на доске написано. Значит, не пригодятся версии: 1632, 1613, 1610, 1578, 1659, 1615. В эти годы его уже давно не было в живых. Не пригодится также 1465, ибо он еще не был рожден.

— Авторы этих версий согласны, или что-то имеют против?

= Вы же сказали, что он жил в XV–XVI веках…

Анна:

= Правильно… Но то, что превышает тысяча шестьсот, будет уже не шестнадцатый, а семнадцатый век.

= Ах, да…

— Тогда продиктуйте, пожалуйста, какие числа стереть…

Я стираю в столбике продиктованные числа.

— Значит, обсуждаем две версии: 1514 и 1516. Пусть обоснуют свои версии их авторы.

Женя:

= Я полагаю, что Альбрехт Дюрер, придумав такой красивый квадрат, дату его создания тоже красиво разместил бы в нем. 15 и 14 стоят рядом, в центре нижнего ряда чисел. Поэтому квадрат им был создан в 1514 году.

Рая:

= Я выбрала самые большие числа в этом квадрате, это 16 и 15, и, исходя из лет жизни, сложила из них 1516.

= Обе эти даты вероятны.

= Я все же думаю, что 1514 год — правильная дата. Она умело расположена в квадрате.

= Я тоже так думаю.

= А вы как думаете?

— Дата 1514, должно быть, более правильная. Альбрехт Дюрер был художником и, конечно, знал закон симметрии. Но я ценю сообразительность Раи… Таким образом, мы открыли и дату создания квадрата. Скажите, пожалуйста, вам понравился волшебный квадрат Альбрехта Дюрера?

Единогласно:

= Дааа…

— Что вы хотите о нем сказать?

= Квадрат составлен гениально…

= Квадрат восхитил меня…

= Квадрат — как философский камень, о котором вы говорили…

= Я полюбил волшебный квадрат…

= Спасибо волшебному квадрату, он сделал нас исследователями.

— Думаю, вам хочется встать и поклониться Альбрехту Дюреру, этому удивительному художнику и мыслителю, который оставил людям прекрасные картины, книги и этот волшебный квадрат!

Дети встают. Я тоже вместе с ними склоняю голову.

— Спасибо вам, коллеги… Вы очень помогли мне провести этот урок!

= Вам спасибо за интересный урок.

— Мы уже знаем способ составления волшебного квадрата. Если кто хочет, пусть составит свой квадрат; мы устроим выставку наших волшебных квадратов.

= Вы тоже сделаете?

— Конечно.

Урок закончен.

Дети собираются у доски, срисовывают схему, которую начертили Саша, Марика и Марина. У них получилась такая схема:

За руку с учителем

Заключение.

Спустя несколько дней следует устроить выставку «Волшебных квадратов», составленных самими детьми и продолжить их исследование.

При этом важно, чтобы сам учитель так же проявил свою увлеченность и выставил свой новый квадрат.

В.Г.Ниорадзе. «Все люди хорошие… Все люди плохие…». или. «Утверждающий богат. Отрицающий беден».

Автор — Валерия Гивиевна Ниорадзе,

Доктор педагогических наук, профессор,

Академик Академии педагогических и социальных наук,

Рыцарь Гуманной Педагогики,

Г. Москва.

Развитие нравственных качеств в детях через.

СЛОВО.

Более десяти лет в школах — экспериментальных площадках и отдельных классах — на основе принципов гуманно-личностной педагогики ведутся уроки по выращиванию в детях письменной речи. Среди учебных предметов имеется и курс письменноречевой деятельности. В нем письменная речь мыслится как путь самопознания и самовоспитания школьников через раскрытие перед ними подлинного смысла и значения человеческого Слова, через выращивание в них тех способностей, что изначально заложены в каждом и нуждаются в пробуждении и развитии.

Каково значение письма, письменности в развитии человечества?

В мифах, ведах, сказаниях хранится глубокое почитание Слова, преклонение перед Его внутренней силой. Мысль (Слово) — носитель космической энергии, более мощной, нежели поступок, совершенный в результате возникшей мысли. Логос — одна из великих тайн Космоса.

Разум, Мысль, Слово, Логос — это тот великий и уникальный Дар, который может вести Человечество к прогрессу, а в каждом человеке пробуждать и возвеличивать Человечность. Как пишут в мудрых книгах, не последнюю заботу принимает на себя человек, получивший мышление. Ему дан был Разум, помогший создать Письменность, чтобы человек существовал не только сегодняшним днем, а знал и помнил свое далекое прошлое и жил с устремленностью в будущее. Письменность помогла создать человеческую Культуру, понимаемую нами как поклонение Свету внутреннему, духовному.

Начиная с клинописи, иероглифов, гусиного пера, чернильной, шариковой, гелевой авторучки, пишущей машинки, прослеживается история развития письменности, которая сейчас находится на новом витке овладения компьютерными технологиями.

Но что остается главным? Человеческий Разум, проявляющийся через Слово, озвученный Словом, полный Благодати и Истины.

Не стали ли люди, народы забывать об этом? Тому множество фактов: ругань, сквернословие, проклятия, нарушающие Природную гармонию Мира: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека» (Евангелие от Матфея). Все это, подобно чудовищной лавине, сметает на своем пути важнейшие человеческие ценности, нравственность, культуру, и тянет каждого во тьму вязкого и засасывающего болота.

Выход один: оберегать детей, будущее человечества, от всего наносного, разрушительного, сатанинского, взращивать в детях понимание и почитание священного Логоса, весомости и значимости Слова.

Среди поисков и попыток, способствующих утверждению личности ребенка, воспитанию в каждом духовно-нравственных качеств, интегрированный курс письменноречевой деятельности служит цели:

Выращивание в детях способности выражать свои мысли, переживания, чувства в письменной форме, возвращение Слову той Истины и Благодати, которые изначально были заложены в Нем.

Задачи курса:

— сделать Слово экологически чистым инструментом постижения ребенком своего внутреннего мира и Вселенной;

— сделать Слово облагороженным инструментом воспитания личностных качеств в каждом ученике;

— сделать Слово возвышенным инструментом соприкосновения и постижения Красоты речевого звучания, проникновения в глубины художественных образов читаемых произведений.

Ремарка к уроку:

«Устные формы речевых упражнений мы подчиняем высокому стилю письменной речи как “алгебре речи”» (Л.С.Выготский).

На доске записаны мудрые изречения:

«Только тогда ты станешь человеком, когда научишься видеть человека в другом».

А. Радищев.

«Никто не может судить о других, пока не научится судить о себе сам».

Гёте.

Относись к другим так, как хотелось бы, чтобы к тебе относились.

Ищущий друга без изъяна останется без друга.

Дети читают тему урока и высказывают свои предположения, что же будет на уроке: наверное, — говорят они, — мы будем определять, какие люди хорошие, а какие плохие.

Тогда учитель обращает внимание детей на записанные на доске мудрые изречения и просит подумать и попытаться своими словами объяснить, как они понимают смысл каждого высказывания.

О словах Радищева дети говорят следующее: один человек тогда сможет увидеть человека в другом, когда он будет внимательным, доброжелательным, отзывчивым ко всякому, когда будет готов придти на помощь, не ожидая того, чтобы его попросили об этом; он сам почувствует, что кто-то нуждается в его поддержке.

В связи с мыслью Гёте кто-то сразу вспоминает поговорку: «В чужом глазу щепотку видишь, а в своем глазу бревна не замечаешь». А учитель дополняет: «Не судите, да судимы не будите».

Вслед за комментированием детьми последних двух высказываний учитель читает их толкования, которые написал Митя А.:

«Если ты хочешь, чтобы другие люди относились к тебе с добром, то и ты поступай с ними также».

«Если человек будет искать себе идеального друга, в котором нет ни одного плохого качества, то он останется без друга. Потому что таких людей почти нет».

Положительно оценив размышления детей, учитель знакомит их с построением урока:

1. Толкование мудростей.

2. Сюрприз учителя.

3. Мы умеем размышлять, рассуждать.

4. Случай из жизни.

5. Уточнение темы урока.

6. Творческое письмо.

7. Итог урока.

Учитель:

— С первой задачей мы уже справились, переходим к моему сюрпризу. Я прочитаю вам две притчи о мудром учителе и его учениках. Но прежде давайте уточним, чем притча отличается от рассказа или басни?

Дети:

— Рассказ больше басни и притчи. В нем, наверное, главное — увлекательное содержание. Басня и притча ближе друг к другу. В басне мы можем выделить: 1) краткость; 2) мораль; 3) участники (действующие лица) — ими могут быть люди, звери, птицы.

Учитель:

— Да, в притче краткость тоже присутствует, но главным является человек с его личностными качествами. Притча имеет глубокий нравственный смысл, подтекст.

А сейчас обратимся к первой притче. Кстати, вы не забыли тему нашего урока?

Дети читают название темы. Учитель просит их истолковать вторую часть темы: «Утверждающий богат. Отрицающий беден». Дети несколько затрудняются.

Учитель:

— Ничего страшного. По ходу урока все прояснится. А сейчас располагайтесь поудобнее; можете опустить головы и закрыть глаза. Слушайте внимательно. Я жду от вас мудрых вопросов к притче и интересных оценок. Называется притча «Черная точка».

Учитель призвал однажды своих учеников и показал им чистый лист бумаги, в середине которого стояла черная точка.

— Что вы здесь видите? — спросил учитель.

— Точку, — ответил один.

— Черную точку, — подтвердил другой.

— Жирную черную точку, — уточнил третий.

И тогда их любимый учитель сел в угол и заплакал.

— Скажи нам, отче, о чем ты так горько плачешь? — удивились ученики.

— Я плачу о том, что все мои ученики увидели только маленькую черную точку, и никто из них не заметил чистого белого листа…

Как часто мы судим о человеке только по его маленьким недостаткам, забывая о достоинствах.

Прослушав притчу, дети объясняют причину слез учителя: он очень расстроился из-за того, что все его ученики почему-то увидели именно черную точку, не замечая (огромного, по сравнению с точкой) светлого, белого пространства.

Учитель:

— Неужели мудрый учитель расстроился из-за замеченной детьми черной точки? Какой подтекст скрывается за черной точкой?

Дети:

— Черная точка — это все нехорошее, темное, плохое, недостойное человека.

Учитель:

— Спасибо, ребята. Можно еще один вопрос задать? Как вы думаете, что постоянно внушал, на что настраивал своих воспитанников мудрый учитель? До того как ответить, еще раз внимательно прочитайте мудрости, которые записаны на доске.

Ответы детей:

— Учитель, наверное, наставлял их быть доброжелательными, вежливыми, стараться увидеть в каждом хорошее и не замечать плохого, больше прощать, чем критиковать…

Учитель:

— Конечно… Больше утверждать, меньше отрицать… Послушайте вторую притчу, как бы в продолжение первой, о том, как учитель решил испытать своих учеников.

Сколько хороших и сколько плохих.

Притча.

Учитель решил проверить своих двух учеников: поняли ли они его наставления, что людей надо понимать душой, сердцем.

— Пойдите в ближайшую деревню и посчитайте, сколько там хороших и сколько плохих людей! — сказал он им.

Один вернулся быстро.

— Учитель, — воскликнул он, — там все люди хорошие, я ни одного плохого не увидел!

Другой задержался и вернулся возмущенный.

— Учитель, я ни одного хорошего не увидел там, все плохие!

Учитель поставил их друг против друга и сказал:

— Вы видели одних и тех же людей. Почему для тебя все они хорошие, а для тебя — все плохие?

3. Мы умеем размышлять, рассуждать.

Ученики высказывают свое мнение о смысле притч. Учитель искренне удивляется их суждениям.

Учитель:

— Спасибо, ребята. Не зря я надеялась на вашу чуткость, сообразительность, понимание человеческой души, того, что является главным для человека.

4. Случаи из вашей жизни.

Дети рассказывают о разных проявлениях человеческой доброты, отзывчивости, взаимопонимания.

Учитель:

— Слушая вас, я тоже вспомнила один эпизод, впечатляюще и ярко представленный в фильме Никиты Михалкова «12». Один из героев фильма (а их двенадцать) вдруг начинает рассказывать о своей жизни, в которой вначале все как будто шло хорошо, но потом он потерял работу, от него ушла жена, он начал пить, опустился, как говорится, на дно, все чаще приходил к мысли о загубленной жизни и самоубийстве.

Вот он, качаясь, идет по движущемуся вагону электрички, грязный, опустившийся, ненавидящий самого себя, все его сторонятся, отводят от него взгляд. И вдруг он замечает испуганный пристальный взгляд девочки, направленный на него. Она, прижимаясь к маме, спрашивает: «Это плохой человек?» А мама в ответ: «Нет, ему плохо» От незнакомой молодой женщины повеяло сочувствием и пониманием той душевной боли, которая подступала к сердцу и душила его.

А потом случилось вот что: мама с дочкой приютили несчастного человека, потерявшего свой путь, помогли поверить в свои силы и вернуть его к полноценной жизни.

Ребята, я хочу обратить ваше внимание на богатство и необыкновенную гибкость русского языка. В первой фразе слышится — «Плохой человек…» И точка! Во втором высказывании — сочувствие, желание протянуть руку помощи, сделать все, чтобы спасти; вот что звучит в словах: «Ему плохо…».

Помните название темы — «Утверждающий богат. Отрицающий беден»? В начале урока вам трудно было объяснить, истолковать эту мудрость. Попытаемся это сделать еще раз.

5. Уточнение темы урока.

Мысли и суждения учителя и учеников:

Исходное название темы, данное на доске, кажется не совсем корректным. Что нам дает такое название? Ничего. Как мы возьмем на себя смелость так заявлять, если не сможем сгруппировать всех людей, живущих на земле? Это нереально. Причем, мудрость веков нас предупреждает: «Ищущий друга без изъяна останется без друга». Нет идеальных людей на Земном Шаре. Но никто не запрещает каждому совершенствовать себя на протяжении всей жизни.

Может быть, заменить в теме утверждение вопросом:

Все люди хорошие? Все люди плохие?

Но для чего нам этот риторический вопрос? Мы ведь ищем ответ по существу, который будет обозначен хотя бы в подтексте.

Можно убрать вопросительный знак в названии темы и прибавить отрицание «не»? Тогда получится:

«Не все люди хорошие… Не все люди плохие…» И будет звучать мысль: «Есть и хорошие люди. Есть и плохие люди». Но и этот вариант нам мало что даст, если не добавить к нему следующую мысль:

«Впрочем, хорошим может стать каждый; от него самого зависит…».

Учитель:

— Молодцы, ребята! Лишь в последнем варианте обозначено, что во власти каждого человека (начиная с детского возраста) — самовоспитание лучших человеческих качеств и нахождение собственного жизненного пути.

6. Творческое письмо.

Учитель предлагает детям подумать и написать, в проявлении каких человеческих качеств нужно постоянно упражнять себя. Можно только перечислить эти качества.

Дети пишут на листочках. Желающие озвучивают перечень лучших человеческих качеств.

Учитель собирает листочки для определения того, в каком направлении думают дети.

7. Итог урока.

Учитель ставит перед детьми два вопроса:

— Что вам дал урок?

— С какими мыслями и чувствами вы уходите с урока?

Вслед за размышлениями учеников и оценкой урока учитель отмечает у детей высокий уровень заинтересованности тем, что было на уроке, и ответственности каждого перед самим собой.

Учитель благодарит детей и всех присутствующих.

Урок заканчивается.

Некоторые пояснения к уроку.

В своих подходах мы исходим из формулы: «1 пишу, 8 в уме». Мы попытались раскрыть на уроке, что было в уме и в душе, то есть, минимум материального при максимальной духовной, нравственной, философской нагрузке. И постепенно вырисовывалась канва подтекста, в которой каждая учебно-познавательная задача ставила ребенка перед большим жизненным вопросительным знаком:

— Сами притчи со своим глубоким (но завуалированным) нравственным смыслом — это огромный вопросительный знак, который обращает ребенка к самому себе, и, лишь заглянув в свой внутренний мир, он находит нужный ответ.

— Почему одному ученику (из притчи) все люди понравились в деревне, а другому — никто не понравился? Почему один видел всех хорошими, а другой — всех плохими?

— Почему ученики не обратили внимания на белизну чистого листа бумаги и сосредоточились лишь на черной точке?

— Как после своих философствований о разновидностях человеческой природы, характера, настроя на других людей дети возвращаются к названию темы урока, корректируют его (с помощью учителя) и приходят к выводу: «Не все люди хорошие… Не все люди плохие… Впрочем, хорошим может стать каждый; от него самого зависит…».

И финальный вопрос для творческого домашнего задания:

— А что мне надо делать, чтобы стать хорошим? В проявлении каких человеческих чувств нужно постоянно упражнять себя?

И получается, что все упражнения, разнообразные виды забот на уроке становятся для детей естественными, жизненными и нужными.

И.Стульпинене. Исповедь физика.

Автор — Ирена Стульпинене,

Учитель физики гимназии «Ветрунге»,

Рыцарь Гуманной Педагогики,

Г. Клайпеда, Литва.

Суть гуманной педагогики определяется не только целями и задачами, которые должны быть достигнуты в результате длительного образовательного процесса, а средствами, которыми они должны быть достигнуты.

Ш. А. Амонашвили.

Тема мастер-класса «Исповедь физика», предложенная Шалвой Александровичем Амонашвили — это попытка рассказать о становлении мировоззрения такого учителя физики, который в начале своей педагогической жизни ни о каком мировоззрении и не задумывался…

Готовясь к теме, я исследовала этапы своей жизни, пытаясь понять, какие события и явления зарождали, выращивали и укрепляли мое мировоззрение:

● как зрело недовольство собственной педагогической жизнью;

● как обретала личную свободу, какие препятствия и трудности приходилось при этом преодолевать;

● как менялся мой характер и что до сих пор не удается преодолеть, которые отрицательные качества тормозят мое продвижение;

● как растет вера в свои силы и вера в силу Гуманной педагогики.

Поверьте, публично «исповедоваться» нелегко — я человек довольно замкнутый, когда речь идет о личном. Иное меня ведет:

● надежда обнаружить хоть одну-две закономерности, способствующие зарождению желания жить и работать по-новому;

● желание понять, какие уроки ждут на пути к целостному мировоззрению.

Конечно же, свои личные обобщения «закономерностями» называю не найдя другого, более подходящего, слова. Потому, прошу, примите эти выводы с оговоркой, что закономерностями и уроками они являются, возможно, только для меня, но необязательно таковыми будут для вас.

У каждого из нас — свой потенциал. У каждого он иной, и на жизненном пути потенциал можно как увеличить, так и разбазарить. Результат зависит от того, как мы используем возможности, которые нам дарит жизнь.

Потенциал человека в поле Создателя.

В разделе «Механика» нам приходится изучать некоторые очень важные темы. Приведу пример из этой темы, применяемый для нравственного воспитания на уроках физики. Но, давайте, коллеги-учителя, сегодня изменим ракурс: ребятам даваемые примеры «примерим» к самим себе — будто сегодня мы и есть ученики на уроке физики.

Энергию поднятого тела E = mgh называем потенциальной. Лат. potentia — сила, мощь, скрытые возможности; potentialis — возможный. Не случайно название этого понятия, оно подсказывает: чем выше поднято тело, тем больше его потенциальная энергия — энергия возможностей…

Возможности приобретаются восхождением — преодолением силы тяжести (притяжения Земли).

Работа силы тяжести (а также работа по преодолению тяги вниз) не зависит от формы пути, а только от разницы между начальным и конечным уровнями тела и равна изменению потенциальной энергии тела ΔE.

Соответственно, на пути длинною в жизнь:

Не имеет значения, сколько тысяч километров по извилистым тропам жизни мы прошли, важно лишь, насколько мы взошли наверх при переходе из начального состояния в конечное.

Гравитационное поле Земли также названо потенциальным.

Человек на Земле живет в чудо-поле возможностей!

В этом поле он преодолевает притяжение к физическому, грубоматериальному, земному; достигает все новых и новых вершин — возможностей!

Как человек в земном поле возможностей восходит?

Есть два пути к вершине:

1) более легкий, удобный, круговой — широкий путь вместе с толпой;

2) трудный, рискованный, крутой — узкая тропа одиночных скалолазов.

Эти два пути четко узрел известнейший литовский художник Микалоюс Константинас Чюрленис и изобразил на картине «Сказка замка»…

Различие путей — в разной степени удобства и в разнице потраченного времени, хотя работу по преодолению силы тяжести в обеих случаях придется совершить одинаковую (от формы траектории она не зависит).

Каждый путник выбор сделает сам. Как тут не вспомнить строку из Евангелия:

«Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Матф. 7, 13–14).

Свойства потенциального гравитационного поля Земли ребята уже знают. Пора изучать раздел «Электродинамика», начинаем знакомство с электрическим полем, главными законами, свойствами поля и основными физическими величинами.

Из формулы определяем, что потенциал электрического поля, созданного точечным зарядом, тем больше, чем ближе к заряду — «автору» поля.

Применяем эту формулу к «полю» художника-творца. На свойства поля художника случайные и равнодушные посетители влиять не смогут: они лишь временные гости в мастерской художника. Всех других — небезразличных — поле художника либо притянет, либо отшвырнет.

Задаю вопрос:

— Кто создавал поле художника, ауру мастерской, кто «зарядил» его поле?

— Конечно же, он сам.

— А теперь, — продолжаю, — назовите другого, но самого высокого создателя, какого только можете себе представить.

Кто-то из ребят создателем называет своих родителей, кто-то — науку возвышает в ранг создателя, кто-то создателем называет цели жизни…

Все эти ответы хороши, но главная цель — приблизиться к понятию Поля Творца-Создателя…

— Что, подобно случаю с полем художника, можем сказать о Поле Создателя?

— Во-первых, мы на него влиять не способны — не наш заряд это Поле создал. Во-вторых, если наш собственный заряд не нулевой, Поле Создателя на нас должно воздействовать — закон Кулона!

— A как стать «заряженным»? Чем человек «заряжается»?

— Желанием!

Желание — наш заряд.

Зарядиться — это сделать выбор, поляризоваться, занять позицию, быть не равнодушным!

Наш вывод: чем больше заряд человека, тем больше сила, влекущая его к Высшему; а чем ближе к Творцу, тем больше и потенциал человека в Его Поле!

Законы действуют на всех — именно поэтому я приглашала Вас, дорогие коллеги, вместо ребят на уроках о потенциальных полях и потенциале представить самих себя: учителя — также ученики в этом мире.

К тому же, всегда полезно проверить свой заряд и потенциал.

Живя в гравитационном поле планеты, свойство которого — вниз тянуть, у учителя один только выход: зарядиться (сделать выбор), растить потенциал — и творить!

И если состоится духовная жизнь учителя, состоится и духовная жизнь его учеников. Ведь чем светлее творчество учителя, тем больше он соработник у Бога!

Идти до конца — пройти Рубикон.

Человек творческий — всегда свободный! Раб творить не способен.

Но как мучительно обретается свобода от более низкого плана эмоций, желаний и мыслей…

Готовясь к данному выступлению, четко заметила некую связь событий, происходивших со мной в разные годы. И увидела, с чего все началось…

Зарядиться — это сделать выбор, поляризоваться, не быть безразличным, это как Рубикон пройти, как пересечь резкую линию, разделяющую темную ночь и яркий день.

Первый глоток свободы — физической свободы — я вдохнула летом 1988 года, когда началось политическое движение за освобождение моего государства — Литвы. Никакого страха за судьбу физического тела не было. Такой чистой и высокой целью выглядела независимость родной страны, что была готовность идти до конца… Было очень ясно: больше, чем тело — не потеряю; свобода физического тела — только ступенька к духовной свободе. Между прочим, активное участие в освободительном движении подарило неповторимую возможность почувствовать и осознать непобедимую силу духовного единения людей!

Однако оказалось, что обрести политическую свободу намного легче, чем освобождаться от личных эмоций и переживаний! Это связано с мучительным внутренне-эмоционально-духовным напряжением. Но про «свой Рубикон», ибо именно он и есть начало рождения во мне более широкого мировидения, все же кратко скажу…

Это был уже эпилог моей неудавшейся семейной жизни…

Лето, прекрасные августовские вечера у моря. Хожу вдоль берега моря, а от дум разрывается сердце: достаточно, надоело! Не хочу больше быть рабыней своих чувств и переживаний! Устала продолжать борьбу за свое личное счастье! Не только народы, но и каждый человек имеет право быть свободным и выбирать отнюдь не то, что лучшим выбором считаю я! Душевная боль была огромной, однако, в мыслях и в духе своем, «собственноручно», добровольно и смиренно я «дала вольную» своему бывшему супругу: пусть, коль стремиться, уходит — и с Богом…

Ходила и горячо молилась, спонтанно, и не раз, вырывалось: «Господи, надоело жить для себя и проблемами моего семейного мирка, я задыхаюсь этим, мне душно и узко! Хочу большего — хочу трудиться не для себя только, но для общего блага!».

Именно таким и было возникшее желание — трудиться для общего блага. Такое состояние — думы, слезы, молитвы — длилось несколько недель. Повторно вырывавшаяся молитва с приблизительно тем же содержанием, для меня самой была открытием, до того молиться я и вовсе не умела.

Решение было нелегким, но окончательным и бесповоротным, как и решение об участии в освободительном движении. Чувствовала особое облегчение оттого, что собственным внутренним усилием сумела разрубить свой чувственно-эмоциональный гордиев узел страстей…

Ныне этот период моей жизни считаю первой серьезной заявкой на начало освобождения от во мне бушевавших сильнейших страстей и эмоций.

Вскоре после этих событий все в моей жизни стало стремительно быстро меняться…

Началась новая жизнь.

Стала понимать, что и мои ученики имеют право не понимать объясняемое мною, имеют право не выучить объясняемую тему, имеют право не любить физику, шалить на уроке, не соответствовать моим представлениям правильного поведения и т. д. Поэтому не раздражаться мне следует, а без упреков в их адрес искать способы сотрудничества с ними.

А ведь было время, когда я, по своей дотошной прилежности, просто истязала учеников дополнительными занятиями до позднего вечера. Была самой настоящей авторитарной учительницей! Сама безропотно всем начальникам повиновалась, также ждала безропотного повиновения учеников — ибо была полна притязаний к ним. Я была настоящей рабыней своих ожиданий!

Теперь я это уже понимаю.

И вот какой урок учу до сих пор: освобождая других людей от своих притязаний к ним, от своих требований, сама становлюсь более свободной.

Цена личной свободы:

Сначала дай свободу тем, кто рядом!

Никто, ни один, даже самый близкий человек, даже родное дитя, не может быть моей собственностью, никто не обязан жить по моему миропониманию.

Но сиди я до сих пор в луже саможаления о прошлом, будь я в плену у своих эмоций и переживаний из-за не сложившейся личной жизни (по сути — в плену у своей самости!), смогла бы разве начать думать о более широких жизненных целях и задачах?

Стал бы расти мой творческий потенциал, если бы я осталась привязанной ко всему только эмоционально-земному? Сказано:

«Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Матф. 18, 18).

Учитывая и другой, следовавший за этим еще более насыщенный, трудный, длиною в семь лет, опыт освобождения от попыток сторонних людей манипулировать уже не только чувствами, но даже моим сознанием (!), ныне уже осознаю, с чего начинается не только физическое, чувственное, но и духовное освобождение, которое будет длиться веками, но без которого творчество и не начнется. Лишь в свободе рождается истина. Потому:

Слушай, что говорит тебе твое Сердце и поступай только так, как Оно велит!

Уверена, что в жизни каждого учителя, пытающегося вырваться из плена своих недостатков, авторитаризма и зависимостей, разные рубиконы были, есть и будут. Для каждого из нас эти уроки примут другую форму, индивидуальное содержание и способы выражения. Но пройти эти рубиконы успешно можно лишь принятием сердечного решения идти до конца.

А если только наши слова станут более красивыми, мир от этого не изменится — он улучшиться, когда настанет мир в наших эмоциях, чувствах и мыслях.

Чему до сих пор учусь.

Дневник самонаблюдения, анализа событий, записей о снах-подсказках, о предчувствиях веду с 1992 года — очень помогает познавать и менять себя. Это как бы разговор с самой собой. Разные эмоции, желания, мысли не редко еще выводят из равновесия, не легко с ними управиться. И уроки повторяются. Эти уроки я «сгруппировала», и получился обобщенный список…

Учусь распознавать, где великое — малое; значимое — мелочи; форма — суть; вечное — преходящее и т. д. — чтобы быть способной к правильному выбору.

Учусь спокойствию и равновесию, преодолеваю раздражение. Давно поняла, что самое дорогостоящее мое украшение — равновесие и спокойствие, но до сих пор для меня это самое трудное задание. В молодости у меня бывали страшные приступы злости. Приступы уже давно ушли, но осталось все еще мучающее внутреннее раздражение. Не легко с ним справляться.

Избавляюсь от своей безропотной послушности (это у меня с детства), учусь говорить «нет», предпочитая собственные ошибки, и беру на себя ответственность за свой выбор — не хочу, чтобы манипулировали моим сознанием, моей жизнью; с другой стороны — стараюсь не лезть в жизнь своих детей, родственников, коллег, учеников (не путать с действенной помощью!).

Учусь утверждать, идти утверждающими мыслями, постепенно, упорно, терпеливо, взращивать в себе положительное, уменьшая негативное мышление. Вот пример того, что могут положительные мысли. С молодости твержу про себя: «грипп меня обойдет» — и болела им за всю жизнь только 3–4 раза. Когда в сосредоточении пишу тексты, не раз специально их перечитываю, чтобы всякие отрицания заменить утверждающими выражениями — и замечаю, что потихонечку улучшается также и мое словесное общение не только с ребятами, но и дома. В своей устной речи уже слышу прозвучавшие отрицания — это хорошее начало.

Одного опасаюсь: в усердии стараний не заболеть соглашательством, теряя собственное лицо.

Учусь преодолевать страхи, а они, разные, все время вылезают, оказалось, их у меня много — дальше приведу примеры…

Преодолеваю чувство собственности. Речь не о вещах и деньгах — не в этом проблема: если бы чувство собственности только этим и определялось! Есть собственность потоньше и она невидима: привычки! Привычки, как цепи — приковывают к прошлому…

Учусь устремляться, преодолеваю инертность. Теоретически-то знаю, что в бездействии нет возможности проверять свои убеждений и мировоззренческих позиций. А вот практически брать инициативу в руки — ох, как мне трудно! Иногда, так хочется отсидеться в уголочке. Один многоуважаемый человек мне сказал: «Нужна воля, а то и помереть успеешь».

«А зачем нам это знать? — спросите. — Это только ваши проблемы».

А вот зачем. Духовность, как обязательная составляющая целостного мировоззрения, — понятие сложное, оно вмещает очень много светлых свойств и качеств человека. Нам их не раз перечисляли: совесть, честь, сострадание, любовь, человечность, благородство, мужество, альтруизм и многие, многие другие.

Но недостаточно только уметь правильно рассуждать, правильные слова о духовности говорить — учитель сам должен стремиться к таким качествам.

Ибо кто же поверит моим словам о том, что Вселенная на Любви построена, если в классе я злюсь и раздражаюсь из-за мелочей?

Кто поверит моим словам о существовании Тонких Миров, если я грубиянка?

Кто поверит моим словам о Вечном, если я сама боюсь смерти?

Кто поверит моим разговорам о Космических Законах Вселенной, если я даже земных законов не уважаю?

Кто поверит моим утверждениям, что Бытие Беспредельно, если на уроке видят и чувствуют узость и ограниченность моих воззрений? И так далее…

Я способна прививать детям только то, с чем — в себе — прихожу на урок.

Еще раз позволю себе напомнить три мысли литовского педагога, философа, просветителя Стасиса Шалкаускиса. В своем труде «Наука воспитания» в 1936 году он писал:

«Школа, как организованное воспитание, не может не зависеть от мировоззрения»;

«Учитель, как воспитатель, в глазах своих учеников не может остаться мировоззренчески нейтральным»;

«Так называемая нейтральная, в смысле мировоззрения, школа есть наивное недоразумение либо нечестная фикция».

И пусть еще нет во мне той целостности, к которой стремлюсь, пусть я далеко не похожа на идеал (а кто из нас совершенен?), но если стремлюсь к духовности, пытаюсь менять себя к лучшему — ребята меня поймут, они почувствуют мою веру…

Потому так открыто рассказываю вам о трудностях самовоспитания.

Преодолеваю страхи.

Кто не первый раз на Педагогических Чтениях, те помнят, как несколько лет подряд нам давалось «домашнее задание» — прочесть хотя бы 5 книг «Антологии Гуманной педагогики». Это задание не отменялось.

Признаюсь честно: да, «Антологией» пользуюсь, но даже и к Седьмым Чтениям предложенных пяти книг я так и не прочла. Потому каждый раз, отправляясь на Чтения, на душе бывало некоторое беспокойство…

Но однажды, готовясь уже к Восьмым Чтениям и еще раз перечитывая конспекты прошлых Чтений, я вдруг обнаружила, что не вникла в смысл этого домашнего задания. Оказывается, на радостях о таком изящном и мудром афоризме — о пяти ключах Гуманной педагогики — я пропустила еще одно, последнее, предложение.

«Мы должны стать мудрецами. Наука сердца в книгах не пишется. Читайте книги “Антологии”, и в них найдите:

ключ к мудрости — у Коменского,

ключ к долгу — у Ушинского,

ключ к любви — у Песталоцци,

ключ к преданности — у Корчака,

ключ к сердцу — у Сухомлинского.

И на следующие Чтения вернитесь с тем, в кого влюбились» (Ш.А.Амонашвили).

И вот, читая это последнее предложение, вдруг осознаю: мне не предлагают формально прочесть 5 книг только ради галочки о готовности к Чтениям — задание более глубокое. Думай, Ирена! Возможно ли влюбиться и остаться прежней — не просветлеть сердцем, не витать в облаках от счастья?! Значит, каждый год, снова и снова, тебя ждут качественно изменившейся, а не со списком о количестве тобою прочтенных книг. К тому же, «с тем, в кого влюбились» — разве обязывает влюбляться сразу в нескольких или во многих…

Как рукой сняло угрызения совести!

А беспокоила-то, оказывается, совсем не совесть, а самость — мучил самолюбие задевающий страх «не выполнить задание»: как же так, не способна пяти книг за год прочесть? Значит, страх этот порожден самолюбием, невнимательностью и отчасти, поверхностной сентиментальностью. Любовалась: «Ах, как красиво сказал Шалва Александрович!», а слушать и слышать дальше, и вникать — как будто уже и не надо… А Водитель-то призывает, готовясь к каждым Чтениям, проверять себя, снова и снова задавая себе вопрос: меняюсь ли, меняюсь ли к лучшему, светлеет ли сердце?

Другой пример. В классе я чувствую себя уверено и смело, и все там получается. Но страх перед незнакомой большой аудиторией тяжелой печатью меня давит с 1979 года — после моего полного фиаско при выступлении на конференции физиков Литвы. Этот страх 30-летней давности (а может даже из прошлых жизней) уходит, увы, слишком медленно. Глубоко укоренился, все проявляется и проявляется. Но веру и надежду не теряю — справлюсь. Главное, уже честно себе признаюсь, что такой изъян имеется.

Еще пример. Со времен педагогики сотрудничества (80-е годы прошлого века), когда мы наблюдали по телевидению уроки Ш.Амонашвили, В.Шаталова и других педагогов-новаторов, понятие мастер-класс для меня означало наивысочайший педагогический полет…

Но к Седьмым Чтениям я не подготовила мастер-класс, хотя дала обещание. Испугалась, не соображая, как все это можно сделать практически.

Непонятное — оно как враг: устрашает и отнимает веру в свои силы.

По возвращению из Седьмых Чтений взяла себя в руки. Разбираясь, поняла: не готовиться к мастер-классам чревато отступлением от принципов Гуманной педагогики. А главное: как это не похоже на преданность! Осознавать такое для меня было просто немыслимо.

Стала упорно работать — и решения нашлись! А результат был таким: за один только 2008 год пришлось подготовить два, разных по содержанию, мастер-класса и за год провести целых четыре.

Очная ставка с самим собой не всегда лицеприятна. Но чтобы излечиться, диагноз себе нужно ставить честно. Разные бывают страхи: страх не так выглядеть, страх не выполнить обещание, страх высоты, воды, закрытых помещений, страх не оправдать доверие, страх не успеть, страх не решить задание, страх не понять и т. д.

А сколько творческой энергии и сколько времени съедают подобные, даже малые, страхи. Сделала для себя еще один вывод:

Преодолеваю страхи — приобретаю больше веры в себя.

Можно ли такой вывод назвать закономерностью самовоспитания? Увеличивается ли творческий потенциал, когда растет вера в свои силы?

Поиск себя.

Мне нравиться рыться и утопать в книгах, мне нравится учиться. Увы, золотой медалью кончая школу, я еще никак не могла понять, кем хочу быть — мне еле-еле стукнуло 16 лет (в школу пошла с пяти лет). Но врезалось в память, как говорила подругам: «Не знаю, кем хочу быть, но точно знаю — только не учителем!».

A жизнь распоряжалась иначе — распоряжалась очень странно.

Во-первых, учителем быть изначально не собиралась.

Во-вторых, для изучения мною физики никаких показателей также не было: последняя тройка, от которой в табеле я избавилась, была… по физике. Алгебра мне совсем не нравилась, а с геометрией подружилась только когда стали изучать стереометрию — геометрию пространства.

И хотя в вузе очень сознательно избегала педагогического профиля, именно в школе на всю жизнь и застряла.

После вуза работа в школе мне казалась скучным и узким ремеслом — то самое и то самое каждый день… И ушла на завод счастья искать — работу по специальности.

Только готовясь к Восьмым Чтениям вдруг осознала: оказывается, уже в детстве и юности, ничего еще не соображая о цели жизни и сознательно избегая учительства, именно эту единственную из всех профессий я несознательно возвела в особый ранг!

Ожидая должности инженера-спектроскописта, пришлось поработать уборщицей цеха, табельщицей, в архиве техотдела. Добралась, наконец, до заводской лаборатории. Работая в химической лаборатории поняла, что такое методика и почему нужно знать методы.

Прошло около трех лет, но спектральная лаборатория все не рождалась. Стала замечать, как испаряются мои знания и по специальности, и по физике вообще. Терять квалификацию физика вовсе не хотелось. Потому, искренне заблуждаясь, будто бы только методических знаний мне и не хватало, чтобы успешно работать, сознательно вернулась в школу. Думала, что постигла тайну успеха учителя: вооружиться методами.

Теперь уже стремилась быть хорошей и успешной учительницей. Обустраивала кабинет, заготавливала поурочные картотеки, участвовала в конкурсах, олимпиадах, стараясь не подводить школу и директора. Самостоятельно, по ночам училась методам преподавания элементарной физики, искала новые, более эффективные методы. Так продолжалось лет пятнадцать…

Но когда в середине 80-х, восхитившись педагогикой сотрудничества, попыталась применить методику известного физика В.Шаталова и ощутимого успеха в этом не добилась, в моих педагогических починах образовалась некая пустота: увы, Шаталова не повторить — для этого нужно быть вторым Шаталовым; методы не все решают. А таким учителем, какими являются Шаталов, Амонашвили, Щетинин, Лысенкова, Ильин и другие из когорты новаторов Педагогики Сотрудничества, сколько бы я не старалась, — не стану.

И все не то, и не то

Из всего содержания обучения в университете больше всего нравился курс современной физики: дополнительность, причинность, подобие микро- и макромиров… Особо запомнился какой-то курс философии современной физики: для иллюстрации философских истин преподаватель приводил законы и явления из современной физики; тогда впервые поняла, как близки друг к другу физика и философия. Возможно, это стало началом моего будущего интереса к вопросам мировоззренческого плана. Мне нравились безбрежные горизонты физики, интересовали ее философские проблемы. Но так и не полюбила ее технолого-математическую часть, не разбиралась в радиотехнике, электротехнике.

А еще не способна была понять, почему от учителей требуют точно запланировать каждое слово, которое он скажет завтра на уроке.

Так прошло больше двадцати лет, а я не чувствовала себя настоящей учительницей. А что же это за работа в школе, если ты, по природе своей, — не педагог?! Что это за труд такой, если нет в нем никакого творческого полета? И вообще, к чему такая бесперспективная жизнь: карьера не интересует, а профессия не нравится.

Было грустно: в школе, в педагогике себя я так и не нашла…

Стала работать без огня…

Росло недовольство собой…

Испарялся энтузиазм…

Задавала себе горький вопрос: зачем я — совсем не педагог — школе нужна?..

Философия жизни.

Началось время перестройки. Раскрылся железный занавес, как из рога изобилия посыпалась самая разная, ранее запрещенная информация — и временно учительские мои муки отошли на второй план.

Тогда и случилось самое знаменательное — в мою жизнь в 1990-91 гг. пришла Живая Этика!

Оказалось, что философское Учение Жизни — философия космической реальности, как позже определила академик Л.В.Шапошникова, способно каждому ищущему отвечать на самые сложные вопросы Бытия, помогает искать смысл жизни, до беспредельности расширяет горизонты науки, учит любви в наивысшем понимании этого слова, направляет сердце человека к красоте, простоте и действию, а его мышление — к будущему и дальним мирам…

И это было именно то, чего всю жизнь мне как воздуха не хватало!

Рядом появились новые люди, образовалось широчайшее поле действий, жизнь стала кипеть и бурно меняться, появилось много новых возможностей — стало так интересно. Стало возможным проверять свои поступки и действия согласно принципам и положениям Живой Этики.

А еще — и это напрямую связано с профессией учителя — Живая Этика объясняла связь «Учитель — ученик», без которой, оказывается, быть не может ни совершенствования, ни духовного восхождения человека! Академик Л.В.Шапошникова пишет:

«Этот ведущий принцип космической эволюции далеко не нов. Он возник с незапамятных времен в культуре и философии Востока. В методологии Живой Этики он расширен до универсальных масштабов как космический принцип обучения и познания в процессе эволюции, без которого невозможно какое-либо продвижение человечества. <…> Таким образом, земное и надземное смыкается в этой цепи, следуя великому закону двойственности, согласно которому любое явление в Космосе будет иметь часть земную и надземную, или плотноматериальную и тонкоматериальную»[1].

Но легче не стало, вопросов не убавилось — наоборот, возникали новые:

● почему об Учении Живой Этики, объединяющем в единую систему искусство, науку и духовность, так упорно молчит современная наука?

● почему учителя, школа, вузы про такую уникальную систему познания ничего не говорят — не знают?

● как теперь идти в школу — без Живой Этики? Что предпринять?

Параллельно шла также информация о тонких явлениях, о биоэнергоинформатике. Сначала мы с ребятами в классе все это взахлеб глотали. Но однажды мы обсуждали — признаюсь честно, и такое было — статью о чуде воскрешения мертвых в племени вуду в Африке (фактически, о зомби), как вдруг, прямо на уроке, меня пронзила очень четкая мысль: но это же — не наука! Возник грозный вопрос: кто же я при этом — учитель физики или безответственный сеятель темного невежества, страха и интереса к магии?!

Как рукой сняло подобное увлечение…

Но вопрос остался: если такие явления существуют, а они также являются частью природных явлений, значит, их должны исследовать ученые. Но где же ученые, которые исследуют явления тонкие? И вообще, наука о Тонком — наука или нет?

Нужно было найти ответы на подобные вопросы. Много читала, слушала лекции, ездила на конференции.

Помощью Свыше, не иначе, могу считать одну незабываемую неделю в начале декабря 1997 года. Судьба дала возможность в поездке с лекциями по Литве сопровождать Геннадия Ивановича Шипова[2] и Анатолия Евгеньевича Акимова[3]. Судьба разрешила стать свидетелем, с каким вниманием и множеством вопросов их встречала научная общественность в Вильнюсском государственном университете, в Институте математики и кибернетики Академии наук Литвы, в Технологическом университете и Авиационном институте в Каунасе и просто общественность. А потом, в марте 1998 года, еще были их публичные лекции в Риге и даже в Клайпеде…

Возможность личного общения в великими учеными сильно расширила границы моего понимания тонко-энергетических явлений. Узнала, какие обширные научные исследования ведутся в этой области. Поняла, что самые смелые, самые устремленные, самые мужественные ученые совсем не отстраняются от подобных исследований.

Узнала, что наука и духовность сближаются, но официальная наука это игнорирует. Было понятно, что школьное естествознание, умалчивая о существовании тонких и духовных явлений, искажает мировоззрение людей и не способно к одухотворению мышления; рисуя мир только материальным, обкрадывает молодежь в духовном понимании себя самих и осознания себя во Вселенной. Хотелось кричать на весь мир: нельзя об этом молчать!

Параллельно возникали сомнения: если подобные исследования еще только начинаются — какое я имею право? Ведь неизвестно, какие будут окончательные выводы ученых.

Тут же — и противоположные мысли: если, застраховывая себя, будем ждать, разрешая поголовно все исследования тонких явлений обзывать лженаукой, то чрезмерное увлечение технологиями в конце концов погубит сердца людей и обернется против всей цивилизации! Учитель естествознания — не ученый, и он не обязан доказывать или опровергать. Если учитель не хочет способствовать выращиванию бессердечных невежд, тогда знакомить с новейшими исследованиями тонких явлений — обязанность, даже миссия учителя. Нужно разъяснять, что такие исследования не могут быть называемы противоестественными. Старшеклассников следует спрашивать: разве была бы физика способна материальными приборами и средствами исследовать что-либо нематериальное и «потустороннее» — и, вообще, что может быть «по ту сторону» Природы?

Аргумент, который созрел, был таким: если ученых интересуют тонкие явления и они исследуют их, то исследования эти — сами по себе — уже есть доказательство материальности тонких явлений. Существует более тонкая, почти неисследованная, часть мира, существуют Тонкий и Высший Миры!

Такая мысль как нельзя лучше соответствовала философии Живой Этики. В эту трудную пору раздумий о том, с чем идти в класс — только ли со знаниями, одобренными официальною наукою, или же знания эти дополняя новейшими, необычными — определиться помогла именно Живая Этика, которая говорит:

«Наука не может выйти за пределы механического круга, пока эта стена не будет преодолена пониманием Тонкого Мира» (Братство, 10).

Нужно было самой на что-то решаться. Решение было следующим:

Информацию о тонких явлениях на уроки естествознания обязательно буду приносить — но только из научных лабораторий.

Молодежь должна знать, что утверждает и куда движется передовая наука; она имеет право знать, несмотря на то, что в учебниках об этом не пишут и, похоже, еще не скоро напишут. Но науку нельзя подменять технологиями!

Стали рождаться аналогии: к логике понимания законов физики прибавилась способность чувствовать глубинную их суть.

Сначала никак не могла понять, что со мной происходит: во многих законах, явлениях или формулах физики стала видеть как бы «двойное дно» — более глубокий, философский их смысл, помогающий человеку лучше понимать самого себя.

Содержание физики применять к осмыслению своей жизни, к самопознанию — может ли такое быть? Ведь физика считается наукой о неживой природе. Поэтому, несмотря на большую радость, которую найденные аналогии доставляли мне самой, к своим «открытиям» вначале я относилась достаточно осторожно…

И вот 10 лет назад — в 1999 году — в мою учительскую жизнь, как ураган, с постулатами и философскими основами, четко и по-научному сформулированными академиком Ш.А.Амонашвили, ворвалась Гуманная педагогика! Она утверждала, что человек — вечно совершенствующаяся духовная сущность! Она приглашала учителей прилагать усилия к тому, чтобы изученное — «знаю разумом» — дополнялось другой половиной познания — «чувствую сердцем». Она призывала логику дополнять чувством.

И это также было именно то, что мне самой все время хотелось делать на уроке!

А когда обнаружила, что одна из книг «Антологии Гуманной педагогики» посвящена Учению Живой Этики — радости моей не было предела! Это означало, что поиски идут в верном направлении, что у науки и педагогики одна основа — духовность!

Вот тогда в моем сознании «сошлись» все три: Философия, Наука и Педагогика! Оказалось:

● наука (логическое познание), философия жизни (Живая Этика, как философия космической реальности) и искусство (педагогика, как высочайшее из искусств) способны прекрасно дополнять друг друга;

● вера с духовностью не противостоят ни науке, ни педагогике!

Это была прекраснейшая пора моей жизни. Возвращалась удовлетворенность и крепло осознание целесообразности труда учителя физики — он наполнялся все более глубоким смыслом.

Мировоззрение стала понимать как сумму миропонимания (научных знаний о мироустройстве) и мироощущения (сердечного облагораживания этих знаний). Эта сумма — логика плюс чувство — наинужнейшая дополнительность для современного познавания. Но познавание без дополнительности не ведет к целостности: «Все Едино!».

Вскоре узнала, что такое понимание соответствует синтетическому — космическому — мировоззрению, объединяющему Науку и Метанауку, логику и чувствознание. На научно-общественной конференции «Космическое мировоззрение — новое мышление XXI века», состоявшейся в Москве в апреле-октябре 2003 года, учеными обсуждалось, что все в мироздании имеет две стороны: земную и духовную. Земную сторону любых явлений, событий, людей, законов исследует Наука, а духовную — Метанаука. Вот что сказано в Резолюции этой конференции:

«Характерной особенностью нового космического мышления стал синтез научного, философского и религиозного опыта человечества, а также достижений искусства. Космическое мышление пронизывает и охватывает все области деятельности человека, особенно творческие, открывая новые возможности разным формам познания, в том числе считавшимся ненаучными»[4].

По разному на этой конференции ученые определяли, что такое чувствознание. Большинство из них употребляли такие определения, которые можно найти также и в Живой Этике.

Чувствознание — это:

● ненаучное, внутреннее, непосредственное знание вещей и явлений,

● знание «из себя», сердечно-духовное знание,

● знание и опыт, накопленные нами в нашей Чаше,

● так называемая интуиция, но особо высокого качества,

● зажженный огонь сердца,

● преддверие процесса познавания Высших Миров.

С той поры утверждаю, и теперь для меня это есть аксиома:

Живая Этика и Гуманная педагогика — стержень и опора моего мировоззрения!

Обучение физике без них — смысла не имеет.

Да, я нашла себя, и получилось, что, все же я — педагог! А все обстоятельства жизни склоняли к тому, чтобы понять:

Счастье — в поиске, а не в результате.

Теперь уже знаю, почему школа до сих пор меня не отпускала.

Чтобы свидетельствовать:

● за математическими символами формул, описывающих законы и явления физики, скрывается вековая мудрость, адресованная человеку, и предназначенная для его самопознания и самовоспитания!

● у физики есть огромный духовно-воспитующий потенциал!

● физику постигать полагается не только логикой, но и чувством!

● у физики есть язык сердца!

● язык сердца имеется у всех других наук естествознания, также математики!

● знания всех точных предметов могут воспитывать!

● пора учителям точных наук и естествознания признать, что не только лирики, но и они ответственны за духовное воспитание детей!

Ныне уверенно могу сказать: только когда оформилось мое мировоззрение, тогда только увидела, что долголетние искания привели меня к пониманию смысла собственной жизни. Не только педагогической — всей моей жизни вообще!

Труд школьного учителя физики обогатился глубинным смыслом: пользуясь знаниями физики помогать ребятам познавать себя в мире; для этого, видимо, и стали приходить аналогии.

Ну и что, что многое у меня еще не получается так, как представляю, что иногда плыву как на гребне, а в другой раз еле карабкаюсь — но бывают ли люди, счастливее тех, кто нашел себя? А что бы получилось, если бы убежала из школы? Уверена: стала бы еще более несчастливой…

Всего ценнее — служение там, где жизнь поставила, а не охота за более удобной и спокойной жизнью!

Для меня это важнейший урок, который следовало выучить, взращивая веру в себя…

На урок этот ушло уже более тридцати лет и он еще не кончился… Утешение в том, что никакие наши усилия, какими бы скромными они ни были, не пропадают.

Испытания неизбежны.

Случилось непредвиденное.

Февраль 2008 года в группе двенадцатиклассников. Электродинамика. Как обычно, желая заинтересовать, не раз заранее объявляла, что раздел закончим знакомством с удивительным ученым — Н.Теслой, что вскоре весь один урок будет посвящен его интереснейшим научным открытиям.

Но тут Марюс Б. раскрывает учебник, подходит к столу, показывает, что в другой школе «Электродинамику» уже кончают, и говорит: «Не нужно рассказывать о том, чего нет в программе, мы отстаем, мы и так не успеем пройти курс»…

Нет, я не обиделась — я растерялась!.. Его ли забота корректировать мой тематический план? Его ли обязанность проверять выполнение программы? На минутку он меня выбил из колеи полностью…

Но просьба прозвучала вслух, никто этой просьбе не возразил. Переспросила: «Вам не интересно познавать себя с помощью физики? Аналогий не надо? Вас не интересует современная наука? Совсем ничего не рассказывать?».

Они ответили: «Интересно, но рассказывайте кратко» — и по глазам видно было, что так думают хоть и не все, но большинство ребят.

Не стала что-нибудь доказывать, промолчала, старалась как могла спокойнее окончить урок. Было невыразимо больно. К концу урока пролетела спасительная мысль: «Испытание на прочность! Проверка: не сдамся ли».

На следующем уроке, а это уже было после выходных, сказала: «Учителю разрешено 20 % программы менять по своему усмотрению. Выполнение программы — это одна из важнейших моих обязанностей. Много лет готовлю к госэкзамену, но еще не было такого случая, чтобы мы не прошли курс. Успокойтесь, материал мы пройдем. На следующем уроке я буду рассказывать о Тесле, но короче — как вы и просили», — и без каких-либо обсуждений весь урок посвятила решению задач.

Но спокойно такое «проглотить» не получалось. Приходили разные, нехорошие мысли. Что же получается? Идея «физики сердцем» — всего лишь мой теоретический вымысел? Может быть действительно никому, кроме меня, это не надо?

Но в глубине не верилось, что физика сердцем — неправильное решение.

В чем причина? — не переставала думать. Что не так?

Нашла несколько причин.

Во-первых, гимназисты в одиннадцатые классы собираются из разных школ. Для многих сочетание понятий наука и вера — немыслимо и невозможно; там, где они учились, так и считали. А тут, вдруг, учительница говорит наоборот — вера и наука совместимы; мои первые попытки вызывают некоторое недовольство, внутреннее сопротивление, а то и усмешки. Нередко в 11-й класс приходят уже озлобленные, уставшие от авторитарной школы и тяжелой жизни ребята, а некоторые из них уже работают и содержат сами себя — они практически знают, что за духовность хлеб не продают. Таким опытом они делятся друг с другом, и с этим следует считаться.

Во-вторых. Система образования в Литве за очень краткий срок резко изменилась. Ныне учитель гимназии с теми же учениками работает в основном только по 2 года (по 4 года — приятное исключение). До того, как появились гимназии, мы имели возможность тех же учеников обучать по 6 лет, а теперь для получения того же результата сроки сжались трижды!

В-третьих. Необычность самой идеи, с которой иду в класс: в знаниях физики «прячется» духовность! Разве могу надеяться, что насаждая такую мысль, к концу урока или к сроку контрольной работы получу видимый результат, как это бывает с логическими знаниями?

Но что же делать, если результат сейчас еще не виден? Если никому ничего доказать логически не смогу? Если сегодня некоторые ребята еще не способны осмыслить значимость того, что происходит на наших уроках физики?

Единственно правильный ответ знаю давно: трудиться дальше невзирая ни на что, следуя мудрому совету «лишь трудом оправдаемся»!

Чтобы успокоиться, стала переводить на русский язык выдержки из сочинений абитуриентов «Мое мировоззрение сегодня». Всегда помнила, что в этих сочинениях есть много подтверждений тому, что «философская подача» знаний физики — подход правильный.

Текстов много, эти сочинения ребят собираю уже лет 15. Но теперь, когда стала читать тексты многих лет подряд, стала складываться общая картина.

И вдруг четко осознаю: да вот же он — результат. Есть результат, он налицо — материализован на бумаге в письменном виде — и я его вижу!

Всегда знала, что подтверждения там есть, но нужно было прочесть большое их количество, чтобы мысли ребят предстали в новом качестве — в качестве доказательства. Главной целью уроков всегда ставлю выращивание целостного мировоззрения — элементы такого мировоззрения в своих сочинениях выражают и ребята! Не все так мыслят? Но разве такой факт мои усилия зачеркивает? Так и должно быть: духовность — не товар; когда захотел, не купишь, с интернет сайтов ее не спишешь. На уроках зерно по всем направлениям сеялось, но бывает, что оно падает и на голый камень…

Зря, выходит, мучилась, себе не верила, и теряла время…

Если бы вы знали, какое это было чувство, какое облегчение, какая радость! И случилась радость эта — в Страстную Пятницу… И чистый снег, и морозок, и Солнце с «рогами Изиды» — все случилось в то же утро Равноденствия… Ну, чем не воскрешение души!

А ведь самотерзание угрожало полной потерей веры в себя, в свои силы, в свою — скажу открыто — в свою нужность делу Гуманной педагогики (ах, нет результатов, так может быть, я и не нужна… Вот самость-то заговорила!..).

И что же? Какой урок?

Точно сработал закон Ома: растет сопротивление (нагромождаются препятствия) — увеличивай трудовое напряжение — и ток не погаснет!

И сделала я себе вывод о необычности духовного воспитания.

Необычность:

Видимых результатов духовного воспитания не ожидать прямо сейчас.

Результат духовного — а значит, утонченного — воспитания, только утонченно и проявляется!

Его еще и «уловить» надо!

Надо признаться — трудно бывало не раз. Но невидимая поддержка — она есть, уверяю вас! Иногда она посылается даже через учеников. Перечитываю письма своих учеников, а там:

«Мужества Вам, не опускайте рук, когда будете чувствовать, что на уроке нет ответа, — он иногда намного дольше [чем урок длиться] задерживается, и оценивается уже не учителем, но самим собой…» (из письма Римы В.-Ж., 1985 г.).

«Учительница Ирена, окно в Мир в вашем кабинете всегда открыто» (4-й F, 2004 г.).

«Вы из тех учителей, которые не предают себя, соблюдают свои принципы и не сдаются. Меня все время удивляют Ваши знания, иное понимание мира. Урок о потенциальной энергии произвел на меня самое огромное впечатление. Тогда я запомнила, что человек обязан хотя бы немного, но подняться в гору и так приобрести потенциальную энергию, а не слоняться у подножия горы. Думаю, Вы можете ученику дать много больше, чем законы физики, Вы можете научить главному — применять эти законы в реальной жизни» (из письма 11-классницы Виты Г., май 2008 г.).

Почитаешь такие строки — и силы возвращаются. Так, с поддержкой моих же учеников, продолжаю учиться быть смелой, не убояться, даже когда светлые идеи кто-то отвергает.

Избравшему путь одухотворения знаний, придется себе ответить:

Истинно ли хочу идти на урок с целостным космическим мировоззрением, а не с заржавевшим научным атеизмом?

Хватит ли решимости и смелости, когда не словами, но уже делами, придется защищать свои позиции, свою веру?

Закономерности ли это для других — не знаю. Но знаю, что всех предупредили: вера без дел — мертва. Значит, или узду на эгоизм свой и саможаление наложить, или из школы уходить — третьего не дано. Мы обязаны выдержать незримый натиск бездуховности…

Свидетельствуют ученики.

В сочинениях «Мое мировоззрение сегодня», заканчивая курс школьной физики, абитуриенты разных лет нашей школы свидетельствуют, что даже на уроках физики происходит незримое духовное становление Человека.

«Физика мне помогла понять, что на Земле жизнь не ограничена лишь тем, что видишь» (Роман Р.Б., 1997 г.).

«Страшно стать в очную ставку с этими миллионами звезд… Смотреть на звезды и говорить о Боге? Какое совершенство механизмов природы! Все до мелочей упорядочено, все востребовано. Кто мог все это создать? Все рассчитать?!

Бог создал Мир — и сам в нем растворился…» (Энрика П., 1998 г.).

«Постулаты Эйнштейна можно рассматривать как своеобразный моральный кодекс» (Висмантас Р., 1998 г.).

«Относительность массы, длины, времени я бы определил так: всегда во всем являешься всем. Полагаю, что знания о Вселенной постучатся в твою дверь тогда, когда ты сам этого пожелаешь, когда сам себе точно скажешь: “Я хочу знать”» (Арунас Ч., 1998 г.).

«Каждый человек — особый, самостоятельный, независимый, неповторимый. У всех нас особые системы отсчета — разные взгляды на все… Желая понять другого человека, его чувства или состояния, требуется понять его пространство, его меры измерений, его критерии жизни. Мы должны уметь путешествовать через миры, которые люди создают сами вокруг себя, признавая их позиции, время, чувства. Всегда решим правильно, если не на свое мнение будем опираться и не своими мерами измерять, но мерами этих людей.

Это понять и доказать мне помогла теория относительности. Это прекрасная истина Жизни! Ее применять можно не только для взаимоотношений и взаимопонимания, но и для понимания всего мира и каждой клеточки в нем» (Лина Н., 1998 г.).

«Честно говоря, никогда не думала, что физика заставит меня задуматься над такими вопросами, как смысл жизни, мир, в котором живу, среда, меня окружающая. Также заставит интересоваться философией» (Кристина Г., 1998 г.).

«Мир природы и духовный мир для меня более приемлемы, чем разные механизмы, “холодные машины”. Отрицать науку нельзя, но нельзя ее ставить на место Бога. Воистину, мир шагает вперед, но Кто-То все это должен был “включить”» (Эдита С., 2000 г.).

«Зачем человек живет? Чтобы умереть? Теория относительности Эйнштейна заставила меня поверить, что вечность существует. Считаю, что после смерти каким-то способом мы достигаем абсолютную скорость света — душа ее достигает. Ибо только нематериальное может быть вечным. Мне радость, что библейскую истину я смогла доказать себе научно. Нужно жить, ибо у жизни есть смысл: совершенствоваться духовно и умственно, чтобы достигнуть вечности» (Агне Б., 2000 г.).

«Думаю, что наука есть та великая сила, которая очень медленно раскрывает покров неизвестного. По крупице доказывает, кто был прав, а кто ошибался… Взамен одному ответу появляются новые вопросы, но прогресс идет.

Изменилось для меня также и понятие Бог. Религия перестала быть тем ящичком, где можно спрятаться. Она не дает ответов, как и почему. Но кто-то должен был создать такие изумительные творения, как жизнь, земля, время. Как-то слышал: малограмотный человек отказывается от Бога, но, получив много знаний, опять возвращается к нему. Только этот Бог уже иной. Не такой, каким его рисует религия.

И не надо поклоняться технике, она лишь для того, чтобы облегчить жизнь, а не превращаться в саму жизнь. Но и наука не так уж невинна, как может казаться. При неправильном пользовании технологиями погибли и погибнут тысячи людей, изменились и изменятся судьбы миллионов. Эйнштейн говорил, что “с овладением атомной энергией изменилось все, кроме людского мышления”. Люди до сих пор эгоисты, жаждут славы и способны технологиями пользоваться на зло.

Я не знаю, зачем живу и какая моя миссия. Чем дальше, тем глубже осознаю, как все же знаю мало. Существуют иные измерения, иные законы, возможно, и иная жизнь. Но уже не требуются сказки, теперь уже надо поверить в реальность… А это совсем нелегко…» (Андрюс Б., 2002 г.).

«Не человек создал законы мироздания. [Для этого] он слишком слаб. Он сам — лишь маленькая частица природы. Потому мы должны признать, что существует не только мир, но и великий Распорядитель — бесконечный Разум. Следовательно, природа есть воплощение мыслей подобно тому, как произведение искусства есть воплощение мыслей художника, а машина — мыслей инженера» (Агне Я., 2004 г.).

«Я был ребенком из верующей семьи, вера в Бога придала нам с мамой сил, когда отец уложил свои вещи и ушел из дома. Вечного ничего нет, все в жизни заканчивается, мы не хотим это признавать, но это горькая правда.

Сегодня я уже не верю в того церковного Бога и думаю, что он есть только способ сплотить людей. Не говорю, что вообще не верю, что Создатель не существует; да, я согласен — мы откуда-то появились, должно же было быть начало начал. На уроках биологии все это пытались как-то объяснять, но это больше походило на гипотезы, мне не верилось (может быть кто-то мне подсказывал, что все не так). Позже я осознал, что и физика — не только одни формулы, с помощью которых вычисляют, как поведет себя то либо другое тело. Оказалось, что физика — интереснейшая из наук. Но раньше это понять не удалось потому, что учитель не подмечал хоть небольшой связи с жизнью. Потом такое познание я получил и Я ПРОЗРЕЛ (выделил Римас Б.)…

Первое, что изменило мой взгляд на физику — это понимание полюсов. В то время общество уделяло много внимания вопросу об однополых семьях и, как всегда, это сильно действовало на мышление подростков. И тут, вы только подумайте, учительница физики, объясняя, что противоположные заряды друг друга притягивают, а однополюсные отталкивают, говорит, что физика указывает, как [есть в природе и как] должно быть в жизни: половые взаимоотношения мужчины с мужчиной — извращение. Действительно, и правила взаимодействия зарядов легче запомнились, и сформировалось очень твердое мнение по данному вопросу…

В этом году меня заинтересовали механические колебания… Явление я применил к общей молитве толпы в храме… [и понял, что] резонансные колебания толпы дарят людям энергию… О теории относительности можно говорить без конца. Глубоко врезалось в память, что длина тел и продолжительность событий зависят от скорости; открылось понимание, что время действительно можно преодолеть, нужна только подобающая скорость. Скажем, допускаю, что наука есть свет, тогда <…> будучи образованы и живя более содержательно, мы удлиняем свою жизнь…

Лично у меня теперь очень широкое понимание жизни, и никто у меня его не отнимет» (Римас Б., 2007 г.).

«Жизнь человека, который активно и очень много трудится не только на свое, но и на общее благо, можно назвать вечной по сравнению с жизнью того, кто не совершает ничего примечательного и “движется” так же медленно, как большая часть общества… Думаю, даже единственный в мире человек, не о себе только думающий, но прилагающий усилия помочь другим, есть начало лучшего будущего.

Человеческий эгоизм и материализм могут погубить наш мир… Самое страшное, что все бедствия (войну, чуму, голод…), порожденные самими людьми, они называют бичом божьим. Таким вот способом общество воспитывает веру в Бога? Веру в человека? Как же, с малых лет так воспитываемые дети, станут добрыми людьми? В школе учат всему, только никто не учит быть просто хорошим человеком, не причиняющим вреда ни себе, ни другим.

Потому я очень рада, что мне улыбнулось счастье и я могла побыть Вашей ученицей. Вы доказали, что материальность — не главное. Меня восхищает, что Вы умеете радоваться самым простым вещам (например, приходом кого-то на урок, хотя и с опозданием, тогда как другие учителя за это ругают). Вас радует сама мысль о том, что Ваши речи, может быть, хоть как-то повлияют на нашу жизнь, в то время как другие люди лишь для себя пользу ищут.

Вы позволили мне поверить в Бога, которого, увы, я отрицала. Вы помогли понять, что физика — необычная наука. Эта наука — не одни только формулы, но много больше: природа есть живое отражение чувств человека. И хотя некоторые уроки я проболтала, большинство прозвучавших мыслей мимо моих ушей не пролетели и, считаю, они помогли по-другому оценить людей и мое окружение. Верю, что взглянуть на мир чуть иначе и увидеть, что не все так плохо, что есть много прекрасного, мне помогли Ваши мысли.

Ценю Вашу решимость хотя бы и немного, но все же присоединиться к созданию более лучшего общества; решимость помочь хотя бы нескольким менять взгляд на жизнь. Думаю, таких людей, которые все это делают не ради денег, —единицы» (Кристина К., 2007 г.).

«Никогда не думала, что наука, которую я боюсь, не всегда понимаю и, к тому же, считаю, никогда так и не пойму, может быть такой интересной, когда сухая формула, явление или правило переплетаются с жизненным опытом, интересным словом и глубоким миропониманием. Очень рада, что Вы являетесь моей учительницей. Это большая удача, когда в общении с другим человеком можно получать не только информацию, но и косвенные указания на жизненные ценности… На Ваших уроках я узнала, как физические законы действуют в жизни…» (Каролина Ш., май 2008 г.).

«И все же, кем бы я ни был во Вселенной, — микроскопической пылинкой или сущностью с определенной судьбой, чувствую, что с помощью Физики мир я увидел намного красочнее, чем способны были на это другие, “сухие” науки — естествознание и математика, мыслить учившее лишь “механически”. Поэтому верю, что приобрел основы самопознания и миропознания, что есть место совершенствованию моего мировоззрения и надеюсь, что так будет всегда» (Томас У., 2008 г.).

В Бога в себе поверьте!

Всю жизнь как магнит меня притягивали храмы, костелы, церкви, монастыри, руины старых крепостей. Для меня они были не только шедевры зодчества, к ним какая-то тайна тянула: там текла невидимая, непонятная, глубинная жизнь…

В раннем детстве были некоторые промежутки времени, когда мне пришлось без мамы жить в далеком селе — у сестры-монахини какого-то ордена, насильно распущенного с приходом советской власти. «Сестричка» (так мы обращались к нашей монахине) не только отдавала нам всю свою любовь, нежность и заботу, но посмела заботиться даже о нашей духовной жизни: учила нас катехизису, водила на молебен. И это в послевоенные годы, когда все боялись всех, и никто, в том числе и она, не был охранены от возможных доносов! Я росла послушной «храмовой» девочкой: знала наизусть многие молитвы, стихи, молитвопения, участвовала подряд на всех праздничных процессиях деревенского костела…

Небольшой районный городок, куда в 8 лет меня насовсем увезли, был полон жизни, школа была большая, а тут еще электричество, кино, библиотека, даже радиофицированная улица… Но странно — после переезда, на радостях, что я опять с мамой, про молитвы и костел я забыла сразу же, будто их в моей жизни совсем и не было; все как бы притаилось в глубинах души и стало терпеливо чего-то или кого-то выжидать. Прошло совсем немного времени и я уже не посещала службу в костеле, наизусть полностью помнила только «Отче наш» и никогда позже не мучилась вопросами веры — не веры. Пионерская жизнь тогда для меня была намного интереснее.

Но была ли я, детство которой, как и большинства, родившихся сразу после войны, прошло под знаменами пионерии, а юность — в рядах комсомола, атеисткой?

Навряд ли. Во всяком случае, в более зрелые годы, таковой я себя не считала.

Сегодня я уже способна ответить себе даже на этот вопрос.

Да, оказывается, я была атеисткой — пока в себя, в свои силы не верила! Подтверждение тому нашла совсем недавно.

«Неверие в величие своей души веданта называет атеизмом… Древние религии утверждали, что атеист — это тот, кто не верит в Бога. Новая религия называет атеистом того, кто не верит в себя. Однако, это не эгоистическая вера, поскольку веданта, <…> это учение Единства, что подразумевает веру во все и всех, ибо ты — все».

Разве что-нибудь в словах Свами Вивекананды противоречит утверждению современной науки о всеединстве? Разве не соответствует Гуманной педагогике, утверждающей: если живет в нас Вера в Высшее и, соответственно, мировоззрение является целостным, тогда действительно все лучшие методы в самих себе найдем.

Не только в Бога вообще — В БОГА В СЕБЕ поверьте!

Верьте в Гуманную педагогику В СЕБЕ — она от БОГА!

Следовательно, существуют четырехмерные, одухотворенные математика, химия, география и т. д. — осталось только открыть их. Ибо Обещано:

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Матф. 7, 7).

2009 г.

С.Ю.Городович. Культура школьного детства.

Автор — Светлана Юрьевна Городович,

Директор школы «Наш Дом»,

Рыцарь Гуманной Педагогики,

Г. Благовещенск.

Я стала директором школы в 27 лет. Меня никто не назначал и никогда бы не назначил, так как у меня не было опыта руководящей работы. Я сама назначила себя директором, когда мы вместе с мужем создали свою школу. У нас не было концепции, не было плана развития, было лишь желание открыть школу для своих родных детей. Школу, в которой они смогут прожить полноценную школьную жизнь. Справедливую школу, о которой мечтал Януш Корчак. Школу-дом, в котором пахнет пирогами. Сейчас, спустя 16 лет, я понимаю, что эти мечты и были самым лучшим планом развития, мудрой концепцией, благодаря которым «Наш Дом» стал добрым домом для детей, родителей и учителей.

В 1992 году стали появляться частные школы, которые выполняли заказ родителей на «другое» образование. В этой ситуации важно было организовать учебный процесс как можно более оригинальным способом: «обучать детей стоя, под открытым небом, на полу, под партой». Использовать зарубежный опыт Вальдорфских школ и Монтессори-педагогику. Вводить в школьные программы изучение сразу нескольких языков, новомодные предметы с непонятными для детей названиями и целями. И только те школы, которые ответили на главный вопрос: «Для чего и, главное, для кого я, школа, появилась на свет? Какую Миссию я понесу в мир детства?» — получили право на жизнь.

Наше «восхождение к сердечности» тоже сопровождалось сомнениями и соблазнами «пооригинальничать» или, наоборот, вернуться к обычным образовательным приоритетам в виде процентов качества и подсчетом количества поступивших в вузы. Ведь определить эти показатели и получить зримый результат легче, чем измерить глубину душевных переживаний, силу сердечного устремления. Мы могли бы отбирать особо одаренных детей, результаты обучения которых (в виде отличных отметок) не замедлили бы обеспечить нашей школе статус «элитной». Но что это за школа, которая говорит ребенку: «Ты не достаточно умен для меня! Вот если осилишь предложенные мной тесты, тогда я еще подумаю, нужен ты мне или нет!».

Кому нужна такая школа, и имеет ли она право на существование?

Была и стереотипная позиция родителя, «заказывающего» образование за деньги, как в ресторане заказывают блюдо. И позиция коллег из государственных школ: «Ведите свое чадо в “школу радости”, а у нас здесь учиться надо!» А как же учиться без радости? Ведь это тогда «каторга» получается! Без радости и вдохновения знания становятся бессмысленными и пустыми. То ли в шутку, то ли в серьез родители втолковывают первокласснику: «Вот и закончилось детство! Теперь учеба — твой главный труд!» А детство-то продолжается! Ребенок живет полноценной жизнью, и в ней должно быть место переживаниям, победам и поражениям, дружбе и первой любви, открытиям и разочарованиям. И все это — тоже школа! Это — школьное детство! Культура школьного детства! Так вот в чем миссия школы — создать в своих стенах Культуру школьного детства!

В каждой школе эта Культура своя, сообразная ее внешнему и внутреннему обустройству. И так же, как не бывает абсолютно одинаковых людей, нет одинаковых школ. У каждой свое «лицо», свой духовный мир.

Внешнее обустройство школы.

О школьных кабинетах.

Как часто оборудованный по последнему слову техники предметный школьный кабинет становится «музейной» гордостью учителя. Этот кабинет оборудован для того, чтобы можно было показать проверяющим, или похвастать перед коллегами, или потешить свою профессиональную гордыню. Так и пылятся в нем таблицы и экспонаты, бесчисленные папки и диски. Мертвые и никому ненужные, как игрушки в витринах «Детского мира». Если оборудуется предметный кабинет, то он должен работать на ребенка, на его познавательный интерес. В нем все можно потрогать, разобрать, изучить. Иначе возникает ощущение «чужого», «мертвого» и недосягаемого, как памятник на постаменте. А отсюда и желание написать на парте, тайком сломать, разбить и искорежить.

Мы отказались от таких кабинетов, и дети почувствовали себя хозяевами в школе, причем хозяевами добрыми, бережно относящимися ко всему, что их окружает, ценящими красоту, чистоту и уют помещений, в которых они учатся и живут.

Ежегодно родители и школа тратят немалые средства на ремонт классных комнат. Мы решили, что необходимо подходить к этому процессу творчески. Как результат — кабинет третьего класса. Он создан по образу пещеры, описанной Ш.А.Амонашвили в книге «Амон-Ра»: «Для Ра Андрей выделил отдельную пещеру. Одну стену в ней он покрыл странными рисунками, на другой высек буквы и мудрые изречения, третью превратил в целую книгу, а свод пещеры с первого взгляда было трудно отличить от открытого неба с плывущими по нему облаками и чередующимися на нем светилами. Везде вдоль стен стояли цветы в горшочках, распространяя вокруг себя чарующий запах». Место у доски мы превратили в звездный небосвод: «Над ним сверкало и переливалось тысячами звезд бархатное черное небо. Звезды были маленькими и большими; голубыми, розовыми, желтыми и зелеными. Они перемигивались между собой, играя друг с другом, а может быть, ведя только им понятные беседы. Ра никак не мог оторвать взгляд от этой неземной, сказочной картины, и ему даже показалось, что кроме него и неба больше ничего не существует». Находясь под звездным небом, ребенок переживает здесь свой «звездный час». А учитель поможет ему в этом и не станет «вызывать к доске» по принципу: «К доске пойдет…».

О школьных стенах.

Почему они пишут на стенах? Можно много философствовать на эту тему с точки зрения детской психологии, однако я предполагаю, что это просто некая внутренняя потребность «оставить в жизни свой след». Для реализации этой потребности мы выделили специальную стену, на которой можно писать и рисовать, не рискуя быть наказанным. Боялись ли мы, учителя, что на стенах появятся плохие слова? Конечно, боялись! Но плохих слов не появилось! Первое время возле стены было столпотворение, не было ни единого квадратного сантиметра свободного от «художеств» детей и… учителей.

Постепенно страсти улеглись, стена «погрустнела» и перестала быть востребованной. Но она появится вновь, как только у кого-нибудь возникнет желание «оставить след».

Вообще тема «школьных стен» неисчерпаема.

О школьных стендах.

Кто придумал эти казенные стенды в школах?! Кажется, они смотрят на нас сквозь «строгие очки» возмущенного суматохой переменки учителя. Кто читает эти стенды, и кому они нужны? А ведь на это «оформление школы» тратятся ежегодно большие деньги! В «Нашем Доме» тоже есть стенды. Но они несут важную для детей полезную и интересную информацию. Например, есть стенд, который помогает нам спасти детей от курения. На нем почетный список семей, в которых никто не курит! Дети очень этим гордятся, и их родители тоже! Был случай, когда ребенок с гордостью сообщил, что папа бросил курить и теперь их семья тоже имеет право на почетное место на этом стенде. Ко мне пришел отец и с возмущением сказал, что его сын лгун и ввел всех в заблуждение, так как бросать курить он и не собирался. «А что же теперь делать? Есть два выхода: первый — сообщить детям, что Ваш сын всех обманул или… Вам, действительно, бросить курить!» Отец не курит уже два года, фамилия семьи красуется на стенде.

Есть стенд, на котором фотографии всех наших выпускников. Пусть ребята мечтают о том, как в скором будущем они тоже станут такими же взрослыми, возьмут на себя ответственность за малышей в школе, а на последней школьной линейке прозвучат самые добрые слова о них, старшеклассниках. А потом появится и их фотография на стене «Нашего Дома».

Как приятно, когда стены дома украшают фотографии дорогих нам людей! А почему бы не повесить фотографии родных в классе? А еще можно устроить целую выставку после летних каникул! По таким фотографиям можно весь год рассказывать одноклассникам о походах и увлекательных путешествиях.

У самого порога каждый день ребят встречает вопрос великого Януша Корчака: «Кто ты? Кто ты “Нашему Дому” и всему этому миру — товарищ? Жилец? Равнодушный жилец? Обременительный пришелец?».

Высказывание мудрецов, крылатые выражения наполняют школьные стены содержанием, заставляющим мыслить, переживать и размышлять.

Неким символом «Нашего Дома» стали часы с кукушкой. О них поется в школьной песне, которую ребята очень любят:

Часики с кукушкой, часики с кукушкой Что-то очень-очень важное поют. Часики с кукушкой, часики с кукушкой Весточку из детства нам передают

О школьных звонках.

Однажды мы повели ребят на экскурсию в соседнюю школу. Прогремевший с урока звонок привел наших детей в «стопор»: они прижались к стене и широко распахнутыми глазами наблюдали, как их сверстники с криками вылетали из класса, сметая друг друга, падая и толкаясь.

Дело в том, что звонков у нас не было никогда. Вначале я не могла объяснить себе чувство неприятия этой формы начала и завершения урока. Позже поняла: звонок вырабатывает у ребенка условный рефлекс, как у собаки Павлова: загорелась лампочка — выделяется слюна. Звонок не обладает никаким воспитательным воздействием, он некий «толчок в спину» Он не воспитывает привычки дорожить временем, он прерывает резким звуком творческий полет на уроке, он будоражит и пугает.

Человек должен сам следить за временем, рационально распределять его, уважать свое и чужое время. Это воспитывается в раннем детстве и остается на всю жизнь. Это мы стараемся привить своим ребятам и самим себе.

О режиме дня и расписании.

Жизнь ребенка должна быть наполнена содержанием, разумной деятельностью. Для этого двери «Нашего Дома» распахнуты для ребят с 8-00 до17-00. С учетом возраста и интересов организован режим дня и расписание. Малыши могут поспать днем. Обязательны для всех прогулка, игры на воздухе, экскурсии. У нас вкусно кормят, и в столовой пахнет пирогами, потому что работают добрые повара. (Иначе нельзя в доброй школе!). Есть хорошая библиотека, где можно, устроившись поуютнее, почитать или поразглядывать картинки. Есть добрый доктор, который может лечить добрым словом и витаминкой, к которому можно прийти только потому, что хочется тепла и внимания.

Расписание выстраивается так, чтобы уроки, требующие терпеливого сосредоточения, сменялись уроками с активным движением, прыганьем и беганьем. Во второй половине дня предметы по выбору, индивидуальные занятия.

Духовное обустройство «Нашего Дома».

У Школы есть душа. Это неоспоримо. Без души — не Школа, а «учебное учреждение», в котором есть только форма. Поэтому мы должны с любовью и кропотливо обустраивать духовную жизнь школы, ее детей, учителей и родителей.

Необходимо давать детям знания о душе, о духовном мире. То есть постичь духовную теорию.

Прежде всего, эти знания дети получают из уроков. Но ведь школьная программа не предусматривает такое содержание, которое опирается на духовные основы, духовные ценности, жизненность и нравственные начала образования. Задача нынешнего школьного образования состоит прежде всего в том, чтобы подготовить ребенка к поступлению в ВУЗ. О какой духовности может идти речь? Содержание образования предусматривает лишь набор знаний, умений, навыков. Пусть Министерство образования формирует такое содержание, ведь чиновники это делают там, в своих кабинетах, где нет места детям. А мы, учителя, вдохнем в это содержание жизнь, сделаем эти знания одухотворенными!

Каждый учитель школы готовит приложение к программе по своему предмету. В нем бесценные «жемчужины» духовности и добра, которые обогащают не только ум, но и сердце. Эта кропотливая работа требует творчества, времени, а главное — духовного роста, расширения педагогического сознания самого учителя. Поэтому вся работа по профессиональному росту нацелена на реализацию этой задачи, в том числе, и административный контроль. Я не иду «проверять» работу учителя, я иду творить вместе с ним и детьми Урок. Искать источники вдохновения, обмениваться энергией этого творчества, расширять свое сознание.

Есть уроки, которые по своей природе и содержанию призваны воспитывать дух: ЧУДО (час удивительно доброго общения), уроки эстетического цикла предметов, Основы Православия. «Наш Дом» — единственная в Амурской области общеобразовательная школа, которая воспользовалась правом ввести в школе этот предмет с согласия и по просьбе родителей. Пусть пока пожелали немногие, но дети с радостью посещают эти уроки. И если появятся в «Нашем Доме» семьи с другим вероисповеданием, мы будем организовывать уроки основ любой, официально признанной на территории Российской Федерации конфессии.

Уроки Основ общечеловеческой нравственности (ЧУДО) — курс, который преподается с первого по одиннадцатый классы. Тема разговора на уроке должна учитывать не только возрастные особенности детей, но и сегодняшнее их состояние и переживания, найти нужный тон, подход. Конечно, все это зависит от мастерства учителя, его человеческих качеств, уровня доверия в отношениях с ребятами. И, самое главное, способности учиться у детей житейской мудрости.

В первом классе на уроке ЧУДО изучаем Заповедь Ветхого Завета «Не прелюбодействуй». Как учителю объяснить малышам, что означает эта Заповедь, какой духовный смысл она несет людям?

Но дети выручают учителя своей мудростью:

— Любовь похожа на свечу. Она освещает и согревает нашу жизнь. Но если поднести руку к пламени, можно обжечься.

— А если вдруг сквозняк?

— Свечу задует! Любовь нужно оберегать, как пламя свечи, не давать ей погаснуть, а это огромный труд.

Беседуем с детьми, а в это время я создаю вокруг большой свечи «композицию» из маленьких свечек. И для того, чтобы мое «творение» засветилось, зажигаю от большой свечи маленькие. Но они не зажигаются, а «главная» свечка оплавляется и… гаснет. Я расстроена, дети возмущены:

— Зачем трогали большую свечу? Ее надо оберегать, а не растрачивать по мелочам…

Тишина.

И в этой тишине голос первоклассника Андрюшки:

— Я понял, понял! Не прелюбодействуй — значит не растрачивай напрасно талант любить, данный тебе Богом!

— А если поискать образ слова «не прелюбодействуй», то получается — не предавай любовь действием! Или не действуй против любви!

Необходимость сбивчивого объяснения об измене отпала. Дети открыли мне новую мудрость!

Уроки предполагают возможность общения «один на один», через тетрадь и письма. Может быть, эти откровения уберегли кого-либо из ребят от отчаяния и опрометчивых решений.

Уроки в старших классах о миссии Отца и Матери привели к решению ввести курс «Педагогика Сердца», который помогает принять Гуманную педагогику, осознать важность своего будущего родительства.

Все дети любят предмет под названием «Основы актерского мастерства». Он помогает каждому почувствовать уверенность в себе, научиться свободно выражать свои эмоции. Школьный театр «Шум и гам» в 2007 году получил звание народного. В школе появился термин «лечение сценой». Если ребенок потерян, у него пропал интерес к жизни или он стал отдаляться, значит, ему срочно нужна роль! Грандиозным событием в школе был спектакль по пьесе В.Коростылева «Варшавский набат», посвященный Яношу Корчаку и его воспитанникам, погибшим в газовых камерах Треблинки. В спектакле приняли участие 24 ребенка и 6 учителей. А спектакль о сложных проблемах и переживаниях подростков «Полет Кузнечика» просто перевернул жизнь самого «трудного» десятого класса и работающих в нем учителей, помог по-иному посмотреть друг на друга, понять и простить.

Знания о духовном мире человека мы получаем из «Пушкинских проповедей», автором которых был когда-то Симон Соловейчик. Теперь проповеди создают учителя и ребята. Каждый понедельник мы собираемся на общую линейку, на которой в течение 5–7 минут слушаем высокое слово на тему нравственности. Самое главное, чтобы слово это не стало «занудством» и «морализаторством». Для этого говорим о том, что нам близко и понятно, что есть наша жизнь, что волнует и вызывает эмоции. Иногда ребята или даже учителя подходят после проповеди с вопросом:

— Признайтесь, ведь сегодня Вы обратили свои слова именно ко мне? Я это почувствовал!

Если неделя начинается с Пушкинской проповеди, то заканчивается она общешкольной линейкой «Открытый микрофон». На ней каждый может выдвинуть кандидатуру Человека недели, того, кто проявил себя в чем-либо. Если это достижение или событие, с которым следует поздравить, то имя Человека недели будет красоваться в медали и сидеть всю следующую неделю этот человек будет на почетном стуле, сделанном в школьные годы нашим земляком, знаменитым актером и режиссером Валерием Приемыховым. Но бывают моменты, когда Человеком недели ты становишься по другой причине; если обидел кого-то или совершил другой нехороший поступок. В этом случае можно угодить в большую черную калошу, которая висит на школьном стенде. По этому поводу мы не раз спорили с коллегами: а не стоит ли избавиться от этой калоши? Однако ребята настаивают на ее существовании, и она пока еще угрожающе чернеет на стенде, возможно, напоминая некоторым о том, что главный Закон школы гласит: «Никто и ни при каких обстоятельствах не имеет права унижать достоинство другого человека».

Душа школы — в ее традициях.

Каждый год, 7 марта, мы проводим Пушкинский бал. Это одна из самых красивых традиций, когда ребята попадают в атмосферу красоты и благородства, прекрасной музыки, поэзии и возвышенных чувств и эмоций. Конечно, они не перестанут любить современную музыку и дискотеки, но они переживут восторг от прикосновения к непреходящим ценностям прошлого, к классическому искусству и будут ждать новой встречи с прекрасным.

Очень важно, чтобы появление традиций имело смысл и миссию. Совершенно естественно и жизненно родилась традиция проведения ежегодного спортивного состязания «В поисках школьного Геракла». Казалось бы, какую нравственную нагрузку может иметь состязание в силе и ловкости? Но эта традиция родилась как дань памяти замечательному Учителю «Нашего Дома», мечтавшему о том, чтобы дети наши были здоровы физически и нравственно, и очень много для этого сделавшему. Этот Учитель — автор удивительной программы для школьников «Человек, соверши чудо — будь, пожалуйста, здоров!», доцент кафедры гистологии Амурской государственной медицинской академии, учитель школы «Наш Дом» Нелли Васильевна Луценко. Уже несколько лет ее нет с нами, а память о ней хранится в детских сердцах. И каждый раз, когда ребята состязаются за звание «Школьного Геракла» в соревнованиях, посвященных памяти Нелли Васильевны, они воспитывают в себе память сердца.

Состязания проходят в живописном уголке Амурской области — санатории «Василек». Именно сюда каждый год, 2 сентября, мы приезжаем всей школой, чтобы пережить период адаптации после летних каникул, принять в свою семью новых «домочадцев». Это тоже традиция. Коллеги из других школ часто жалуются, что первые две недели после лета дети «раскачиваются» на учебу, трудно возвращаются в школьное русло. Благодаря «Зеленой школе», нашим детям достаточно для адаптации 3–4 дня. А как это важно для первоклашек! Во-первых, они проживают эти дни со своими учителями, и, во-вторых, в школе воспринимают их как близких людей, которым можно довериться в любых вопросах.

Школьные семьи.

В «Васильке» первоклашки и новенькие знакомятся со своими школьными родителями — старшеклассниками. Дело в том, что в школе есть семьи — это разновозрастные объединения ребят, во главе которых стоят школьные мамы и папы — ученики 11 класса. Старшие во всем помогают малышам, опекают, поддерживают и заботятся о них. Это большая ответственность, и старшие стараются соответствовать званию родителя, они как бы примеривают на себя эту роль всерьез. А «рейтинг популярности» того или иного старшеклассника соответствует количеству детей в его семье. Это еще и серьезная наука уметь находить общий язык в семейных взаимоотношениях. Был случай, когда школьный папа, рассорившись со школьной мамой, заявлял о своем уходе из семьи. Но, не сумев найти ответ на вопрос: «А как же дети?», оставался, находя компромисс в «семейных» взаимоотношениях. Автором этой системы взаимного или «семейного» воспитания является мой учитель — Вячеслав Васильевич Белоглазов.

Школьные символы.

Зеленый флаг нашей школы — символ детства, надежды, весны. Такой же флаг был в школе Януша Корчака. Право поднять флаг получает не каждый — это высокая честь и о ней мечтает каждый в «Нашем Доме». Я надеюсь, что в скором будущем, в школе появится форма для ребят и учителей, которую все будут носить с гордостью.

Должны быть отличительные знаки, символизирующие переход из одного класса в другой, красивая и торжественная церемония вручения этих знаков.

Духовная практика.

Знания о душе, о духовных ценностях только тогда имеют смысл, если применяются в повседневной жизни человека. Необходимо «тренировать» душу в добрых делах, акциях милосердия. При этом дети должны понимать, что быть добрым и милосердным не значит дарить подарки нуждающимся два раза в год. Это огромный каждодневный труд, это великая ответственность, это то, что наполняет жизнь человека смыслом.

Поэтому очень важно долгосрочное шефство над ветераном войны и его семьей, когда ребята каждый день навещают его, кормят горячим обедом, общаются, помогают по дому.

После окончания 11 класса и сдачи экзаменов выпускники получают аттестат зрелости. В чем свидетельство этой зрелости? В наборе знаний, умений, навыков по предметам школьной программы? А чем подтверждается духовная зрелость? Где критерии этой зрелости? Чем ее измерить?

В «Нашем Доме» есть еще один экзамен — «Выпускной проект». Это самостоятельно организованная и проведенная акция добра и милосердия. Это конкретная помощь конкретному человеку. Помощь судьбоносная и для того, кому помогают, и для того, кто эту помощь оказывает.

В этом году в ходе акции «Подари мне жизнь», организованной выпускниками и старшеклассниками «Нашего Дома», собраны средства на операцию годовалой малышке. Девочка жива и, надеемся, будет здорова.

Наши ребята принимали непосредственное участие в строительстве Благовещенского Храма, «Аллеи памяти» участникам трех войн и многое другое.

Священничество.

Духовная теория и духовная практика нуждается в особой каждодневной атмосфере искренних и доверительных взаимоотношений взрослого с ребенком. В событиях, явлениях, внутренних переживаниях, которые нельзя увидеть, потрогать, а можно лишь почувствовать. Это и есть священничество, когда взаимодействует сердце с сердцем, душа с душой. Когда понимание возникает с одного взгляда, когда не нужно слов. Или когда происходит озарение, или вдруг меняются глаза ребенка, потому что в душе происходит нечто, что раз и навсегда изменит его судьбу.

У нас учился мальчик, который, уже, будучи старшеклассником, открыто приветствовал одиозные поступки лидера партии ЛДПР. Носил майку с фотографией лидера, старался подражать ему в манерах и поведении. Конечно, это была юношеская бравада. Но это не могло не расстраивать учителей и родителей. Иван (сегодня он артист Московского театра «Сатирикон»), обладая незаурядными актерскими способностями, играл во всех школьных спектаклях. В сатирической постановке на день Победы ему досталась роль Гитлера. Он играл с упоением, ему нравился образ дураковатого крикуна, в коем узнавался современный образ его кумира.

Выездная агитбригада вернулась в школу в конце дня. Ивана как подменили: молчалив, подавлен и погружен в себя.

— Что случилось? — спрашиваю его.

Отвечает с глазами, полными слез:

— Светлана Юрьевна, я эту сволочь никогда играть не буду, даже в шутку! — и добавляет, — Если бы Вы видели глаза стариков-ветеранов!

Мальчик Ной учится у нас в пятом классе. Способный талантливый ребенок, но вот беда — не растет. Ростом он с трехлетнего малыша. Это серьезная непреодолимая патология развития.

В школе он нашел себя; прекрасно играет в спектаклях, поет, хорошо учится. Никто его не обижает. Но можно представить, что творится в душе ребенка, когда он не поспевает на уроках физкультуры за своими одноклассниками — ножки коротки. Когда девочка, в которую он влюблен, выше его в два раза! Излишнее внимание (как к маленькому) его раздражало, и хотелось быть со всеми наравне. Требовалось необыкновенное терпение, такт и, конечно, любовь, чтобы уберечь его от озлобленности, вселить уверенность в себе. И вот Ной привел своего младшего брата в «Наш Дом» в первый класс. Одноклассница братишки, увидев Ноя, подбегает к нему со словами:

— Ой ты, пупсик!

Ной посмотрел на девочку, подошел к взволнованной ситуацией учительнице и прошептал:

— Я не обиделся!

«Нашему Дому» уже 16 лет. Впереди еще много испытаний, побед, переживаний за наших детей. Даже когда они выпустятся из школы. И не столь важно, где они продолжат обучение, какой профессией овладеют. Очень хочется, чтобы они были Благородными Людьми! В 2008 году по инициативе самих ребят создана Корпорация выпускников «Нашего Дома».

— Хотим держаться рядом! Хотим воспитывать в «Нашем Доме» своих детей и внуков! — так выпускники определили причины такого объединения.

На выпускном вечере дедушка нашего ученика Саши Дзевениса подарил школе свою книгу с авторской надписью: «“Наш Дом”, как “Слово о полку”, — в одном бесценном экземпляре…».

В.А.Кучеровский. Воспитание человека на основах Культуры. через осознание Красоты — путь воспитания сердца.

Автор — Валерий Андреевич Кучеровский,

Руководитель Творческой Лаборатории Гуманной педагогики «Орфей» при педагогическом училище Южно-Украинского педагогического университета им. К.Д.Ушинского,

Рыцарь Гуманной Педагогики,

Г. Белгород-Днестровский, Украина.

Мастер-класс состоит из теоретического обоснования урока и его практической части, взаимно связанных и дополняющих друг друга. Во вступлении затрагивается проблема, которую необходимо решить всему педагогическому сообществу: подняться учителю до возвышенного и более тонкого сердца новых детей, как это понимал В.А.Сухомлинский, не нарушая их святости. И наполняя свою чашу сердца совершенными искрами всего прекрасного и светлого, стать преданным другом детей, стать учителем высочайшей педагогической культуры. Только воспитав себя, мы получим право стать педагогом — стать ведущим дитя. Одним из обязательных условий начала урока является торжественность. Она достигается особым состоянием учителя, его особым настроем, искренностью и состоянием внутренней правды.

Какие задачи ставит автор?

Помочь детям понять, что главной целью человека на земле является устремление к более совершенному человеку в себе. «Познать самого себя» — советовали мудрейшие представители человечества и с этой ступени начать познание мира и своего места в жизни. Осознать свою миссию. Сократ говорил своим ученикам, что «нужно увидеть более совершенного себя и к нему стремиться». Заглянув в историю, на примере светочей человечества в эпохи Возрождения, Просвещения, Серебряного века, через раскрытие глубинного смысла произведений искусства, литературы, поэзии и науки попробуем вместе с учениками осознать вечную истину: «Только познав себя, и определив наше предназначение, мы можем выстроить свой путь, как путников вечности».

Ребенок мыслит образно и потому нельзя навязывать ему своего мнения. Учитель только подводит его к собственному открытию через вдохновение и интуитивное озарение, которые проявляются при чтении и слушании мифов, легенд и сказаний. На уроке используется педагогический опыт Великого классика Украины Василия Сухомлинского и его «инструменты», помогающие развитию у детей умения наблюдать, мыслить, выражать свои мысли. Широко используются музыка, авторские стихи, картины и постеры, видеопроекция, все вместе должно вызвать в детском сознании восторг, изумление, вдохновение, которые обязательно должны вылиться в творчество: поэтическое, музыкальное, живописное.

Сам урок построен в форме живого собеседования, в котором все участники выступают на равных условиях. По ходу урока используются и моменты театрализации, могут возникнуть мизансцены психологического театра, создаются моменты необходимого состояния «звонкой тишины», паузы сосредоточения и глубокого осмысления, без которых не может быть вчуствования в предмет обсуждения.

Новизна урока.

Автор мастер-класса использует на уроке открытый им «Закон сообщающихся сердец», когда при достижении духовной общности между учителем и учениками возникает особая интуитивная индивидуальная связь. В течение всего урока будет действовать магнит сердечного притяжения, в поле которого вырабатывается та необходимая огненная энергия, которую мы называем культурою.

Сценарий проведения мастер-класса.

Мои ступени к совершенству.

(Урок-исповедь, с творческими отступлениями и импровизациями).

На классной доске надпись с названием мастер-класса и девиз: «Простота, красота и бесстрашие», на стене перед учениками репродукции и подлинники картин Николая Рериха, Святослава Рериха, Чюрлениса, Бориса Смирнова-Русецкого, Грев Кафи (Кишинев, Молдова), Валерия Мухина (Ялта, Украина), фотографии космических пейзажей, план урока.

В аудитории собираются «ученики» (участники педагогических чтений).

Вступление. Психологический настрой.

— Здравствуйте, дорогие мои ученики! Встаньте пожалуйста. Я с волнением ждал этой встречи, готовился к ней и очень хочу, чтобы наш У-РОК состоялся и наши с вами судьбы наполнились высшим Светом: светом любви, творчества, откровения, озарения, проникновения в глубочайшие тайны природы. Чтобы те вопросы, которые я предложил для обсуждения, затронули не только меня, но и каждого из вас. В мире нет ничего случайного, а значит судьбе было угодно, чтобы мы сегодня встретились и каждый из нас ушел с этого урока преображенным, чтобы встреча стала для нас судьбоносной. Садитесь. Тема мастер-класса навеяна исповедью Льва Николаевича Толстого, где он безжалостно обнажает свои ошибки, поступки о которых он сожалел. Тема педагогических чтений тоже вытекает из размышлений Толстого. А потому и мой мастер-класс выстроен как урок-исповедь. Это сложно, но я рассчитываю на вашу поддержку и понимание. Посмотрите план урока. Все ли мы, из предложенного мною, возьмем?

Идет обсуждение плана.

— Больше вопросов или предложений нет? Тогда начнем…

Учитель подходит к столу, делает паузу, достигая тишины и в состоянии максимального внутреннего сосредоточения и напряжения, торжественно, на фоне музыки, начинает урок. Звучат стихи в авторском исполнении:

Весь мир наполнен тайною предания И манит душу, сердце тайна та. На рунах звездных сказ о Мироздании И правит миром этим Красота.
Там Зов Веков, шаги столетий, Там Слово Мудрости и в Вечность Путь.
Здесь звон оков, след лихолетий, след нашей глупости и много пут.
Но в тишине нам вторит эхо, Во тьме улавливает слух: «В моем Завете путь к успеху, К которому ты вечно глух.
Уйми же зуд своих желаний, Огонь сердечный пробуди. Иди путем высоких знаний И верь — успех твой впереди!»

Для чего мы с Вами собрались в этом классе? Чтобы состоялся У-РОК. Чтобы в каждом из нас загорелся Свет нашей общей судьбы и каждый из нас унес с этой встречи то знание, которое определит его судьбу. Так должно быть, если мы приложим к этому веру в важность нашей встречи, веру в самих себя и нашу космическую эволюционную миссию. А задача у нас у всех одна — стать совершенными, «как Отец наш Небесный», то есть достичь богоподобия.

В жизни каждого человека бывают моменты определяющие всю их дальнейшую жизнь. Те ступени, на которых вы побываете вместе со мною, именно такие. Если бы их не было, я бы не стал тем, кем являюсь и, наверное, наша встреча сегодня не состоялась бы.

Вы обратили внимание на те картины, которые выставлены перед вами? Здесь Микалоюс Чюрленис, Николай Рерих и Святослав Рерих, Борис Смирнов-Русецкий, Григорий Кабачный и Евдокия Фидельская, Валерий Мухин. Здесь нет ни одной случайной. Эти произведения изобразительного искусства, те темы, которые подняты художниками, помогали мне ответить на многие сложные жизненные вопросы, воспитывали меня и мы вместе творили мой духовный образ. Может они помогут и вам?

Новое время — это век культуры, искусства, творчества. И уроки должны быть тоже, как творчество. Этому нас учит и классик Константин Ушинский.

Прошу Вас посмотрите внимательно на эту картину. Кто-то узнал художника? Скажите по секрету пока только мне, чтобы остальные могли вспомнить тоже. Ведь мысль об этом художнике звучит во мне и у ваших коллег. И вы узнали? Ну вот, видите, в нас все есть, все заложено от начала творения жизни. Надо только верить в себя.

Борис Смирнов-Русецкий, он почти ровесник прошлого века, родился в январе 1905 года, а закончил земной путь в 1993. Его считают посвященным учеником Николая Рериха. Он художник-космист и символист. Но он любил еще добавлять, что он романтик. Добавлю, Борис Алексеевич признанный мастер пастели и автор редчайшей философской темы в искусстве — «Прозрачность». Как сам он объяснял символику этого цикла: «Это стремление через видимое раскрыть невидимое». Но перейдем к этой очень важной для моего мастер-класса картине. Думаю, вы без труда скажите и как называется эта работа. Можете дать свое название.

— Да, да, именно, «Ступени». Ступени куда?

— Вверх.

— Вниз тоже можно.

— Будет это подъем?

— Нет, это опускание. Вниз катятся, сваливаются, падают.

— В легендах вообще упоминается о падении в Тартарары. Это что-то очень страшное. Куда-то вниз за пределы Земли. Нам лучше вверх, хотя это сложнее.

Случайно ли художник написал такую картину, как напоминание о том, что человек все время должен стремиться ввысь, отрываться от обыденности, жить будущим. Мы к этой картине будем возвращаться постоянно, иногда напрямую, иногда мысленно, иногда через символ, но мастер-класс построен на основе этой картины и я поведу вас по моим судьбоносным ступеням, которые помогли мне состояться как личности, которая, может быть, интересна и многим другим.

С какой ступени я начал свое восхождение и на какой нахожусь сейчас мне неведомо, но верю в то, что мой путь видим кому-то и Он, ведущий меня, радуется моим успехам и огорчается, когда я что-то делаю не так. То есть я верю, я допускаю, что в том невидимом высшем мире есть ведущий меня небесный родитель, учитель, Ангел-хранитель, неважно как назовем. Важно, что он есть. Это я реально ощущаю, советуюсь с ним, прошу поддержки. И, главное, я чувствую, что я ему нужен, как и каждый из вас нужен своему земному и небесному, космическому водителю. Эта тема звучит в моем стихотворении:

Открой свои дивные очи, Почувствуй таинственный взгляд. Повсюду звездные ночи Огнями святыми горят.
В сей миг красоты вдохновенной Я сердцем Великим живу. И вместе со всею Вселенной Тебя я от Вечности жду.

С чего я начинаюсь, как человек? Почему-то вспомнилась мне песня, в которой есть такие слова: «А иначе, зачем на Земле этой вечной живу?» Вот это «зачем» должно в нас звучать постоянно. Есть у вас ответ на этот вопрос? Можете не отвечать, но только мысленно спросить себя и мысленно попробовать ответить. Но все художники, представленные здесь, говорят нам об этом. Николай Рерих, Чюрленис, и эти иконы древних мастеров, — все они говорят нам об одном. О чем?

— О божественном.

— Зачем?

— Чтобы мы следовали этим путем.

— Как это важно не просто знать, а следовать, поступать по законам великой мудрости. А откуда и куда мы идем?

— !??

— У нас может не быть сиюминутного готового ответа. Это ничего. Наша мысль об этом обязательно приведет нас к правильному пониманию. Когда? Когда будем готовы это принять. Моя задача сегодня не излить вам все, что я накопил, из моей чаши в ваши, а пройтись вместе с вами по ступеням моих поисков, моих размышлений, чтобы в вас открылось ваше собственное знание.

Зов веков. Духовное рождение. Встреча с самим собой.

Вы заметили, как я назвал эту ступень? — «Зов». Сейчас-то я понимаю, как долго меня звали, но я был глух. И все-таки как хорошо, что Зов был услышан.

Все великое и значительное приходит в тишине, неожиданно, без всякого предупреждения. Так случилось и со мной, когда произошла самая важная встреча в моей жизни. Я встретился с творческим наследием семьи Рерихов, которое входит и в Антологию гуманной педагогики.

Великий образ Николая Рериха художника, философа, историка, путешественника, писателя и общественного деятеля и книги Учения Живой Этики, написанные Еленой Рерих, перевернули всю мою дальнейшую судьбу… Высший Мир невидимым крылом коснулся моей души и осветил ее чудным Светом. Это была ступенька торжества духа, ибо я увидел спасительный луч Света, осветившего весь мой дальнейший путь. Я не просто сознательно встал на путь духовного совершенствования, я начал путь по лучу. Понять, что только «по лучу» мы можем получить помощь и поддержку Высшего Мира, это первый шаг к пониманию себя и своего места и предназначения в мире.

Философия космической реальности, подаренная человечеству Еленой Ивановной Рерих и Николаем Константиновичем Рерихом в содружестве с мудрецами Индии как воздух необходимы в период поиска новой педагогической парадигмы, когда время средневековья заканчивается. Начинается период космизации образования. Встреча с творческим наследием Рерихов — это встреча с новым искусством, новой философией, иным пониманием истории, — здесь все не так, как мы понимали раньше, как меня учили. Художник, мыслитель, поэт, путешественник Рерих зовет нас к пониманию Нового Века, Нового Времени, к особому значению этого переходного отрезка пути всего человечества. Что это за эволюционный момент? Ученые говорят, о новой расе человечества, о новом энергетическом этапе Земли и человека, который потребует от нас раскрытого сердца, более высокой интуиции, развития многих тонких качеств, которыми владеют сейчас лишь единицы.

Я ничего этого не знал. Но самое страшное, как я сейчас понимаю, я мог бы пройти мимо этого.

Гоголь как то сказал, что если человек до сорока лет не постигнет, что такое духовность, то он начинает деградировать. Я успел пройти этот рубеж уже получившим необходимые знания о том, что такое человек и какова его цель на Земле. В 37 лет я крестился на Байкале в деревянной церкви, в которой венчались Волконские, а затем углубился и в изучение философии Живой Этики, которая помогла мне ответить на главный вопрос жизни. Кто я? Зачем я?

— А что самое сложное для человека?

— Познать все тайны мира.

— Это очень сложно, но с чего начнется наше познание?

— С себя.

Над входом в Дельфийский Храм была высечена надпись: «Познай самого себя». Вот что нам дается труднее всего. И этому поиску я и посвятил свой мастер-класс «Мои ступени к совершенству».

Если просмотреть зрительно ретроспективу моего жизненного пути, то она вся связана с искусством. Вот я школьник средней школы № 16 в городе Рыбинске, Ярослаской области. Учитель литературы Александр Николаевич Шелков, лично общавшийся с Качаловым, с пятого класса организует в классе театр. И мы играли даже трехактные пьесы: «Борис Годунов» Пушкина, «Не было ни гроша, да вдруг алтын» Островского, «Юность отцов» Бориса Горбатова, «Юбилей» Чехова и другие. Далее Рыбинский драматический театр, где я работал рабочим сцены и одновременно посещал народный театр при Дворце культуры Рыбинского машиностроительного завода. Вот я студент отделения журналистики филфака Иркутского университета. А моя дипломная работа была «Летопись Иркутского ТЮЗа». Телевидение, радио, газеты, где бы я ни работал, но мое амплуа, как журналиста связано с театром и искусством.

Случайно? Сейчас я понимаю, что все это закономерно. Какая-то высшая сила постоянно направляла меня в эту сторону. Помните в моем стихотворении прочитанном в начале урока:

Но в тишине нам вторит эхо, Во тьме улавливает слух… В моем Завете путь к успеху…

Невидимый водитель призывал меня быть чутким к звучанию внутренних сердечных струн… И я прислушивался, я держался за «руку» неведомого водителя. Я не мог жить без искусства: без поэзии, музыки, театра, живописи. Артистизм, владение телом, жестом, голосом, паузой, мизансценой, дар общения, умение пользоваться диалогом и монологом — все это пригодилось мне и в педагогике. А она по мнению Ушинского — первая и высочайшая из искусств.

Вот картина, написанная младшим сыном в семье Рерихов, художником, как и отец, Святославом Рерихом. Она посвящена отцу. 36 портретов написал этот гениальный художник, философ и общественный деятель, неповторимых портретов своих родителей. В истории нет второго подобного случая. Зачем?! Тут нужно быть очень внимательным и всматриваться не только глазами, но и очами сердца. Если быть чутким и внимательным, то перед нами постоянно будут вставать эти вопросы: «зачем?», много вопросов. Но поиск ответов на них и расширяет наше сознание. Так зачем столько портретов? У вас нет ответа?

— Чтобы мы не забыли.

— А что у Рериха в руках?

— Очень хорошо, что вы заметили. Это шкатулка XIII века, пришедшая в семью Рерихов с хранящимся в ней великой тайной, талисманом, кусочком Лунного камня или, как его еще называют, камнем Чинтамани. Легенды рассказывают, что на заре нашего развития Камень был послан Землянам созвездием Орион. Рерихи так же, как и Акбар, Тимур (Тамерлан), Александр Македонский, Наполеон были хранителями этого Священного Талисмана. Общаясь с анонимными мудрецами Индии, Рерихи стали вестниками и хранителями новых философских знаний о новой космической реальности. Вот почему встреча с Рерихами, с их творческим наследием — стала важнейшей ступенью моей жизни.

Встреча с земным учителем.

Какая у нас следующая ступень? Борис Смирнов-Русецкий — посвященный ученик Николая Рериха, художник знавший всех членов семьи и преданно следовавший заветам своего учителя. Это он, в 17 лет, наблюдая за огнями вечернего Санкт-Петербурга, скажет: «Я заново познал мир и это дало цикл “Прозрачность”». А в своих дневниковых записях последнего, 88, года жизни он все время спрашивает себя: «Так ли я иду?» Эти вопросы звучат в каждом произведении художника. Просмотрите внимательным взглядом. Попробуйте услышать их, смотря на его картины.

(Пауза. Ученики сосредоточенно всматриваются в картины, думают. Это то, что мы называем «момент звенящей тишины», кто-то подзывает меня и высказывает свое мнение, кто-то передает записки. Включается музыка).

— Если кто готов, то мы можем посекретничать, пока остальные размышляют. Можете выразить свои размышления на бумаге и передать мне. А можете просто послать мне мысль и я попробую ее принять. Ведь в Новом Времени это качество потребуется всем нам, а значит развивать качество интуитивного общения нужно уже сейчас.

(Учитель собирает записки, выслушивает мнения учеников и зачитывает).

«Изображал тот мир, которому хотел соответствовать?» — Хорошо. «Показывает значение Света в жизни человека и стремится показать нам реальность другого, духовного, более тонкого мира, а значит и себя спрашивает: соответствует ли он этому миру». — Молодцы! Как прекрасны ваши мысли. Да, действительно, Борис Алексеевич все время думал о том, что есть другая реальность, требующая святого к ней отношения. Он говорил: «Священное должно лежать глубоко». И по поводу Света вы правильно заметили. На открытии одной из выставок художник сказал, что он «специально убрал из своего творчества все темные силы — человечество должно идти светлыми маяками».

Общение с этим замечательным творцом на протяжении десяти лет конечно оставило в моей душе очень важный преобразующий след. Народная мудрость знает, что с кем поведешься…

— От того и наберешься.

— Возьмем эту мудрость? Спасибо.

Я, думаю, вы заметили последовательность происходящих событий, которые я в те годы не замечал, но вижу красоту их последовательного взаимоперетекания одного в другое, сейчас. Вот во мне звучит мысленный вопрос. Какой? Есть еще песня такая:

— А иначе …

— А иначе зачем на земле этой вечной живу?.

— Спасибо. И по мысли мне была послана подсказка. Вера нужна, не просто религия, а вера в реальность других, более совершенных миров, вера в свои беспредельные возможности. Встреча с Русецким, как земным учителем, вставшим на путь духовного совершенствования раньше меня и лично знавшим высочайшего духа, каким был Рерих, укрепила мое движение по скалистой лестнице жизни. Укрепила мой путь поиска. Помогла понять, что есть истинное искусство. Он много раз повторял слова Леонардо, что «там, где дух не водит рукой художника, — там нет искусства». А почему слово художник так пишется: худ-ожник?

Пауза. Кто-то шутливо:

— Потому что худые. Живут плохо.

— А переверните первые три буквы.

Шепчут про себя. И в тишине звучит растерянное:

— «Дух».

— Ответ на этот вопрос нам дал первоклассник.

Пойдем дальше? Мы поднялись немного в своем сознании? Очень хорошо.

● Картина «Орфей» знаменует следующую мою ступень. Что может нас связывать с Великим Учителем-реформатором Древней Греции? Но если будем внимательны, то и здесь увидим закономерность.

Орфей жил три с половиной тысячи лет назад. Услышать его чарующий голос и восхититься звуками его семиструнной золотой лиры, по легенде, стремились и животные, и даже, деревья и камни.

— Откуда он пришел?

— Из другого мира.

— Что это за мир?

— Мир Света.

— Почему вы так считаете?

— Он на фоне Солнца.

— А где находимся мы?

— В самом низу.

— Какой здесь цвет?

— Темный. Люди находятся во мраке, в невежестве.

Орфей… Орфей пришел ко мне неожиданно и таинственно. Послушайте историю, которая произошла со мною в 1997 году…

Было это во сне. Да, да во сне, который длился очень долго и, скажу, что второго подобного сна у меня никогда ни до ни после этого не было. Я расскажу кратко лишь его главную суть. Два монаха водят меня по подземным творческим мастерским. Я видел, как прекрасно работают художники, керамисты, стеклодувы, резчики по дереву, иконописцы. Затем мы остановились. Монахи отошли от меня на небольшое расстояние. Я понял, что эта таинственная экскурсия закончилась. Когда они повернулись ко мне, передними была огромная книга в кожаном переплете, достигающая пояса. Они вдвоем развернули ее и я увидел на развороте надпись: «Держись Орфея!» Я проснулся потрясенный, ибо понял, что я получаю необычное посвящение, доверительное задание на всю оставшуюся жизнь.

Эта картина была подарена нам кишиневскими художниками Григорием Кабачным и Евдокией Фидельской, которых знают под единым псевдонимом Грев Кафи, на фестивале «Орфей» на следующий год, и она является особым терафимом в моей жизни.

Может быть, в какой-то мере, мое внутреннее состояние мне удалось выразить в стихотворении того периода:

Я помню пламень дерзновенный Вдруг запылал в моей груди, Когда услышал в то мгновенье Орфея Зов: «Вперед иди!
Иди и помни, — Свет искусства Сердца огнями озарит. Преобразит земные чувства, О Новом Мире возвестит».
Держись Орфея, Мы с тобою И пусть работников Культуры рать Все музы приготовит к бою. Прекрасным будем побеждать!

Для меня Орфей — реальный учитель, который все время мне говорит: держись искусства, держись творчества. Без огней творчества мы не сможем пройти жизненные испытания, не сможем уберечь нашу Землю, не сможем помочь новым детям, которым, как воздух, нужны духовная музыка, а не музыка для тела, нужен свет поэзии и его крылатость, нужна живопись, воспевающая красоту природы во всем ее единстве, напитывающая нас красками всех миров, всех планов жизни. В Живой Этике говорится, что искусство способно мгновенно преобразить дух. А это в Новую Эпоху одна из основополагающих эволюционных задач. Три с половиной тысячи лет назад Орфей призывал обратить внимание на величайшую силу искусства. Без огней творчества преображение человека не состоится, а для всех нас сейчас наступает важнейший восьмой день творения: творения самих себя по высочайшему образцу, заложенному в нас от века.

● Гуманная педагогика.

Вот и подошли мы с вами к последней ступени указанной в плане.

2005 год. Я уже считал себя зрелым человеком, когда попал на семинар академика Российской и Украинской Академии педагогических наук — Шалвы Александровича Амонашвили в Донецке. Я такой педагогики не видел раньше. После семинара без раздумий сразу же создали Творческую лабораторию Гуманной педагогики. Педагогические чтения, семинары и наши Международные Рериховские педагогические фестивали искусств «Орфей» восполнили те недостающие знания, к которым я стремился. Но помогли расширить и поле моего незнания. Все по Сократу… Как он сказал?

— Я знаю, что ничего не знаю.

— А кто знает продолжение? Помочь? — Но другие не знают и этого.

Новое время требует и новой педагогики, педагогики четвертого измерения, педагогики духа, педагогики сердца. Если есть одно открытое сердце — по этой линии образуется связь в классе. Но с чего начинается новая педагогика? Со стремления к беспредельному совершенствованию учителя. Как нас учит Шалва Александрович? Только благородный учитель может воспитать благородного ученика. Человек не для себя рождается. Он совершенствуется, стремясь как можно больше лучших своих качеств подарить людям, человечеству. Все как на картине Святослава Рериха «Господом твоим». Космос, Земля, человек — это все Едино, все взаимосвязано. Что же мы будем развивать в детях? Память? Пусть нам поможет разобраться Василий Сухомлинский. Вспомним его пять умений. Первое какое?

— Чувствовать?

— Чувства нужны, но если вы идете, смотрите и ничего не видите, то какое чувство у вас может возникнуть?

— Видеть?

— Теплее. У вас есть ответ? Скажите. Ну конечно, — наблюдать. А из наблюдений, что у нас возникнет?

— Мысли.

— И что мы с ними будем делать?

— Направим в творчество.

— Прекрасно, спасибо. Сухомлинский учил детей наблюдать, мыслить и выражать свои мысли. Творчество здесь нам очень пригодится. И только на четвертом и пятом месте у него были умения читать и писать, которые он развивал в детях. Вот эти три первых умения мы сейчас и попробуем проявить. Итак, сосредоточение, которое должно помочь нам рождению творческих мыслей, которые мы выразим в творчестве. Миром управляют мысли. И мы созданы по чьей-то мысли. А значит, этому качеству нужно учиться. Попробуем?

Перед вами картина художника, композитора, философа Чюрлениса «Вечность». Что мы видим?

— Пути.

— Почему их два?

— Так как глаза два, и ведь добро и зло.

— Проявление закона Двойственности.

— Что такое корона, если это символ?

— Венец (значит что-то завершается).

— В Космосе есть корона — солнечная.

— Корона Красоты.

— Куда художник все это помещает? Это земной план?

— Космос, духовный план, потому и вечность.

— Обратите внимание на взгляд и на расположение звезд. Они напоминают подкову. Северная корона?

— Глаз — это идея, мысль. Мысль — начало творения по Платону.

Вы так прекрасно размышляли о картине Чюрлениса «Вечность», что мне захотелось предложить вам выразить все свои мысли в поэтической или художественной форме.

Послушайте задание. Я предлагаю особую форму творческого сотрудничества. Три минуты вы работаете индивидуально. Затем звучит колокольчик и вы объединяетесь в пары. Сумейте соединить свои творческие работы в единое произведение. Еще две минуты и вы объединяетесь в коллектив из четырех. Далее восемь, шестнадцать. А затем мы послушаем, посмотрим, понаслаждаемся двумя разнообразными коллективными творческими работами.

Итог работы просто замечателен. Хорошие стихи, рисунки, размышления, инсценировки. Самостоятельный процесс творчества учеников, изливающийся из сокровищницы сердца, минуты вдохновения, откровения, высекания их глубин чаши жемчужин поэтических откровений, ритмов пульса жизни более высоких планов рождает восторг души и приносит человеку — творцу истинную радость.

Фотоиллюстрация поможет увидеть ту активность и всеобщий интерес «учеников» на уроке, но передать всю картину внутреннего состояния, ритма общения, неуловимых чувств и неповторимого энергетического обмена, к сожалению, здесь передать не удастся. Но вчитайтесь в глубину размышлений моих учеников. Может быть в этом есть заслуга и учителя?

Начало Начал во Свете едином, Рождается Жизнь — священный момент.

* * *

Картина — сон Музыка сфер зазвучала во мне Льется тихонько, Чуть слышно, Сверкая! Льнет как волшебница Тихо ко мне Струнами нерв От души управляя.

* * *

Вечность — это Беспредельность, В ней живем мы и творим. Два пути есть в Беспредельность, По какому нам идти? И созвездие укажет, Где мне мудрость обрести.

* * *

Вечность создана Творцом, Под его незримым оком. Все живет, и мы живем, И высоко, и глубоко.

* * *

Смотрю на души восход, На Сердце, Любви пылает пламя. Я чувствую Души рожденья ход, Любви Всемирное Знамя. Во взгляде Вечности — алмаз — Сиянье Сердца.

* * *

Стремлюсь увидеть лик прекрасный За голубым туманом звезд…

* * *

Сердце и любовь Превыше всех начал.

Вот и все. Урок закончен.

Неужели у каждого из вас, будучи на моем месте, не возникнет огромная радость за то, что урок получился, потому, что сейчас я могу восхититься гением своих учеников и поблагодарить их, и порадоваться вместе с ними.

Аудитория наполнилась удивительным Светом сопричастности к чему-то большому и важному и это все выразили торжественно и прекрасно. Наверное, о таком моменте великий апостол Культуры и пророк Красоты Николай Рерих сказал: «Свет искусства озарит бесчисленные сердца новой Любовью». Отрадно и то, что не все поддались на просьбу учителя объединить свои поэтические размышления и сохранили то, что самостоятельно прекрасно. То есть поступили не только творчески, но и мудро. А ведь были еще и театрализация и наброски рисунков, и научные теории, и философские выступления.

Урок оказался для меня еще одной важной ступенькой в поиске более совершенного себя, в поиске Света в себе и в моих учениках, даже тогда, когда «учениками» становятся мои коллеги учителя. Да все дело именно в Свете, в высекании искр устремленных сердец.

Не к поиску ли этого Света в музыке, в поэзии, всех видах творчества нас зовет великий Учитель Греции Орфей? Пушкин говорил, что одной любви музыка уступает, но и любовь — мелодия. Конфуций также отмечал, что школа дает знание, а завершает воспитание музыка. Музыка… это от муз, то есть имеются в виду, опять же, искусства.

Огромное значение в нашей педагогике играет поэзия, стихосложение, которые широко используются в наших уроках и мастер-классах. К «стиховому воспитанию детей» нас призвал Василий Сухомлинский, который очень хорошо понимал, что благодаря поэтическому творчеству дети становятся чувствительней к тончайшим средствам влияния — к слову и красоте. Поэзия и стихосложение помогут избежать убогости мысли, ведущей к нравственной, интеллектуальной, эмоциональной и эстетической «толстокожести». Высокое поэтическое слово ведет к о-духо-творен-ности.

Чем же закончится наш урок?

Попрошу учеников оценить мой труд и буду рад высказываниям о том, что получилось и что требует совершенствования. А затем поблагодарю всех за прекрасный труд. А домашнее задание? Оно для всех — сотрудничать с нашей и вашей газетой «Гуманная педагогика». Особенно нам важно творчество детей. Их мышление поможет и нам устремиться в будущее.

В.Ф.Бак. Нравственное пространство урока биологии. как среда для выращивания духовной общности. между учителем и учеником.

Автор — Виктория Федоровна Бак,

Учитель биологии,

Руководитель городского Центра Гуманной педагогики,

Рыцарь Гуманной Педагогики,

Г. Артёмовск, Украина.

Идея: Урок — это особая жизненная среда, в которой могут воспитываться нравственные качества ученика при условии устремленности учителя к самосовершенствованию и возникновении духовной общности между учителем и учеником.

Задачи мастер-класса:

объяснить суть урока с точки зрения Гуманной Педагогики,

раскрыть особенности пространства урока, в котором учитель и ученики проживают совместно отрезок жизни и приобретают нравственный опыт и силы для его утверждения в реальной жизни,

показать.

●роль духовного мира учителя, его сердца в создании преобразующего нравственного пространства урока;

●как подготовка к уроку, его рождение в мыслях и сердце учителя, проживание урока совместно с учениками влияет на процессы духовного роста учителя и выращивает в нем мастера;

●как выращивать духовную общность между учителем и учениками, создавать нравственную среду урока.

Обосновать необходимость.

Постоянной работы учителя над самосовершенствованием, которая реализуется в ходе обычных школьных уроков и нравственную ответственность учителя перед учениками за содержание и методы урока;

Расширения школьной программы биологии путем введения в содержание предмета современных открытий в области естествознания и целостного подхода в преподавании биологии, при котором раскрываются духовно-материальные основы живых систем, и биологические законы понимаются как естественные законы жизни.

Новизна:

Моделируя урок «Геном человека. Закономерности работы генов», показать как на уроке биологии, который отвечает требованиям современной программы, создавать преобразующее нравственное пространство.

Этапы мастер-класса:

Урок — отрезок жизни учителя и ученика. Гуманная Педагогика Урока. Законы урока как особенно организованного пространства. Время, перспектива и многомерность урока. Задачи урока внешние и внутренние. Внутренний мир учителя и его влияние на создание нравственного многомерного пространства урока. Условия возникновения духовной общности между учителем и учеником.

Биология — наука нравственная. Космические законы, заложенные в основу построения и функционирования живых систем, их единство с нравственными законами жизни человека. Язык сердца в биологии. Целостность или духо-материальность в изучении живых систем.

«Надо истинную мораль извлечь из естественных начал вселенной, из ее общих законов, и сделать ее, таким образом, убедительной и приемлемой всеми людьми» (К.Э.Циолковский).

Моделирование этапов урока «Геном человека. Закономерности работы генов».

Итоги и обсуждение.

Мастер-класс.

Нравственное пространство урока биологии.

как среда для выращивания духовной общности.

между учителем и учеником.

Урок — это особая среда, особое пространство и особая жизнь. Живя обычной человеческой жизнью, все учителя одновременно существуют в параллельном мире своих уроков. В этом мире пространство и время организованы иначе. Миг, прожитый на уроке, иногда стоит целой человеческой жизни потому, что несет в себе концентрированный духовный опыт многих поколений. Задача учителя наполнить урок настоящими образами и суметь так использовать духовную многомерность урока, чтобы ребенок за малый отрезок времени мог соприкоснуться с опытом настоящих людей и захотел следовать этому опыту в своей взрослой жизни. Учитель силой своей мысли, своим духовным опытом и любовью сердца создает нравственное пространство урока.

Чтобы это получилось, учителю необходимо в себе сохранить умение переживать целостность бытия, пение своего сердца, ощущение радости каждого дня и в этих условиях воспитывать и учить учеников. «Человеческое воспитание в том и заключается, что старшие передают детям свои знания об окружающем мире, энергией своей мысли постоянно питают поток информации, воздействующий на ребенка», — пишет В.А.Сухомлинский (1, 147–148).

Урок насыщен энергией мысли учителя и потому информация на уроке становится живым жизненным опытом ее носителя — учителя. Урок несет не только то, что требует программа, он наполнен подтекстами духовного опыта учителя. Вот почему одна и та же методика преподавания в разных руках будет давать разные результаты. Учитель воспитывает содержанием предмета, преломленным через его жизненный и духовный опыт. Настоящий учитель тот, кто сам становится благородным и мудрым или устремляется к этому, а уже потом начинает передавать свои знания другим. Сократ, Пифагор, Платон, Сковорода, Лев Толстой были философами и мудрецами и именно поэтому учителями, которых помнит человечество.

Постоянная работа над своими человеческими качествами, стремление к отыскиванию смысла жизни, служение общему благу — вот черты тех, кого мы можем назвать настоящими учителями. Встреча с таким учителем Освещает жизнь ученика и в этом Свете он может сам осознать и понять смысл своей жизни.

Может ли школьный учитель быть носителем мудрости и благородства? Или в условиях современной школы это невозможно? Думаю, что может. Школьный учитель, считающий своими учителями Сократа, Пифагора, Платона, Сковороду, Льва Толстого, устремленный к открытию для себя смысла жизни и внутреннему улучшению, будет продвигаться по пути духовного совершенствования. Тогда все его духовные достижения станут источником подтекстов на уроках, и будут мощным воспитывающим фактором. Главное, что должно быть в современном школьном уроке — это духовный Свет, а его источником может стать только сердце учителя.

«Учитель готовится к хорошему уроку всю жизнь… Такова духовная и философская основа нашей профессии и технология нашего труда: чтобы дать ученикам искорку знаний, учителю надо впитать целое море света», — отмечает В.А.Сухомлинский (2, 109).

Где брать учителю Свет, который будет наполнять его уроки? «Из собственного духовного мира учителя», — читаем в книге Ш.А.Амонашвили «В Чаше Ребенка сияет зародыш зерна Культуры». Если этот мир населен образами возвышенными и прекрасными и устремлен к самоусовершенствованию. «Говоря иначе, то, что поступает в нас из внешнего мира и возникает из духовных источников, мы облагораживаем, возвышаем, развиваем. Вот этими образами мы и должны снабжать духовный мир наших учеников и воспитанников», — продолжает Ш.А.Амонашвили (3, 77).

Это образы великих людей, образы Красоты, образы, которыми мы восхищались еще в детстве, образы наших учителей, образы природы, человеческое благородство и чистота. Учителю в суете повседневности необходимы моменты, когда он забывает о себе и чувствует единство со всем миром и большую благодарность Богу за то, что живет.

В письме другу Григорий Сковорода писал о своей роли в жизни. «Не орю, не сею… Что же делаю? Всегда благословляя Господа, пою Воскресение Его. Учусь, друг мой, благодарности…» Сковорода, один из мудрейших учителей, всю жизнь учился благодарности, как же мы, сегодняшние учителя, обходимся без нее? Если, несмотря на трудности жизни, обычный школьный учитель взрастит в своем сердце благодарность, то ему будет хватать времени, чтобы созерцает полет птиц, рассматривать неповторимый узор жилкования листа, закат солнца или облака. В его жизни появятся моменты, когда в шуме дождя, прислушиваясь, он начинает различать голос каждой капли, а в ворковании голубя — целую историю любви. Благодарное сердце может вместить в себя целостность бытия, может через нее воспитывать и обучать благородного человека.

Мы многое придумываем для того, чтобы оправдать свое желание приспособить законы природы под свои потребности, а потому страдаем от нарушения гармонии. Мы не верим в Высшие законы Бытия и потому одиноки в своей вечной борьбе с внешними трудностями жизни. Нам ни на что не хватает времени и наш внутренний мир становится разорванным и хаотичным. Детям свойственно стремление к гармонии. Хаотическое состояние души учителя вносит хаос в урок. Все, что говорит учитель в таком состоянии, интуитивно отвергается детьми. В погоне за ценностями материального мира мы утрачиваем Свет, свою внутреннюю целостность. Когда ничего не получается мы начинаем искать внешние причины, а причины всегда внутри нас.

Методики, технологии, современные интерактивные методы — это только упаковка, в которой мы пытаемся спрятать пустоту и хаос своей души или наоборот показать ее красоту и целостность. Заходя в класс, учителю необходимо привести в порядок свои мысли и чувства, и только тогда он сможет нести детям свежесть утра, тепло улыбки близкого человека и ощущение целостности бытия.

Учитель живет уроками. Урок — это отрезок жизни учителя и учеников, он имеет свое положение в пространстве и времени и не может быть переписан, пережит заново, на чистовик.

«Хороший учитель, если говорить так, как оно есть, — не знает, как будет развиваться урок во всех его тонкостях и деталях; не знает не потому, что он работает вслепую, а потому, что он очень хорошо знает, что такое хороший урок», — пишет В.А.Сухомлинский (2, 109).

Что я знаю о хорошем уроке? Согласна со словами В.А.Сухомлинского, что вся жизнь учителя — подготовка к хорошему уроку. В моей педагогической практике не получается так, чтобы все уроки были хорошими. Уроки бывают разные, но к хорошему уроку ты идешь всю жизнь, и он делает тебя и детей лучше. Если в вашей жизни были такие уроки, то вы состоялись как учитель и знаете, что такое счастье. Хороший урок всегда целостен, в нем все гармонично и живо. Этим он учит и воспитывает учеников и выращивает хорошего учителя. На нем учитель и ученики вместе переживают целостность бытия, а пережив ее, стремятся к этому чувству вновь и вновь на других уроках.

Учитель биологии каждый день соприкасается с красивыми и целесообразными законами жизни, но в школьном учебнике эти законы выглядят скучно. Пытаясь довести до сознания учеников то, что предлагает программа биологии, поняла, что жизнь в своих основах глубоко нравственна. Для того, чтобы биологические законы были поняты учениками, нужно раскрывать перед ними нравственную основу биологической жизни. Человек для того и создан природой, чтобы осознать нравственные законы, заложенные в основу построения Вселенной и, осознав эти законы, начать добровольно и сознательно строить свою жизнь в соответствии с ними.

Любая тема биологии может быть рассмотрена с точки зрения биологических закономерностей, которые имеют свои аналогии в нравственной жизни человека.

Человек — житель двух миров. Один мир — мир внешний, материальный, его трехмерное пространство описывается законами классической физики, мы приспособлены к жизни в этом мире, имеем необходимые органы чувств для его познания, в нем многое может быть объяснено с точки зрения эмпирической науки. Другой мир — мир духовный, он бездонный, как звездное небо над головой, многомерен и существует внутри человека.

Человек чувствует себя счастливым тогда, когда может жить одновременно в двух мирах. Мир внутренний наполняет смыслом существование человека во внешнем мире. Понять, определить для себя смысл жизни, по выражению Л.Н.Толстого — это «объяснить конечное бесконечным». Без высшего смысла, «без веры нельзя жить» (4, 57). Пытливый ум ребенка нуждается в познании и объяснении окружающего мира. Процесс познания не должен упрощать мир и превращать его в черно-белое полотно причин и следствий. Он имеет такую же двойственную природу, как и человек. Весь процесс образования, по мнению Л.Н.Толстого, должен быть поставлен на единую нравственную основу, иначе он не имеет смысла.

«Для того чтобы образование, будучи свободно как для учащих, так и для учащихся, не было собрание произвольно выбранных, ненужных, несвоевременно передаваемых и даже вредных знаний, нужно, чтобы у обучающих, так же как и обучаемых, было общее и тем и другим основание. Таким основание всегда было и не может быть ничто другое, как одинаково свободно признаваемое всеми людьми общество, как обучающими, так и обучающимися, понимание смысла и назначения человеческой жизни, то есть религия… Нравится нам это или не нравится, разумное образование возможно только при постановке в основу его учения о религии и нравственности» (4, 13).

Без осознания учителем смысла и предназначения своей жизни не может осуществиться истинное образование и воспитание ученика. Поэтому самое главное в современном образовании не его содержание, не методы и приемы, а то, во что верят или не верят учителя, ради чего живут и к чему стремятся. Как объясняют сами себе смысл своей жизни, а соответственно, что будут вкладывать между строк в процесс обучения на конкретном предмете в ходе обычных уроков в школе.

«Истина не “думается”, она переживается всем существом, всей душой, всем мучительством личной жизни», — запишет В.И.Вернадский в 1920 г. в своем дневнике.

«Познавая, наш разум не наблюдает, он формирует действительность по правилам самого человека из его восприятий и ощущений. Он забывает о себе и начинает “действовать”, моделировать параллельный мир. Но без параллельного мира окружающей обычной реальности не состояться, она оставалась бы инстинктивной, темной. Для познания истины нужны не только умственные способности, но все чувства, мораль, нравственная ответственность, как это и происходит в реальной действительности. И выходит, что в основе любых чисто научных проблем лежит нравственное содержание, что они не могут быть решены иначе, чем материалом самой человеческой жизни» (5, 253).

Современные дети не хотят соглашаться с тем, что школьное образование ограничивает Истину трехмерностью мира. Истина — достояние расширенного сознания, способного вместить двойственность, духоматериальность нашего мира. Дети приходят в мир с иным способом мышления и со способностью вмещать двойственность мира и его целостность. Многие наши ученики уже обладают расширенным сознанием, которое входит в противоречие с сознанием учителей и школьной науки, отсюда причина нежелания учиться. Следует признать, что двойные стандарты учительской жизни, отсутствие четких нравственных ориентиров и мировоззрения, насильственные приемы образования, — являются причинами неубедительности школьного учителя. Ученики не верят своим учителям, а потому не хотят у них учиться, а если обучение и происходит, то вместе с ним ученики получают ложное мировоззрение.«Отсутствие у большинства людей какого бы то ни было религиозного отношения к миру, каких-либо твердых нравственных правил, ложный взгляд на науку, на общественное устройство, в особенности на религию, и все вытекающие из этого губительные последствия — все это порождаемо в большей степени насильственными и корыстными приемами образования», — пишет Лев Толстой в письме В.Ф.Булгакову (4, 13).

В биологической науке накопилось большое количество фактов, которые невозможно объяснить с точки зрения общепринятого научного подхода. Они требуют духоматериального вмещения. В 1927 году Нильс Бор, создавший квантовую модель атома и новую теорию излучения, сформулировал принцип дополнительности: «К каждому явлению, к каждой проблеме могут существовать два взаимоисключающих, но одновременно взаимодополняющих подхода — оба они в равной мере необходимы для полного познания истины. Бор был уверен, что дополнительность — важнейшее свойство природы, понимание которого требует уже новой логики» (6, 149).

Принцип дополнительности Бора доказывает, что нет в науке единственно возможного и верного пути к Истине. Научная картина мира, изложенная в учебниках как неизменная данность и лишенная неполноты и дополнительности, для учеников становится неинтересной, ибо ставит предел в развитии сознания. Пытливый ум ребенка не находит в науке ничего такого, что позволило бы ему привнести свой способ познания, разрешить существующие противоречия новым путем, объяснить явления более глубоко и на новом уровне. Сознание учеников нуждается в развитии, а развитие предполагает решение задач, ответ на которые учитель может не знать, но находит его в ходе совместной деятельности, следуя принципу дополнительности.

В естествознании XX века были совершены открытия, которые качественно меняют научную парадигму мира, но все они остаются за школьными учебниками и программами. Современные дети не удовлетворяются упрощенными трактовками школьного учебника. Что же делать учителю? Привносить новое в содержание предмета и расширять его.

Сегодня наш урок для тех, кто, по словам И.А.Ильина:

«Умеет ощущать божественную тайну мира и преклоняться перед ней. Так вел свои исследования уже Аристотель, у которого всякое познание начиналось с “изумления” и возникало из “дивования”. Это исследовательское изумление было предвосхищающим восприятием тайны мироздания и в то же время живым предчувствием Божества. Оно всегда пробуждает в душе ученого ту своеобразную исследовательскую совесть, без которой наука просто вырождается или совсем не удается» (7, 168).

Сообщать новые сведения можно как в структуре программных уроков по биологии, так и использовать для этого возможности школьного компонента. С этой целью предлагается программа факультативного курса для учащихся 11 класса «Философия биологии».

Моделируя урок «Геном человека. Закономерности работы генов», мы сможем убедиться в том, что биологические законы построения живых систем могут быть осмыслены и поняты, если исследователь, учитель, ученик отходит от стандартных механистических подходов. Не рассматривает отдельно функционирующую клетку, орган, организм, а пытается воспринять живой мир в целостной взаимосвязи всего сущего, в которой обязательным действующим лицом является человек.

Моделирование этапов урока.

«Геном человека. Закономерности работы генов».

Задачи урока (внешние):

создать особое нравственное пространство урока, которое позволит не только обобщить знания о строении и организации генетического кода человека, но и даст возможность возникнуть духовной общности между учителем и учениками, в условиях которой может состояться воспитание,

углубить знания о законах функционировании жизни, провести параллели с законами нравственной жизни человека;

способствовать:

Развитию гипотез о возможной связи между нравственной жизнью человека и закономерностями реализации индивидуальной генетической программы,

Размышлениям и совместным поискам истины, стимулирующим взросление учеников и выращивание в них благородного человека.

Задачи урока (внутренние):

Учителю, готовясь к уроку, и в ходе урока искренне верить в нравственные ценности жизни, воспринимать себя и учеников как взаимосвязанные равновеликие части единой живой структуры урока, наполнять урок светлыми образами и верой в особое предназначение каждой человеческой жизни, своей личной учительской жизни и жизни учеников.

Класс объединен в группы, если это возможно. На столах лежат таблицы для определения генетического кода, листы бумаги, фломастеры, заготовки опорных конспектов.

Оборудование: Фотографии: Эйнштейн, Сократ, В.И.Вернадский, В.А.Сухомлинский, определенным образом оформленная доска.

Оформление доски: Доска разделена на четыре блока:

Первый блок — «Кто такой человек?», второй блок — «Генетический код», третий блок — «Работа генома» состоит из двух разделов: «Гипотеза Жакоба и Мано» и «Наша Гипотеза», четвертый блок — «Нравственные уроки из работы генома».

Каждый блок будет заполняться по ходу урока и параллельно эти же записи переносятся в тетради учениками. Доска с записями на ней раскрывается перед учащимися в начале урока. Перед уроком они ее не видят. Все, что будет представлено на доске — это своеобразный маршрут урока. Урок проживается, поэтому на нем все происходит во времени и пространстве, которые отличаются от времени и пространства обычной жизни и все события должны уложиться в 45 минут. Время и пространство урока спрессованы, в единицу времени урока проживаются открытия нескольких поколений ученых и при этом каждый ученик должен ощущать свою причастность к тому, что происходит, а к итогу урока обнаружить для себя важные открытия, позволяющие увидеть себя и свою жизнь в их свете. Поэтому на уроке ставятся не только обучающие и развивающие задачи, а, прежде всего, нравственно-этические. Именно они станут освещением урока и сделают урок жизненно важным для учеников, позволят ответить им на некоторые философские вопросы, начинающие волновать школьников в 10 классе.

Согласно классическим подходам Гуманной педагогики урок должен воспитывать нравственность ученика. Воспитание — процесс двусторонний, воспитатель сам воспитывается в ходе процесса воспитания. Воспитательные задачи направлены не только на учеников, они одновременно являются задачами для учителя. Субъективная сущность учителя должна совершенствоваться в ходе решения воспитательных задач урока. Учитель исходит из того, что зерно нравственности заложено в ребенке с самого рождения, но для его успешного прорастания и развития необходимы определенные условия. Урок — это нравственная среда, в которой могут проявляться лучшие качества ученика и учителя.

Предложенный урок биологии — это создание условий для выращивания нравственных качеств в ребенке путем создания особой духовной общности между учителем и учеником. Содержание школьного предмета биологии предоставляет для этого широкие возможности. Жизнь и живое вещество построено по определенным законам. Эти законы обязательны для живых систем и права выбора у них нет. Эти же законы, если переводить их на язык нравственности, должны лежат в основе разумной деятельности человека, но человек выбирает сознательно следование им. Разворачивание перед учащимися глубоких картин жизни и законов ее организации, способствует такому же глубокому их осознанию разумом ученика.

10.01.09. Урок-открытие: Геном человека. Закономерности работы генов.

Ход урока:

Приветствие и обращение к классу определяют весь его дальнейший ход. Учитель обращается к классу с просьбой помочь ему и друг другу в совместном поиске, обращение должно прозвучать искренне и тепло. Духовная общность между учителем и учеником рождается из искренности и взаимного доверия. Поэтому создать ее на одном уроке невозможно. Она рождается из многих уроков, прожитых вместе, на которых все было по-настоящему. У учителя должен быть выработан особый стиль общения, при котором учитывается духовная ценность каждого ребенка. Урок проводится для всех, но одновременно он проводится для каждого конкретно, и обращен от сердца учителя к сердцу ученика.

— Здравствуйте, мои дорогие друзья! Мы будем говорить сегодня о самом главном, о том, какая тайна хранится в генетическом коде каждой клетки человеческого организма. Если мы поймем принципы организации и работы генетического кода, то мы сможем подойти к ответу на вопрос: «Зачем рождается на Земле человек?» А с ответом на этот вопрос связан и ответ на другой, волнующий каждого из вас, вопрос: «В чем смысл жизни человека и есть ли он?».

Живые системы от клетки до биосферы построены по единым законам. Во всех своих проявлениях жизнь — это реализация и разворачивание определенной программы или информации. Крошечное зерно, лежащее на моей ладони, уже имеет в себе всю программу взрослого растения. Ему необходимы только условия.

Каждый из Вас в период своего рождения уже нес в себе прообраз тех замечательных красивых и умных молодых людей, которыми вы стали и прообраз тех, какими будете. Информация в вас, но нужны условия. Школа со своими уроками создает условия для вашего взросления. Пусть сегодняшний урок будет еще одним этапом, раскрывающим в вас великолепные возможности быть настоящими людьми.

Наш урок — урок исследование. Мы будем на основе тех знаний, которые уже есть, открывать Истину. Человечество развивается благодаря тем открытиям, которые совершают отдельные люди. Мы тоже часть человечества, возможно, наши поиски помогут тем, кто будет следовать за нами. «Если величайшие горные кряжи бесследно исчезнут в потоке времени, то малейшее движение человеческого духа сохранится и станет бессмертным», — писал К.Э.Циолковский (8, 485).

Как вы думаете, почему он так сказал?..

Любая познаваемая Истина проходит через три этапа:

1. Этого не может быть!

2. В этом что-то есть…

3. Кто этого не знает?!

Перед Вами портрет знаменитого физика Эйнштейна. Когда он открыл Теорию Относительности, объясняющую действие законов физики в масштабах Вселенной, и напечатал 30 страниц с 10 дифференциальными уравнениями в берлинском издании «Анналов физики», его работу почти никто не понял. Заметил ее немецкий физик Макс Планк и начал активно поддерживать Эйнштейна. Возможно, мы тоже откроем на сегодняшнем уроке нечто важное, что изменит нас и расширит уже существующую Истину. Высказывайте свои мысли, а если вам покажется, что они невероятны, вспоминайте об Эйнштейне.

Сегодня мы повторим, что такое генетический код и попробуем выяснить, как реализуется наследственная информация и «работают» гены в геноме человека, и для этого будем опираться на уже существующие гипотезы и теории, например гипотезу Жакоба и Мано, предложенную и затем научно подтвержденную в 1961 году (9, 218–219).

Мы будем говорить о работе генома человека, поэтому давайте попытаемся определить:

Кто такой Человек?

Это не просто биологическое понятие, а философское. Чтобы уяснить его обратимся к мудрецам и философам.

Учитель учителей В.А.Сухомлинский сказал: «Человеком нужно не только родиться. Человеком нужно стать».

Древнегреческий философ Сократ: «Человек — есть мера всех вещей».

Ученый, создатель учения о живом веществе планеты В.И.Вернадский: «Природа человека в его разуме, а не в его физиологии, как у животных. Разум — природное космическое явление».

Давайте поразмышляем над этими высказываниями и предложим свое мнение. На доске перечислены понятия: субъект, объект, свобода выбора, нравственность, царь природы, часть природы. Здесь нужно что-то исключить, что-то пояснить, а что-то добавить. Сделайте это.

Предлагается работа в группах. Группы свои результаты подают в виде формулировок, записанных на отдельных листах, прикрепляют их к первому блоку опорного конспекта, как ответы на вопрос «Кто такой Человек?» По ходу выясняется суть понятий субъект и объект, нравственность. Для определения понятия нравственность используется определение из «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимира Даля.

Нрав — одна половина или одно из двух основных свойств духа человека: ум и нрав слитно образуют душу. К нраву относят волю, любовь, милосердие.

Нравственный — духовный, душевный.

Нравственный быт человека важнее быта вещественного.

Обсуждаются предложенные формулировки. Делается важнейший вывод о разумности нравственности человека, его связи с миром природы и наличию свободы воли, повышающей меру ответственности за содеянные поступки. Исключаются понятия «объект», «царь природы».

— После уяснения понятия «человек» переходим к повторению того, что собой представляет наследственная информация о человеке как биологическом существе и где эта информация находится. Для этого группы заполняют вторую часть конспекта, дописывая и поясняя понятия на доске. Идет коллективная работа со всем классом. Итогом работы является заполненный второй блок: Генетический код.

Рисунок 1. Биосинтез белка. Реализация наследственной информации в ходе биосинтеза.

За руку с учителем

Схема поясняется и дополняется. При обсуждении информации возникает вопрос. Кто или что руководить «работой» или «включением» генов? Почему только 2 % генома — структурные «рабочие гены», а остальная информация для чего?

В 1961 году была предложена гипотеза регулирования генома внешними причинами.

Рисунок 2. Гипотеза Жакоба и Мано 1961 г.

За руку с учителем

Структурные гены «включаются» генами регуляторами через ген-оператор или подавляются «репрессируются» посредством синтеза особого белка. Так кишечная палочка в среде, где присутствует лактоза (молочный сахар) хорошо на ней развивается, если же заменить лактозу на глюкозу, то после небольшой задержки кишечная палочка начинает производить ферменты, с помощью которых она может развиваться на глюкозе. Как установили ученые, это происходит благодаря «включению» одних ферментов и «выключению» других.

— Давайте постараемся предложить свою гипотезу работы генома человека и заполним блок: «Наша гипотеза о работе генома». Геном человека отличается от генома кишечной палочки, но и в нем тоже происходит «включение» одних генов и «выключение» других. Возможно, в этом кроется ответ, почему в геноме человека не работают 98 % генов. Что же собой представляют эти гены?

Если сравнить белки с целыми фразами, первоисточником которых является ДНК, то можно провести интересные аналогии между словами и белками. О подобии ДНК речи человека высказал гипотезу ученый-биолог П.П.Гаряев.

Представим, что ДНК — это роман о каждом организме, и читается он самим человеком всю его жизнь. Перестановка фраз, изменение знаков препинания, удаление слов и введение новых — это результат свободной воли, так как главный сюжет лишь намечен, но не прописан до конца. Как человек может повлиять на смысл «своего романа»?

— Допустим, языком белков в геноме, в определенной его части, записано три слова:

Казнить — нельзя — помиловать.

Если репрессированы первые два слова, то остается — помиловать, а если — первое, то нельзя — помиловать.

Можно предположить, что влияют на смысл предложения и смысловые знаки. От изменения запятой (только одного нуклеотида), изменяется смысл целой фразы (группы белков) на противоположный смысл:

— казнить нельзя, помиловать,

— казнить, нельзя помиловать.

В геноме могут быть временно репрессированы последовательности нуклеотидов, отвечающие за раковые заболевания, так называемые протоонкогены, в онкогены они могут превратиться в результате многих причин.

— В начале урока мы пришли к выводу, что человек — существо нравственное, а, если безнравственное, что будет тогда?

В.И.Вернадский разум человека называет «природным космическим явлением». Если, осознавая себя, разум начинает быть опасным для биосферы и более высоких структур Мироздания? Кто его остановит? А может быть в самой природе генома человека заложен механизм коррекции, переписывания, изменения заложенной генетической программы?

— Выскажите свои гипотезы работы генома человека.

Организуется работа в группах, обсуждение и окончательные решения записываются на отдельных листах, затем прикрепляются к третьему блоку и таким образом «дописывается» опорный конспект.

Итогом урока будут те нравственные уроки, которые можно извлечь, зная работу генома человека.

Возможны различные высказывания участников мастер-класса. Заполнять эту часть конспекта можно начать с предложений учителя:

— Геном построен по определенному порядку и подчиняется закону Иерархии. Урок, который мы можем из этого сделать — в жизни не могут быть все главные, если ты для кого-то главный, то одновременно ты должен уметь подчиняться.

— Геном несет в себе избыточную информацию, но реализуется лишь ее малая часть. Урок для нас — в нас много способностей, но мы не все реализуем.

— Геном высшая структура клетки, но внешние условия могут корректировать ее работу. Урок для нас — расширяйте свой кругозор, создавайте условия для реализации своих способностей. От вас зависит, каким быть.

— Человек — часть природы, часть биосферы, если он становится опасен для природы и биосферы, то в геноме могут «включиться» механизмы самоуничтожения, коррекции.

Высказывания учеников записываются на доске как итог урока.

К концу урока доска представляет собой то пространство, которое заполнялось в ходе совместной деятельности — это прожитый итог с определенными результатами.

В качестве особого задания участникам мастер-класса предлагается размышление над ответом на письмо Ребенку.

— Сегодня мы пытались понять, как работает геном человека, есть ли отличия в работе генома человека, обладающего свободой выбора, и в работе генома любого другого существа. Оказывается, что возможность реализовывать свободу выбора для человека заложена на генетическом уровне: механизм «включения» и «выключения» генов. Свою индивидуальную программу развития каждый прочитывает самостоятельно, и наша жизнь зависит от того, какой выбор будет делать каждый из нас.

Генетическая программа закладывает для человека продолжительность жизни — 120 лет. Почему же люди умирают гораздо раньше и не из-за того, что исчерпалась генетическая программа? Что мешает человеку жить и творить 120 лет? Возможно, он сам? Знаменитый социолог Питирим Сорокин после глубоких научных исследований пришел к выводу, что люди, ведущие нравственный образ жизни, в среднем, живут на 20 лет больше, чем обычные люди. Что же нам мешает жить нравственной жизнью и в условиях выбора между добром и злом выбирать добро? Возможно, каждый из нас должен начать с искренности, искренности перед самим собой. Перед нашим уроком вы получили письма-уголки, которые пока не раскрывали. Пришло время прочесть эти письма. Они обращаются к самому лучшему, что есть в вас, к тому Ребенку, который все еще живет внутри вас. Останьтесь наедине с ним и попытайтесь быть искренними. Помните, как в зерне есть прообраз прекрасного спелого колоса, так и в каждом из вас есть прообраз прекрасного Человека-творца. Дайте возможность ему реализоваться.

Письмо Ребенку.

Здравствуй, дорогой Ребенок. Сегодня мое обращение к тому прекрасному Ребенку, который все еще живет в Вас. Вы давно уже выросли и даже получили такое право, как воспитание других детей потому, что стали родителями и учителями. Но Он все еще живет в Вас, и напоминает о себе в особые минуты счастья, когда кажется, что на душе так тепло и радостно, как только может быть от прикосновения маминых рук и ласковых слов, когда она говорила: «Закутайся шарфом, детка, на улице холодно». Или когда в детстве Вы впервые увидели солнечные лучи в реке и в них рыбок, и это поразило Вас, как открытие целой Вселенной.

Вы давно выросли, и уже никто не интересуется есть ли у Вас варежки и не замерзните ли Вы на улице. А рыбки в солнечных лучах остались далеко в прошлом, а в настоящем — работа, трудности жизни, суета и спешка.

Остановитесь, пожалуйста, остановитесь. Рядом с Вами каждый день проходят мальчики и девочки, многие из них еще могут видеть рыбок в солнечных лучах, только не говорите им, что это пройдет, потому что они вырастут и будут замечать более важные вещи.

Возможно, многое Вы делаете правильно, потому что стали хорошими взрослыми, родителями и даже учителями. Но продолжаете ли Вы любоваться закатом, радоваться наступившему утру и в падающих снежинках видеть посланцев небес? Видите ли Вы сны, легкие и прозрачные, от которых целый день хочется петь или только пересыпаете отрезок времени, чтобы с утра продолжить бег за успехом жизни.

Зачем все это пишу Вам? Потому что рано или поздно все то внешнее, к чему Вы так стремитесь, пройдет, и тогда Вы услышите, Вы обязательно услышите вопрос Ребенка внутри Вас к Вам, взрослому человеку: «Зачем? Зачем Ваша взрослая жизнь?» Что будете отвечать ему?

Вы стали учителем, мамой, папой, бабушкой или дедушкой. Как Вы воспитываете своих детей, любите ли их, понимаете ли, слышите ли? Чтобы любить, слышать и понимать детей нужно любить, слышать и понимать Ребенка внутри себя.

«Люди выращивают в одном саду пять тысяч роз… и не находят того, что ищут… А ведь то, чего они ищут, можно найти в одной-единственной розе, в глотке воды… Но глаза слепы. Искать надо сердцем».

Что же нужно сделать каждому из Вас, чтобы видеть сердцем и готовы ли Вы к этому?

Подумайте над этим вопросом ради Ребенка в Вас, ради Ваших детей, ради тех мальчишек и девчонок, которые в суете дня пробегают мимо. Возможно, Ваши ответы помогут им видеть рыбок в солнечных лучах и легкие сны всю свою жизнь.

— Мы прожили с вами 45 минут времени, в них спрессовано вошли открытия Эйнштейна, Уотсона и Крика, Жакоба и Мано, Вернадского и Гаряева. Мы были с вами искателями истины, опирались на то, что уже достигнуто человечеством.

Путь постижения Истины бесконечный, вы только в его начале, возможно через 50 лет другой учитель биологии в этом же классе будет с другими учениками разбирать гипотезу работы генов, предложенную кем-то из Вас. Главное, чтобы желание искать истину не иссякло в вас, и вы не поверили бы в то, что случайно живете на Земле.

Литература:

1. Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям / Избранные произведения в пяти томах. — К.: Радянська школа, 1980. Т. 3.

2. Сухомлинский В.А. О воспитании. — М.: Политиздат, 1979.

3. Амонашвили Ш.А. В Чаше Ребенка сияет зародыш зерна Культуры. — Рига: Паркс рекламай, 2006.

4. Толстой Л.Н. Исповедь. — Артемовск, 2008.

5. Аксенов Г.П. Вернадский. — М.: Мол. гвардия, 2001. — (Жизнь замечательных людей. Сер. биогр. Вып. 800).

6. Стульпинене И. Физика языком сердца: Приложение к курсу физики средней школы для духовно-нравственного воспитания. — Рига: Паркс Рекламай, 2006,

7. Ильин. — М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2005. — (Антология гуманной педагогики).

8. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Книга третья. Вселенная Мастера. М.: Международный Центр Рерихов, 2005.

9. Грин Н., Стаут У., Тейлор Д. Биология. В 3-х томах. — М.: Мир, 1990. Т. 3.

10. Кучеренко Н.Е., Вервес Ю.Г. и др. Общая биология: Учебник для 10 класса. — К.: Генеза, 2001.

Е.П.Мышкин, И.А.Киршин. Ребенок — маленький принц Культуры.

Авторы —

Евгений Игоревич Мышкин,

Руководитель студенческого театра РГУ им. И.Канта «Третий Этаж»,

Г. Калининград.

Игорь Александрович Киршин,

Руководитель студии «Солнечный Сад» при лицее № 49,

Рыцарь Гуманной Педагогики,

Г. Калининград.

В этой статье представлены материалы мастер-класса, проведенного нами на Международных педагогических чтениях по гуманной педагогике в январе 2008 года, посвященных теме «В Чаше Ребенка сияет зародыш зерна Культуры». Эти материалы, разумеется, не могут дать полного представления о том, что происходило в аудитории. Однако для того, чтобы представление это было все же достаточным, мы сочли необходимым не исключать из нашей речи черт художественного стиля. Строгая форма плана-конспекта или теоретической статьи по определению не может передать всех оттенков атмосферы мастер-класса, которые собственно и являются наибольшей его ценностью.

Что же касается темы данного мастер-класса, то она родилась давно. Быть может, с детских, а потом и юношеских незрелых еще размышлений о культуре, с ощущений живого и мертвого в литературе и искусстве. А если быть до конца честным, то с боли, которая периодически настигала на уроках литературы в школе, на лекциях в университете, в библиотеке, у экрана телевизора. И только сейчас мы начинаем по-настоящему понимать, откуда бралась эта боль. Она рождалась от фальши и грубости, которые невыносимы для восприимчивой души. Особенно больно было, когда все это называлось культурой или другими не менее «правильными» словами.

А потом был собственный педагогический опыт, общение с коллегами. И та же боль, но уже за учеников, у которых отняли поэзию созерцания и дух приключений, жар поиска и тепло диалога. Видимо, поэтому так сильно захотелось отыскать простой и понятный ключ к волнующему миру культуры и творчества, где нет мертвящей табели о рангах, а все душные условности отброшены, где царит вдохновение и духовное равенство созвучных. И вот, ключ этот нашелся. Им оказался, как это часто бывает, литературный герой. В данном случае — Маленький принц Экзюпери.

Однако сам по себе образ «мальчика с золотыми волосами» был бы недостаточен для того, чтобы раскрыть предложенную нами тему. Весьма важно, в данном контексте, указать на те философские маяки, которые позволили нам делать довольно смелые предположения и сопоставления. Речь, прежде всего, идет о критике современной культуры и цивилизации, замкнутых в безысходном круге чисто социальных, деятельностных задач. Такая критика представлена в истории европейской философии и психологии достаточно широким спектром мыслителей. Мы в своих разработках опираемся на идеи Ф.М.Достоевского, Н.А.Бердяева, П.А.Флоренского, Н.К.Рериха, И.А.Ильина, Г.Марселя, М.Бубера, Э.Фромма, Г.С.Батищева и других.

Исходные тезисы.

Аудитории было предложено представить, что это вовсе не наш мастер-класс. Мы не претендуем на то, чтобы кого-то учить. Скорее сами готовы поучиться и стать свидетелями общения, которое должно состояться между каждым участником мастер-класса и Маленьким принцем Экзюпери. При этом условием предметности такого общения является рассмотрение следующих ключевых утверждений:

— росток культуры — это Маленький принц, шагнувший из книги в жизнь;

— Учитель — тот, кто помогает маленькому принцу.

Аргументов, подтверждающих эти тезисы мы не приводим. Важно, чтобы каждый участник самостоятельно смог доказать или опровергнуть их, опираясь на непосредственный опыт своих личных переживаний.

В целях успешной работы мастер-класса внимание участников было обращено на особенности поведения Маленького принца:

— он больше любит слушать, чем говорить, поэтому действовать придется вам;

— он считает, что зорко одно лишь сердце, поэтому вам часто придется закрывать глаза;

— он путник, поэтому вам тоже придется быть в движении.

Ситуация первая. Как увидеть Маленького принца?

Предварительное условие. Пустыня.

Маленький принц говорит:

«Учителем становится тот, кто оказался в пустыне».

Ключевая цитата:

«Так я жил в одиночестве, и не с кем было мне поговорить по душам. И вот шесть лет тому назад пришлось мне сделать вынужденную посадку в Сахаре. Что-то сломалось в моторе моего самолета. Со мной не было ни механика, ни пассажиров, и я решил, что попробую сам все починить, хоть это и очень трудно. Я должен был исправить мотор или погибнуть. Воды у меня едва хватило бы на неделю.

Итак, в первый вечер я уснул на песке в пустыне, где на тысячи миль вокруг не было никакого жилья. Человек, потерпевший кораблекрушение и затерянный на плоту посреди океана, — и тот был бы не так одинок».

Пояснение:

В пустыне (конечно, речь не о физической пустыне, а о символе и фундаментальном культурном архетипе) не важно, кто ты и какие у тебя заслуги. Ни кустам саксаула, ни змее, ни колючке. Это то самое место, где заканчивается узкая социальная роль, давящая на наше сознание. Разорван круг привычности, поэтому появляется возможность осознания своего подлинного лица, знакомства с самим собой. Для этого важно на время расстаться со своей обыденной маской и примерить другую, игровую, творческую.

Задание для аудитории:

Каждый участник получает по одной записке, в которой указан тот или иной вид животного (например, слон) читает ее и никому не показывает. Затем он находит себе пару — другого участника с запиской (например, еж). Их задача познакомиться с закрытыми глазами, не используя при этом слов. Они держатся за руки и начинают показывать себя партнеру (хобот и колючки, в нашем примере). В итоге каждая пара вызывается на центр, где их просят предположить, кто стоит рядом с ними. Далеко не всегда удается в слоне узнать слона, а в еже — ежа. Это смешно. А значит, аудитория уже сменила свои обыденные маски на образы слона, ежа и других милашек.

В учительской практике:

Часто маска учителя сильно ограничивает диапазон наших проявлений. Мы не можем совсем не играть ролей, выбор заключается в том лишь, как их играть. Хорошая игра обусловлена осознанием относительности роли, легкостью, способностью сменить ее на другую. Плохая игра — это попытка спрятаться в роли, думать, что эта роль — единственная или самая важная. Самое важное (высшее Я) не вмещается ни в одну из наших ролей, но в каждой из них, будучи осознанным, дает ощущение полета и вдохновения.

Пробуждение.

Маленький принц говорит:

«Учитель — это тот, кто проснулся от смерти и перешел к жизни».

Ключевая цитата:

«— Вот тебе ящик. А в нем сидит такой барашек, какого тебе хочется.

Но как же я удивился, когда мой строгий судья вдруг просиял:

— Вот это хорошо! Как ты думаешь, много этому барашку надо травы?

— А что?

— Ведь у меня дома всего очень мало…

— Ему хватит. Я тебе даю совсем маленького барашка.

— Не такой уж он маленький… — сказал он, наклонив голову и разглядывая рисунок.

— Смотри-ка! Он уснул…

Так я познакомился с Маленьким принцем».

Пояснение:

Важно понимать разницу между духовно живым и духовно мертвым, между социально-условным и безусловным. В душном царстве рассудочного сознания нельзя поиграть в шарик, нельзя нарисовать барашка, нельзя созерцать. Это кажется нелепостью. Хотя именно эта способность жить и радоваться здесь-и-сейчас только и позволяет по-настоящему бодрствовать и видеть.

Задание для аудитории:

Ведущий играет роль Маленького принца и просит участников поиграть. Он включает музыку и, ничего не поясняя, бросает им шарик. Участники робко пытаются как-то передавать шарик или слегка подбрасывать. Тогда ведущий останавливает музыку и игру. «Не так! Я просил вас поиграть в шарик по-настоящему, а вы только делаете вид. Пожалуйста, поиграйте в шарик!» — просит он и бросает участникам еще полтора десятка шариков. Снова включается музыка. Участники начинают все более непринужденно и спонтанно играть, глаза их загораются. В конце ведущий благодарит собравшихся за настоящую игру.

В учительской практике:

Преподавая, очень важно продолжать жить, то есть наполняться живым энергийным ощущением. Просто перебрасывать шарик, просто вести урок — это условности, с которыми мы легко соглашаемся. Но живое — это не просто перебрасывать, а жить в шарике, не просто вести урок, а жить в уроке, переживать настоящее всей полнотой сердца.

Преображение.

Маленький принц говорит:

«Взгляд учителя несет жизнь и изменяет все вокруг».

Ключевая цитата:

«Я показал мое творение взрослым и спросил, не страшно ли им.

— Разве шляпа страшная? — возразили мне.

А это была совсем не шляпа. Это был удав, который проглотил слона. Тогда я нарисовал удава изнутри, чтобы взрослым было понятнее. Им ведь всегда нужно все объяснять».

Пояснение:

Взгляд человека, его внимание, познавательное усилие обычно рассматриваются в аспекте пассивности, отражения действительности. Однако глубокое значение имеет качество взгляда, то есть то воздействие, которое он оказывает на окружающее. Во многом то, что мы видим, есть плод нашего эмоционально-волевого влияния. В этом смысле, как и полагали многие древние мыслители, добрый взгляд может стать солнцем для ростков блага, на которые он направлен.

Задание для аудитории:

Ведущий включает музыку. Просит найти любой предмет, находящийся сейчас в аудитории, и посмотреть на него в течение полминуты. Но не просто, а чтобы предмет под взглядом ожил. Преобразился. Стал живым. А затем желающие участники по очереди показывают свои «ожившие предметы» и сравнивают их с прототипами. Аудитория постепенно становится удивительным пространством, наполненным загадочными предметами.

В учительской практике:

Взгляд сердца, казалось бы, незримый, пробуждает в учениках все лучшее, преображает их. И тогда вместо стандартных физики и литературы будут приключения, вместо учеников — удивительно своеобразные и талантливые путники, вместо усталости — приток обновления, вместо проблем — новые возможности.

Враг.

Маленький принц говорит:

«Учитель, не желающий меня видеть, становится Великим инквизитором».

Ключевая цитата из романа «Братья Карамазовы» Ф.М.Достоевского:

«Он останавливается пред толпой и наблюдает издали. Он все видел, он видел, как поставили гроб у ног его, видел, как воскресла девица, и лицо его омрачилось. Он хмурит седые густые брови свои, и взгляд его сверкает зловещим огнем».

Пояснение:

В Легенде о Великом инквизиторе Ф.М.Достоевский воспроизвел негативный тип отношения к вестнику добра, в том числе и к ребенку, невинному и чистому еще созданию. Именно это отношение является противоположностью подлинного учительского взгляда. Это хорошо иллюстрирует сравнение мировоззренческих установок Великого инквизитора и Летчика, за образом которого скрывается сам Экзюпери (см. таблица № 1).

В учительской практике:

Учитель, наполненный скепсисом и цинизмом, не видящий в ребенке Маленького принца, неизбежно становится авторитарным, а окружающие — «слабосильными бунтовщиками». На середине не дано удержаться никому. Как отмечал Н.А.Бердяев: «Судьба человека неотвратимо влечет его или к Великому инквизитору, или к Христу. Необходимо выбирать. Ничего третьего нет».

Ситуация вторая. Кто такой маленький принц и зачем ему учитель?

Тайна Маленького принца.

Маленький принц говорит:

«Я — Светильник, который освещает путь».

Ключевая цитата:

«…Я взял его на руки и пошел дальше. Я был взволнован. Мне казалось — я несу хрупкое сокровище. Мне казалось даже, что ничего более хрупкого нет на нашей Земле. При свете луны я смотрел на его бледный лоб, на сомкнутые ресницы, на золотые пряди волос, которые перебирал ветер, и говорил себе: все это лишь оболочка. Самое главное — то, чего не увидишь глазами…

Его полуоткрытые губы дрогнули в улыбке, и я сказал себе еще: трогательней всего в этом спящем Маленьком принце его верность цветку, образ розы, который сияет в нем, словно пламя светильника, даже когда он спит… И я понял, что он еще более хрупок, чем кажется. Светильники надо беречь: порыв ветра может погасить их…

Так я шел — и на рассвете дошел до колодца».

Пояснение:

Образ светильника невероятно глубок. Светильник дарит свет, тепло и жизнь. А кто-то несет его. Они — неразрывное целое, пронизанное взаимным доверием.

Задание для аудитории:

Участники разбиваются по парам, берутся за руки. Один из них учитель, а другой ученик. Сначала ученики освещают путь, то есть ведут за руку учителей, которые закрыли глаза. Проводят их по всей аудитории, преодолевая препятствия и страхи. Затем учителя несут светильники, то есть ведут учеников, закрывших глаза.

В учительской практике:

В реальности оба упражнения происходят одновременно: и нас ведут, и мы ведем. И как же нужно беречь и хранить тонкую нить доверия, чтобы не налететь на какое-нибудь препятствие или не поддаться приступу страха.

Миссия учителя.

Маленький принц говорит:

«Учитель зажигает мое сердце и помогает мне понять себя».

Пояснение:

Маленький принц всем хорош, и добр, и невинен, и благороден, но сам себя еще не знает. Ему нужна помощь в самопознании. В осознании себя огнем, пылающим в собственной груди.

Задание для аудитории:

Участники разбиваются на две группы: детей и учителей. Каждый участник получает маленькую свечу.

На столах по углам аудитории уже горит по одной свече. Рядом расположены репродукции шедевров мировой живописи. Это очаги культуры. Включается торжественная музыка. Учителям необходимо зажечь свои свечи у очага культуры, а затем найти учеников и передать им частичку пламени. Для начала учителя ищут тот очаг культуры, который им наиболее близок, а потом устремляются к ученикам. Но тут не все просто: некоторые ученики стеснительно прячут свечки, другие отвернулись, третьи — уже получили пламя от других учителей. Где же тот самый ученик, который ждет моего огня? Постепенно у всех детей появляется в руках горящая свеча. И теперь им необходимо поставить ее к любимому очагу культуры. И оказывается, что он далеко не всегда совпадает с тем, которому отдает предпочтение его учитель. Тем не менее, очаги культуры разрослись, вместо одиноких свечей, там пылают целые факелы.

В учительской практике:

Для учителя очень важно самому гореть, затеплить свечу у очага культуры. Ведь подлинная культура — это огонь, пылающий в сердце. А потом нужно найти глазами того самого, нуждающегося в нем ученика, установить с ним контакт, не напугать его, не обжечь, начать гореть вместе, а затем отпустить в свой собственный путь, помочь ему не погаснуть… И снова припасть к живительным очагам света и тепла.

Ситуация третья. что мы ответим экзюпери?

В конце участники мастер-класса получили задание написать письмо Антуану де Сент-Экзюпери. Ведь он сам об этом просил в финале «Маленького принца»:

«И если к вам подойдет мальчик с золотыми волосами, если он будет звонко смеяться и ничего не ответит на ваши вопросы, вы, уж конечно, догадаетесь, кто он такой. Тогда — очень прошу вас! — не забудьте утешить меня в моей печали. Скорей напишите мне, что он вернулся».

Вот некоторые письма участников мастер-класса о своих встречах с Маленьким принцем:

Дорогой мой Сент-Экс!

Я видел, видел Маленького принца! Он был такой веселый. И такой грустный и одинокий. Его, как всегда, никто не понимал. И я тоже. И я просил Господа Бога, я плакал и просил: «Прости меня, Господи, за то, что я не умею помочь его бедной чистой душе. Я хочу помочь, но не умею. Научи мое сердце, Господи, прошу Тебя».

А Маленький принц улыбался мне и верил, что все будет хорошо, что я все пойму, все смогу. Он — верил!

* * *

Антуан, друг сердца, я искала Маленького принца всю жизнь, а он был рядом со мной каждый день, но я не видела его. И вот недавно он вернулся, я увидела его в каждом ребенке, встречающем меня в детском саду.

* * *

Славный друг!

Пишу в ответ на твою горячую просьбу об утешении.

Маленький принц здесь, на нашей планете! Я знаю его давно, с самого детства.

Он приходил с зарей и мы очень любили рисовать на облаках! Он был так счастлив!

И во время долгой жизни моей много раз он являлся в самый трудный час и дарил свет, мерцание надежды и счастье…

* * *

Маленький принц — это мой внук. Он еще очень мал и не умеет говорить, но он внимательно смотрит мне в глаза, все понимая.

Душа начинает улыбаться от этого доверия и любви.

* * *

Мой Маленький принц!

Вот ты где! Оказывается, ты рядом, ты здесь!

Ты ждешь меня, а я, слепая, этого не замечаю. Но теперь все будет по-другому! Ты разбудил во мне душу, разбил скорлупу непонимания. И теперь мы справимся с любой бедой, с любыми трудностями.

* * *

А ведь он никуда не уходил. Это мы проходим мимо…

Мы суетимся, спешим, а огонек в его глазах мерцает все слабее и слабее.

Почему я опять не остановилась, не заговорила о самом главном, а лишь скользнула по поверхности, умилилась кудряшками, ямочками на щеках. И все…

Помоги мне, Мастер, стать чище и глубже — я хочу взять за руку каждого принца и каждую принцессу, хочу соединить огонь наших сердец и поделиться с миром этим Светом!

* * *

Дорогой автор!

В жизни я не встретила Маленького принца. Но однажды во сне он пришел ко мне. Хотелось о многом с ним поговорить. Но он приложил свой палец к губам, показывая, чтобы я молчала, и произнес: «Еще не время!».

Исчез так же, как и пришел.

* * *

Милый, дорогой мой Антуан!

Он действительно вернулся, твой Маленький принц. И вернулся уже очень давно. Только я все никак не решалась признаться в этом ни самой себе, ни тебе.

Он вернулся и продолжает убирать свою Планету, ухаживать за своей Розой, а, самое главное, Верить. Верить в чудеса.

Он поселился в глубине моего сердца, как только я впервые услыхала о нем, и каждый день творит свое Чудо.

Спасибо тебе, Антуан!

* * *

Дорогой Сент-Экзюпери, ты просил написать меня, если я вдруг где-то встречу твоего друга — Маленького принца. Знаешь, мне кажется, я нашел способ, как встретиться с ним и не расставаться. Ведь никто не выдумал ту звездную страну — она в нашем сердце и, открывая двери, ты сможешь встретиться взглядом с ним, Маленьким принцем, а он — помочь тебе найти свой ответ на свой вопрос.

* * *

Дорогой Сент-Экзюпери!

Я не знаю, видела ли я когда-либо Маленького принца… Но я точно ЗНАЮ, что после сегодняшнего дня я его обязательно узнаю среди других!

Мое сердце и душа открыты!

Я жду тебя, Маленький принц!

* * *

Антуан!

Он вернулся! Вернулся ко мне! С болью, страхом, отчаяньем и… со счастьем! Маленький принц в образе моего сына! Он счастлив своим, не всегда мне понятным счастьем. И от этого счастлива я!

Он мудрый и эта мудрость мне непостижима… Пока…

* * *

Дорогой Антуан!

Когда я смотрю в безоблачное ночное небо и передо мной темно-синий шелк с мириадами близких и далеких звезд, я всегда знаю, что одна из них — планета Маленького принца. Мне она светит ярче всех. Я чувствую сердцем ее добрые лучи, которые передают мне привет от хрупкого создания с большим любвеобильным сердцем.

И что-то сокровенное происходит и в моей душе, и я посылаю ему ответную любовь.

А вообще на Планете Земля у меня 27 Маленьких принцев в 4-м классе 71-й школы г. Казани.

* * *

Здравствуйте! Антуан!

Вы знаете, он вернулся. Вернулся Маленький принц. Это произошло сегодня на мастер-классе в Москве. Вернулся, потому что поверил в тех, кто готовил это необыкновенное «путешествие в душу». Он, невидимый, наблюдал за всеми, но мы-то чувствовали: он есть. Не может не быть, потому, что это была атмосфера удивительной Нежности и Чистоты… Я плачу и не могу остановиться. Плачу от благости — и стала чище и лучше.

Я понравилась самой себе. Другой быть нельзя. Ведь рядом со мной теперь Маленький принц.

Не оставляй меня, милый. Я очень постараюсь не подвести Тебя.

Пусть будет благословенной память о вас, Антуан!

Итоги.

Результатом мастер-класса стала удивительная атмосфера, воцарившаяся в обычной, казалось бы, учебной аудитории. Даже не верилось, что за каких-то полтора часа так много произошло. Участники не хотели расходиться, некоторые плакали, благодарили, обменивались адресами. Хочется надеяться, что лейтмотив нашего мастер-класса был верно понят и вдохновил участников на собственное педагогическое творчество во благо ребенка, Маленького принца культуры.

Таблица № 1. Сопоставление мировоззрения Великого инквизитора из «Братьев Карамазовых» Ф.М.Достоевского и Летчика из «Маленького принца» А. де Сент Экзюпери.

За руку с учителем

Великий инквизитор.

Из «Братьев Карамазовых» Ф.М.Достое-вского.

«Он останавлива-ется пред толпой и наблюдает издали. Он все видел, он видел, как поставили гроб у ног его, видел, как воскресла девица, и лицо его омрачилось. Он хмурит седые густые брови свои, и взгляд его сверкает зловещим огнем».

«Знай, что и я был в пустыне, что и я питался акридами и кореньями, что и я благословлял свободу, которою ты благословил людей, и я готовился стать в число избранников твоих, в число могучих и сильных с жаждой “восполнить число”. Но я очнулся и не захотел служить безумию. Я воротился и примкнул к сонму тех, которые исправили подвиг твой».

«Клянусь, человек слабее и ниже создан, чем ты о нем думал!».

«Докажем им, что они слабосильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого. Они станут робки и станут смотреть на нас и прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что смогли усмирить такое буйное тысячемиллион-ное стадо. Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко они будут переходить они по нашему мановению к веселью и смеху, светлой радости и счастливой детской песенке».

«И все будут счастливы, все миллионы существ, кроме сотни тысяч управляющих ими. Ибо лишь мы, мы, хранящие тайну, только мы будем несчастны».

«Не отвечай, молчи. Да и что бы ты мог сказать?».

«К чему же теперь пришел нам мешать? И что ты молча и проникновенно глядишь на меня кроткими глазами своими? Рассердись, я не хочу любви твоей, потому что сам не люблю тебя».

Летчик из «Маленького принца» А. де Сент Экзюпери.

«Вижу — стоит необыкновен-ный какой-то малыш и серьезно меня разглядыва-ет… На моем рисунке он, конечно, далеко не так хорош, как был на самом деле… Я во все глаза смотрел на это необычайное явление».

«Я был поражен. Вдруг я понял, почему таинственно лучится песок…

— Да, — сказал я. — будь то дом, звезды или пустыня — самое прекрасное в них то, чего не увидишь глазами».

«Дети должны быть очень.

снисходительны к взрослым».

«Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит».

«Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковы-вать».

«Я выпил воды. Дышалось легко. На рассвете песок становится.

Золотой, как мед. И от этого тоже я был счастлив. С чего бы мне.

грустить?..».

«Трогательней всего в этом спящем Маленьком принце его верность цветку,

Образ розы, который сияет в нем, словно пламя светильника, даже когда он.

Спит… И я понял, что он еще более хрупок, чем кажется. Светильники.

надо беречь: порыв ветра может погасить их…».

Д.В.Морозов. Урок истории — создание первообразов в сознании второкласников.

Автор — Дмитрий Владимирович Морозов,

Журналист-международник, историк-востоковед,

Основатель психотерапевтического сообщества «Китеж»,

Рыцарь гуманной педагогики,

Барятинский район, Калужская область.

Как правило, дети, попадающие к нам из детских домов, просто не понимают ни то, что написано в учебнике, ни то, что объясняет учитель. Они не имеют образов для тех слов, которые слышат.

Наше сознание отбирает в окружающей реальности, прежде всего то, что узнаваемо или имеет связь с освоенным ранее, словно дополняя кусочками мозаики почти законченную картину.

Понятие Образование своим происхождением восходит к слову «образ». Учитель помогает создавать в сознании ребенка яркие образы, которые складываются в единый целый Образ мира, который и делает человека человеком.

Помните? «Бог создал человека по своему образу и подобию».

Современное общество, однако, стремится подбрасывать нашим детям образы с «Фабрики звезд», словно нарочно пытаясь воспитывать новое поколение на суррогатах культуры.

Мне пять лет. Я в Третьяковской галере с мамой. Я помню зал с огромной картиной Васнецова. На переднем плане — юноша в кольчуге с крестом, из груди торчит стрела. Я помню странное чувство, которое затопило мое существо и заставило несколько раз возвращаться к этой картине… Я все смотрел на юношу и… (Позднее мама сказала, что я его ЖАЛЕЮ). Но тогда знал ли я, как называется это переживание. Конкретные подробности рассеялись. Зато моя мама несколько раз пересказывала этот случай, повторяя, что мне было ЖАЛКО юношу. Так мне и запомнилось — то, что я испытывал тогда, называется словом Жалость.

Слово (знак) и переживание совместились. Но может быть, я испытывал что-то иное. Большее? Может быть, теперь это слово-знак сужает мои границы, задает некую программу, снимая необходимость копаться в нюансах своих чувств.

Человек приучен действовать и даже чувствовать, опираясь на готовые образы, хранящиеся в его памяти.

Теперь совокупный Образ мира определяет то, на чем фиксируется внимание растущего человека. В реальности он приучается видеть только то, что ему уже знакомо по описанию — то есть значимо, с точки зрения культуры. Остальное он игнорирует, чтобы не тратить зря время и силы — все равно никто не увидит и не оценит.

Те, кто с детства был лишен общения с родителями и свободного доступа к информации учатся плохо, так как не смогли накопить достаточного количества образов и фактов, которые обычные дети впитывают как бы между делом, стихийно, просто в результате общения с родителями. Крупицы этой информации поступают в сознание ребенка бесконечным потоком, перепроверяются вопросами к родителям, подкрепляются повторением, образами из журналов и фильмов. Но совсем иной поток информации поступает в голову ребенка, чьи родители спиваются в деревне или в городских трущобах. Как правило, телевизор продают одним их первых, журналы не покупают, в редких разговорах пьяных родителей нет образов, необходимых для построения яркой и привлекательной картины мира.

Если какие-то значимые для нашей культуры образы предметов и взаимодействий не попали в программу вовремя, то оказались вне целостной структуры, связывающей цепочки смыслов в единый образ мира. Новый опыт сформирует через некоторое время новый слой, оставив незаполненным внутренний сектор, таким образом, в сознании, как и в языке, образуются лакуны. Разумеется, личность приспосабливается обходиться без них, как правило, даже не замечая мертвых зон в своем сознании. Еще раз отметим, что внешний мир осваивается разумом в словах, в таком же виде, похоже, поступает в долговременную память. Количеством слов, совмещенных с образами, и определяется качество программы, которая закладывается в сознании, глубина мышления и умение чувствовать. Поэтому уже в школьном возрасте у детей с большим количеством таких лакун появляются проблемы с чтением учебной и художественной литературы. Про таких детей учителя говорят, что они «не ухватывают» смысла прочитанного.

Для наших младшеклассников жизненно важно понять законы простейших взаимодействий между людьми. Они смотрят фильмы, читают учебники, где действуют взрослые, но логику их действий дети не улавливают.

Многие дети, попавшие к нам из детского дома, не знают простейших абстрактных понятий, глаголов со значением оттенка действия. Например, слова «оторопеть, заворожить» не давали ученице второго класса понимать смысл рассказа. Чтение для нее превращалось в тяжелый, неинтересный труд. Мальчик в восьмом классе, уже встречающийся с девочкой и пытающийся за ней ухаживать, неожиданно выяснил, что он не понимает значения слов «грация, обаяние, гармония». По счастью, теперь у него появилась потребность их узнать, а так же было, у кого спросить.

Издревна у даосов в Китае была практика обучать детей рисованию картинок в уме. По сути детей учили самостоятельно творить образы, или как говорят наши психологи — действовать в уме. Развив в себе эту способность, они смогут лучше и разнообразнее создавать модели собственного будущего, выстраивать в уме причинно-следственные цепочки.

Мы думаем, что в идеале в дошкольный период и в младших классах было бы полезно больше следовать индивидуальным запросам детей. Вы же понимаете, что ребенок будет внимательно слушать только ответ на тот вопрос, который его волнует в данную минуту. Заставить его набирать информацию, в которой он не ощущает потребности, очень трудно.

Если мы видим, что та или иная тема не имеет адекватного образа в головах учеников, а это выясняется, как правило, прямо на уроке, нашим учителям разрешено отойти от первоначального плана и посвятить столько времени, сколько требуется разбору базовых понятий или созданию целостного образа. Без этого просто невозможно двигаться дальше.

Первичен интерес ученика и реальное освоение материала, а не программа. При таком подходе труд учителя становится более творческим, одухотворенным и осмысленным.

В обучении, как в парных танцах, учитель и ученик должны быть вместе, даже если в классе еще сорок человек.

Задача учителя — «производить впечатление» на ученика. Чем резче впечатление, тем четче образ, оставшийся в сознании. Построить связь между образом и силой, которая этот образ питает — функция учителя.

Предлагаю вашему вниманию небольшой отрывок из моего урока со второклассниками, посвященного возникновению государства Древняя Русь.

Цель — попытка понять, что у России было прошлое. Начать разбираться в таких понятиях, как — власть, соперничество, право силы. В идеале — создать в сознании детей образы князя, дружины, научить учеников понимать взрослые отношения, причины поступков людей.

На уроке присутствуют пятеро учеников девятого класса для оказания помощи учителю.

— Вадим, представь, что ты вождь племени, решивший стать князем. Как ты отберешь воинов в дружину?

— Голосованием.

— Подожди. Вот представь племя, вас недавно соседи ограбили, ты — вождь, готовишься создать отряд для обороны. Сам будешь отбирать или предложишь всем голосовать?

— Не знаю.

— А кого бы ты хотел в дружину?

— Не знаю.

— Вчера у нас было практическое занятие по отливке мечей. Ты уже понял, как трудно было делать медные орудия. Помнишь, как мы потом решали, кто будет кузнецом в племени, чтобы делать орудия для всех охотников.

— Помню. Мы выбрали того, кто лучше всех лил и у кого руки не дрожали.

— Да! Теперь скажи, как будешь отбирать людей в дружину.

— Тех, кто лучше всех льет…

— Увы, ты ошибся.

В этот момент, чтобы как-то справиться с отчаянием, я прерываю урок и мы все делаем трехминутную разминку — приседаем и отжимаемся от парт. Циркуляция крови должна усилить мозговую активность — хочется в это верить.

Я. Русланчик, как будешь обирать воинов?

Руслан. Не знаю.

Меня родители не любят — гоняют на зарядку и заставляют учить уроки. А Вовке повезло — к нему его родители не пристают.

Я. Помнишь, мы вчера смотрели кино «Триста спартанцев»? Какой командир добрый — тот, кто тренирует, гоняет и готовит к битве или тот, кто разрешает бойцам не напрягаться?

Руслан. Тот, кто все разрешает.

Я. У какого командира солдаты имеют больше шансов выжить?

Святослав. У того, кто гоняет.

Я. Кто же из них добрый?

Руслан. Я не понял.

Я профессионал. Я напоминаю себе, что терпение и оптимизм — добродетели, без которых ни один учитель просто не может выполнять свой долг.

Обучать — означает впечатывать в сознание ребенка новые яркие образы. Почему яркие? А другие не впечатываются. Кроме того, они должны быть понятными, а также укладываться в уже существующую систему образов, как бы зацепляясь за них по принципу комплементарности.

Совсем незнакомое и непонятное просто не запоминается.

Наши учебники часто пишутся людьми, которые сами лишены способности творить точные и яркие образы в уме. Поэтому, например, в учебнике «Мы и окружающий мир» («Корпорация Федоров», АО «Московские учебники») для второго класса мы находим такую рекомендацию детям «Как можно обезопасить себя от вредных бактерий? Соблюдайте чистоту в помещении, в одежде, выполняйте правила личной гигиены». Представляете, приходят авторы учебника домой и говорят своим детишкам — вместо «подметите пол» или «вымойте руки»: «Ну как, дети, “соблюдите чистоту” и “выполните правила гигиены”». Это что, для детей писалось? Или для кондовых бюрократов, которые должны были разрешить учебник в печать? Даже у меня (бывшего журналиста застойной эпохи) не рождается никакого образа в ответ на такой канцелярский призыв.

Впрочем, во всем остальном этот учебник выполнен вполне симпатично и я бы сказал «человечно»!

Но это — отступление от темы.

— Вадим, ты — князь. Тебе предстоит поход. Кого возьмешь с собой, кого оставишь вместо себя в столице?

— Самых сильных оставлю…

— А они тебя обратно на трон пустят?

— Почему нет?

— Сильный, просто сильный, захочет взять власть и возьмет…

— Тогда не знаю.

— Какие качества должны быть у того человека…Что? Непонятно, что такое «качества»? Скажу по-другому — каким должен быть тот, кого оставишь?

— Не знаю.

— Как люди, что вокруг тебя, должны к тебе относиться?

— Я не понимаю.

Вадим не имеет образа сознательного выстраивания отношений с окружающими. Он пока не понимает, вернее не видит, что люди как-то «весьма по-разному» друг к другу относятся.

Мы тут же со старшеклассниками разыгрываем сценку, распределив роли. Старшие ребята выстраиваются перед Вадимом, а он расхаживает среди «новобранцев» и решает.

— Итак, попробуем еще раз. Вадим, сосредоточься, представь, ты собрался идти драться в соседнюю деревню. Кого возьмешь с собой?

— Его и его (показывает пальцем), самых сильных.

— А как ты узнал, что они сильные?

— Видел, как дерутся.

— Отлично! Теперь скажи, кого ты отберешь себе в дружину.

— Тех, кто дерутся… хорошо!!!

— А теперь придумай, как их отобрать…

— Пусть подерутся при мне…

Вывод. В сознании Вадима уже содержался правильный образ решения этой задачи, но он не мог перенести его из копилки жизненного опыта в ситуацию, данную в учебнике, так как она для него была лишена жизненности. Мальчик не мог создать в своем сознании сложной картины племени и себя в роли вождя, выбирающего воинов. Он не видел племени и не испытывал себя в роли командира. Для него это пустые слова, а пустыми словами невозможно действовать в реальности сознания.

Мы показывали ему фильмы «Русь изначальная», «Когда солнце было богом», где были и князья и вожди — но не зацепило, так как не было актуальным. Он не может приложить чужой опыт к своей жизни. Поистине он пока способен учиться только на собственных ошибках.

Втягиваю в дискуссию остальных учеников.

— Руслан, представь себе, что ты король, стоишь в тронном зале, вокруг — мы — рыцари и бароны. Заяви нам о своем намерении, посмотри на реакцию каждого и реши, кто тебе больше нравится.

Руслан тонким голосом:

— Я ухожу в поход, кого из вас я могу оставить вместо себя?

Помогающие мне старшеклассники весело гомонят:

— Уезжай! Я присмотрю за твоим троном и сокровищницей.

— Ха, ха, ха.

— Что он такое говорит? Опять у короля какие-то причуды…

— Я вообще не понимаю о чем речь… Повторите…

И только Рома с Женей, как было условлено, вскакивают со своих стульев и говорят:

— О наш король, мы будем хранить тебе верность и сбережем трон до твоего возвращения!

— Так, кого выберешь? — снова спрашиваю я Руслана.

Он совершенно обескуражен происходящим и необходимостью выбора. Но все же силится улыбнуться и показывает пальцем на Рому с Женей:

— Вот их оставлю.

— Почему?

Красноречивое пожатие плечами и глубокое молчание.

— Почему ты не выбрал других?

Пожатие плечами.

— Руслан, кто из этих людей тебя вероятнее всего не предаст?

— Что?

— Ты знаешь слово предательство?

— Да.

— А что оно значит?

— Ну, это… когда…

— Быстро, еще одну сценку. Рома, Женя, покажите Руслану и Вадимке, что такое предательство! Вон, все вместе побейте Дениса! (Перемигиваемся — ребята все схватывают на лету).

Ромка и Женька выступают провокаторами, зовут ребят напасть всем вместе, а потом, когда Денис с хохотом поднимается со своего места, толкают ему в руки обоих «мелких» и с хохотом убегают. Денис трясет Руслана и Вадимку и кричит:

— Поняли что такое предательство? Вот вас сейчас предали!

Руслан кивает. Вадим трясет кулаком вслед предателям.

— Да, поняли.

— А другие чем тебе не понравились?

Вадим решается помочь, его переполняют осознания и новые слова:

— Они думают о себе, они — эгоисты!

— Молодец. Раз они тебя не слушают и не замечают, значит, могут и предать. Дай пожму твою руку в знак уважения.

Вадим гордо протягивает мне ладошку для рукопожатия. Потом я поворачиваюсь к Руслану.

— Когда ты уедешь в поход, оставив на своем троне другого, он может захватить и трон и город и деньги, а тебя просто убить… И все это — чтобы командовать, чтобы быть главным и заставить других себя слушаться — это называется власть! (Хорошо бы с ним еще отыграть и власть, чтоб он осознал и этого скрытого в себе беса).

— Так, кого оставим?

— Тех, кто не предаст.

— А кто не предаст?

— Брат!

— А почему? Кто еще не предаст?

— Тот, кто хорошо ко мне относится…

— А почему к тебе кто-то должен хорошо относиться? Как мы завоевываем друзей?

— Ну, надо слушаться…

Общий хохот.

— А еще?

— Ну, делать что-нибудь приятное…

— Руслан, посмотри на брата. Тебе важно, чтоб он был с тобой и не предал.

— Да! (Это он говорит с полной осознанностью, значит здесь попали на первообраз).

— Как удержать его преданность и заботу?

— Помогать ему.

— А еще?

— Слушаться.

— Еще?

Пожатие плечами.

— Слушай внимательно! То, что ты испытываешь к Роме, называется ЛЮБОВЬ. Это самая надежная связь. Тебе ведь интересно, что с Ромой происходит? О чем он думает. Тебе хочется, чтоб он замечал тебя?

— Да!

— Вот все вместе это и есть любовь! Если любят, то не предают. (Вырастит, узнает и многочисленные исключения из этого правила, но пока важно положить начальные кирпичики в основание Образа мира). Ты хочешь, чтобы тебя любили.

Утвердительный кивок. Я продолжаю радостно одобрительным тоном, так как Руслан уже прикован ко мне вниманием и забрезжившим ощущением победы… Он уже понял, что осознание — это победа…

— Значит, надо интересоваться людьми вокруг тебя, показывать им свой интерес, сочувствовать. Видишь, как много всего надо…

— Да.

— Еще раз. Ты стал королем. Какие люди тебе нужны? Только ли самые сильные?

— Нет. Те, кто не предаст.

— Как окружить себя верными?

— Заботиться…

— Да, и это тоже. Еще.

— Которые не предадут… Давать им все… Ну и разговаривать, помогать им.

— Ну, в общем верно. Так вождь превращается в князя. Он окружает себя дружиной из самых сильных бойцов. Им он разрешает не работать, для них собираются налоги с остальных членов племени или общины. На Руси этих воинов называли бояре. Может быть, само название произошло от слова ярые. Ярило — солнце. То есть князь набирал себе лучших воинов. Эти войны хранили верность не племени, а своему князю, так как от него зависело сохранение их привилегий. Привилегии — это возможность не работать, а собирать налоги с крестьян, носить хорошую одежду и быть на пиру рядом с князем.

Так люди в Древней Руси разделились на тех, кто воюет и тех, кто только обрабатывает землю, то есть — на крестьян и бояр или дружинников.

Позиции, которые удалось заложить в его Образ мира:

Одному быть плохо и опасно. Любой вождь стремится окружить себя преданными, умелыми помощниками — войнами. Он покупает их преданность привилегиями и деньгами.

Поэтому для детей, попавших в трудные жизненные ситуации, необходимы особые условия реабилитации и обучения, особенно плотное общение со взрослыми, которое позволило бы восполнить пробелы, научиться в конечном итоге получать удовольствие от процесса познания.

Дети, попадающие к нам в кризисных ситуациях, будь то выходцы из благополучных семей или из детских домов, одинаково плохо усваивают новый материал на уроках (часто не любят читать). Часть энергии, которая могла бы помочь концентрации на уроках, увеличить объем памяти, уходит на то, чтобы подавлять страхи, полученные в раннем детстве. Запомнить с одного взгляда (или раз услышав) можно только, если потом много раз воспроизвести модель в уме. А зачем ее воспроизводить? Что бы там ни рассказывал учитель, куда приятнее воспроизводить совсем другие образы. И сидят дети с широко открытыми глазами, но в пространстве каждого индивидуального сознания клубятся обрывки снов и мечтаний. Их внутреннее зрение прокручивает совсем иные фильмы. Что ж удивляться, что объяснения учителя не доходят до тех слоев сознания, где память может его улавливать и сохранять.

Ребенок слушает учителя, но для того чтобы хоть что-то запомнить, он должен сделать несколько усилий в своем сознании — захотеть запомнить, эмоционально окрасить услышанное, несколько раз повторить это в уме. А у того, кто недавно потерял родителей или вынужден был бороться за существование с самого раннего детства, в голове совершенно реальные картины из прошлого, фантастические планы мести, желание разбогатеть, убежать. И эти воспоминания и мечты куда реальнее и красочнее, чем все, что происходит вокруг. Без этого память просто не зафиксирует полученную информацию, а мотивации у наших учеников хватает только на то, чтобы более-менее смирно сидеть на уроке. Как добиться их самостоятельного желания что-то узнать, создать?

Связать историю с реальностью, добиться максимальной наглядности, я бы даже сказал театральности. Только очень интересная и актуальная информация позволяет ученику отключить внутренний экран сознания и направить внимание на то, что происходит на уроке. Так ребенок становится союзником, непосредственно воспринимающим информацию от учителя.

Знания должны укладываться слоями, где на уже известное новым слоем ложится новое. В новом содержится некая часть старого, что и позволяет разуму узнавать образ нового, делая по аналогии умозаключения.

Как правило, в Китежской школе мы позволяем нашим питомцам чувствовать себя на уроке хозяевами. С маленьким классом легко создать непринужденную атмосферу. В зависимости от ситуации, ученики младших классов могут принести с собой на урок игрушки, старшие могут «побаловаться» с учителем чашечкой кофе или стаканом чая.

Человек удовлетворяет интерес, как голод, по мере потребности. Насильственное кормление он просто отвергает. Набор происходит стихийно, хаотично, знания ложатся перехлестывающими пластами, цементируются эмоциями, перепроверяются.

И так во все стороны, как рост древесного ствола.

Один вопрос продолжает часто непонятные нам связи с целым комплексом совершено иных вопросов, увязанных в единую структуру образа мира. Интерес идет сразу во все стороны. Когда мы идем в мире знаний, отталкиваясь от интереса ученика, то мы делаем его как бы ведущим, он решает, как ему программировать свой компьютер, поэтому он чувствует себя в своем сознании господином.

Требования. к проведению мастер-классов.

Будущим авторам мастер-классов полезно знать требования, принятые на Педагогических Чтениях:

Заявленный мастер-класс может отражать любую форму педагогической жизни:

● урок,

● внеклассная и внешкольная работа,

● работа трудовых, художественных, творческих мастерских, спортивных секций,

● работа детских садов,

● работа детских домов, детских исправительных колоний,

● воспитательная работа семьи,

● работа школьного психолога, социального педагога,

● работа детских комнат милиции,

● работа религиозных деятелей по воспитанию детей,

● система дополнительного образования,

● и т. д.

Заявленный мастер-класс должен удовлетворять следующим условиям:

● соответствовать теме Чтений,

● опираться на идеи Гуманной педагогики,

● ярко и живо демонстрировать педагогические процессы, приемы и способы, характер общения,

● нести творческую новизну.

Время для каждого мастер-класса — 1 час 30 мин. Из них 1 час предоставляется автору мастер-класса, 30 мин. — участникам Чтений для вопросов и обсуждений.

В демонстрации педагогических приемов автором мастер-класса могут быть вовлечены участники Чтений.

Мастер-класс может выражать результаты творческих поисков одного педагога, группы педагогов, педагогического коллектива. Он может быть представлен с помощью аудио или видеоматериалов и других технических средств. Мастер-класс не должен проводиться в форме лекции или доклада. Он есть живой процесс, а не теоретизированное описание этого процесса.

Предлагаем образец заявки на проведение мастер-класса, однако, каждый автор может найти более удобную для себя форму:

Образец заявки на мастер-класс.

Фото,

Отражающее какой-либо процесс из предлагаемого содержания мастер-класса.

Ф.И.О:

Амонашвили Шалва Александрович.

Место работы, звания, контактный тел, эл. адрес:

Академик РАО, руководитель Международного центра Гуманной педагогики, e-mail.

Форма-урок.

Тема: «Математика — симфония чисел».

Лейтмотив: «Семь раз отмерь — один раз отрежь».

Искорка знаний: единство и взаимопроникновение: математического воображения, умения думать и взвешивать, волевого и эмоционального устремления к познанию, чувствознания, соприкосновения с понятиями Духовность и Беспредельность, переживания чувства красоты в математической действительности.

Море света: поиск учителем познавательного материала и форм его организации; устремленность к совершенствованию искусства общения с учениками на началах непосредственности и равноправия; любовь как основа жизни на уроке.

Демонстрация приемов: воображаемая действительность и действия в воображении, нашептывание на ухо и урок «на волнах», догадливость и «открытие» и др.

Утверждаемая идея: искорка знания, извлекаемая из учительского моря Света — это не еще одна бусинка в ожерелье знаний, а семя, из которого может вырасти благоухающий и прекрасный букет знаний. Искорка знаний — не для запоминания, а для удивления и восхищения той действительностью, которая отражена в ней. Она для разжигания костра познания.

Примечания.

1.

Шапошникова Л.В. Космическое мышление и новая система познания / Живая Этика и наука. Вып. 1. — М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2008. С. 38.

2.

Шипов Г.И. — физик, философ, разработал теорию физического вакуума, автор монографии «Теория физического вакуума. Теории, эксперименты и технологии» (1993), член Российской академии естественных наук, директор Научного центра физики вакуума и Института физики вакуума академии тринитаризма.

3.

Акимов А.Е. (1938–2007) — физик, философ, изучал модели физического вакуума, прикладные проблемы торсионных полей и технологий на новых физических принципах, состоял действительным членом Российской академии естественных наук, руководил Международным институтом теоретической и прикладной физики.

4.

Космическое мировоззрение — новое мышление XXI века. Материалы научно-общественной конференции. 2003. — Москва: Международный Центр Рерихов, 2004. В 3 т. Т. 1. С. 338.

Оглавление.

За руку с учителем. Вступительная статья. В.А.Сухомлинский. Воспитание Красотой. (фрагменты из книги «Сердце отдаю детям»). Школа под голубым небом. Наш Уголок мечты. Ш.А.Амонашвили. Тайна Альбрехта Дюрера. Радость познания. Записи на доске. УРОК: Тайна Альбрехта Дюрера, немецкого художника, мыслителя, гуманиста. (годы жизни 1471–1528). мы. ис. — след- ователи. научная. лаборатория. коллеги. Ход урока. Условные обозначения: «—» — учитель, «=» — ребенок, дети. Урок закончен. Заключение. В.Г.Ниорадзе. «Все люди хорошие… Все люди плохие…». или. «Утверждающий богат. Отрицающий беден». Развитие нравственных качеств в детях через. СЛОВО. Сколько хороших и сколько плохих. Притча. И.Стульпинене. Исповедь физика. Потенциал человека в поле Создателя. Идти до конца — пройти Рубикон. Чему до сих пор учусь. Преодолеваю страхи. Поиск себя. Философия жизни. Испытания неизбежны. Свидетельствуют ученики. В Бога в себе поверьте! С.Ю.Городович. Культура школьного детства. Внешнее обустройство школы. О школьных кабинетах. О школьных стенах. О школьных стендах. О школьных звонках. О режиме дня и расписании. Духовное обустройство «Нашего Дома». Душа школы — в ее традициях. Школьные семьи. Школьные символы. Духовная практика. Священничество. В.А.Кучеровский. Воспитание человека на основах Культуры. через осознание Красоты — путь воспитания сердца. Сценарий проведения мастер-класса. Мои ступени к совершенству. (Урок-исповедь, с творческими отступлениями и импровизациями). 55. 56. 57. 58. 59. 60. В.Ф.Бак. Нравственное пространство урока биологии. как среда для выращивания духовной общности. между учителем и учеником. Мастер-класс. Нравственное пространство урока биологии. как среда для выращивания духовной общности. между учителем и учеником. Моделирование этапов урока. «Геном человека. Закономерности работы генов». Письмо Ребенку. Литература: Е.П.Мышкин, И.А.Киршин. Ребенок — маленький принц Культуры. Исходные тезисы. Ситуация первая. Как увидеть Маленького принца? Предварительное условие. Пустыня. Пробуждение. Преображение. Враг. Ситуация вторая. Кто такой маленький принц и зачем ему учитель? Тайна Маленького принца. Миссия учителя. Ситуация третья. что мы ответим экзюпери? 81. 82. 83. 84. 85. 86. 87. 88. 89. 90. 91. 92. Итоги. Д.В.Морозов. Урок истории — создание первообразов в сознании второкласников. Требования. к проведению мастер-классов. Образец заявки на мастер-класс. Форма-урок. Примечания. 1. 2. 3. 4.