Заложник эмоций.

Эта книга посвящается.

С любовью и уважением.

Уолли Эрону,

Джесси Вуд,

Дэну Чеботу,

Бекки Пиготт.

И Говарду («Немо») Немеровски.

Мы живем лишь однажды. Мало какие трагедии бывают масштабнее, чем прекращение жизни; мало какие несправедливости бывают глубже, чем отказ от борьбы или даже надежды под влиянием внешних ограничений, которые ошибочно кажутся внутренними.

Стивен Джей Гульд «Заблуждения Человека».

Глава 1. Заложники эмоций.

Мы жили, как в романе. По крайней мере, так казалось нашим домашним, друзьям, коллегам и ученикам. Доказательством этого им казались наш профессиональный успех, уютный дом и счастливый ребенок, а также наша страстная и возвышенная любовь друг к другу. Но за фасадом профессионального успеха скрывалась, оставаясь невидимой от окружающих, нескончаемая пытка. Мы были заложниками могущественной, но малопонятной силы: наших собственных эмоций. Первая же попытка освободиться из плена эмоций научила нас относиться к своим обязательствам всерьез. Мы также открыли, что мы не одиноки.

Все мы так или иначе являемся заложниками наших эмоций. Многие скованы и связаны страхом перед такими интенсивными эмоциями, как несостоятельность, печаль, боль и отвержение. Для этих людей эмоции подобны противопехотным минам; они идут по жизни на цыпочках, старательно избегая опасных чувств. При первом же намеке на приближение ситуации с мощным эмоциональным зарядом они уклоняются от нее: например, не вступают с близкими в бурные ссоры, не навещают знакомого, больного раком, не поддерживают друзей в минуты депрессии. Чтобы уберечься от уколов боли или отвержения, подобные люди отгораживаются от окружающих. Они чураются и профессиональных проблем. Таким образом они могут избежать неприятных сюрпризов, например чувства собственной несостоятельности. За это они платят целыми сферами жизни, уподобляясь тем, кто старается не смотреть фильмы ужасов. В ходе этого им, как правило, удается оградить себя от многого в жизни, что все-таки стоит испытать.

Другие же так и не могут раскрыть свой потенциал из-за обуревающих их эмоций – страха, несостоятельности и сомнения, – которые удерживают их от всяческих действий, не говоря уже о риске. Как заложников собственных эмоций, их сковывает своеобразный паралич. Одинокая женщина испытывает смущение, а потому ни с кем не общается. Безработная молодая мать чувствует себя несостоятельной, а потому ведет себя глупо, хотя на деле очень умна. Подросток опасается не справиться с задачей и показаться тупым, а поэтому не овладевает новыми навыками, – отказывается учиться танцам, ораторскому искусству или рисованию. Домохозяйка средних лет постоянно всего боится и поэтому никогда не выходит за порог, хотя дома ей все надоело и все раздражает ее.

Многих людей эмоции снова и снова берут в заложники. Сильные эмоции захлестывают их, подобно волнам, и уносят вдаль от мыслей и занятий, в которые те были погружены. В итоге эти люди могут отказаться от самой надежды достичь желаемого. Других искушает чувство комфорта, которое возникает, когда ограничиваешься горсточкой привычных эмоций. Они ослепляют себя, лишаясь обширнейшей гаммы цветов, оттенков и нюансов в полной палитре эмоций, которые каждый может использовать в свое удовольствие по самому праву рождения. Цена их комфорта – поразительно обедненная жизнь.

Некоторые люди попадают в рабство к чужим эмоциям. Одна наша клиентка была как раз из таких. Если ее муж выражал уверенность, что та или иная сделка состоится, она испытывала облегчение. Если ее ребенок был счастлив, она оставалась довольной. Если ее лучшая подруга питала надежды спасти свой неудачный брак, наша клиентка могла на секунду расслабиться. Ее способность испытывать ценные эмоции полностью зависела от реакций окружающих ее людей. Ее эмоциональная устойчивость основывалась на их настроении. Каждый раз, когда их настроение менялось, что, конечно же, случалось часто, земля уходила у нее из-под ног. Она тратила массу времени на то, чтобы вернуть других в хорошее расположение духа и благодаря этому самой испытать удовольствие. Она походила на жонглера, пытающегося вращать на палочках по пятнадцать тарелок – днями напролет, изо дня в день. Неудивительно, что она считала себя человеком, находящимся в постоянной борьбе за сохранение душевного равновесия.

Чтобы смягчить боль от неприятных эмоций или достичь приятного состояния, некоторые люди попадают в рабство к различным химическим веществам. Героин, кокаин, марихуана, алкоголь, сахар, стимуляторы, успокоительные, никотин и кофеин – все эти вещества влияют на настроение. Люди, которые полагаются на них, пытаются изменить или вызвать заранее выбранные эмоции. Однако при этом они становятся заложниками наркотиков. Выбор и контроль обмениваются на зависимость.

Существует еще один вариант расплаты за неприятные эмоции, которые нам приходится терпеть. Клинически доказано, что люди страдают соматическими заболеваниями в результате переживания таких хронических эмоций, как страх, унижение, беспокойство, напряжение, злость, несостоятельность, беспомощность и т. д. С течением времени такие эмоции могут привести к опасному стрессу, который чреват повышением кровяного давления, язвой желудка, сердечными заболеваниями и другими тягчайшими недугами.

В своей книге «Стоит ли за это умирать?» (Eliot, 1984) доктор Роберт С. Элиот описывает результаты исследований, которые он проводил, будучи консультантом по заболеваниям сердечно-сосудистой системы, и выясняя, почему у персонала космодрома на мысе Канаверел сердечные приступы развиваются чаще и протекают тяжелее, чем в среднем по данным статистики.

Проблема, как я обнаружил, заключалась не в сгорании ракет, а в сгорании людей. С точки зрения правительства, государственную приоритетность космических полетов следовало понизить, и после каждого успешного запуска 15% работников, его обеспечивших, увольняли… В ходе физического и лабораторного исследования сотрудников центра не было выявлено никаких существенных отклонений от стандартного уровня риска развития коронарной патологии. Взамен же я обнаружил тревожность, депрессию и всеобщее, всепроникающее чувство безнадежности и беспомощности (курсив добавлен) (р. 15).

Стресс, развивающийся на фоне постоянного страха лишиться работы – и обеспечиваемых ею безопасности и престижа – породил популяцию профессионалов, которые «вели нацию к пьянству, наркомании, разводам и внезапным смертям от сердечных приступов». Далее доктор Элиот описывает лабораторные опыты на различных животных, результаты которых демонстрируют прямую и выраженную связь между эмоциональным стрессом и физическим благополучием.

Одним из самых ярких примеров отрицательного влияния длительного стресса является то, что я называю «фактором риска в четырнадцать футов»; речь идет о риске развития сердечных заболеваний. Как известно, у гамадрилов очень устойчивые пары. Русские исследователи отделили самцов-гамадрилов от самок и поместили их на некотором расстоянии – приблизительно в 14 футов – в отдельную клетку, откуда были хорошо видны самки. В клетку самок был помещен новый самец. Перемещенный гамадрил был вынужден наблюдать, как его давнишняя подруга общается с новым любовником. Он никак не мог изменить ситуацию, ему оставалось только терпеть. При неизменности питания и прочих факторов в течение шести месяцев гамадрилы переболели всем комплексом сердечных заболеваний, характерных для современного индустриального общества: у некоторых повысилось артериальное давление, у других развились сердечные приступы, а третьи скоропостижно скончались от внезапно развившихся болезней сердца. Животные, конечно, не люди, но все-таки очень похожи на людей в том смысле, что беспомощность и безнадежность могут заставить организм отреагировать выбросом стрессовых веществ, превозмогающих его сопротивление. Именно это и произошло с сотрудниками аэрокосмического центра на мысе Канаверел.

Есть много путей стать заложником, пленником и жертвой своих эмоций, но результат всегда один. Заложники эмоций большую часть своей жизни прислуживают эмоциям и даже жертвуют ради них жизнью, вместо того чтобы поставить эмоции на службу себе. Как вы вскоре увидите, мы – авторы этой книги – долгое время были, каждый по-своему, пленниками собственных эмоций. Лесли не умела выбирать эмоции, не могла предсказывать их последствия, а потому не могла защититься от нападения. Она жила в эмоциональной реальности столь же насыщенной, сколь и авторитарной. Страх перед неприятными эмоциями, который испытывал Майкл, превратил его в нахрапистую и неистовую персону, но в прочих случаях он оставался опасливым и интровертированным человеком. Терпя уколы боли, злобы или отвержения, он попадал в воронку-водоворот, где мучился неделями, а то и месяцами. Это оставляло в нем чувство отчаяния, зависимости и обмана.

Эта книга повествует о действиях, предпринятых нами после многих лет невольной выплаты дани ради того, чтобы освободиться из плена требований и капризов наших эмоций. Путешествие начинается с осознания путей, которыми эмоции подчиняют нас целям, не совпадающим с нашим благополучием; далее мы попадаем в неизведанное царство осмысления путей и причин возникновения эмоций; затем переходим на уровень, где уже компетентно выбираем, выражаем и используем эмоции, после чего довершаем маршрут, обозревая будущее, где каждый ощутит свободу и силу эмоционального выбора.

Нашей целью при написании этой книги было отправиться с вами по дороге, ведущей в будущее, и научить вас тому, как спасти собственную эмоциональную жизнь. В дальнейшем мы отметим ценность и удовольствие, присущие эмоциям изначально, а также укажем на пошлину, которую могут взимать с нас неблагоприятные, невыверенные эмоции. В каждой главе есть подсказки, рекомендации и техники, которыми вы сможете воспользоваться, чтобы немедленно изменить свою жизнь. К тому моменту, когда вы закончите читать последнюю главу этой книги, вам будет известно, как разорвать те или иные эмоциональные путы, оплетающие вашу жизнь. Освободитесь вы или нет – зависит только от вас. Мы можем указать вам правильное направление; снабдить вас всеми нужными картами, инструкциями и приспособлениями, которые позволят вам добраться до места назначения. Но знать, что вы можете получить свободу и силу с приобретением эмоционального выбора, еще не означает иметь эмоциональный выбор. Ваше дело – собирать припасы или нет и шагать ли с правой ноги. Делая это, вы перестаете быть инструментами своих эмоций. Взамен у вас будут необходимые орудия, позволяющие поставить эмоции на службу своих личных и профессиональных целей.

Но прежде чем отправиться в путь, давайте подробнее разберемся в том, что произошло с нами. (В главе 3 мы подробнее объясним, что имеем в виду под словом «эмоции». А пока что мы расскажем вам о себе и познакомим с некоторыми понятиями, с которыми нам предстоит иметь дело на протяжении всей книги; для начала давайте договоримся считать рабочим следующее определение: эмоции – это общее субъективное переживание в тот или иной отдельно взятый момент.).

Спасение из плена эмоций: Майкл представляет Лесли.

В 1982 году, когда Лесли было тридцать два, она была успешным исследователем, психотерапевтом, преподавателем и автором многих научных работ. Она специализировалась на коммуникации и изменении человека. Техники усовершенствования стилей коммуникации и достижения личностных изменений, которые она помогала разрабатывать, были взяты на вооружение тысячами психологов и консультантов. Она активно способствовала организации международной сети институтов тренинга. Психотерапевты, которые учились по ее книгам, добивались при работе с клиентами значительно лучших результатов. Преподаватели и бизнесмены стали проявлять интерес к применению ее методики в своих сферах деятельности, и в результате ее работы тысячи людей ежегодно с удовольствием отмечали в себе воодушевляющую трансформацию. Соприкасаясь ли с работами Лесли, общаясь ли с ней лично, люди всегда могли оценить ее ум, заботу и чуткость.

Ее окружили ловушками профессионального успеха. Ею восхищались и ее уважали не только за профессиональную деятельность, но и за то, что она «вдохнула» в нее жизнь, приводя в качестве примеров собственные принципы общения с людьми. Для многих своих студентов, друзей и коллег она была ролевой моделью. Но она знала про себя нечто, им неизвестное: то, что ее эмоциональная жизнь была подобна губительному водовороту.

Большинство людей ежедневно испытывают, по крайней мере, несколько разных эмоций. Кое-кто изменяется эмоционально по десять и больше раз на дню. Но Лесли иногда сталкивалась с десятком эмоциональных изменений в час. И каждому эмоциональному изменению сопутствовало изменение в поведении. В итоге случалось, что она непоследовательно реагировала на одни и те же обстоятельства. Например, всякий раз, когда она обнаруживала, что наш тринадцатилетний сын Марк не выполнил какого-то поручения – ситуация, типичная для тринадцатилетних детей, – реакция Лесли зависела от ее самочувствия на данный конкретный момент. Если она чувствовала себя вымотанной после длинного, тяжелого трудового дня, то могла обрушиться на сына с яростным выговором за безответственное и бестолковое поведение – лишь с тем, чтобы минутой позже извиниться за это. Если же она бывала в хорошем расположении духа, то входила в его положение, сочувствовала ему, прощала его и в итоге сама же и выполняла порученное ему дело.

На работе она могла реагировать на одни и те же требования и события как на неудобства, новые возможности, кризисные ситуации, долг или несправедливость в зависимости от состояния, в котором выслушивала новости, испытывая либо озабоченность, либо амбициозность, тревогу, ответственность или лень. Ее ассистентам было трудно должным образом подготовиться, так как они никогда не знали, какое отношение возобладает в тот или иной день или час. А Марк не усваивал связи между своими действиями и их последствиями, которых нам для него хотелось. Да и как он мог это усвоить, если сталкивался с путаными и противоречивыми материнскими реакциями? Практически во всех областях жизни реакции Лесли находились под контролем не ожидаемого результата, а стремительно изменявшихся эмоций.

Плюсом же было то, что с Лесли невозможно было скучать. Это правда, что жениться на ней было равнозначно тому, чтобы устроиться ужинать на переднем сиденье вагончика на американских горках. Но я всегда знал, что дело здесь обстоит так же, как и с погодой, и если меня не устраивает нынешнее эмоциональное ненастье, то нужно лишь немного подождать, и все изменится.

Хотя в одном аспекте эмоциональной жизни Лесли все-таки была постоянной. Независимо от ситуации, независимо от эмоционального состояния, могущего послужить оптимальным водителем поведения в ситуации, Лесли всегда хотела и старалась испытывать главное для себя: ощущение того, что она «чего-то стоит». К несчастью, ее способность ощущать себя стоящим человеком во многом зависела от способности наполнить окружающих чувствами радости и совершенства, независимо от уместности и полезности этих чувств. А те, конечно, далеко не всегда оказывались таковыми. Если ассистент ошибался, Лесли приходилось поднимать ему настроение, тогда как для оценки, исправления ошибки и предотвращения ее в будущем уместнее были бы ощущения безопасности, любопытства, ответственности и решимости. Когда участники семинара, друзья или коллеги обращались к Лесли с какой-то просьбой, она старалась во что бы то ни стало ее исполнить без учета своих предпочтений и осмысленности просьбы с точки зрения намеченных результатов. Если они чего-то хотели и она могла им это дать, они были счастливы, и тогда она чувствовала себя стоящим человеком. Если Марк без особого восторга приступал к уборке, она часами манипулировала ситуацией так, чтобы он почувствовал удовольствие от работы, вместо того чтобы вызвать в нем чувство долга, ответственности или смирения с неизбежным. Если ей это не удавалось, она разрешала собственную фрустрацию тем, что освобождала Марка от его обязанностей и отпускала играть. Такое решение вызывало в нем радость; он получал то, что хотел. Да и она себя чувствовала неплохо – по крайней мере, до следующего раза. Между тем Марк быстро сделался мастером по части неполучения всякого удовольствия от работы.

Навязчивое стремление Лесли привести окружающих в состояние радости и довольства – и талант к этому, который она в себе развила – сослужили ей хорошую службу в психотерапевтической практике, стали отдельной темой на семинарах и оказались отличным подспорьем для социальных интеракций. Но в иных ситуациях, например на деловых встречах, задачи которых нередко определяются другими критериями, это порождало напрасные метания и снижало продуктивность. Однако еще большей потерей стала целая череда несостоявшихся отношений. Единственной заботой Лесли при приеме новых сотрудников и в ходе работы с ними бок о бок, а также при выборе друзей и общении с ними была мысль: «Смогу ли я сделать их счастливыми?» Если она могла, то все было хорошо. Если нет, то она чувствовала, что потерпе-я ла поражение. Неудача быстро приводила к возникновению невыносимого для нее чувства безнадежности. Конечно, Лесли приучила других ожидать, что она и впредь будет их радовать, равно как и давать им все, о чем они ни попросят. Когда это ожидание вспарывалось острым плугом разочарования и засевалось ее ощущением провала, тогда неразрешимые конфликты множились, подобно сорнякам. Эти конфликты тормозили и даже разрушали многие отношения. Такой исход был неизбежен. Люди не всегда счастливы. И нельзя от них этого требовать.

Как и все заложники эмоций, Лесли попала в ловушку паттернов поведения, продиктованных собственными эмоциями. Доказательством ее таланта, энергии и преданности было то, что даже ценой эффективности она могла завершить все, за что бралась. И могло получиться, что Она, так и не изменившись, всю жизнь провела бы в конфликтах между нами по поводу наших друзей, сотрудников, деловых партнеров и воспитания Марка, так и не доводя их до точки возгорания. Время и накопленное раздражение брали свое, и я больше не мог терпеть осадок, который оставляли во мне ее реакции. Ее действия нередко попирали стандарты ответственности и порождали в нашей жизни постоянную смуту и беспорядок – хаос, разгребать который приходилось мне. Мои терпение и решимость постепенно подтачивались неослабевающими, вечно изменчивыми эмоциональными ветрами. Не изменись ситуация, наш брак оказался бы под угрозой – и мы оба это знали.

К счастью, мы были специалистами по части выявления паттернов и создания эффективных методов достижения личностных изменений. Как только мы осознали влияние эмоций на переживания Лесли (и на мои собственные, как вы увидите дальше), мы поставили перед собой задачу исследовать эмоции и разработать эффективные рекомендации и техники приобретения контроля над эмоциональной жизнью. Мы справились с этим, но не раньше, чем открыли, что эмоции принадлежат к числу наименее изученных аспектов человеческого опыта.

Например, большинство людей убеждены, что эмоции находятся вне нашего контроля; эмоции подобны нахальному гостю, который появляется незваным, подминает все под себя и требует к себе постоянного внимания. Эмоция есть нечто, что приходится или терпеть, или испытывать с радостью, в зависимости от ее природы и сопутствующих обстоятельств. Те же люди, для которых эмоции выпадают из царства выбора, начнут выбирать себе паттерны поведения и после, с переменным успехом, реализовывать их. Но так как у них не было возможности научиться это делать, они не смогут выбрать паттерны чувствования. Тем не менее, как мы покажем в дальнейших главах, поведение является побочным продуктом эмоций. Самый легкий и самый эффективный способ гарантировать реализацию выбранных паттернов поведения – от слова «спасибо» до выбора низкокалорийной диеты или паузы на переговорах ради тщательной оценки возражения – иметь при себе отобранную и оцененную благоприятную эмоцию. Чувство благодарности или признательности естественным образом ведет к искреннему «спасибо». Чувство решимости при намерении сохранить себя в форме естественным образом ведет к выбору и употреблению низкокалорийной пищи. Если вы ощущаете смесь любопытства, терпения и беспокойства по поводу возможности, которую не хотите упустить, то отметите оценивающей паузой каждый этап переговоров.

Как мы покажем в главах 6, 7 и 8, важной частью приобретения эмоционального выбора является знание того, как выбрать и оценить наиболее выгодную эмоцию, когда она вам желательна и необходима. Методы правильного отбора и надежной оценки эмоций – два требования эмоционального выбора, открытые нами и превращенные в поэтапные процедуры, представленные в данной книге.

Когда нам удалось разработать исчерпывающий метод достижения эмоционального выбора и создать лекарство от эмоционального рабства, мы приняли его сами в высокой дозе. Помните, насколько ограниченным в эмоциональном плане бывало поведение Лесли? Сейчас все радикально изменилось.

Лесли ощущает свои эмоции с прежней интенсивностью и страстью, но теперь она испытывает их лишь если сама того пожелает и так, что это укрепляет ее благополучие. Поскольку ее эмоциональные реакции больше не отвлекают ее и не навязываются ей, постольку она может сначала наметить цели, а после определить, какие чувства позволят ей наиболее эффективно добиться желаемого. Теперь она рассматривает новые ситуации в свете желаемых результатов, вместо того чтобы, опираясь на мимолетную эмоцию, решать, отреагировать ли на новые ситуации как на возможности, кризисы, обязанности и т. д. В итоге это приводит к более реалистичным оценкам, более тонким суждениям, неизменности направления и продвижению к целям, а также к снижению собственного и чужого стресса.

Поскольку теперь она мыслит о тех или иных целях с точки зрения необходимых для их достижения эмоций, своих и чужих, она больше не скована необходимостью навязывать коллегам и подчиненным (и даже Марку) сугубо радостные чувства и ощущение совершенства. Взамен она использует новые техники, чтобы вызвать в них чувство долга, личной значимости в качестве участников того или иного проекта, ответственности за выполнение согласованных обязанностей, а также, когда это уместно, – все то же чувство счастья и удовлетворения. Теперь она понимает и ценит как собственные, так и чужие эмоции, находящиеся вне радостного и счастливого диапазона. Такие эмоции, как фрустрация, разочарование и опасение, предоставляют важную информацию и говорят ей об оптимальном способе реагирования на потребности, о которых сигнализируют.

Лесли научилась переключаться с разочарования на принятие и после либо продолжать ставить перед собой и преследовать новые цели, либо попробовать что-то другое, чтобы оживить неоправдавшееся ожидание. Фрустрация теперь понимается как сигнал о негодности предпринятых действий, из чего следует, что если она все еще хочет добиться того, над чем работала, ей нужно либо собрать дополнительную информацию, либо получить новые инструкции, либо попробовать иной подход. Теперь фрустрацию легко перевести в терпение, помогающее добиться того, что заслуживает усилий.

В числе самого важного из того, чему она научилась, можно назвать такое приспособление своих впечатлений прошлого, настоящего и будущего, которое позволяет лучше увязывать между собой эмоции, результаты и поведение. Например, в дни былого эмоционального плена Лесли вполне могла в феврале согласиться отправиться в сентябре в другой штат и провести там тренинг. Однако в сентябре эмоций, вынудивших ее дать согласие в феврале, уже не было и в помине. И вот она оказывалась вдалеке от дома, перед аудиторией, состоящей из полных ожиданий незнакомцев, и поступала, исходя из самой последней эмоциональной реакции, – той, которая часто не имела никакого отношения к сложившейся ситуации. Естественно, она сожалела о данном обещании и испытывала разочарование, так как снова попала в дурацкое положение.

Но теперь, когда Лесли приезжает проводить тренинг, она пересматривает ценности и соображения, побудившие ее решиться на это в прошлом, и смотрит через настоящее в будущее, где преимущества, полученные в результате выполнения данной работы, уже реализованы. Таким образом, она помнит, почему ведет тренинг, и в позитивном смысле ощущает собственную «ответственность», наблюдая за тем, как ее старания способствуют достижению в будущем еще более грандиозных целей. Теперь, когда она хочет мотивировать себя, она рассматривает конкретные способы, которыми в будущем добьется намеченного. В результате она испытывает решимость достичь этой цели и уверенность в собственном успехе.

В другой, более личной, области жизни Лесли тоже произошли определенные изменения. Недавно она пришла в уныние из-за травмы колена, мешавшей ей выполнять многие важные дела. Вместо того чтобы расстраиваться и дальше, Лесли поставила себе цель: обегать близлежащее озеро – маршрут, составлявший четыре мили. Она представила, как сможет сделать это легко и свободно, наслаждаясь движением. Затем она составила план действий, куда вошли визиты к врачу, физиотерапия, зарядка и даже поднятие тяжестей – все, что могло в итоге привести ее к достижению цели. Каждое мероприятие Лесли побуждало ее к действиям, усиливало уверенность в способности достичь этой цели даже при том, что на достижение окончательного результата уйдет еще несколько месяцев.

Одним из преимуществ получения возможности эмоционального выбора является то, что он позволяет вам переживать ранее недоступные эмоции. Для Лесли ощущения довольства, принятия и терпения были загадочными незнакомцами. Они были лишь описательными словами, лишенными всякого реального наполнения. До этого, если она не достигала желаемого результата немедленно, она испытывала крайнюю решимость настоять на своем. Она была одержима стремлением сделать так, чтобы все получилось сию же минуту. Как только она достигала цели, ее внимание переключалось на следующую. В такой ситуации принятию, терпению и довольству не научиться. Однако теперь Лесли может переключать свое внимание на будущее и ощущать в себе терпение, зная методы, которые она применит для достижения желаемого результата через недели, месяцы или даже годы. Отодвигая временные границы действий и разрешения ситуаций в будущее, она может смириться с тем фактом, что не всякая ситуация требует немедленного разрешения. Это же позволяет ей смириться с тем, что люди, о которых она больше всего печется, будут испытывать неприятные эмоции, и часто бывает, что именно этого требует их благополучие в будущем.

Используя методы и техники, представленные в следующих главах, Лесли достигла такого уровня выбора в собственной жизни, о каком даже не мечтала. Она превратила свои эмоции в инструменты для жизни, любви и полноценной жизненной экспрессии. Это изменение сопровождалось появлением нового чувства свободы и безопасности. Просыпаясь по утрам, она знает, что несмотря на все препоны, трудности и неудобства, которые принесет ей день, у нее есть способы справиться с этими трудностями и обойти препятствия. Ее новые знания и широкий диапазон реакций не означают, что впредь она никогда не испытает фрустрации, разочарования, сомнений и гнева, но они не позволят ей оказаться в ловушке. У нее есть выбор учиться на этих переживаниях и затем переходить к более продуктивным и приносящим удовлетворение эмоциям. По ее словам, «идти по песку вообще трудно, но прогулка по пляжу отличается от плена зыбучих песков, где можно провалиться по пояс».

Освобождение другого заложника: Лесли представляет Майкла.

Майкл – исследователь и автор научных работ о человеческом поведении, а также успешный бизнесмен и инвестор. Обладая острым чутьем на благоприятные возможности, незаурядным пониманием момента и отточенными навыками ведения переговоров, он меньше чем за десять лет превратил небольшой клочок земли в маленькую империю земельной собственности и коммерческих и индустриальных зданий. К тридцати годам он уже заработал для себя и своих коллег-инвесторов миллионы долларов.

В 1982 году Майклу, моему мужу и коллеге, было тридцать четыре года. Мы изучали новые для нас сферы и совместно трудились над двумя книгами. Именно его усилиями большая часть наших исследований претворилась в руководства по тренингу, видеофильмы и симпозиумы. Он «выбросил» эти продукты на рынок и открыл издательский дом для распространения и продажи наших книг. Он был не только усерднейшим трудягой из всех, кого мне приходилось знать, но и умнейшим из них. Все, кто знал его, были уверены, что он блестяще добьется всего, что бы ни задумал.

Однако в душе Майкл страдал, и от этих страданий его не спасали никакие профессиональные успехи. До нашей с ним встречи его жажда быть вместе с людьми, ощущать себя желанным, нужным и любимым никогда не находила удовлетворения. Мастерство, которое позволяло ему быстро достигать успеха в других областях жизни, не помогало ему в личных отношениях из-за эмоций, перекрывавших путь. Или, если выразиться точнее, он мало что знал о путях различения и выражения тех немногих эмоций, которые испытывал. Сравнение поможет вам понять эту дилемму.

Если вы спросите у подружки о ее самочувствии, она, возможно, ответит, что ощущает интерес, благоговение, восторг, любопытство, опасение, благодарность, воодушевление, надежду, волнение, радость, решимость, энтузиазм, счастье, экстаз, хандру или беспечность. Когда ваша подруга чувствует себя хорошо, она явно выделяет многие разновидности приятных ощущений.

Она могла бы назвать и многие разновидности неприятных чувств. Вместо того чтобы чувствовать себя просто «плохо», она испытывает скуку, одиночество, вялость, беспокойство, скепсис, подозрения, сожаление, тревогу, страх, нервозность, безнадежность, раздражение, фрустрацию, разочарование или не чувствует себя в безопасности. Одним из преимуществ проведения таких различий вместо простого осознания того факта, что ей хорошо или плохо, является указание эмоций на действия, необходимые для переживания более приятных чувств. Например, если бы она, навещая родных, просто чувствовала себя плохо, то у нее есть две возможности: либо не ходить к ним, либо идти и терпеть. Однако если она сознает, что ей, скажем, скучно, то ее выбор обогащается: она может что-то предпринять, чтобы визит стал интереснее. В любой ситуации, где она осознала бы свою скуку, она всегда может поискать что-то, способное разбудить ее интерес. Если она не чувствует себя в безопасности, то вправе попросить вас успокоить ее и сказать ей, какое место в вашей жизни и в вашем сердце она занимает на самом деле. Если вы ее раздражаете, она может попросить вас прекратить раздражающие ее действия.

Но как быть, если ваша подруга никогда не училась проводить подобные различия? Что делать, если она никогда не разбиралась в эмоциональных нюансах, как некоторые люди не разбираются в тонкостях музыки, литературы или вкуса? Одни прочитывают строки, сознавая метрический размер, ассонанс, каталексис, аллитерацию и символизм образов. Другие знают лишь, что читают стихотворение. Одни натренировали свой слух до того, что улавливают разницу между рондо, скерцо, сонатой, концертом и фугой. Для других все едино: классическая музыка – и только. Представим, что ваша подруга при всякой неприятной эмоции считает, что чувствует себя «плохо». Откуда же ей знать, что делать или о чем просить, чтобы почувствовать себя хорошо? О чем говорит это «плохо»? Ни о чем, кроме самого очевидного: вам плохо.

Майкл попался в ловушку черно-белого мира, разделенного на хорошее и плохое. Жизнь была либо плохой, либо хорошей, но в основном – плохой. Эмоции, которые он испытывал, будучи положены на весы, склоняли чашу в скверную сторону. Его репертуар состоял из радости, любви и предчувствия, с одной стороны, и печали, боли, зависти, несостоятельности, депривации, неуверенности, гнева и возмущения – с другой. Дело осложнялось тем, что он часто вовсе не осознавал своих чувств, когда чувствовал себя хорошо, и мало что осознавал, кроме дурных чувств, когда ему бывало плохо.

Если друзья и домашние давали ему то, в чем он нуждался в конкретный момент, он чувствовал себя хорошо. Если нет – плохо. Но так как он редко умел выразить свои чувства, получение желаемого превращалось в дело случая. В тех немногих ситуациях, где Майкл знал, что именно он чувствует, например боль или гнев, он не владел подходящим выражением этих чувств. Его реакция обычно сводилась к тому, чтобы замкнуться от окружаю-; щих, и этим он их только фрустрировал, а также оказывался все в более тесных тисках эмоции и отдалялся от тех, кто мог бы ему помочь, знай он только, как предоставить им такую возможность. Не видя выхода, он оставался в плену болезненной эмоции днями и даже неделями, не получая ни малейшей передышки. Его испытания заканчивались лишь с получением желаемого, опять-таки – волею случая, и это удовлетворяло донимавшую его эмоцию.

И все же Майкл знал один верный способ вызвать в себе положительные ощущения. Он фантазировал, воображая жизнь, в которой другие реагировали на него именно так, как ему было нужно для удовлетворения потребности чувствовать себя сопричастным, любимым, желанным и нужным. Это срабатывало, пока он витал в своих грезах наяву. Но поскольку он никогда и ни с кем не делился этими потребностями и ничего не делал для возбуждения таких реакций, каждое возвращение к реальности приносило разочарование и уныние. Так было, пока мы не полюбили друг друга и не поженились.

Я любила его самозабвенно. Моя тяга и привязанность к нему, вкупе с моей же чувствительностью к чужим эмоциональным состояниям и моим упрямым желанием осчастливить окружающих (которое, как вы видели, в других ситуациях превращалось в проблему) сделали меня превосходным противоядием от неудовлетворенности Майкла. Я не дала бы ему замкнуться и отдалиться от меня. При первых признаках того, что ему плохо, я буквально перетаскивала его из комнаты в комнату, безостановочно перестраивая свои вопросы и реакции на него до тех пор, пока не убеждалась, что применила верное средство против его ран. Я быстро сделалась докой по части распознавания его настроения и потребностей, о которых он иногда даже не знал, пока я ему не указывала на них. Я сделала все, чтобы он постоянно знал, что любим, что его желают и в нем нуждаются. Наша любовь цвела, и связь между нами становилась все прочнее и глубже. Впервые, сколько Майкл себя помнил, его сокровеннейшие желания были удовлетворены. Но все же одно оставалось без изменений. Он все еще оставался заложником.

То, что полное отсутствие контроля было заменено эффективным средством, позволявшим справляться с требованиями его эмоций, верно. Но это «средство» зависело исключительно от меня – это была я сама. Мы оба понимали, что у Майкла не будет подлинного эмоционального выбора, пока он не научится идентифицировать конкретные эмоции, переживаемые в отдельно взятый момент, расширять диапазон возможных эмоций, вырабатывать способность по собственному усмотрению выпутываться из пагубных эмоций и брать на вооружение удовлетворяющие способы эмоциональной экспрессии. Он взялся за дело немедленно, используя только что разработанные нами инструменты для формирования каждой своей новой способности.

Изменения, которые он произвел за следующие несколько месяцев, принесли ряд замечательных и, порой, неожиданных достижений. Его новое понимание эмоций и умение применять их к реализации и поддержанию поведения несказанно повышают его продуктивность как создателя рабочих команд, менеджера и лидера. В бизнесе он теперь постоянно перекрывает ранее намеченные стандарты и ожидания. В сердечных делах его умение понять, например, когда он настроен игриво или, напротив, нуждается во внимании, или оказывается уязвимым в противоположность желанию принадлежать, наполняет его уверенностью и откровенностью в выражении потребностей и желаний. В результате он стал более вдумчивым, мягким, страстным и сострадательным.

Теперь ему доступен полный калейдоскоп новых чувств и переживаний. Теперь в его палитре – десятки эмоций, простирающихся от смирения и благодарности на одном полюсе до веселья и бесшабашности на другом. Вместо того чтобы влачить существование музейного завсегдатая, который любуется портретами эмоций, радующих других, он пишет собственные полотна, выбирая и создавая такие эмоциональные переживания, как шутливость, страсть и уверенность, или любые другие, какие пожелает, и тогда, когда пожелает.

Майкл больше не боится никаких эмоций. Он знает, как извлечь ценность, скрытую в неприятных и болезненных эмоциях, и делает это, используя их сигналы в качестве трамплина к достижению более полного удовлетворения. Вместо эмоций, определяющих его реакции и властвующих над его поступками, теперь он оценивает эмоции, чтобы определиться с оптимальной реакцией. Это позволяет ему быть той личностью, какой он хочет быть больше всего как в собственных, так и в чужих интересах, – чутким и сильным человеком, способным на поддержку.

Появившаяся способность выбирать наилучший способ выражения своих чувств создает для него новые возможности получать желаемое. Например, он научился выстраивать события так, чтобы они обесгечивали ему желаемые эмоции. Майкл наслаждается чувством близости и взаимной любви, находя, что эти чувства особенно приятно испытывать по отношению к маленьким детям. Теперь он устраивает разные мероприятия для детей наших rmvseft. наппимео. учит их кататься на лыжах или плавать или идет с ними в кино или зоопарк. За это время Майкл успевает наладить с каждым из них такую связь, которая ложится в основу грядущей прочной дружбы, а также важного для обоих чувства любви и близости. На личном же уровне Майкл делает так, чтобы все замечательное происходило не только в фантазиях, но и в реальной жизни.

Как это соотносится с вашей жизнью?

Отыскание собственного пути в мир эмоционального выбора может напугать не менее, чем экспедиция к далекой звезде, даже если вы рассматривали ранее такую возможность. Часто не ясно, куда идти или как не ошибиться с первым шагом. Многие ощущают себя не столько путешественниками, спокойно движущимися по выбранному маршруту, сколько эмоциональными громоотводами, подверженными чередующимся циклам ярости и покоя, находясь в эпицентре бури. Им кажется, будто их чувства возникают внезапно, захлестывают их и заполняют ощущениями, которые формируют и расцвечивают их мнение о себе и мировоззрение в целом.

Доктор Роберт И. Орцстайн из Стэнфордского университета, автор книги «Психология сознания» и соавтор книги «Чудеса мозга», говорит: «Создается впечатление, что эмоции, позитивные или негативные, стимулируют очень яркие действия; и именно этот сигнал придает им такую значимость в нашей жизни. Кроме того, они помогают упорядочивать переживания. Они наполняют красками себя и других. Эмоции направляют и побуждают нас к действиям»*.

К сожалению, проблема не в том, что большинству людей недостает либо желательного уровня понимания, либо контроля над этими стимулами к действию: по большей части они либо вообще не разбираются в собственных эмоциях, либо не имеют выбора.

Многие эмоции кажутся непредсказуемыми, как погода, и возникают без предупреждения и без видимой причины. Приятные эмоции удивляют и радуют, но часто они иллюзорны и мимолетны. Не исключено, что вы терпите неприятные эмоции, пока не освобождаетесь от их тяжкого и темного бремени или пока они, рассеявшись, не ослабят хватку… короче говоря, истина в том, что большую часть времени вы так и не знаете, куда они деваются. Вы просто благодарны за облегчение самочувствия.

К сожалению, после многолетнего и безуспешного испытания разных средств (или снова и снова одного и того же средства) фрустрация превращается в разочарование, что, в свою очередь, ведет к унынию. Иногда люди отчаиваются или даже испытывают облегчение от негативного владычества эмоций, которые, как им кажется, освобождают их от власти и ограничивают их потенциал. Но так не должно быть. Ваши эмоции могут быть источником изменений, новаторства и удовлетворения. Вы можете научиться понимать язык своих эмоций и распознавать их подсказки касательно путей, ведущих к желаемому миру, который вас ждет не дождется.

Большинство людей не знают, что все их эмоции можно, и даже желательно, ценить и превращать в источники удовольствия. Совсем немногие сознают, что ключ к эмоциональному выбору – ключ к научению на основе эмоций и их использованию для достижения жизненных целей – скрывается внутри самих эмоций. Любая эмоция – это чуть отличная от другой загадка, сокрывшая ключи, необходимые вам, чтобы извлечь из нее пользу. Но так как ключи не той формы, какую вы приучены узнавать, вы, возможно, их прозевали – пусть даже всю жизнь смотрели на них и даже до них дотрагивались.

Мы выступили в роли детективов и сделали за вас большую часть работы. Мы идентифицировали ключи и сформулировали решения для самых важных загадок. Ключи к достижению эмоционального выбора находятся на последующих страницах в форме техник, которые легко как усвоить, так и применить.

В двух следующих главах мы расскажем вам, что имеем в виду, говоря об эмоциональном выборе, и что вы вправе ожидать от применения техник, представленных в дальнейших главах. В главах 4 и 5 мы раскрываем тайну ключей, которыми пользовались при решении каждой эмоциональной загадки в отдельности. В главах 6 и 7 мы расскажем, чем хороша та или иная эмоция и для чего она не годится, а также объясним, как узнать, какая эмоция окажется наилучшим подспорьем в той или иной конкретной ситуации. Не исключено, что ответы вас поразят.

В главе 8 описаны четыре разных метода извлечения желаемых эмоций именно тогда, когда вам этого хочется. В главе 9 мы научим вас выбирать благоприятные пути выражения каждой эмоции, а также заблаговременно узнавать вероятные результаты применения каждого из этих способов.

В главе 10 мы представим технику, называемую «генеративной цепочкой». Вы можете пользоваться ею для извлечения полезных уроков из неприятных эмоций, предохраняя себя от попадания к ним в ловушку. А методы, описанные в главе 11, вы сможете применять для защиты от наказания, которое несут в себе некоторые особенно тягостные эмоции.

В этой книге мы намереваемся дать вам все необходимое – желание, понимание и «ноу-хау» – для создания мира полноценного эмоционального выбора. И потому естественно в следующей главе проанализировать, каким же окажется этот мир при пристальном рассмотрении.

Глава 2. Мир эмоционального выбора.

Представьте на минуту, что вы живете в мире, где вам доступны все мыслимые человеческие эмоции, и вы вольны выбирать, какие эмоции испытывать и как их выражать в любой отдельно взятый момент времени. В этом мире вы обретете доступ к горечи разочарования, гнева и фрустрации, а также к восторгу, который несут в себе гордость, уверенность и веселье. Вы можете корчиться в муках ревности, сожаления, страха, скорби и безнадежности, но ровно столько, сколько потребуется, чтобы извлечь из этих переживаний полезную для вас информацию. После этого вы мигом приходите в себя и отправляетесь дальше. В этом мире вам не надо прятать чувства, выражающие вашу суть, из-за простого незнания, как их выразить. Взамен у вас есть доступ ко всем эмоциями и паттернам поведения, которые являются аутентичными проявлениями того, кто вы есть и кем хотите быть. Стандартом для интеракций в этом мире выступает обоюдно удовлетворяющий танец эмоций и поведения, и если вы нечаянно наступите окружающим на хрупкие эмоциональные пальцы, то разве что изредка и по досадной ошибке.

Насколько большинство из нас приблизились к жизни в подобном мире? Каков он – такой мир? В наши дни потливость ладоней для человека, которому предстоит деловая встреча или презентация товара, – обычное дело. Он ерзает, у него пресекается голос; его внимание мечется от одной тревоги к другой. Неважно, чего он стоит как работник или насколько реальна его партия товара; презентация будет подорвана тревогой в чувствах, поведении и внешнем виде. Однако в мире, где, ко всеобщему удовольствию, эмоциональный выбор является навыком, такой человек предпочтет подавать себя с чувством глубокой уверенности в себе и компетентности, которые проявятся в его спокойных манерах и быстрых, чутких реакциях.

Значительные изменения претерпела бы и личная жизнь. Всем нам знакомы пары, которые после многолетней совместной эмоциональной депривации не упускают случая всячески подначивать друг друга на людях. Подобные колкости, даже поданные, как это часто бывает, в юмористической форме, наносят глубокие раны, неуклонно усугубляя тлеющее возмущение, которое уже изуродовало отношения между такими людьми. Но в мире эмоционального выбора до возмущения будет не так-то легко дойти. Вместо этого подобные люди признают эмоциональные потребности и желания – как свои, так и спутника – и отреагируют на них. С годами они будут испытывать все большее доверие и чувство собственной безопасности, поскольку каждый день будет предоставлять им свежие примеры их же способности замечать и достойно реагировать на колебания эмоциональной атмосферы, которые естественным образом свойственны погоде отношений.

Знания, которое каждый из нас получает о собственных чувствах, тоже сделается совершенно иным. Многие из нас выросли, не испытав одних эмоций, и сожалея, что довелось испытать другие. И тем не менее, недоступные эмоции нужны нам, а что до тех, которых мы опасаемся, то нам кажется, будто мы не в состоянии перекрыть к ним доступ. Нас учили, что некоторые эмоции мы не должны испытывать, а некоторые не должны выражать. Однако мы их чувствуем и мечтаем выразить – будь это дозволено, и знай мы, как это сделать. Те немногие знания, которые мы получили по части распознавания эмоционального состояния окружающих, в лучшем случае были завуалированными и случайными и обычно служили лишь тому, чтобы не пересечь опасной черты. Нам, уже выросшим и собирающим кусочки мозаики, пора учиться и переучиваться элементарным началам – и возможностям – нашей эмоциональной жизни. Такое переучивание требует некоторого труда, но, как всякая хорошая работа, оно захватывает, поражает, заинтриговывает и окупается.

Нет ничего надуманного в вере в то, что дети когда-нибудь вырастут в обществе, где их научили пользоваться преимуществами полного эмоционального диапазона и выбора, а также умению деликатно влиять на эмоции окружающих. Мы с Лесли написали эту книгу, чтобы поделиться знаниями и техниками, и полагая, что зная свои возможности, вы возьметесь за эти инструменты, приближая свою жизнь к желаемому идеалу. Кроме того, мы надеемся, что то, чему вы научитесь, коснется и тех, чьи жизни пересекаются с вашими, проложит себе дорогу в обществе и во времени, сплетая сеть, из которой в итоге сплетется будущее наших детей: будущее, где инструменты, описанные в этой книге, будут нормой, а каждому человеку будет гарантирована полноценная эмоциональная жизнь.

На протяжении многолетнего обучения психотерапевтов, а также непосредственной работы с клиентами и с нами самими мы помогли превратить множество бед и недостатков в благодарственный личный триумф – включая и наш собственный. Люди, которым мы помогали, неизменно сталкивались с одним и тем же затруднением: они не видели возможности иного выбора, кроме как вести себя так, как они вели себя в той или иной ситуации. Они знали, что все могло быть иначе, но, похоже, не воплощали эти иные возможности в реальность. Чем больше они жаждали изменений, тем быстрее откатывались к старым, привычным реакциям.

В чем видят подобные люди причину своей неспособности реагировать желаемым образом? В каком-то врожденном дефекте? По нашему мнению, нет. Взамен им открывается, что в настоящее время они просто не знают, как измениться – точно так же, как вы когда-то не умели завязывать шнурки, пока вам кто-то не показал, как это делается. Свои «неудачи» и «недостатки» мы обычно оправдываем, говоря, что «нервничали», или боялись, или злились, или ревновали, или стеснялись. Это – эмоции, и мы, используя их подобным образом, открываем для себя нечто, что держит нас на месте – и вовсе не там, где нам хочется быть.

Если бы вы рассадили несколько человек по креслам и спросили, чего им действительно хочется для себя, они назвали бы такие эмоции, как счастье, терпение, надежда, упорство, уверенность – эмоции, которые кажутся недостижимыми, по крайней мере, во многих случаях. Конечно, многие захотели бы вдобавок научиться кататься на лыжах, или стать более расторопными, или найти работу получше. Но, как мы увидим, даже достижение таких целей часто зависит от эмоционального изменения, например от преодоления страха перед лыжами, от чувства ответственности, которое мотивирует оперативность, и чувства уверенности, которое толкает на поиски новой работы.

Таким образом, ваши эмоции не всегда соответствуют тем, которые вы хотели бы испытывать в той или иной ситуации. В других случаях ваше поведение становится, в основном, результатом эмоций, поэтому способность влиять на эмоции может иметь замечательные последствия для умения изменять манеру взаимодействия с миром. Если перечисленных доводов недостаточно, чтобы побудить вас к научению эмоциональному выбору, вспомните о сотрудниках центра на мысе Канаверел и задумайтесь над предостережением, прозвучавшим в первой главе по поводу высокой вероятности тяжело заболеть и даже погибнуть, если вы будете постоянно и терпеливо сносить такие эмоции, как тревога, страх, беспомощность, беспокойство, унижение, напряжение и несостоятельность.

В своих книгах и лекциях доктор Роберт Орнстайн обсуждает последние исследования, касающиеся связи между эмоциями и здоровьем. Например, он упоминает случай Нормана Казинса, долгое время бывшего редактором Saturday Review, который в своей книге «Анатомия болезни» рассказывает, как лечился от якобы неизлечимой болезни. Когда врачи опустили руки, он отказался от врачей. Он переехал в отель и прописал себе лошадиную дозу юмора, начав с братьев Маркс, Лореля и Харди. Он выздоровел. Доктор Орнстайн признает, что один случай еще не может считаться научным доказательством, но после перечисляет научные исследования, в которых действительно подтверждается связь здоровья с высвобождением и выражением эмоций.

Что касается единичных случаев со смехом, то они не являются полноценными научными фактами. Но если обратиться к изучению рака, то есть одна сфера исследования, где связь между эмоциональной экспрессией и здоровьем подтверждается многочисленными работами. Во многих исследованиях было показано, что больным с раком легких свойственно подавлять свои эмоции. Создается впечатление, что они игнорируют негативные чувства, – враждебность, подавленность и вину. В ходе недавнего сравнительного исследования выживших и умерших больных раком молочной железы был выявлен аналогичный паттерн. Женщины, выжившие и прожившие уже достаточно долго, выражают себе и многим окружающим такие чувства, как тревога, враждебность, отчуждение и другие негативные эмоции гораздо активнее, чем те, кто живет недолго. Они отличаются более негативным настроением, активнее выражают негативное отношение к своей болезни и едва ли не ко всему вообще. Связь между «излиянием чувств» и смягчением рака на данный момент является вполне доказанной. (Из аудиозаписи «The Feeling Brain: Emotions and Health» («Чувствующий мозг: Эмоции и здоровье»).).

Несмотря на субъективно очевидный (и клинически доказанный) факт, показывающий, что наши эмоции неразрывно связаны с управлением поведением и благополучием, многие люди, невзирая на это, игнорируют важность своих эмоций, одновременно стараясь завоевать мир. Ознакомиться с правильным стилем самоподачи можно на семинарах по имиджу и манере одеваться, а также по семинарским видеоматериалам. Внимание неизменно заостряется на внешнем виде – внешнем проявлении успеха. Эти семинары и симпозиумы научат вас говорить, стоять, ходить, одеваться, пожимать руки и т. д.

Внешне «успешное» поведение может сработать, но при условии, что оно порождает ощущение состоятельности и компетентности, необходимое для конгруэнтного закрепления успеха в данной ситуации. Истина. в том, что если ваше благополучие не излучается изнутри, то результатом становится неизменное отсутствие конгруэнтности между личиной и внутренним миром. Так, вместо того чтобы быть уверенным, вы приобретаете внешний налет уверенности, тогда как внутри продолжают кипеть прискорбные и неприятные эмоции. Напитавшись вашими физическими и душевными ресурсами, эти неприятные эмоции рано или поздно «проделают» путь наружу, где повлияют на ваше поведение и выставят вас обманщиком.

Есть много разумных причин, по которым вам следует взять под контроль свою жизнь, включая эмоции. Мы говорим не о том расхожем контроле, в рамках которого люди стараются всегда и везде выказывать лишь определенного рода положительные реакции. Это не контроль; это пребывание под контролем собственной инертности. Истинный контроль возникает при наличии эмоционального выбора и умении выбирать наилучшие варианты с учетом текущих желаний и обстоятельств. То, что находится вне вашего контроля, вне сферы выбора, способно сделать вашу жизнь ничтожной и жалкой. И даже убить вас.

Движение к выбору.

Оглядываясь на минувшую неделю, месяц или год, вы, вероятно, найдете много случаев, когда ваши чувства совпадали со способностью делать, что хочется, быть, какими хочется, достигать того, чего вы хотите достичь. Если вы пересмотрите хотя бы переживания последних часов, то обнаружите, что ваши эмоции образуют большую часть ваших переживаний, и что они в огромной степени определяют ваши реакции. Возможно, например, что тревога или ужас в связи с предстоящим собранием заставили вас сосредоточиться на том, как на него не пойти, а не на максимально эффективной презентации, как было бы в случае, если бы вы испытывали решимость и предвосхищали успех. Или, может быть, вы стеснялись и чувствовали себя лишним на какой-то встрече, а потому замыкались в себе, и когда к вам подходили, вели себя неуклюже, чего не было бы, отреагируй вы на ту же ситуацию под действием любопытства, сноровки и собственной привлекательности. Бывали, наверное, случаи, когда вы хотели испытывать романтический подъем, нежность и любовь, но на деле чувствовали себя как сонная муха, из-за чего страдали ваши отношения. Такое бывало с каждым, – ситуации, в которых чувства не приносили нам пользы.

Иногда эти вредные эмоции приятны, а иногда – нет, но они всегда с нами: вы злобно набрасываетесь на детей, когда вам следует проявить понимание; вы чувствуете, как понимаете и принимаете кого-то, кто вот уже третий раз подставляет вам ножку, и вам уже пора ощутить гнев; вы боитесь предстоящего собеседования, тогда как уместнее испытывать надежду и уверенность; вы мрачно смотрите на перспективу построения удовлетворяющих отношений, хотя вам лучше набраться решимости воплотить их в жизнь.

«Побившись» головой об эмоциональную стену, вы убеждаетесь, что людям не дано выбирать себе чувства и что большая часть жизни проходит в борьбе с эмоциональным ненастьем. Однако мы рады сообщить вам, что это совершенно не обязательно. Вы можете выбирать свои эмоции и, поступая так, испытывать те переживания, которых желаете для своей обыденной жизни.

Как вам узнать, что вы делаете успехи в приобретении эмоционального выбора? Чтобы сделать их более очевидными, давайте сперва обратимся к проявлениям отсутствия эмоционального выбора.

Свою неспособность справиться с эмоциями люди выказывают трояко. Во-первых, они постоянно и хронически реагируют на повседневные или текущие жизненные ситуации такими пагубными эмоциями, как чувство несостоятельности, беспомощности, стыда, отчаяния, гнева или фрустрации. Для некоторых людей вечерние новости, вызывающая стрижка подростка, ошибка компьютера в банковском бюллетене или обман становятся поводами для эмо ций, которые выбивают их из колеи.

Во-вторых, люди не умеют справляться с невыносимыми на их взгляд эмоциями – застенчивостью, одиночеством, несостоятельностью, страхом или виной. Они часто пытаются убежать от них при помощи крайней замкнутости, насилия, употребления различных химических веществ, вплоть до злоупотребления ими.

В-третьих, многие убеждены, что некоторые эмоции просто нельзя испытывать: например вожделение, зависть, гнев и раздражение. Поэтому стоит им испытать подобную эмоцию, их сразу охватывает чувство стыда или вины.

Однако те же самые жизненные ситуации, которые вызывают пагубные эмоции у одних людей, у других порождают реакции, достойные зависти. Все мы знаем людей, способных не только хорошо справиться, но даже преуспеть в ситуациях, в которых мы обычно чувствуем себя и действуем неподобающим образом. Эти люди демонстрируют наличие эмоционального выбора и обладают двумя качествами.

Первый атрибут эмоционального выбора у таких людей – умение пользоваться более широким диапазоном эмоций. Они либо вообще не испытывают пагубных эмоций, либо не увязают в них. Разница здесь заключается в количестве доступных эмоций и легкости переключения с одной на другую. Это похоже на разницу между кафе Фостера, где выбор мороженого ограничивается шоколадным и ванильным, и кафе «Баскин-Роббинс», где мороженого тридцать один сорт. Вооруженные широким диапазоном эмоций, такие люди застревают на негативных эмоциях не дольше, чем на блюде из морепродуктов, которое не понравилось с первой ложки.

Вторым атрибутом выступает умение реагировать на свои эмоции (приятные и неприятные) как на реальные и осмысленные сообщения, касающиеся способов улучшить свою жизнь, и не считать их случайными ударами, исходящими из враждебной среды. Пользуясь своими эмоциями на манер измерения пульса собственного благополучия, знающие люди управляют своими вниманием и поведением так, чтобы обеспечить себе желаемые эмоциональные переживания.

Вы вступите на путь, ведущий к эмоциональному выбору, когда Вы осознаете, что можете испытывать намного больше эмоций, и Вы начнете понимать смысл, передаваемый вам каждой эмоцией в отдельности.

Эта книга – плод многолетнего изучения эмоций и способов получения доступа к ним и их поддержания. Благодаря нашим исследованиям мы научились выбирать, изменять и использовать эмоции для обогащения нашей жизни и жизни тех, кто нас окружает. То, чему мы научились, мы превратили в методы, которыми может воспользоваться каждый. Вы можете создавать себе эмоциональные переживания, в которых нуждаетесь и тогда, когда вы в них нуждаетесь. Вы близки к тому, чтобы научиться и выбору предпочтительных эмоций, и выражению их в разнообразных ситуациях с учетом вашего личного благополучия и благополучия окружающих. Эти инструменты приносят освобождение от пагубных эмоций. С ними приходит сила, позволяющая всегда и во всем оставаться на высоте.

Глава 3. Эмоции как источник.

Чтобы построить мир, в котором люди наслаждаются эмоциональным выбором, надо уметь распознавать тот исходный материал, из которого будет построен этот мир, то есть эмоции. Вопреки расхожему мнению, распознавание эмоций не происходит автоматически и не подразумевается само собой.

Как мы уже намекнули, эмоции не исчерпываются набором обычных чувств, а включают сотни оттенков. Хотя мы и можем разделить эмоции на достаточно обобщенные категории – «позитивные», «негативные», «приятные» и «неприятные», – эти категории сами по себе не являются эмоциями.

На одном из наших занятий Лайза, директор средней школы, попросила– о помощи, потому что чувствовала себя «плохо». Когда мы начали вдаваться в подробности, спрашивая: «Как именно „плохо“?», она могла ответить лишь: «Просто плохо, и все». Однако проблема заключалась в том, что мы не знали этого, потому что «плохо» – это лишь название класса эмоций, неприятных вообще. Ознакомившись с несколькими примерами разницы между плохим ощущением и ощущением беспокойства, страха или неуверенности, Лайза смогла понять, что ее «плохо» сводилось к тревоге.

Лайза узнала, что эмоции отличаются от общих категорий «хорошего» и «плохого», к которым их можно причислить. Знание того, что вам плохо, не дает, по сути, никакой полезной информации о событиях, заставляющих вас чувствовать себя плохо, или о том, что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию. С другой стороны, если вы точно знаете, какую эмоцию испытываете, то мгновенно получаете полезную обратную связь. Например, как только мы узнали, что Лайза испытывает тревогу, мы сразу же поняли, что ее внимание сфокусировано на будущем, в котором много неизвестного, и что она чувствует себя неготовой к столкновению с некоторыми задачами и ситуациями с потенциально неприятным исходом, например к конфронтации со школьным советом. Ей было нужно заполнить пробелы и при необходимости принять на себя ответственность за подобные ситуации в будущем, подготовившись к ним так, чтобы сделать их приемлемыми, желательными или, как минимум, терпимыми. Оказанная ей помощь заключалась лишь в подготовке к адекватному принятию будущего. Как только она осознала, что может содержательно реагировать на подобные ситуации в будущем, она обрела способность к их предвосхищению, а ее чувство тревоги сменилось чувством уверенности и доверия к себе.

Эмоции не равнозначны суждениям, которые мы о них выносим, а также действиям, которые они порождают. Мы обнаружили, что многие называют эмоциями лишь несколько переживаний – их список часто ограничивается страхом, любовью, ненавистью, радостью, счастьем и печалью. Остальное – лишь описательные слова. Но ответственность, целеустремленность, амбиции, способность, смущение, фрустрация, гордость, безопасность и страсть – не просто паттерны поведения, но еще и эмоции. Временами вы чувствуете ответственность, чувствуете целеустремленность, чувствуете амбиции и т. д. Разница между пропусканием ваших переживаний через сито нескольких всеобщих эмоций или пропусканием их через открытые шлюзы человеческого опыта подобна разнице между черно-белым и цветным телевидением или же между игрой на фортепиано на восьми клавишах или на всех восьмидесяти восьми.

Между поведением и параллельными чувствами нередко имеется разница. Лесли, например, частенько говорила: «Боже мой, у меня столько дел, что я сама удивляюсь, как мне удается справляться с ними в одиночку. Но мне же за них отвечать!» Она повторяла это без тени юмора или иронии и так часто, что Майкла охватило любопытство и он спросил ее, действительно ли она чувствует ответственность. Вопрос застал Лесли врасплох. Она несколько минут моргала, а затем ответила с удивлением: «Знаешь, что? Вовсе нет. Я чувствую только, что все это мне надоело!».

Прозрение Лесли может показаться странным, однако на самом деле это достаточно распространенный случай. Иногда мы судим о наших переживаниях по тому, что делаем, – то есть по нашему поведению, – забывая о возможной разнице между делами и чувствами. Например, вы вправе считать себя очень успешным в социальном общении, потому что прекрасно сходитесь с людьми и ведете разные беседы, но тем не менее глубоко внутри вы чувствуете себя испуганным, утомленным или считаете себя выше окружающих. Вам может казаться, что вы ничего не понимаете в лекциях по физике, на которые ходите, но при этом вы не обращаете внимания на то, что данный предмет вам интересен и вы полны решимости. Замечать только свое поведение и реагировать только на него означает игнорировать важный пласт переживаний – собственные эмоции.

То же самое верно, если речь идет о наблюдении за другими и реакции на них. Нередко есть разница между тем, чем вам кажется поведение другого человека, и тем, что чувствует этот человек на самом деле. Это было наглядно продемонстрировано нашим другом, чей сын-подросток весь день ходил, как в воду опущенный. Когда наш друг спросил, что случилось, выяснилось, что сын переживает из-за насмешек друзей. Было бы ошибкой заподозрить по поведению мальчика, что тот чувствует себя угрюмым. Это было не так. Эмоцией, которую он испытывал, была «боль», проявлявшаяся в поведении, которое отец воспринял как угрюмость. Еще одним частым примером этой точки зрения может быть неистовое и буйное поведение, в которое часто впадают дети, рассерженные на родителей. В большинстве случаев эти дети чувствуют себя не буйными или неистовыми, а одинокими или брошенными. И они реагируют на потребность в связи, о которой сигнализируют эти чувства. Их чувства побуждают их искать любого внимания и контакта, пусть даже агрессивного.

Конечно, чувства человека влияют на его поведение, а поведение влияет на чувства, но эти проявления отличаются друг от друга и могут быть абсолютно разными в конкретный момент времени. Об этом следует помнить, потому что легко предположить, будто мы знаем, что творится внутри другого человека, из простых наблюдений за его поведением. Наши суждения в таких случаях могут нам сказать что-то о нашем собственном выражении эмоций в своем поведении, но это неприменимо по отношению к другому человеку.

Эмоция – это общая чувственная реакция в данный момент времени, и она отличается от рациональных способов ее описания. В книге «Язык сердца» (Lynch, 1985) доктор Джеймс Дж. Линч доказывает связь между эмоциями и такими физиологическими проявлениями, как артериальное давление и частота сердечных сокращений. В главе под названием «Скрытый диалог» он рассказывает о том, как в Центральной больнице штата Массачусетс исследователи открыли, что многие пациенты практически не осознают своих чувств или же могут описать их лишь в рассудочных, оторванных от реальности и бесстрастных терминах. Для описания таких людей один из врачей исследовательской команды предложил специальный термин «алекситимия».

Типичной проблемой для алекситимичных пациентов становится четкая формулировка собственных чувств, как это видно из случая, опубликованного доктором Немией и его коллегами:

Поскольку многим пациентам трудно описывать свои чувства и распознавать эмоции, они не могут провести различия между обычными человеческими чувствами. [Один пациент], например, при ответе на вопрос, каково ему быть испуганным, ответил: «Каково быть испуганным? (Пауза.) Понятия не имею».

Врач: Ощущаете ли вы это физически?

Пациент: Скорее, мне кажется, сознательно.

Врач: Сознательно?

Пациент: В основном это происходит в голове. Все пропускается через голову.

Врач: И не влияет на организм?

Пациент: Не знаю… не уверен. Возможно. Возможно. Может быть, а желудок.

Врач: На желудок? И что вы в нем чувствуете?

Пациент: Он будто в узел завязывается.

Врач: Чем же это отличается от бешенства?

Пациент: Чем это отличается от бешенства? Ну, я… на самом деле, не все едино. Одно и то же, знаете ли.

Врач: Эти чувства похожи?

Пациент: Да. Страх, напряжение, раздражение. У меня они все переходят с головы на желудок… (длинная пауза)… Я и вправду не могу… Скажите, что вы хотите услышать, и я вам отвечу.

Врач: Я хочу лишь услышать, что вы чувствуете, больше ничего.

Пациент: Ага, ну тогда… Нет, не могу сказать (р. 233—234).

Поскольку люди, страдающие эмоциональной «слепотой», не понимают, что они слепы, они изъясняются непонятно, и окружающие не могут взять в толк, в чем же дело. Проблемы с коммуникацией и ошибочное понимание сказанного распространены повсеместно.

Люди с нормальным цветовым зрением воспринимают его как должное, в то время как люди, его лишенные, даже не понимают, что им чего-то недостает. Цветовая слепота нередко остается нераспознанной, так как нельзя ощутить отсутствие феномена, с которым ни разу не сталкивался. Путаница привносится тем фактом, что человек, не различающий цветов, знает, что в языке есть такие слова, как красный, желтый и зеленый, и может с успехом ими оперировать, не имея ни малейшего понятия о цветовом восприятии. Аналогичным образом, всем известны слова любовь, ненависть, ревность, экстаз и зависть, и все способны использовать эти слова, беседуя с другими людьми. Однако существует большая разница между рассудочным употреблением терминов, обозначающих чувства, которые никогда не испытывались, и использованием тех же слов при наличии соответствующего чувственного опыта. Психосоматические больные прекрасно справляются с описанием эмоций, хотя и не имеют ни малейшего представления о соответствующих ощущениях.

Проблема усугубляется, когда речь заходит об интенсификации чувства. Сильное эмоциональное возбуждение создает для алекситимичных пациентов особенно серьезные проблемы. Не будучи способными описать свои чувства, они также теряют способность к различению их соматических коррелятов. Скачок артериального давления может выражать гнев с тем же успехом, что и наплыв любовного чувства. Озвучить разницу алекситимичные пациенты совершенно не в состоянии (р. 234—235).

В начале каждой сессии доктор Линч расспрашивает пациентов об их самочувствии, тогда как те, в свою очередь, соединены с разнообразными аппаратами, фиксирующими артериальное давление, частоту сердечных сокращений и т. д. Ответы алекситимичных пациентов обычно повергают его в чувство досады и раздражения.

Пациент быстро меняет тему, переходя от области чувств к безопасной когнитивной области, спокойному царству рассудка и мыслей, и отвечает: «По-моему, со мной все в порядке». В тот же момент артериальное давление или частота сердечных сокращений больного подскакивает на 25—50%. Такие пациенты отвечают на вопросы об их самочувствии рассудочно, жертвуя соматической стороной дела. Однажды, услышав от Пэтти такого рода вежливый ответ, я немного вспылил и воскликнул: «Я знаю, как вы думаете, что вы думаете, почему вы думаете, когда вы думаете и где вы думаете, но я спросил, как вы себя чувствуете? – а не как вы об этом думаете».

Она улыбнулась в ответ на этот выплеск и сказала: «Что вы имеете в виду, когда спрашиваете, как я себя чувствую сегодня? Я же сказала вам, что я в полном порядке». «Я имел в виду, злитесь ли вы, или печалитесь, или радуетесь, или находитесь в бешенстве, или влюблены?» Она снова улыбнулась и вздохнула: «Я думаю, что со мной все в порядке» (р. 237—238).

Невзирая на то обстоятельство, что эмоция представляет собой общую чувственную реакцию, имеющую место в данный конкретный момент времени, ее не следует путать с некоторыми телесными ощущениями, которые вы можете испытывать параллельно. Слова о «желудке, завязанном в узел», прозвучавшие в приведенном ранее диалоге врача и пациента, являются примером телесных ощущений. Это – не эмоция. Недавно мы работали с клиенткой, которая на вопрос: «Что вы чувствуете?» ответила: «Я чувствую, будто медленно движусь, не в силах пошевелить рукой. У меня тяжелая голова, и я чувствую что-то вроде пустоты в животе». Она описывала различные телесные ощущения, но не эмоции, частью которых они являлись. Мы решили выяснить, какую эмоцию она испытывает, но вместо ответа на вопрос, который мы имели в виду, она ответила на другой, уже звучавший: «Что вы чувствуете?» Мы исправились и спросили ее: «Какие эмоции вы испытываете?»; она, подумав минуту, ответила: «Подавленность. Я чувствую подавленность».

Таким образом, есть разница между ощущениями в различных участках тела и вашим целостным субъективным ощущением момента, или «эмоцией». Важно уметь проводить различия между вашими эмоциями и соматическими ощущениями, чтобы адекватнее реагировать на происходящее с вами. Например, оказалось, что те же самые соматические ощущения наша депрессивная пациентка испытывала, когда была физически утомлена. (Она знала, что «подавлена», когда стремилась уснуть и убежать таким образом от своих чувств, но если она была счастлива отправиться спать, то понимала, что испытывает «усталость».) На самом деле, если вы пребываете в депрессии, вы будете иначе реагировать на ситуацию, чем в случае, когда вы утомлены.

Эмоции – это наши общие субъективные реакции в отдельно взятый момент времени.

Эмоции отличаются от соматических ощущений, могущих возникать, параллельно.

Эмоции отличаются от паттернов поведения, возникновению которых они способствуют.

Эмоции отличаются от ценностных суждений, которые мы выносим в их отношении.

Эмоции как сообщения.

Для некоторых людей эмоциональным выбором выступает способность останавливаться на эмоциях, которые им нравятся, которые обогащают и разнообразят их жизнь, и жить, ошутттая только яти приятные чувства. Но если бы вы преуспели в этом, то где бы тогда оказались на самом деле?

Имей вы возможность выбрать прямо сейчас, какие шесть эмоций вы оставили бы себе на всю оставшуюся жизнь, а какие шесть предпочли бы навсегда оставить в прошлом? (Вам лучше прервать чтение и ответить на этот вопрос. Когда вы закончите читать эту книгу, вам будет очень полезно вернуться сюда и посмотреть, насколько изменились ваши ответы.).

Испытывать.

Исключить.

Неважно, что вы написали в обеих графах: скорее всего, это самообман. Едва ли, например, вы включили в желаемые эмоции «разочарование» или «фрустрацию». И тем не менее разочарование дает вам понять, что вы не получили чего-то важного, чего хотели и ждали. Как и разочарование, фрустрация говорит об отсутствии некоего ожидаемого и желанного результата. Разница лишь в том, что когда вы фрустрированы, у вас еще есть возможность добиться желаемого результата и вы все еще пытаетесь достичь его. Разочарование говорит о том, что возможность получить «это» исчезла, и все, что вы можете сделать, – это прекратить, бросить это дело; но когда вы реагируете фрустрацией, реакция подразумевает, что вы продолжаете преследовать цель.

Подумайте, например, о том, чего вам хотелось на протяжении всего минувшего года, но чего вы так и не получили. Позвольте себе на некоторое время испытать разочарование по этому поводу. Теперь проверьте: продолжаете ли вы этого хотеть, чем бы оно ни было? Если вам это уже ни к чему, то найдите что-нибудь еще, по поводу чего можно разочароваться, что-то, чего вы хотите до сих пор. Как только у вас появится новый пример, не разочаровывайтесь по его поводу, а позвольте себе на минуту представить, что вы можете получить это; это что-то, что вы до сих пор хотите, и вы можете получить это, вы пытаетесь это сделать, но то, как вы это делаете, не приносит результата. Другими словами, испытайте фрустрацию в связи с тем, что вы не можете получить этого. В чем разница между фрустрацией и разочарованием? И снова ответ, который мы неизменно получаем, задаваясь подобным вопросом, говорит нам, что в состоянии фрустрации люди все еще продолжают борьбу за получение желаемого, даже если точно не знают, что нужно сделать для достижения успеха.

Разочарование помогает нам прекратить преследовать цель, принять это и обратиться к другим, более перспективным делам. Быть может, вполне уместно разочароваться в знакомом, который никак не может отказаться от наркотиков, несмотря на все, что вы для него уже сделали и готовы сделать еще. А если ваш ребенок ненавидит балет вопреки вашим стараниям увлечь его этим занятием, то лучше пережить разочарование, принять этот факт и подыскать какое-то дело, которое больше устроит вас обоих.

Фрустрация побуждает вас к дальнейшей борьбе. Пока вам не покажется, что все средства уже исчерпаны, адекватнее будет испытывать чувство фрустрации по поводу плохого поведения ребенка, или проблем в общении с другом, или по поводу того факта, что ваше здоровье не настолько безупречно, как хотелось бы. Если эти обстоятельства заслуживают фрустрации, то есть смысл привлечь эмоции терпения и решимости, чтобы задача лежала перед вами как на ладони вплоть до своего разрешения. Поэтому ценность эмоции нельзя измерить степенью удовольствия, которое она приносит; она поверяется лишь результатом, для достижения которого предназначена.

Функциональные атрибуты.

Представьте, что перед вами – два ваших близких друга, Джим и Линда. Вы любите и уважаете их обоих, и вам известно их заботливое отношение друг к другу. Наблюдая за ними, вы слышите, что Джим заклинает Линду прислушаться к его совету. Увещевания Джима исполнены такой сердечной настойчивости и силы, что звучат как требования. Для вас совершенно очевидно, что его «требования» мотивированы подлинной заботой и любовью к Линде. Однако Линда игнорирует Джима и все, что он говорит.

Теперь измените перспективу и вообразите себя на месте Джима. Вы знаете, что ваша подруга Линда нуждается в помощи и совете. Она вот-вот совершит ужасную ошибку в отношениях, капиталовложениях или профессиональной деятельности, игнорируя предупреждающие сигналы, очевидные для вас, но не для нее. Вы – единственный, кто может уберечь ее от боли. Вы не просто беспокоитесь, вы отчаянно пытаетесь помочь ей. Вы умоляете, вы берете ее за руку и заклинаете, но она остается глуха к вашим мольбам.

Линда просто стоит, смотрит куда-то вдаль и не обращает на вас внимания.

Наконец, измените перспективу еще раз так, чтобы оказаться на месте Линды. Вы – человек, который не осознает, что от его внимания ускользает важное сообщение. Добрый друг, мудрый друг, глубоко разделяющий ваши интересы, умоляет вас выслушать его. Ваш друг молит, и даже требует, чтобы вы сделали то, что необходимо, чтобы позаботиться о вашем благосостоянии. Однако на сей раз в сценарии есть одно изменение. Тот заботливый, мудрый друг, который требует и молит, – это ваши эмоции.

Ваши эмоции подобны чуткому другу, который оповещает вас о ситуации, требующей реакции. Как и заботливый друг, ваши эмоции могут давать вам знать о чем-то неприятном; они даже могут приносить вам довольно болезненные известия. Тем не менее было бы глупо проигнорировать то, что пытается сообщить ваш друг – эмоции.

Неважно, насколько неприятными кажутся эмоции, они все равно стоят того, чтобы быть сигналом. То, о чем говорит этот сигнал, – то, что пытается передать эмоция, – можно назвать «функциональным атрибутом» эмоции. Даже самые неприятные эмоции обладают функциональными атрибутами, которые могут принести пользу, если вы отреагируете на них как на важные сообщения, касающиеся ваших потребностей. Первым шагом в утилизации ваших эмоций будет распознавание вещей, о которых они вам сигнализируют. Вторым шагом будет соответствующая реакция на это сообщение. Давайте разберем несколько примеров.

Функциональным атрибутом сожаления является его указание на тот-факт, что в той или иной ситуации в прошлом вы могли или должны были поступить иначе, чем поступили. Вы можете сожалеть о том, что не подготовились к экзамену, который завалили, или о том, что грубили матери, когда были подростком, или о том, что отклонили приглашение, а позже обнаружили, что упустили фантастический шанс и прозевали любовь. О чем бы вы ни сожалели и как бы болезненно это ни было, важно осознать, что это чувство дает вам знать о совершенной вами ошибке. Только признав свои ошибки, вы сможете избежать их повторения в будущем.

Функциональным атрибутом вины является сигнал о том, что вы поступились собственными принципами и что вам следует застраховаться от повторения подобного в будущем. Например, вы можете чувствовать вину за то, что солгали другу, забыли об обещании, данном ребенку, не заняли надлежащую позицию и молча взирали на творящуюся несправедливость. Никому не нравится испытывать вину, но когда это случается, вы получаете обратную связь о попрании или намерении попрать важные для вас принципы. Без такой обратной связи вам будет трудно вести себя в соответствии со стандартами.

Функциональным атрибутом тревоги является информация о некоем будущем событии, к которому вам надлежит получше подготовиться. Вы можете испытывать тревогу в связи с необходимостью вернуть крупный долг, тогда как не уверены, что вам удастся сохранить рабочее место, или в связи с походом в гости туда, где вы никого не знаете, или по поводу грядущего аудита, предпринимаемого Внутренней налоговой службой США. Чувство тревоги позволяет вам осознать действия, которые следует предпринять во избежание этих ситуаций или при подготовке к ним. Испытывая время от времени чувство тревоги, вы избавляете себя от ежедневного участия в персональной версии Бородинского сражения.

Чувство перегруженности обычно возникает после попыток добиться результатов, слишком масштабных или многочисленных для отведенного периода времени. Функциональным атрибутом этого чувства является сигнал о том, что вам необходимо переоценить и установить приоритеты поставленных перед собой задач. То есть вам необходимо составить план и закупить все для вечеринки, забрать детей из школы и отвести их к врачу, прибрать в доме, продумать наряд и приготовить ужин – и все это перед родительским собранием, которое начнется в семь часов вечера. Это чувство перегруженности говорит вам о том, что нужно отрешиться от задач во всей их совокупности и выделить среди них обязательные и необязательные, а после определить порядок их выполнения.

Когда вашему благополучию грозит появление соперника, стремящегося снискать расположение близкого вам человека, самой частой реакцией на это становится чувство ревности. Функциональным атрибутом ревности является указание на убежденность в существовании угрозы вашему эмоциональному благополучию и необходимость предпринять какие-то действия. Вы, возможно, почувствуете ревность на вечеринке, заметив, что ваш друг уединился в углу с какой-то привлекательной особой, поглощен разговором и явно забыл о вашем существовании, или же если ваша супруга ежедневно задерживается на работе допоздна, оставаясь в обществе обходительного сотрудника. Такие ситуации могут угрожать сохранности ваших отношений, а следовательно, вашему личному благополучию. Чувство ревности предупреждает вас о таких угрозах. Если вы не испытываете ревности, то в этом случае вы можете дать угрожающей ситуации развиться до такой степени, когда ваши отношения уже нельзя будет восстановить.

Когда кто-то намеренно или нечаянно угрожает вашему благополучию, у вас в ответ наверняка разовьется чувство гнева. Функциональным атрибутом гнева является информация о необходимости что-либо предпринять и не позволить нанести вред вашему благополучию или предотвратить такую возможность в будущем. Вы, может статься, обнаружили, что вас обманули при покупке машины, ваш начальник оклеветал вас перед другим начальником или ваш друг солгал вам. Ваш гнев в такие минуты указывает на то, что кто-то предпринял действия, нанесшие вам вред. Если это предупреждение не будет замечено, то вы не сделаете ничего, чтобы застраховаться от подобного вреда в будущем. Или же ваш обидчик так и не узнает, что сделал вам больно, и не получит возможности исправить положение – ни ваше, ни свое.

Функциональный атрибут играет при использовании эмоций главную роль, так как если определить его для каждой эмоции, то последняя сразу же преобразуется в чувство, достойное ощущения и использования. Всегда бывает полезно знать, что вы совершили ошибку, поступились собственными принципами или все еще пытаетесь добиться результата, при условии осознания того факта, что все перечисленное становится импульсом для соответствующего реагирования.

Однако слишком часто бывает, что эмоции чувствуются и выражаются, но не становятся источником реакции. Мало смысла сожалеть о чем-то сделанном в прошлом, если это чувство не помогает изменить поведение в будущем. Чувство вины бесполезно, если оно не ведет вас к восстановлению желания и воли соответствовать своим принципам в будущем. Мало смысла в расстройстве, если это чувство не подталкивает вас к творческим попыткам достичь желаемого результата. Функциональный атрибут неприятной эмоции конкретизирует благоприятную реакцию на ту или иную эмоцию.

Неприятные эмоции стоит испытывать при условии их правильного использования. Если вы, например, считаете, что каждый несет личную ответственность за чистоту окружающей среды, то чувство вины, которое вы испытываете, заметив, что насорили на привале в лесу, является адекватным. Точно так же понятен ваш гнев, когда вы видите, что это сделал кто-то другой. На самом деле, если бы вы не могли испытывать эти эмоции, то многое потеряли бы. Если вы никогда не испытывали перегрузки, то вам легко расточать свое время на достижение ничтожных результатов. Неспособность испытывать ревность может свести вас с человеком, для которого близкие отношения ничего не значат и легко заменяются. А если вы никогда не злились, то вас запросто назовут тряпкой. Если говорить о сигнальной ценности, то даже самые неприятные эмоции приобретают качество, ради которого их стоит испытывать, – особенно если они настраивают вас на полезные результаты и паттерны поведения.

Приобретение эмоционального выбора.

Теперь, когда у вас сложилось некоторое представление о том, что мы подразумеваем под словом «эмоции», и их функциональными атрибутами, можно вернуться немного назад и подробнее объяснить наше понимание «эмоционального выбора». Истинный эмоциональный выбор означает наличие и применение четырех способностей, которые подробно описываются в следующих разделах:

Расстановка.

Выражение.

Использование.

Предупреждение.

Расстановка.

Первым ключом к эмоциональному выбору является способность последовательно реагировать на жизненные ситуации эмоциями, которые окажутся наиболее благоприятными и практичными. Когда для каждого контекста у вас находится благоприятная эмоция, это означает, что вы владеете адекватной «расстановкой» эмоций.

Примером адекватной расстановки является ощущение разочарования вместо фрустрации в случае, когда вы уже сделали все возможное, чтобы помочь упрямому приятелю завязать с наркотиками. В данной ситуации лучше почувствовать разочарование, чем еще глубже втягиваться в нее и продолжать расходовать свои силы, вместо того чтобы ощутить чувство принятия или, возможно, пассивную надежду на то, что в будущем этот человек изменится сам, без посторонней помощи. Если полностью исключить личное участие неблагоразумно, можно углубиться в это будущее вплоть до момента ожидаемого отказа вашего друга от наркотиков, что позволит вам перейти к чувству терпения. Для вас обоих любой из этих вариантов лучше, чем постоянное чувство фрустрации. Другой пример контекста, в котором разочарование оказывается благоприятной эмоциональной реакцией, – признание необратимого ухудшения отношений или разрешение партнерше жить своей жизнью, как ей захочется, даже если вы видите, что это не приведет ни к чему хорошему. Другими вариантами благоприятной расстановки являются чувство решимости как обратное безынициативности, направленное на сохранение желания достичь далекой цели, или же ощущение способности как чувства, обратного несостоятельности, когда вы затеваете какое-то новое дело.

Всем нам случается реагировать на определенную ситуацию не той эмоцией, которой нужно или желательно. Признав, что данная эмоциональная реакция неуместна или слишком расслабляет, человек, делающий эмоциональный выбор, может определить, какая эмоция подойдет лучше, и затем обратиться именно к ней. Например, такой человек может осознать, что ему следует отказаться от фрустрации и перейти к разочарованию, а после – к принятию того факта, что у его ребенка отсутствует интерес к футболу, танцам или даже к высшему образованию.

Обжегшись несколько раз, Лесли адекватно привела некоторые свои эмоции в соответствие с тем или иным контекстом, изменив при ведении деловых переговоров великодушие и участливость на осторожность и бдительность по отношению к поступающим предложениям. Когда бы Майкл ни выражал скепсис по поводу честности нашего сына, он переходит к чувству доверия и поддержки, чтобы дать Марку почувствовать, что ему доверяют и что он заслуживает этого доверия, а также чтобы самому Майклу было легко и он ощутил себя любящим отцом.

Чтобы уметь подобрать подходящую эмоцию в зависимости от того, что вам нужно в данной конкретной ситуации, вам нужно иметь некоторое представление о свойствах разных эмоций и действий, к которым они ведут, а также знать, что именно вам хочется извлечь из данной ситуации.

Выражение.

Вторым ключом к эмоциональному выбору является умение выбирать пути выражения эмоций. Желательнее всего выражать конкретную эмоцию способом, соответствующим вашему представлению о себе и желаемому результату. Выражение эмоций несоответствующим вашей сущности образом может привести лишь к неуютным и потенциально пагубным последствиям, которые заметите не только вы сами, но и окружающие.

Если качество выражения релевантно для всех эмоций, то оно особенно важно, когда вы выражаете эмоции по отношению к другому человеку – злость, симпатию, признательность, разочарование, раздражение, сочувствие, фрустрацию или восхищение. Это бессмысленное занятие, если выражение эмоции не передает подразумеваемый смысл и не оказывает желаемого воздействия. Например, если вы слишком пылко выражаете свою признательность, то собеседник может заподозрить вас в лицемерии. Выражение злобы через деструктивное поведение может разрушить те самые отношения, которые для вас настолько важны, что вы злитесь, а то и привести вас на скамью подсудимых. Выражение симпатии через сексуальное поведение в определенных ситуациях способно привести к серьезной ссоре и вообще к чему угодно, но только не к любви.

Конечно, бывают случаи, когда правильнее быть неконгруэнтным и обладать при самовыражении выбором определенного диапазона. Например, адвокаты и бизнесмены, ведущие деловые переговоры, бывают воплощением холодной уверенности, в то время как внутри у них все кипит от сомнений и тревоги. В любом случае целью здесь выступает овладение способами идентификации выражаемой эмоции с последующим (если вы не решите вдруг переключиться на другую эмоцию) выбором предпочтительного пути выражения этой эмоции в будущем.

Представим, например, что ваш сын-подросток без конца разговаривает по телефону, запершись в кухне, и эти длительные разговоры лишают вас душевного покоя, мешают думать и деструкту-рируют вашу жизнь, так что в итоге вы испытываете раздражение. Оно сохраняется, невзирая на то, что вы пытаетесь сконцентрироваться на чем-то другом. Вместо того чтобы переключаться на другую эмоциональную реакцию (терпение или принятие), вы можете попробовать выразить раздражение конструктивно.

Одна наша знакомая, оказавшаяся как раз в такой ситуации, обычно позволяла раздражению нарастать внутри себя до тех пор, пока не набрасывалась на своего сына с руганью, за которую ей потом было стыдно. Члены семьи считали ее вздорной и глупой, а сына – мучеником и очень благоразумным мальчиком. Когда она обнаружила, что может выбирать способ выражения своего недовольства и творчески подходить к нему, она взяла в обычай рычать, как пума или волчица, что было для сына предупреждением – он уже знал, что чересчур увлекся телефонным разговором. Хотя этот способ и выглядел несколько эксцентричным, он оказался эффективнее крика, швыряния трубки, жалоб мужу и ворчания на сына. Когда она рычала, остальные члены семьи, включая сына, сразу же настораживались и задавались мыслью о возможной причине подобной реакции (нужно отметить, что всем им хотелось избавиться от криков, ворчания и жалоб).

В первой главе мы рассказывали про Майкла, который во вред себе и к смятению окружающих выражал чувства боли и гнева через замкнутость. Теперь он умеет быстро и четко выразить свои претензии и дажг научился орать. Такое выражение эффективнее для него и не только предпочитается, но и одобряется домашними и друзьями. Теперь, когда они понимают причину его недовольства, они в состоянии сразу же успокоить его, объяснить, исправить ситуацию или привести здравый аргумент. Благодаря изменению выражения затяжные мучения сменились короткими бурями.

Кроме того, выражение можно использовать для усиления приятных эмоций. Используя в качестве примера того же Майкла, можно сказать, что его партнеров по бизнесу часто приводила в замешательство его реакция на собственные финансовые успехи. Они буквально прыгали от радости, когда удавалось что-то продать и выручить крупную сумму. Майклу и хотелось бы радоваться вместе с ними, но он обычно чувствовал лишь легкое и быстро преходящее удовлетворение. Для Майкла искусство и вызов состояли в покупке собственности с гарантией заработка. Для других же реализацией выгоды и поводом для торжества была продажа собственности через месяцы и годы. Для Майкла продажа была необязательным делом, простым подтверждением его изначальных суждений; в его сознании выгода реализовывалась через отбор и структуру покупок. Его захватывало приобретение собственности. Однако он заслуживал большего, чем кратковременное удовлетворение, возникавшее у него при завершении сделки. Новое понимание того, как разные способы выражения влияют на сами эмоции, вооружило его способностью к более приятному реагированию. Теперь он выражает свое удовлетворение финансовым успехом, покупая друзьям подарки – компьютеры, книги, путевки – которые помогут им добиться успеха в их собственных делах. Их удивление только подливает масла в огонь его удовлетворения, а искры восторга воспламеняют его чувства, заставляя их пылать теплой и светлой радостью; и эта радость воспламеняется и приводит его в восторг всякий раз, когда его дар помогает им в чем-то продвинуться к достижению цели.

Использование.

Третьим ключом к эмоциональному выбору выступает способность использовать неприятные эмоциональные состояния для выработки полезных паттернов поведения и перехода к более приятным эмоциям. Первым шагом на пути к оптимальному применению эмоций является идентификация функционального атрибута эмоции, то есть того, чем – она хороша и о чем она может сигнализировать. Как было сказано выше, неважно, насколько неприятна эмоция; она всегда выполняет какую-то функцию. Выбор исходит из способности опознать эту функцию и затем отреагировать на нее, обратившись к потребности, о которой сигнализирует эмоция. Обращение к потребности включает отбор, оценку и поддержание иной эмоции – той, которая способствует удовлетворению конкретной потребности.

Идентифицированный функциональный атрибут можно использовать для изменения чувств и паттернов поведения в желательном направлении. Вместо того чтобы нуждаться в освобождении от неприятных чувств, вы получаете выбор, позволяющий воспринимать их как важное выражение ваших переживаний и учитывать обратную связь, предоставляемую ими, после чего использовать эти эмоции при переходе к дальнейшим практическим шагам.

Например, многим людям знаком неприятный круговорот, в который затягивает тревога. Тревожное чувство может казаться капканом, из которого никак не освободиться и который сжимается все сильнее с каждой вашей попыткой вырваться на свободу. Часто этой эмоции боятся настолько, что многие люди тратят уйму времени на тревогу о будущей тревоге, которая, как им известно, может возникнуть в любой момент. Неизвестное или ожидаемое неприятное будущее, которое и вызывает тревогу, является также тем, что напрямую указывает путь, ведущий от тревоги к уверенности и спокойствию. Тревога сигнализирует о будущем событии, к которому следует получше подготовиться. Эта подготовка может сводиться к обычному сбору информации для заполнения пробелов в картине «кто, что, где, когда и зачем», изображающей некое будущее событие. Чтобы лучше подготовиться к будущему, Лесли использует тревогу двояким образом.

Лесли поняла, что тревога возникает, когда размышления о грядущем событии заставляют ее рисовать лишь одну из возможностей: это событие будет неприятным. Например, если она планирует презентацию тренинга для корпоративной команды, то рисует в своем воображении лишь собственную неуклюжесть, забывчивость, негативную реакцию аудитории и т. д: Если такого рода кошмарный вариант оказывается единственной возможностью, которую вы принимаете в расчет, то вы приобретаете билет в тюрьму тревоги, – и в этом случае не надо идти на зеленый свет! Понимая это, Лесли, когда она начинает испытывать тревогу по поводу презентации (или чего-то еще), воспринимает ее как сигнал о потребности в позитивных и обнадеживающих картинах будущих возможностей. Она добивается этого, задавая нужные вопросы и отвечая на них: «Каких событий я хочу?» и «Что я могу сделать, чтобы надежнее гарантировать их наступление?» Определив, что ей нужно сделать и как это сработает в плане реализации желаемого будущего, она использует свое прошлое, чтобы подтвердить собственную способность к выполнению всех необходимых шагов. После этого она репетирует реализацию своих планов, создавая развернутые картины желаемого будущего. Таким образом, она использует первые приступы тревоги как трамплин для поиска новых позитивных возможностей, уверенности, основанной на прошлом опыте, и уверенности по поводу будущего.

Однако ей не всегда удается исключить вероятность будущих неприятных переживаний. Когда чувство тревоги сохраняется, несмотря на все попытки заменить представления о будущем более j позитивными, она воспринимает эти чувства как сигнал, говорящий о необходимости оценить фактический риск. Она задает себе вопросы: «Каковы реальные ставки? Моя жизнь? Мое здоровье? Важные отношения? Деньги? Моя репутация? Отвержение? Несколько неприятных часов? Что-то по-настоящему важное?» и отвечает на них. Обычно она обнаруживает, что в худшем случае рискует быть отвергнутой людьми, которые не обладают возможностью испортить ей жизнь и чье отвержение через годы покажется пустяком. И часто она открывает, что рискует лишь вытерпеть несколько часов дискомфорта. После этого тревога исчезает, сменяясь осведомленностью, смирением и принятием незначительного риска.

Предупреждение.

Четвертый ключ к эмоциональному выбору – способность влиять на свое поведение и жизненные ситуации, чтобы предотвращать те или иные парализующие и ужасные эмоции или, если вы захотите, даже более мягкие неприятные эмоции. Такие невыносимо острые эмоции, как ярость, стыд, унижение, ужас и полная беспомощность, хотя и обладают функциональными атрибутами, обычно настолько пагубны, что от них следует избавляться при первой возможности.

Предотвращение таких чрезмерных эмоций включает, во-первых, идентификацию обстоятельств, которые их запускают, с последующим изменением своего поведения в отношении этой эмоции или реорганизацией жизненной ситуации, призванной исключить развитие данной эмоции. Возьмем ради примера человека, который, приходя на танцплощадку, постоянно испытывает чувство унижения. Этот человек может либо устраниться от опасной ситуации, избегая танцев и вечеринок, либо повести себя так, чтобы предотвратить неприятное чувство, научившись танцевать достаточно хорошо, чтобы не чувствовать унижения. Женщина, испытывающая собственную беспомощность при конфликтах с властолюбивым начальником, может идентифицировать все то, что ей нужно, чтобы чувствовать себя сильной в присутствии начальника, вооружиться этими представлениями и приобрести соответствующие паттерны поведения; в другом же случае она может выйти из ситуации, перейдя на другую работу под начало к более приятному человеку. Есть множество способов укрепить собственное благополучие, включая изменение образа мышления, поведения и жизненной ситуации.

Эти четыре способности – расстановка, выражение, использование и предупреждение – подробнее рассматриваются в последующих главах. И в этих же главах есть дополнение. Приобретя эмоциональный выбор благодаря усвоению техник, ведущих к овладению перечисленными способностями, вы сможете успешнее распознавать чужие эмоции, а также использовать эту информацию при выборе адекватной реакции. Реакция, которую вы выберете, будет включать решение об усилении или изменении чужой эмоции. Если вы хотите помочь изменить эмоцию, то чем раньше вы будете готовы к этому, тем лучше. Ваша реакция на других будет вашим выбором, а не вашей реакцией.

Например, если вы понимаете, что ваша дочь не чувствует себя защищенной, то можете отреагировать ответным волнением, усиливая чувство незащищенности у ребенка. В другом же случае можно признать, что люди, испытывающие чувство незащищенности, нуждаются в успокоении. Тогда вам необходимо понять, как именно успокаивать дочь, чтобы она перестала чувствовать себя незащищенной и перешла к противоположному чувству. (Вы не всегда будете правы в оценке необходимого, но зная, чего хотите в плане эмоции, в конечном счете сумеете добиться нужного результата.).

Еще один пример: вашей жене нравится чувствовать себя удовлетворенной. Удовлетворение не содержит в себе никаких требований, и его, скорее всего, не нужно менять на другую эмоцию. Но в чем это касается вас лично? Почему бы вам не повысить это удовлетворение, разделив его?

Четыре ключевые способности эмоционального выбора.

Расстановка – способность реагировать на жизненные ситуации благоприятными и практичными эмоциями.

Выражение – способность выбирать пути выражения эмоций.

Использование – способность использовать неприятные эмоции для выработки практичных паттернов поведения и приятных эмоций.

Предупреждение – способность уберечься от переживания тех или иных тягостных и парализующих эмоций.

Практическая польза, которую принесет эта книга.

Мы уверены, что информация и наглядные примеры, необходимые для того, чтобы эта книга оправдала ваши надежды, действительно окажутся на ее страницах. Но кроме них вам понадобится кое-что еще: ваше активное участие. В следующих главах описаны эксперименты с мыслями и чувствами, в которых вам предстоит принять личное участие. Они не просто иллюстрируют изложение – они должны стать научающими переживаниями. Мы хотим, чтобы эта книга обогатила вас не только интеллектуально, но и эмоционально. Чтобы это сбылось, вам следует погрузиться в исследования, которые мы подготовили специально для вас.

Возможно, вам не захочется прерывать чтение и выполнять упражнения. Мы горячо одобряем ваш выбор в том случае, если вы предпочтете вернуться к этим упражнениям, когда прочтете главу или раздел, и только после этого продолжите чтение.

Вы уже начали путешествие, которое, как мы надеемся, найдете захватывающим, полезным и достойным трудов. По ходу чтения первых трех глав вы уже предприняли больше шагов, чем вам могло показаться, и, может быть, эти шаги были самыми трудными в этом путешествии.

Глава 4. Структура эмоций.

Эмоции реальны. Мы все их испытываем, и они постоянно производят впечатляющие изменения в нашем поведении и психологии. Но откуда берутся эмоции? Из воздуха? Испытываем ли мы страх или радость ни с того ни с сего или все же чувствуем их в определенных обстоятельствах? Мы часто приписываем наше эмоциональное состояние внешним обстоятельствам. Например, вам отказали в свидании, и вы чувствуете себя униженным, или вы получили работу и радуетесь этому, или вы взялись подготовить презентацию для начальника и тревожитесь по этому поводу. Нередко кажется, что эмоции нам диктует именно ситуация. Но если мы присмотримся, то увидим, что есть люди, которые, получив отказ в свидании, ощущают не унижение, а пренебрежение или принятие; некоторые при получении новой работы чувствуют тревогу, а не радость; иным при подготовке презентации для начальника свойственно испытывать сомнение, а не тревогу. Ваши эмоции, таким образом, определяются не обстоятельствами, а тем, что происходит внутри вас в связи с этими обстоятельствами.

То, что происходит внутри вас, – это конкретные перцептивные и мыслительные процессы, которые на данный момент определяют ваши чувства. Допустим, что ваши эмоции аналогичны атмосфере на вечеринке. В зависимости от компании вечеринка приобретает определенные черты: она протекает либо спокойно, либо вяло, со скрипом, в интимном духе, в прохладном и т. д. Когда кто-то уходит или приходит и состав людей меняется, общий ход вечеринки может резко измениться. Всякий раз, когда на вечеринке появляется мистер Рубаха-Парень, когда, наконец, убирается восвояси миссис Зануда или утихомиривается семья Горлопанов, атмосфера на празднике некоторым образом преобразуется. Ваши перцептивные и мыслительные процессы подобны людям, пришедшим на вечеринку. Подвергаясь разного рода влияниям (вроде уходящих и приходящих гостей), ваши эмоции изменяются (как и атмосфера на вечеринке).

Точно так же изменятся отдельные характеристики молекулы, если изменится организация образующих ее атомов, добавятся новые или какие-то атомы выпадут. Например, если вы перестроите молекулы, которые придают специфический аромат семенам тмина, так, чтобы атомы оставались теми же, но выстроились в зеркальном порядке, то получите молекулу с ароматом перечной мяты. Хлороформ легко воспламеняется, но если добавить к нему атом хлора, то получится четыреххлористый углерод, способный погасить пламя. А прибавление молекул кислорода к алкоголю, содержащемуся в вине, даст нам уксус. Как характеристики молекул определяются построением и видом атомов, так и наши эмоции определяются конкретной смесью перцептивных и мыслительных процессов, имеющих место в отдельно взятый момент времени.

Эмоции состоят из компонентов, в точности напоминая вечеринку (гости) и молекулу (атомы). Для каждого из нас любая эмоция несет отпечаток нашей индивидуальности; но верно и то, что некоторые компоненты являются общими для всех людей, испытывающих данную эмоцию. Общие компоненты эмоций отвечают за насыщение эмоции конкретными характеристиками и эффектами (подобно атмосфере на вечеринке или особенностям молекулы). Культурное единообразие компонентов эмоций позволяет понимать и колировать то, что мы чувствуем, так, чтобы вооружиться эмоциональным выбором.

Вот вам эмпирический пример того, о чем идет речь. Представьте себе какую-нибудь очень неприятную эмоцию, которую вы испытывали в этом году. Просто подумайте о ней, не надо переживать ее вновь.

Теперь понадейтесь, что больше никогда не испытаете этой эмоции. Прочувствуйте эту надежду целиком, затем обратите внимание на источник, из которого вы знаете, что «надеетесь». Другими словами, как вы узнаете, что испытываете именно надежду?

Теперь отступите от переживания и начните предвкушать, что вы уже никогда не испытаете эту эмоцию. Прочувствуйте это предвкушение во всей полноте. Затем отметьте, на что похоже «предвкушение» и по каким признакам вы узнаете, что испытываете именно это чувство.

Вот несколько примеров предвкушения и надежды: вы предвкушаете, как ваш ребенок или супруг(а) вернутся домой, или как вы положитесь на социальные службы после выхода на пенсию, или как займетесь любовью вечером. Затем понадейтесь, что ваш ребенок или супруг(а) Скоро придут домой, что социальные службы вам помогут, когда вы выйдете на пенсию, или что вы займетесь любовью вечером. Обратите внимание, как будут меняться ваши переживания при переходе от предчувствия к надежде. Теперь попробуйте понадеяться, что не будет ядерной войны или что ваш брак продлится долго; а затем предчувствуйте, что не будет ядерной войны или что ваш брак будет долгим. Как переход от надежды к предчувствию влияет на ваши переживания?

В чем для вас разница между надеждой и предчувствием? Люди всегда находят между ними значительные различия. Типичным ответом бывает: «Если я предвижу событие, то оно наверняка произойдет, а если только надеюсь, то еще ничего не известно. И еще: когда что-то предвкушаешь, ты активнее занимаешься делом».

Как же получается, что предвкушение кажется более надежным и вовлекающим в то или иное занятие, тогда как надежда кажется неопределенной и пассивной? В чем качественное отличие одного от другого? На фоне многочисленных различий между этими эмоциями самыми значительными субъективными компонентами надежды и предвкушения являются следующие (скоро вы подробнее познакомитесь с этими компонентами).

Предвосхищение.

Надежда.

Ощущение активного приближения.

Ощущение пассивного ожидания к ожидаемому исходу или объекту воображаемого исхода предвосхищения.

Предполагает только одну.

Предполагает и тот результат, возможность или исход на который человек надеется, и тот, которого, как он надеется, не будет.

При создании эмоции предвкушения или надежды перечисленные в этом списке характеристики подобны конкретному составу гостей на вечеринке или конкретной организации атомов в молекуле. Уникальный состав гостей задает структуру вечеринки, а особая организация атомов задает структуру молекулы. Точно так же перечисленные выше компоненты (другие мы опишем в следующих главах) создают структуру эмоций предвкушения и надежды.

Вышеперечисленные компоненты при дифференциации предчувствия от надежды наиболее значимы. Когда мы надеемся на что-то, мы поддерживаем двойной образ того, что может произойти: образ, в котором отражается и возможность желательных происшествий, и возможность нежелательных. Однако когда мы предчувствуем, перед нами стоит образ только одного возможного исхода – желательного или нежелательного.

Если вы выполнили упражнение и не почувствовали разницы, то вот вам еще один способ ее ощутить. Начните думать о чем-то, что вы предвосхищаете в настоящий момент: например повышение по службе. Как только у вас в сознании сложился четкий образ этого события, представьте одновременно, что того, что вы предвосхищаете, не будет: например вообразите повышение и параллельно – его отсутствие. Что происходит с вашим предчувствием? А теперь подумайте о том, на что вы надеетесь в данное время, а затем исключите все предусматриваемые вами возможности, кроме одной. Что происходит с вашей надеждой?

Надежда и предчувствие субъективно и структурно отличаются друг от друга. И, как вы сами себе сейчас продемонстрировали, включение в переживание этих характерных структур создает у вас чувство надежды или предвкушения. Поведение, диктуемое этими эмоциями, также различается. Субъективной реакцией на предчувствие является знание того, что в будущем что-то произойдет «наверняка». Такая эмоция ориентирует вас на подготовку к будущему. Неабсолютная природа надежды, однако, заставляет вас беспокоиться о том, что делать в будущем. Например, многие надеются на мирную жизнь, но мало кто что-то делает для ее установления. Надеясь на мир, люди оставляют возможность и для мира, и для войны. Когда оба варианта будущего кажутся одинаково возможными, человек не знает точно, работать ли ему на мир или готовиться к войне.

Точно так же, возможно, у вас есть знакомые, которые надеются на повышение и в то же время ничего не делают, чтобы убедить начальника согласиться на это. С другой стороны, те люди, которые предчувствуют повышение, уверены в результате и активно преследуют этот результат или готовятся к нему. Так как в этом случае представляется лишь одна возможность, – неважно, повышение ли это по службе, получение больших процентов от вклада или выигрыш приза, – некоторые умудряются заранее растратить воображаемый выигрыш, часто – с печальными последствиями. Надежда и предвосхищение различны по структуре, и именно в силу этого различия различно и поведение. Как вы думаете, сколько людей будут прибирать квартиру, красить стены или клеить обои, покупать кровать, в которой они никогда не смогут спать, и запасаться пеленками и детской присыпкой, если они лишь надеются на рождение ребенка, а не предвидят этого?

Другим примером скрытой структуры эмоций может послужить различие между фрустрацией и разочарованием. Чтобы ощутить эту структурную разницу на собственном опыте, подумайте о каком-нибудь недавнем разочаровании (вы не получили повышения, не заметили улучшений в поведении своего ребенка или свидание прошло ужасно) и почувствуйте разочарование в настоящий момент. Ощутив это разочарование, пожелайте того, чего желали вначале, как будто вы все еще можете это получить. Как меняются ваши эмоции?

Теперь подумайте о том, что вас фрустрировало (например отказ в повышении, отсутствие улучшений в поведении вашего ребенка или плохо прошедшее свидание), и почувствуйте эту фрустрацию. Охраняя это чувство, представьте, что сейчас уже невозможно получить то, что вы хотели. Каким образом изменились ваши эмоции в процессе выполнения этого задания?

Фрустрация и разочарование – эмоции, которые вы можете чувствовать, когда не получаете чего-то, чего хотели. Чувствуете ли вы одно или другое, зависит от того, сохраняется ли у вас образ будущего, в котором все еще остается возможность получения того, что вы хотели. Если вы продолжаете желать «этого» и продолжаете верить в то, что «это» можно получить, то испытаете фрустрацию и сделаете что-то, чтобы получить желаемое. Если же вы исключите возможность получения желаемого, то в этом случае будете разочарованы – возможности получить желаемое больше не существует. Разочарованием что-то «заканчивается», и вы стремитесь освободиться от того, что хотели, в то время как фрустрация основывается на вере в то, что вы все еще можете получить желаемое, и тогда вы продолжаете борьбу за достижение цели.

Понимание структуры.

В данной главе мы поделились с вами соображениями о том, что отличительные особенности каждой эмоции проявляются в результате определенного набора перцептивных компонентов, которые и создают индивидуальную структуру эмоции.

Знание и способность конструктивно отреагировать на структуру эмоций делает возможным эмоциональный выбор. Мы уверены, что если вы попытаетесь это сделать, случившееся покажется вам удивительным, осмысленным и даже знакомым опытом. Вы оцените важность понимания структуры для умения реагировать на основании выбора, а не в рутинном порядке. Для такого понимания важны следующие три пункта.

1. Знание структуры эмоций ведет к их адекватности.

Мало просто иметь доступ пусть даже к богатой палитре эмоций. Как мы уже показали выше, эмоция может быть либо благоприятной, либо нет, в зависимости от ситуации, в которой вы ее чувствуете. К тому же неуместные эмоции могут привести к скованности, нежелательному поведению и неприятным результатам, которых можно было бы избежать. Однако зная структуру эмоции, вы можете определить, когда – то есть в каких ситуациях – конкретная эмоция оказывается «лучше» другой.

Например, зная то, что вам уже известно о структурной разнице между надеждой и предвосхищением, вы можете с большей осознанностью переходить к этим эмоциям. Вы можете предвкушать лето, дрожа от холода зимой, предчувствовать увольнение, роясь в бумагах, заваливших ваш стол, предвидеть потребность в отдыхе накануне трудного дня или предвидеть рождение ребенка. Однако на все то, что находится за пределами вашего контроля и ради совершения чего вы не настроены предпринимать какие-то действия, вы предпочтете надеяться. Вы можете надеяться, что трехпалые саламандры будут спасены, что сохранятся ритуальные танцы таинственного ново-гвинейского племени и что ваша дочь поступит в тот институт, о котором мечтает.

Все мы способны назвать множество ситуаций, в которых, несмотря на наше искреннее стремление к обратному, мы реагируем и ведем себя вовсе не так, как хотелось бы. Понимая, каким образом структура эмоций подчиняет себе ваши переживания и поведение, вы приобретаете способность целенаправленно удовлетворять свои желания и потребности.

2. Знание структуры эмоций дает возможность изменять их.

Попадание в «эмоциональный капкан» – распространенное переживание. У вас возникает конкретное ощущение, и даже если вы хотите его изменить и знаете, что действительно этого хотите, вы просто не можете освободиться от эмоций, которые поглотили вас. Общеизвестным примером такой эмоции является ревность. Умом вы понимаете, что ревновать нет причин, и даже знаете, что ваше ревнивое поведение ставит под угрозу ваши отношения, но вам все равно не удается от нее избавиться.

Однако вам вовсе не нужно оставаться в плену у эмоций. Зная структуру тех эмоций, которые вас пленили, и, что еще важнее, структуру эмоций, которые вы хотели бы испытывать, вы Можете по своему усмотрению создать для себя переживания, которые приведут вас к предпочтительным эмоциям. Если вы выполнили упражнения из этой главы, то уже сделали это, как минимум, дважды.

Познавая структуру эмоций, вы сможете изменять одну эмоцию на другую и таким образом влиять и на качество ваших переживаний, и на характер своего поведения.

3. Знание структуры эмоций обеспечивает доступность любых эмоциональных состояний.

Используя пример с разочарованием и фрустрацией, мы показали, что нежелательные эмоции могут быть важными и полезными. Человек, который способен испытывать разочарование, но не способен к фрустрации, может посчитать себя человеком, привыкшим сдавать позиции и отступаться от целей при первой же неудаче. Аналогичным образом тот, кто способен испытывать фрустрацию, но не умеет разочаровываться, может стремиться к достижению целей, которые уже давно сделались недоступными или, по крайней мере, не стоят прилагаемых усилий.

Фактически все эмоции имеют ценность для той или иной ситуации. Когда эмоция парализует вас, вы оказываетесь в состоянии, не соответствующем ситуации (например, вы разочаровываетесь, приходя к выводу, что не можете играть на скрипке после недели занятий) или же вы не способны перейти от испытываемой эмоции к другим, более благоприятным (например, от разочарования к фрустрации и затем – к решимости, когда понимаете, что все-таки не умеете играть на скрипке).

Зная компоненты своих эмоциональных состояний, вы сможете понять, почему вы реагируете именно так и никак иначе. Более того: знание компонентов недоступных в настоящий момент эмоциональных состояний даст вам возможность создавать эти эмоции при необходимости и желании.

Эмоции обладают структурой.

Знание структуры эмоций ведет к их адекватности.

Знание структуры позволяет вам изменять эмоции.

Знание структуры обеспечивает доступ к любым эмоциям.

В следующей главе излагаются сведения структурного характера, необходимые вам для того, чтобы избегать эмоциональных ловушек и строить жизнь в соответствии с эмоциональным выбором. Так как вы уже знаете восемь компонентов, которые являются для эмоций строительными блоками, у вас есть основа для определения оптимальной эмоции в любой ситуации. Вы также узнаете, как выстраивать эти блоки в необходимую вам эмоцию. Другими словами, в мире эмоционального выбора знание – сила. А знание структуры эмоций – величайшая сила.

Глава 5. Фрагменты мозаики.

Погода – часть нашей обыденной жизни и влияет на нас во многих отношениях. Хотя некоторые люди делят погоду лишь на прекрасную и скверную, большинство из нас проводят больше различий, выделяя погоду дождливую, теплую, предгрозовую, тяжелую, штормовую и ясную. Все эти погодные условия формируются под совместным действием множества факторов – влажности, ветра, температуры, облачности, атмосферного давления и особенностей ландшафта. В любой отдельно взятый день погода определяется характером взаимодействия этих факторов. Нечто подобное происходит, когда вы готовите еду: результат определяется взаимодействием ингредиентов, времени и способа приготовления, температуры и т. д.

Эмоции, как и погода и приготовление пищи, представляют собой проявление ряда факторов или ингредиентов. Подобно тому как гроза определяется особенностями влажности, ветра, температуры и облачности и как пирог с корочкой получается лишь при определенном сочетании определенных ингредиентов под действием определенной температуры, так и такие эмоции, как тревога и радость, определяются набором мыслительных факторов, которые мы называем компонентами. Фактически все эмоции задаются набором компонентов. Некоторые из этих компонентов эмоций мы продемонстрировали на примерах в предыдущих главах. В этой главе вы познакомитесь с ними широко и подробно. Возможно, что на данный момент эти компоненты незнакомы вам как сознательно выделенные элементы, хотя они, конечно же, известны вам по личному опыту. Как же, в таком случае, нам подойти к их изучению?

Аналогичным образом, если вы никогда не слышали, как звучат отдельные инструменты, образующие оркестр, но слышали только весь оркестр целиком, вам будет очень трудно выделить отдельные звуки, издаваемые отдельными инструментами. Вам, может быть, и известна разница в звучании деревянных и медных духовых инструментов, но пока вы не услышите, как звучат гобой, английский рожок и фагот сами по себе, вы, скорее всего, не сумеете оценить вклад каждого из них в общую оркестровку Однако едва вы с ними познакомитесь, как сможете и распознать их, и лучше оценить их роль в создании музыкальных эффектов, которые вы слышите.

Только что приведенные нами примеры с вином и оркестром иллюстрируют одну из основ научения: понимание того, что целое образуется знанием и оценкой составных частей. Чтобы оценить содержание последующих глав и извлечь из него пользу, нужно познакомиться с различиями, с которыми мы будем работать. Итак, мы начинаем наш анализ погоды, вкуса и музыки эмоций с анализа компонентов, которыми они образованы.

Компоненты эмоций.

Временные рамки.

Модальность.

Участие.

Интенсивность.

Сравнение.

Темп.

Критерии.

Размер чанка.

Временные рамки.

В течение десяти минут Стивен, наш сотрудник, пытался завершить разговор со своей женой, требовавший всего лишь несколько минут внимания. Шестилетний сын Джей, перебивавший родителей через каждые тридцать секунд разного рода вопросами, требованиями и жалобами. Сначала Стивен отвечал сыну как можно короче, так, чтобы можно было вернуться к беседе, но по мере того как тот встревал в разговор все чаще и чаще, нарастало и негодование Стивена. Наконец, очередное вмешательство Джея неизбежно явилось последней каплей, и Стивен ощутил, что вот-вот сорвется. Пока он смотрел на мальчика сверху вниз испепеляющим взглядом, готовый разразиться гневной тирадой, воображение Стивена внезапно перенесло его в будущее. В этом будущем он увидел своего сына уже совсем взрослым человеком, грубым и несдержанным, а потому одиноким и несчастным. Разговор, который пытался поддерживать Стивен, сразу показался неважным. Пламя в его глазах угасло. Он присел на корточки рядом с сыном и стал объяснять ему, что значит быть грубым и что нужно сделать, чтобы этого избежать.

Что позволило Джею получить от отца не взбучку, а научающий опыт? Первоначальное чувство раздражения Стивена вылилось в гнев по поводу того, что поведение сына столь бесцеремонно вредило его текущему переживанию. Перемена в реакции Стивена произошла, когда он перешел от своей обеспокоенности настоящим (беседой) к озабоченности будущим (счастьем Джея). Осуществив этот сдвиг во временных рамках, он рассмотрел поведение Джея в настоящем с точки зрения нежелательного будущего, благодаря чему его эмоции тоже сместились и гнев сменился заботой и терпением. Когда мы говорим о временных рамках, мы имеем в виду прошлое, настоящее и будущее. Почти все эмоции подразумевают наше обращение к прошлому, настоящему или будущему. На самом деле обращение к тем или иным временным рамкам необходимо для самого существования многих эмоций.

В качестве примера возьмите что-то, вызывающее у вас чувство опасения или тревоги. Если вы прислушаетесь к происходящему в вашем воображении, то заметите, что вам кажется, будто это что-то случится либо в ближайшем, либо в отдаленном будущем. То есть чувство опасения или тревоги сопряжено с воображением некоей нежелательной возможности в будущем. Неважно, какими путями вы обращаетесь к собственному опыту – вам не удастся найти ни одного примера опасений по поводу чего-либо случившегося в прошлом или происходящего сейчас. Чтобы испытывать опасение сейчас, вам приходится обратиться к временным рамкам будущего.

Направляя свое внимание к иным временным рамкам, вы можете создавать контраст между эмоциями, который наглядно покажет, что вам, чтобы вызывать в себе чувство опасения или трешг-тавнтт, иржелательные варианты событий в будущем. Минутой раньше мы попросили вас подумать о чем-то, 6 что вселяет в вас чувство опасения или тревоги. Погрузившись в эти эмоции, вы можете изменить ощущения опасности и тревоги простым возвращением сознания к настоящему, вниманием к таким фактам, как место, в котором вы находитесь, и события, происходящие вокруг вас. Даже когда вы испытываете опасения или тревогу, фактом обычно остается то, что в настоящее время вы в полном порядке. Мы обнаружили типичную ситуацию: вам должно быть хорошо в настоящем, иначе ваше сознание не позволит вам отправиться в будущее для нагнетания тревоги. Если вы не вполне благополучны сейчас, то ваше сознание гораздо больше занято настоящим, чем рассмотрением неприятных возможностей в будущем.

Возьмем еще один пример: сожаление представляет собой эмоцию, при которой вы обращаетесь к прошлому, то есть размышляете, как могли бы пойти дела или что вы могли бы сделать, но не сделали. Перенося свое внимание в будущее и обдумывая события, которые могут произойти, или дела, которые вы можете сделать, вы, может статься, перейдете от эмоции сожаления к эмоции надежды (попробуйте теперь убедиться в этом на собственном опыте).

Аналогичным образом, чтобы ощутить скуку или беспокойство, вам следует оставаться во временных рамках настоящего, обращая внимание на то, чего сейчас не происходит. Вы можете перейти от чувства скуки или беспокойства к чувству предвкушения, перенеся свое внимание с настоящего на что-то, чего вы ожидаете в не столь отдаленном будущем. Временные рамки, к которым отсылает эмоция, могут иметь значение для определения свойств и воздействия этой эмоции. И если вы переживаете эмоцию, для которой временные рамки являются важным компонентом, то у вас есть возможность перейти от этой эмоции к другой путем простого перенаправления своего внимания на иные временные рамки.

Модальность.

Рон, участник одной из наших групп тренинга, в отчаянии заявил, что «невозможно избавить мир от голода». Хотя он считал, что «Мете» способны выиграть чемпионат США по бейсболу, женщина может стать президентом, а синоптики в состоянии правильно предсказать погоду, он грустно качал головой и настойчиво утверждал, что с голодом в мире никогда не удастся покончить. Мы попросили его представить, будто ООН приняла решение распределить проблемы между отдельными гражданами и предоставить тем их решать, и что его выбрали лицом, ответственным за искоренение голода. Он не хотел выполнять это задание, но когда понял, что был единственным, на кого можно было возложить ответственность за осуществление этого плана, согласился. Его первой реакцией стал подбор возможных подходов к решению, с постоянным употреблением таких исполненных надежды преамбул, как «Ну, мы могли бы…», «Наверное, если…» и «Возможно, люди могут…».

Подобно отношению Рона к возможности покончить с голодом в мире, наша убежденность в необходимости, возможности, невозможности или важности различных вещей способна оказывать сильнейшее влияние на наши эмоции, и наоборот. Вера в то, что дела должны идти гладко, оказывает на наши реакции влияние, весьма отличное от того, которое оказывает вера в возможность гладкого хода дел. Аналогичным образом, убежденность в том, что дела не могут идти гладко или что желательно, чтобы они шли гладко, воздействует на нас не так, как убежденность в возможности или необходимости этого. Когда ваш субъективный опыт диктует необходимость, или возможность, или невозможность, или желательность какого-то конкретного события, вы действуете исходя из того, что мы называем модальностью.

Некоторые эмоции сформированы модальностями в большей степени, чем другие. Ответственность, например, является эмоцией, которая в своих свойствах и эффектах во многом зависит от модальностей. Наверное, вам случалось попасть в ситуацию, где требовалось сделать какое-то дело, и вы даже при недостаточных навыках оказывались среди присутствующих наиболее квалифицированным лицом, способным справиться с задачей. В итоге задание поручается вам. Столкнувшись с вызовом, вы реагировали и действовали на уровне, намного превосходившем умение, которое вы за собой знали. Ваши достижения в данном случае были результатом того, что вы ощущали свою ответственность.

Вера в то, что «это надо сделать», выражает модальность необходимости. «Это должен сделать я» – убеждение, которое тоже основано на модальности необходимости, диктуя необходимость того, чтобы дело было сделано именно вами. Как только вы примете тот факт, что задание нужно выполнить, и выполнить именно вам, вы перестанете сомневаться, можете ли вы это сделать или нет, и перейдете к обдумыванию способа сделать это. Когда вы ощущаете свою ответственность, вы исходите из посылки «я должен», и ваше мышление спешит реализовать эту посылку.

Вы можете проверить необходимость всех этих компонентов для себя лично, подыскав для примера какое-нибудь дело, за которое вы в данный момент несете ответственность, и затем поочередно исключив указанные компоненты модальности. Допустим, что вы чувствуете себя обязанным улучшить учебные заведения в вашей округе. Вы можете (хотя бы на минуту) счесть, что эти заведения и без того хороши или что изменения никак не скажутся на качестве образования (исключение «необходимости сделать»). Или же вы можете решить, что улучшение учебных заведений является делом преподавателей и администраторов (исключение «я должен сделать»). Или вы можете подумать, что ничем не сумеете помочь учебным заведениям (исключение «могу сделать»). В каждом случае, как только вы исключаете или сводите к нулю тот или иной компонент, чувство ответственности исчезает, чтобы смениться чем-то иным.

Итак, результатом веры в то, что нечто должно быть сделано, сделано именно вами, и что вы в состоянии это сделать, становится чувство ответственности. Как только вы ощущаете себя ответственным за что-либо, ваше мышление ориентируется только на способ выполнения обязанностей, то есть того, что вам положено сделать. Модальность невозможности сменяется модальностью возможности. Именно так Рон перешел от отчаяния в связи с невозможностью искоренить голод на нашей планете к попыткам найти реальные пути к достижению этого.

Язык часто бывает окном в мир наших мыслей, ощущений и чувств; и набор слов, описывающих модальности, открывает перед нами одно из таких окон. Эти слова служат просто вербальными выражениями наших убеждений насчет необходимости, возможности и желательности чего-либо. Например, когда мы говорим, что «обязаны» или «должны» сделать что-то, мы выражаем модальное убеждение необходимости. Такие слова, как «мог бы», «могу» и «может быть, смог бы», отражают модальное убеждение возможности, тогда как «не могу» отражает модальное убеждение невозможности. Убежденность в желательности или нежелательности чего-либо передается такими словами-индикаторами, как «хочу», «буду», «мне следует» и «не буду». Многие из присущих нам всем эмоций, по крайней мере отчасти, являются функцией модальностей, которыми мы пользуемся в то или иное время. Некоторые примеры представлены в приведенном ниже перечне.

Каждое из приведенных здесь слов-индикаторов отражает убежденность в необходимости, возможности или желательности чего-либо, и эти модальные убеждения чрезвычайно способствуют возникновению перечисленных эмоций.

Как справедливо для всех различий, представленных в данной главе, модальности можно использовать для возбуждения желательных или необходимых эмоций. Используя в качестве примера «ответственность», вы можете вызвать в себе или в ком-то другом это чувство путем встраивания компонентов необходимой модальности данной эмоции – то есть путем эффективной передачи следующего:

«Это» должно быть сделано (во избежание негативных или ради позитивных последствий);

«Это» должен сделать именно он (лучший, единственный или правильный выбор) и он может сделать «это» (для него возможно сделать то, что необходимо сделать).

Помните, что для того, чтобы подобным образом вызвать в себе или в ком-то другом чувство ответственности, важно знать причины, по которым «это» должно быть сделано, и эти причины должны восприниматься как приемлемые или достойные. Мало заставить кого-то быть ответственным; этот человек должен почувствовать себя ответственным, если предполагается, что он положит все силы на выполнение задачи. Так, лишь немногие подростки ощущают себя ответственными за помощь в присмотре за малолетними братьями и сестрами. Чтобы почувствовать свою ответственность за воспитание младших, подростки сперва должны воспринять это дело как важное, – потому, например, что это освобождает маму и папу, давая им возможность зарабатывать для семьи деньги. Затем подростку необходимо признать уход за малышом своим делом, – либо привилегией, либо работой, либо просто потому, что больше этим заняться некому. И, наконец, подросток должен ощущать, что он в состоянии выполнить необходимое, то есть достаточно сведущ в уходе за маленьким братом или сестрой, чтобы грамотно с этим справиться.

Люди, чье чувство ответственности опирается на эти три качества, обычно вполне решительны и контролируют выполнение своих обязанностей. Простое обременение человека заданием со словами, означающими, по сути: «Эй, ты, кому велено», чревато возбуждением в нем модальности: «Я не буду» или «Я не обязан». В этом случае окажется, что вы создали в нем не чувство ответственности, а ощущение оппозиционности. А если такой человек признает задание своим делом, он, все-таки, может считать, что не сможет его выполнить, и останется обремененным ответственностью, но с чувством собственной непригодности. Подключение третьего шага, «Я могу», гарантирует, что чувство ответственности будет включать также ощущение своей компетентности, благодаря чему все три шага объединятся в единую могущественную силу.

Участие.

Нед, двоюродный брат Лесли, закончил среднюю школу год назад. Поступать в колледж он как-то не собирался. По сути говоря, он вообще ничего не собирался делать. Свое время он тратил на то, что угрюмо расхаживал по дому и при любом разговоре ныл: «Вот была бы у меня работа», «Хорошо бы купить машину» и «Надеюсь, что ребята замолвят за меня словечко». В ходе нашего ежегодного визита мы едва ли не день напролет выслушивали надежды Неда; потом уже слушать не могли. Мы посмотрели Неду в глаза и спросили: «Хорошо – но, черт побери, что ты собираешься для этого сделать!» Нед тупо уставился на нас: «Сделать?» – переспросил он. Весь остаток вечера мы знакомили Неда с многочисленными способами найти работу. К ночи Нед осознал свою роль в осуществлении кое-каких своих желаний, и предвкушение предстоящего, которое он испытал, не покинуло его и на следующий день, когда он отправился на поиски работы.

В точности так же, как вы можете ощутить возможность, необходимость или желательность чего-либо, вы в состоянии почувствовать свое активное или пассивное участие. Нед не чувствовал себя непосредственным и активным участником осуществления своих желаний. Существовали «внешние» силы, которые, как он предполагал, либо даруют ему желаемое, либо нет, а потому он чувствовал, что в реализации чаяний на его долю не оставлено ничего. (Как только Нед решил, что хочет изменить сложившееся положение дел, он породил результат, разрешение ситуации. Результатом является любое желательное для вас изменение эмоций, поведения или обстоятельств.).

Любой из нас попадал в ситуации, в которых ощущаешь себя активным участником их разрешения, и в другие, в которых мы чувствуем себя лишь пассивными участниками. Хотя у Неда чувство собственной пассивности, безусловно, вылилось в пассивное поведение, мы говорим здесь не об активном и пассивном поведении, но об ощущении того, что вы либо инструментально участвуете в формировании ситуации, то есть «активны», либо являетесь бессильным субъектом происходящего, то есть «пассивны».

Ради примера найдете что-то, вызывающее у вас амбициозные чувства: это может быть статус партнера в вашей фирме, сбор урожая с огорода или организация приятного вечера с подружкой; затем ощутите амбиции, позволяющие сделать желанный исход реальностью. Занимаясь этим, вы заметите, что испытываете чувство активного участия в достижении своей цели, и ощущение того, что есть вещи, которые вам следует сделать. Если вы отбросите это ощущение активности и замените его чувством ожидания, пока события сами не приведут вас к желаемому исходу, то ваши амбициозные чувства исчезнут. Для большинства людей ощущение собственной пассивности при поддержании желаемого исхода порождает эмоцию надежды. Исход рассматривается как нечто, чего следует ждать, что придет к вам само, а не как положение дел, к достижению которого вы прилагаете силы. И наоборот: замена этого чувства чувством активного участия в обеспечении результата, на который вы надеетесь, породит амбиции. Опробуйте все эти трансформации на собственных надеждах и амбициях. Вы обнаружите, что, помимо активного участия, двумя компонентами амбиции являются временные рамки (размышление о цели, относящейся к ближайшему или отдаленному будущему) и модальность «Могу и буду». В реальности именно будущие временные рамки и указанная модальность способствуют активному участию.

Чувство собственной пассивности по отношению к результату порождает установку на выжидание, а также на принятие, хотя и с оттенком недовольства, того, что предлагают вам сложившиеся обстоятельства. К эмоциям, которые хотя бы отчасти обязаны своими свойствами этому чувству пассивности, относятся надежда, апатия, благодушие, удовлетворение, одиночество и спокойствие. Неважно, с каким напряжением вы надеетесь на что-либо; до тех пор, пока речь идет лишь о надежде, вы будете чувствовать, что должны выжидать независимо от того, получите вы желаемое или нет. Результаты либо встречаются, либо нет по причине их отсутствия на фоне благодушия, удовлетворения и апатии, и вы не испытываете нужды что-то делать в связи с этими исходами. Чувство одиночества подразумевает желание общаться с людьми, но в то же время и ощущение своей неспособности что-либо предпринять для превращения этого исхода в реальность.

Как мы упоминали выше, чувство активности возбуждает в вас чувство целенаправленного участия и способности влиять на происходящее. Чувство активного участия является частью того, что делает возможными такие эмоции, как решимость, амбициозность, любовь, любопытство, страх, отвращение и фрустрация.

Если вы не представляете себе выхода из сложившейся ситуации, то вы, скорее всего, пассивны. Если вы предусматриваете возможный исход, то будете либо активны, либо пассивны в его достижении. Иногда ваш исход подразумевает движение к чему-то (обзаведение друзьями, приобретение нового навыка, то или иное самочувствие), тогда как в других случаях исход требует движения от чего-то (избавление от головной боли, стремление не повторить ошибку, прекращение отношений с грубияном). Степень ощущаемого вами участия и движение в направлении или прочь от чего-либо объединяются, способствуя возникновению определенных эмоций. Например, все эмоции типа фрустрации, решимости, амбициозности, агрессии, любви, дружелюбия и интереса подразумевают ощущение активного стремления к чему-то. Испытывая фрустрацию, вы ощущаете, что активно стремитесь к приобретению чего-то, что до сих пор от вас ускользало. Подобным образом и ощущение агрессии, любви или дружеского расположения подразумевает чувство активного сближения с другим человеком, а ощущение интереса связано с чувством активного желания что-то выяснить. Ощущение пассивного удаления от исхода – ключ к пониманию таких эмоций, как скука, раздражение, одиночество и жалость к себе, тогда как ощущение пассивного приближения к исходу играет важную роль в формировании таких эмоций, как надежда и терпение.

Интенсивность.

Лесли оторвала глаза от журнала, чтобы взглянуть, который час. Она беспокоилась за своего сына Марка. Уже четверть одиннадцатого, а он все еще не вернулся из кино. Он опаздывал всего на пятнадцать минут, но мысли Лесли уже обратились к более неприятным причинам его задержки. Когда прошло еще пятнадцать минут, а Марка все не было, Лесли перешла к кошмарным вариантам, и в скором времени сила воображения повергла ее в окончательно расстроенные чувства. Минуты пролетали, и страшные сцены начали все быстрее и быстрее прокручиваться в голове Лесли, пока тревога не достигла апогея. Она отшвырнула журнал и стала мерить комнату шагами. По мере того как жуткие картины обретали все большую реальность, Лесли обнаружила, что смотрит в окно, выискивая приближающиеся огни фар и постоянно озираясь на телефон со страстным желанием, чтобы тот зазвонил. Не в силах больше сдерживаться, она бросилась к телефону, собираясь звонить в полицию, в кинотеатр, друзьям Марка, кому угодно! В этот момент входная дверь отворилась.

Эмоциональное путешествие, проделанное Лесли от беспокойства до истерического отчаяния, питалось едва ли не единственным компонентом ее переживания: интенсивностью. Каждый предпринятый ею эмоциональный шаг сопровождался все большей интенсификацией образов, которые она вызывала в своем воображении, в том числе их умножением, проработкой деталей, усилением колорита, обогащением звуками; все большей интенсивностью ее движений, как то: метание по комнате; а также интенсификацией испытываемых ощущений. Как в случае с Лесли, эмоции которой прогрессировали от беспокойства до расстройства и, в конечном счете, отчаяния, отдельные качества многих эмоций зависят от их интенсивности. Интенсивность, которую мы имеем в виду, не абсолютна, но субъективна и относительна. Хотя гнев и неодобрение представляют собой очень похожие в структурном отношении эмоции, они явно имеют разную интенсивность, так что гнев интенсивнее неодобрения.

Перейти от одной эмоции к другой часто удается простым изменением интенсивности текущих переживаний. В качестве примера найдите образчик какого-нибудь недавно полученного и удовлетворившего вас результата. Когда вы вновь испытаете былое удовлетворение, интенсифицируйте эмоцию, делая умозрительный образ достигнутого ярче и красочнее, усиливая свои ощущения и изменяя внутренний диалог путем добавления таких фраз, как «Ура, я сделал это, здорово! Посмотрите на это, и вы увидите, что я великий человек!» У большинства людей повышение интенсивности такого рода удовлетворения вызывает ощущение восторга и даже экстаза.

Конечно, интенсивность представляет собой континуум, который охватывает не только большее, но и меньшее. Вы можете взять эмоцию экстаза и затуманить ваши образы, ощущения с чувствами и внутренний диалог так, что она превратится в приятное, легкое возбуждение или удовлетворение. Людям редко приходится прибегать к столь радикальному и эффективному приему, как изменение интенсивности, для переживания эмоций, в которых они нуждаются или которых желают. Если, например, вы найдете время покопаться в собственных переживаниях, то, вероятно, найдете примеры ситуаций, в которых вы обманывали себя и испытывали простое удовлетворение, тогда как на деле заслуживали экстаза. Или могли быть случаи, когда вы испытывали восторг и экстаз, тогда как более адекватным явилось бы чувство обычного удовлетворения, – например при увеличении жалования на доллар в час при том, что в действительности вы нуждались и желали гораздо большего.

Примерами структурно похожих, но разных по своей сравнительной интенсивности (от менее интенсивных к более интенсивным) эмоций являются следующие:

Разочарование – » грусть – » горе.

Удовлетворение – » радость – » восторг – » экстаз.

Беспокойство – » расстройство – » тревога – » истерика.

Любопытство – » заинтересованность – » возбуждение – » страсть – » одержимость.

Неодобрение – » гнев – » бешенство.

Хотя мы показываем динамику интенсивности лишь в одном направлении, стрелки могут быть направлены в обе стороны. При необходимости вы можете преобразовать свою «страсть» в более приемлемое «возбуждение» или «гнев» – в более терпимое «неодобрение»; для этого вам нужно приглушить интенсивность ваших ощущений, образов и внутреннего диалога. Однако снижение интенсивности бывает подобным изъятию специй из супа. Легко добавить, но труднее изъять уже добавленное. Перейти от одной из этих эмоций к другой часто бывает легче не путем понижения интенсивности, а через изменение других компонентов. В следующей главе мы подробнее коснемся этого вопроса.

Сравнение.

Всем нам случалось в тех или иных ситуациях и в то или иное время испытывать чувство собственной неполноценности, но что касается Джонатана, нашего клиента, то он находился в плену у этой эмоции, ощущая свою неполноценность практически постоянно, в любой ситуации. Естественно, он уклонялся от постановки перед собой каких-либо целей, а если и ставил их, то быстро сдавался перед лицом неизменного чувства неполноценности. Неудивительно, что он попросил нас помочь ему «сохранить интерес к разного рода деятельности» и «не прекращать ее, пока не будет получен какой-нибудь результат».

Вскоре мы выяснили, что Джонатан вызывал в себе чувство неполноценности тем же путем, каким это делают многие из нас: он проводил сравнения между собой и другими людьми. В ходе сопоставлений он «открывал» для себя, что именно из вещей, которых он не умеет делать, умеют или не умеют делать другие. Другим необходимым ингредиентом была его убежденность в том, что коль скоро он не способен сделать что-то, что под силу другим, то он никчемнее этого человека. Наверное, вы и сами назовете примеры ситуаций, в которых сравниваете себя с окружающими, устанавливаете свое несовершенство и принимаете его за доказательство своих нелицеприятных качеств. Например, оказавшись на танцплощадке, вы видите, как изобретательно и грациозно двигаются другие танцоры, тогда как сами вы, как вам кажется, топчетесь на трех ногах, и все они – левые. То, что вы двигаетесь иначе, чем, другие посетители танцплощадки, означает для вас, что вы не столь хороши, как они, а потому вы испытываете чувство неполноценности.

Однако сравнения Джонатана не ограничивались танцплощадкой. Он постоянно сравнивал свои способности с навыками, талантами и достижениями других людей. Поводом для сравнения было буквально все – их смех, походка, бег, вождение машины, улыбки, речь, танцевальные па, манера общения, капиталовложения и ожидание лифта. Уразумев, что склонность Джонатана к сравнениям полностью вошла у него в привычку, мы заставили его обратить внимание на отношения, в которых теперь он был лучше, чем раньше, и сделать это путем постоянного задавания себе вопроса: «В чем я стал лучше?» Вместо того чтобы попытаться заставить его покончить со сравнениями, мы просто изменили их предмет. Он немедленно перешел от чувства неполноценности к ощущению себя способным на эффективные действия в гораздо большем количестве ситуаций, и испытывал это чувство намного чаще. Он также начал вести себя в соответствии с этой новой эмоциональной реакцией, сохраняя заинтересованность и участвуя в продвижении к желаемому, не уходя в кусты, как он всегда поступал прежде.

Как наглядно показывает пример Джонатана, мы часто обращаем внимание на степень, в которой те или иные вещи соответствуют или не соответствуют одна другой. Когда вы присматриваетесь лишь к степени соответствия вещей, вы чаще всего отмечаете те из них, которые кажутся аналогичными чему-то, принятому вами за стандарт. Например, на следующий день после покупки новой машины вы внезапно замечаете, что вокруг разъезжают десятки автомобилей той же марки. Из тысяч проносящихся мимо машин выделяются лишь они, как будто вчера вечером всем приспичило купить такой же автомобиль, как у вас. Соответствие – важный компонент в создании эмоций «согласия» и удовлетворения. Важным аспектом обеих этих эмоций является то, что вы отмечаете отношения, в которых желаемое либо выполнено, либо выполняется.

Когда вы хотите, чтобы ваш сын хорошенько подровнял газон, но замечаете только пропущенные участки, игнорируя тот факт, что все остальное выглядит великолепно; или когда ваше свидание с возлюбленной омрачено тем фактом, что подружка не желает заниматься любовью (даже при том, что ей, судя по всему, с вами уютно и хорошо), вы устанавливаете несоответствие. Несознаное ответствие является важным элементом эмоций несогласия, фрустрации, презрения и разочарования.

Теперь найдите время повторить эксперимент с вашими собственными примерами переживания любой из этих четырех эмоций: вы заметите, что обращаете внимание на то из полученного или сделанного, что не соответствует вашим желаниям или намерениям. Возьмите какие-нибудь из этих примеров и поищите отношения, в которых полученное или сделанное хотя бы чуть-чуть соответствует вашим желаниям, а после наблюдайте, как будут меняться ваши чувства. У многих людей несоответствие лежит и в основе чувства юмора, так как они находят причудливые и неожиданные несообразности забавными.

Когда вы внимательны к степени одинаковости или неодинаковости вещей, вы занимаетесь тем же, чем Джонатан: сравнениями. Сравнивая, вы отмечаете, настолько ли вы привлекательны, как некое другое лицо; умнее вы или глупее вашей сестры, богаче или беднее соседа (или чем вы сами в прошлом году) и т. д. Как показал Джонатан, сравнение ваших способностей и свершений с чужими может заложить основу для чувства неполноценности. Подобного рода сравнения могут лежать и в основе самодовольства, презрения или зависти, как это бывает, когда вы сравниваете свое богатство с чужим.

Хотя сравнения сплошь и рядом лежат в основе перечисленных эмоций, последние могут порождаться и несоответствием. Так, вы можете позавидовать соседу из-за его новой машины или ощутить чувство неполноценности, когда вашим сослуживцам предоставят гарантию занятости, а вам – нет. На самом деле все вышеперечисленные эмоции, которые частично основываются на несоответствии, могут вызываться и в ходе сравнений. Вас может разочаровать фильм, который оказывается не столь захватывающим, как вы рассчитывали; или вы можете испытать фрустрацию, когда кажется, что ваша работа над проектом не имеет конца. И несоответствие, и сравнение способны обеспечить вас осознанием отличия – либо абсолютного, в случае несоответствия, либо относительного при сравнении. Именно это осознание отличий играет столь важную роль в создании вышеперечисленных эмоций, соответствующих как несоответствию, так и сравнениям.

Наш сын Марк знал, что подача в теннисе вышла у него не самой irj лучшей, но знал он и то, что сыграл намного лучше, чем прежде. Он несколько раз ошибся и с каждым разом испытывал все большую фрустрацию. С ростом фрустрации росло и число ошибок. Вскоре он уже злобно и отрывисто бормотал себе что-то под нос и стремительно перемещался, его пристальный и все более суровый взор перескакивал с одного на другое в попытке как можно быстрее вобрать все вокруг. Когда снова наступила очередь Марка подавать, он шагнул к разделительной линии и послал мяч. Но когда тот ушел слишком высоко, чтобы его можно было прилично отбить, Марк остановился, сказав себе: «Подожди. Надо успокоиться». Он не спеша постучал мячом, замедлив все свои движения, дожидаясь своей подачи. На этот раз удар был гораздо лучше. Между подачами Марк продолжал действовать медленнее, и вскоре уже не испытывал фрустрации, намереваясь вернуть игру на должный и – как он знал – вполне возможный уровень.

Порой мы чувствуем, что действуем быстро, порой – медленно, иногда – с постоянством, или изменчиво, и т. д. Иными словами, в наших переживаниях присутствует темп. Темп – одно из тех качеств переживания, которое редко распознается, однако всегда выступает обязательным аспектом нашего текущего переживания. Самое наглядное и знакомое использование темпа известно нам по фильмам и телепередачам, где фоновая музыка часто бывает призвана возбуждать в зрителях эмоциональные реакции, нужные режиссеру. Попробуйте посмотреть фильм при выключенном звуке, затем верните звук, но не смотрите на экран, и вы быстро осознаете роль музыкального темпа в формировании вашего переживания. Слушая музыку, мы иногда согласуем темп наших чувств с темпом музыкального произведения, а в других случаях специально подбираем музыку с темпом, который хотели бы испытать, например энергичный, живой фрагмент, когда нам нужно противодействовать вялости и апатии.

Создается впечатление, что темпом пронизаны все наши эмоции. К эмоциям, опирающимся на быстрый темп, относятся возбуждение, паника, беспокойство, нетерпение, тревога и гнев. Медленный темп лежит в основе скуки, одиночества, апатии, безынициативности, терпения, принятия и удовлетворения. Тревога или нервозность обычно требуют быстрого, но неровного темпа, тогда как медленный, ровный темп способствует возникновению чув-ства успокоения.

Говоря, что эти эмоции «опираются» на определенные паттерны темпа, мы имеем в виду, что данные паттерны важны для определения субъективного качества эмоций. Когда мы взволнованы, мы ощущаем быстрый темп. На деле нам случается волноваться так сильно, что темп ускоряется до точки, за которой мы перестаем замечать многое из происходящего вокруг. На этом этапе мы «движемся» настолько быстро, что не оставляем входящей информации времени на поступление в наше сознание. Даже если вы и не мчитесь с такой неистовой скоростью, практически невозможно волноваться и одновременно ощущать медленный темп (попробуйте сами).

С другой стороны, терпение сопровождается сохранением медленного темпа. Нельзя одновременно оставаться терпеливым и испытывать быстрый темп (опять же попробуйте на себе). Фактически самая распространенная реакция на чувство неадекватного нетерпения заключается в том, чтобы медленно, глубоко вдохнуть и выдохнуть, благодаря чему темп сразу же замедляется и часто рождается чувство большего терпения. И терпение, и нетерпение подразумевают четко определенный будущий результат. Значительное различие между ними состоит в том, что терпение требует медленного темпа, а нетерпение – быстрого (кроме того, терпению свойственны более раздвинутые временные рамки; его исходы, как правило, являются делом более отдаленного будущего). Вы можете самостоятельно изучить это различие, припомнив какое-нибудь событие, вызывающее у вас нетерпение, и замедлив темп, а также припомнив событие, к которому вы относитесь терпеливо, и ускорить темп.

Как мы увидели из вышеприведенных примеров, изменение темпа способно разительно изменить ваши эмоции. Например, у чувства безынициативности темп сравнительно медленный. Однако стоит его ускорить, как оно часто оборачивается фрустрацией, которая полезнее в случае, когда вы хотите продолжить работу над достижением желаемого результата. И наоборот: когда вы чем-то взволнованы в настоящем и замедляете темп, ваше чувство обычно становится радостным или приятным – эмоции, которые некоторым людям нравятся больше, чем чувство волнения.

Эмоция, которая в конкретной ситуации окажется для вас наилучшей, зависит от самой ситуации и от характера переживания, которое вам хотелось бы в ней испытывать. Замедлите темп, который вы ощущаете на фоне тревоги, и ваша эмоция, может быть, сменится страхом, который для вас может оказаться лучшим вариантом, если не парализует вас в той же мере, что и тревога. Ускорьте темп, когда ощутите скуку, и она перейдет в беспокойство, которое может помочь вам выйти из тоскливой ситуации, но может оказаться и бесполезным, неприятным чувством, если ситуация не оставляет вам выбора: например стояние в очереди или попадание в пробку. В подобных ситуациях эмоцию лучше поменять путем изменения временных рамок. Почему бы не вызвать к жизни какое-нибудь трогательное воспоминание и не испытать ностальгию? Или, быть может, приятнее было бы подумать об отпуске, каком-то успехе или любовном свидании, которые предстоят в будущем и позволяют вам пребывать в приятном предвкушении.

Критерии.

Твердая рука, которой наша подруга Кэти держала телефонную трубку, дрожала, когда она несколькими минутами позже положила эту трубку на рычаг. Секретарша спросила, в чем дело, и Кэти объяснила, что начальник потребовал, чтобы на ближайшем собрании она выступила с большим докладом, над которым работала. Секретарша попыталась успокоить Кэти: «Вы же делали такой же доклад год назад. Вы знаете тему вдоль и поперек». Кэти откинулась в кресле, бормоча: «Забудьте. Собрание назначено на завтра. Я не успею перелопатить весь материал». Следующие три часа Кэти трудилась над своей презентацией, зная при этом, что надлежащая подготовка потребует от нее, как минимум, недели. Часы летели, и ее тревога усиливалась. Она впала в такую панику, что была уже готова принять транквилизатор, лишь бы успокоиться, и тут телефон зазвонил вновь. На сей раз рука, положившая трубку, была спокойна, как скала. Снова звонил начальник; теперь он принес извинения за то, что вынужден уехать и не сможет присутствовать на презентации. Кэти улыбнулась секретарше. «Если там будут только начальники отделов, мне достаточно основных ориентиров. С меня торт», – сказала она расслабленно.

Наверное, вам приходило в голову, что не всегда, конечно, получается так, что вы просто складываете вместе любые прошлые временные рамки, модальность, интенсивность, темп и т. д. – и получаете эмоцию. Эмоции всегда рождаются в конкретном ситуационном контексте, хотя вы можете его не осознавать, как бывает, когда вы испытываете тревогу, но так и не поняли, что она связана с приближением презентации, которую вам предстоит проводить. Ситуации меняются, и когда это происходит, изменяются и значимые для вас вещи. Для Кэти, например, пока она думала, что ее начальник собирается присутствовать на презентации, было важно «успеть перелопатить материал», и поэтому она испытывала тревогу. Но когда она выяснила, что начальник не придет, ей стало важно лишь «наметить ориентиры», и она испытала чувство уверенности. Для обозначения вещей, которые вы считаете важными, мы пользуемся термином критерии.

Критерии – стандарты, применяемые вами в определенной ситуации. В случае с Кэти критерием, который она сначала применила к своей презентации, была «подготовка материалов». Данный критерий и то, что она принимала за свой реальный уровень подготовленности, объединились, заставляя ее испытывать тревогу. Если бы она считала, что успела подготовиться, то испытала бы вместо тревоги возбуждение или чувство уверенности. Когда отсутствие начальника дало ей возможность сменить критерий на «постановку ориентиров», тогда изменилась и ее эмоциональная реакция на презентацию.

Как мы уже показали на многих примерах, представленных в настоящей главе, когда вы изменяете важный компонент своего эмоционального переживания, последнее тоже изменяется. В приведенном примере тревоги, сменись модальность необходимости модальностью возможности, а пассивное участие – активным, Кэти почувствовала бы себя не встревоженной, а озабоченной. Аналогичным образом, если вы изменяете используемые критерии и не касаетесь при этом других компонентов, ваша эмоциональная реакция также меняется. Подобно другим описанным компонентам, критерии синхронно взаимодействуют с каждым из них, формируя ваши эмоции в любой отдельно взятый момент времени.

Некоторые конкретные примеры помогут прояснить эффект, оказываемый критериями. Представим, что ваш товарищ рассматривает свою текущую ситуацию сквозь призму ряда компонентов, к которым относятся ориентация на временные рамки будущего, модальность необходимости («Это произойдет»), чувство пассивного участия и интенсивность высокого уровня. Теперь предположим, что он только что узнал, что его жена беременна. Что он почувствует, если учесть перечисленные выше компоненты? На это мы скажем, что не в состоянии ответить, пока не узнаем, какими критериями он пользуется. Если он пользуется критерием получения чего-то (то есть воспринимает беременность с точки зрения получаемого), то он ощутит нечто вроде приятного предвкушения или волнения. Однако если тот же человек, пользуясь теми же компонентами, пользуется критерием потери чего-то, он может испытать ужас перед перспективой утраты свободы в связи с рождением ребенка. Все, что изменилось, – это критерий, которым в первом примере является получение чего-то, а во втором – потеря чего-то.

Заложник эмоций

В качестве еще одного примера давайте представим, что некий человек, впервые приглашенный начальником на бизнес-ланч, действует, исходя из настоящего, модальности возможности («может быть»), активного участия, сравнения, высокой интенсивности и критерия «принятия» (то есть важности быть принятым). Такой человек, скорее всего, испытает чувство признательности или облегчения. При тех же компонентах и в той же ситуации, но с изменением критерия «Что я могу из этого вынести?» данный человек может испытать либо прилив деятельной энергии, либо амбициозные чувства.

Первое приглашение начальником на бизнес-ланч.

Подобно темпу, временным рамкам, модальности, участию, интенсивности и соответствию/несоответствию/сравнению, критерии являются элементами ваших эмоциональных переживаний, способными оказывать сильнейшее влияние на их качество.

Размер чанка.

Когда Кэти думала о своей презентации, она наверняка размышляла с точки зрения задачи в целом. Наверное, ее чувства были бы иными, разбей она задачу на мелкие части. Например, вместо того чтобы трудиться над неподъемным делом, каким является организация презентации, она могла бы работать над задачей по частям, упорядочивая релевантную информацию, подбирая нужные сведения для аудитории, выстраивая очередность подачи материала, налаживая демонстрационные ресурсы и заучивая важные факты. Конечно, Кэти наверняка предприняла все эти подготовительные шаги. Разница заключается в ее понимании презентации. Что это – одна большая задача или группа мелких задач? Ее можно воспринимать и так, и так, однако эмоциональный заряд у этих двух способов совершенно разный.

Банк, клиенткой которого была Френсис, отказался кредитовать ее счет, хотя она сделала крупный вклад для уплаты налогов, в результате чего у нее образовался долг, а ее чеки перестали принимать во всем городе. Невзирая на отчаянный страх перед конфликтом с непробиваемыми банковскими ханжами, она все же отправилась туда, чтобы потребовать немедленного восстановления своего счета. В этом она потерпела фиаско и теперь сидела дома, злая на банк и крайне недовольная собой. Когда Френсис объяснила утешавшему ее другу, что злится из-за проявленного банком неуважения, а недовольна собой потому, что не достигла желаемого результата, тот заметил: «Ну что ж, по крайней мере, ты сделала все, что могла». Френсис покачала головой и сказала: «Нет, не сделала». Стремясь умерить ее амбиции, друг молвил: «Хорошо, но ты хотя бы попыталась». Френсис фыркнула: «Кое-как». В последней отчаянной попытке друг взмолился: «Но ты же хоть что-то, да сделала!» Френсис немного подумала и вспомнила со смехом: «Точно. Пусть я перепугалась, но сказала им: „Вы еще меня не знаете“ – и ушла, – Френсис прищелкнула пальцами. – Именно так». На лице ее друга появилось выражение некоторого скепсиса, и он, подражая ей, тоже прищелкнул пальцами. Френсис кивнула и повторила: «Именно так». И она ощутила удовлетворение тем, что сумела хотя бы излить свой гнев.

Заложник эмоций

Для Френсис было важно адекватно разругаться с несгибаемым банком; ее критерием, таким образом, была адекватность. Когда она впервые взглянула на то, как управилась с ситуацией, все, что ей удалось рассмотреть, говорило о ее провале: ей не удалось действовать в духе, который казался ей адекватным, и поэтому она была недовольна собой. От чувства неудовлетворенности собой к ощущению удовлетворения ее привело то, что в конечном счете она сосредоточила внимание на отдельной части своих действий, которую сочла адекватной. Фраза «вы еще меня не знаете», брошенная банковскому служащему, и уход из банка были лишь малой частью общего результата попытки заставить банк восстановить счет. На нашем языке общий результат отражает сравнительно «крупный чанк», тогда как брошенное предупреждение и уход представляют собой относительно «мелкий чанк».

Размер чанка показывает, насколько большие части доступного в данной ситуации опыта вы отражаете. Всякий раз, когда друг Френсис пытался улучшить ее самооценку, он, в сущности, предлагал ей разукрупнить ее опыт и обратить внимание на все более и более мелкие его составляющие. «Сделала все, что могла» – чанк сравнительно меньшего размера, чем «достижение результата», тогда как чанк «ты попыталась» предполагает оценку адекватности действий в рамках еще более мелкого фрагмента конфронтации. Попытка – лишь часть «всего, что могла». Фраза «вы еще меня не знаете» – еще более мелкий чанк, так как он входит в «попытку» и относится к выражению гнева. В каждом случае Френсис рассматривала все меньшие и меньшие отношения, в которых она вела себя адекватно, требуя, чтобы банк вернул ее деньги.

Как следует из приведенного выше примера, разукрупнение заставляет вас обращать внимание на все более и более мелкие детали, тогда как укрупнение дает вам более общую, собирательную картину. Допустим, вы собираетесь разбить огород. Если вы разукрупните предстоящие действия, то приметесь думать, что посадить, как подготовить почву, где взять время на работу в огороде и т. д. Это отдельные части (результаты на уровне мелких чанков) того, что сводится воедино, образуя более крупный результат: обустройство огорода. Укрупнение «приобретения огорода» может привести вас к еще большему результату: «ощущению себя производителем». Иными словами, обладание огородом могло бы стать одним из основополагающих элементов в обеспечении более крупного результата: чувства собственной продуктивности.

Размер чанка лежит в основе одного из способов, которыми мы можем изменять наши эмоции. Френсис смогла испытать удовлетворение, разукрупнив свое переживание до уровня, на котором она удовлетворяла своему критерию адекватных действий. Люди часто чувствуют себя несостоятельными при рассмотрении задачи как чанка огромных размеров, включающего результаты, лежащие за пределами их возможностей. Когда люди разукрупняют эти внушительные задачи на разнообразные этапы и навыки, необходимые для достижения результата, их эмоции обычно сдвигаются в сторону ощущения большей компетентности. Вы можете попробовать на себе, найдя пример какой-нибудь желаемой цели, которую, однако, считаете недостижимой по причине собственной несостоятельности. Начните разукрупнять ее на все более и более мелкие фрагменты, пока не сведете к таким элементам поведения, восприятия, навыков или способностей, которые вам кажутся находящимися в сфере вашей компетенции. Организуйте продвижение к цели так, чтобы делать по одному шагу за раз. Ваши эмоции изменятся.

На первый и второй день полета мы отмечали наши страны, говоря: «Вот мой дом», – так сказал, очутившись в Далласе, принц Саудовской Аравии Султан ибн Салман аль Сауд, совершивший в июне прошлого года полет на шаттле «Дис-кавери» совместно с франко-американским экипажем. «К третьему дню видно лишь континенты. К пятому дню вы видите только Землю – она становится единым местом, твоим домом… Это захватывающее ощущение». (Лос-Анджелес Тайме, 1985, 15 сент.).

Некоторые эмоциональные состояния характеризуются определенными размерами– чанков. Например, благоговейный страх, изумление, перегруженность и безынициативность почти всегда связаны с вниманием к вещам со сравнительно крупными чайками. Вы можете испытать трепет, взирая на нечто грандиозное, например, на Большой Каньон, или, напротив, маленькое, – на паутинку, но в обоих случаях вы внимательны к единому целому. Как только вы приметесь делить Большой Каньон (на различные уровни, расселины-ответвления, цветовые фрагменты), вы обнаружите, что чувство благоговения улетучилось, сменившись, скорее всего, очарованием, любопытством или одобрением.

К эмоциям, которые обычно связаны с чанками сравнительно малых размеров, относятся раздражение и неприязнь. Как правило, когда вы испытываете раздражение, вы обращаете внимание на разные мелкие, неприятные вам действия определенного лица. Так, вы можете счесть раздражающей привычку вашего ребенка встревать в разговор. Однако если бы вы присматривались к его поведению с точки зрения большего чанка («Что нужно моему ребенку?»), то вы, наверное, отреагировали бы на это совсем иной эмоцией – чувствами любопытства, терпения или заботы. Так же и ощущение своей конфликтности неизменно сопряжено с реагированием на сравнительно мелкие чанки информации, когда эмоции при рассмотрении той же ситуации с точки зрения относительно большего чанка преобразуются в рассудительность, возмущение или терпимость (помните, что это разные вещи – быть раздражительным и чувствовать раздражение, равно как быть конфликтным и ощущать себя таковым. Вы можете, например, испытывать сочувствие и при этом вести себя неприветливо).

На том или ином размере чанка – строго определенном и в обязательном порядке – основываются сравнительно немногие эмоции. Хотя размер чанков, используемых в данный момент, качественно влияет на большинство эмоций, важно задаться вопросом: какой размер считать практичным? Сколько деталей разумно учитывать именно вам в сложившейся ситуации? Допустим, что Дон ощущает уверенность в своей способности справляться с разнообразными задачами в контексте достижения большего результата: организации нового бизнеса. Но когда он рассматривает исход с позиции чанка сравнительно большего размера («организация нового бизнеса»), чувство уверенности начинает его покидать, а то и вовсе исчезает, чтобы смениться ощущением уныния или безнадежности. В этом случае Дону было бы полезнее оперировать чанками на уровне «основополагающих задач», чем на уровне «общего результата».

Однако в малых чанках нет ничего, что непременно вело бы к обретению чувства уверенности. В отличие от Дона, Сью чувствует себя увереннее всего, когда обдумывает достижение самого общего результата, и часто испытывает замешательство и усталость при разукрупнении до разного рода мелких задач, которые приходится выполнять для получения общего благоприятного результата. Поэтому для чувства уверенности Сью больше подходит работа с чанками больших размеров. Следовательно, адекватность того или иного размера чанка зависит, в основном, от особенностей человека, от ситуации, в которой находится этот человек, и от желаемой или необходимой эмоции. Вам нужно поэкспериментировать, чтобы подобрать себе оптимальный размер чанка для использования его в различных ситуациях. Эмоциями, для которых особенно важны отсутствие привязанности к какому-то одному размеру чанка и способность переходить от одного размера к другому, являются удовлетворенность, ощущение состоятельности, восприимчивость и понимание.

Примеры глубинного анализа некоторых эмоций.

В этой главе мы обсудили главные компоненты, играющие важную роль в возникновении ваших эмоций: временные рамки, модальность, участие, интенсивность, сравнение, темп, критерии и размер чанка. Есть и другие, не включенные нами в план обсуждения, поскольку они играют относительно небольшую роль в фактическом определении чувств. Если вы ознакомились с восемью вышеописанными компонентами, то у вас будет все необходимое для выбора и изменения своих эмоций, а следовательно – и для выбора и изменения качества текущего переживания. Как мы показали, изменение одного важного компонента влечет за собой изменение вашей эмоции. Ваши эмоции предназначены для выбора и получения удовольствия, а не просто для того, чтобы реагировать или терпеливо сносить что-либо.

Значимыми компонентами являются те, которые, будучи изменены, изменяют вашу эмоцию, преобразуя ее в другую или просто устраняя. Например, всем вашим эмоциям присущ некий темп (наряду с заданными временными рамками, модальностью, интенсивностью и др.), но темп может не быть значимым компонентом для той или иной отдельной вашей эмоции. Это означает, что можно изменить ощущаемый темп, но эмоция останется сравнительно неизменной. Чтобы вы лучше поняли взаимодействие этих компонентов в процессе создания эмоции, мы приводим здесь пару примеров глубинного анализа противоположных эмоций.

Ступор и любопытство.

Некоторые люди, в иных ситуациях бывающие амбициозными и энергичными, становятся безразличными и ленивыми, когда им приходится заниматься рутинной работой: перебирать архивы или приводить в порядок подвал, гараж или чулан. Бумаги уже некуда складывать, невозможно въехать в гараж, не задев мешков, набитых алюминиевыми банками, газетных пачек и старых велосипедов, а чулан превратился в смертельную ловушку, грозящую сокрушить любого человека, который, ничего не подозревая, вздумает отворить дверь. Вы знаете, что все это требует внимания… но вам просто никак не собраться, чтобы заняться этими вещами. Эмоция, которую люди чаще всего испытывают, когда могут подумать о необходимом деле, но не испытывают ни желания, ни мотивации им заняться, называется «ступором». Чувство ступора основано на амбивалентности, испытываемой по отношению к делам, которые, как вы считаете, следует сделать, но заниматься которыми вам не хочется. Другим расхожим примером является чувство ступора, охватывающее многих людей, когда им надо разобраться с налогами и привести в порядок прошлогодние чековые корешки, квитанции и документы.

Темп при ступоре, как правило, медленный. Ощущения кажутся притуплёнными, а реакции на происходящее вокруг замедляются. Один из наших клиентов уподобил эту ситуацию плаванию в арахисовом масле. Когда вы испытываете оцепенение, звуки тоже могут казаться вам замедленными и приглушенными. Ваше тело наливается тяжестью, а внимание рассеивается. Это отчуждение и отход от настоящего имеет смысл, так как обычно люди ощущают ступор ввиду выполнения какой-то текущей задачи, а не в связи с прошлой или будущей деятельностью.

С другой стороны, «любопытство» – эмоция, которую люди обычно испытывают, желая получить ответ на загадку или вопрос. Вы можете ощутить любопытство, обнаружив в почтовом ящике извещение с приглашением зайти на почту и забрать посылку, или найдя на своем огороде интересное и незнакомое растение, или когда звонящий вешает трубку, едва вы берете свою, или когда вот-вот родится ребенок, а вам не терпится узнать, кто это будет – мальчик или девочка. В каждом случае возникает одна и та же ситуация: нечто поставило вас перед вопросом, на который вам нужно ответить.

Заложник эмоций

По сравнению с чувством оцепенения темп чувства любопытства, конечно, ускорен. Тело становится легким, ощущения обостряются и приходят в состояние большей готовности, а внимание сосредоточено на всем, что способно ответить на поставленный вопрос. Кроме того, когда вы ощущаете любопытство, ваш внутренний диалог обычно наполнен вопросами, а иногда – спекулятивными ответами на них (Где это? Что это? Как это устроено? Что же будет? Получится ли это? Не нужно ли чуть больше? Что если повернуть это чуть иначе?).

Какими бы ни были вопросы, возбуждающие и поддерживающие в вас чувство любопытства, ваше внимание сосредоточено на каком-то потенциальном источнике ответов. Этим источником можете быть вы сами, как в случае, когда вы пытаетесь вычислить, кто же вам позвонил, или нечто вовне, когда вы намерены чуть повернуть «это» и посмотреть, что произойдет. В любом случае вы открыты для информации. Эта открытость обусловлена определенными критериями: например, необходимостью что-то понять, или оценить, или узнать. Когда вы охвачены любопытством, вы высоко восприимчивы к входящей информации независимо от формы ее подачи – в виде перцептивных стимулов, идей или сторонних мнений. Если мы разместим любопытство, скепсис и подозрительность на шкале субъективной восприимчивости, то обнаружим, что «любопытство» является самым открытым чувством из всей тройки (на деле нередко бывает, что любопытствующий человек с готовностью принимает за чистую монету все, что ему говорят). Скептик же поступает наоборот и ищет изъяна в сказанном, тогда как подозрительность основывается на убеждении (и критерии) в необходимости выявить нечестную игру, а потому оказывается наименее открытым чувством из этих трех. При научении наиболее практичным бывает сочетание любопытства и скепсиса…

В отличие от оцепенения, любопытство обладает властью толкнуть нас на действие. Не доводилось вам вдруг вспомнить о какой-то вещи, которая у вас была, но которой вы не видели уже несколько лет, и потом задаться вопросом: где же она может быть? По мере раздумий над ее местонахождением ваше любопытство росло, пока вы не обнаруживали, что в ее поисках лихорадочно роетесь в ящиках стола, чулане и гараже. Возможно, что когда ваши размышления сменились решением найти эту вещь, ваше любопытство преобразовалось в чувство решимости.

Вот еще один пример силы, которой обладает любопытство. Через несколько страниц этой главы прямо в текст встроена картинка. Сумеете ли вы ее найти?

Прочитав это, достаточное ли любопытство вы испытаете, чтобы перелистать оставшиеся страницы и найти встроенный рисунок? Хотите ли вы разобраться в этом самостоятельно?

Подобно приведенным выше вопросам, простейший способ породить в вас любопытство – спросить об аспекте чего-то, чем вы уже успели хотя бы слегка заинтересоваться. Действенность таких вопросов повышается, если они касаются чего-то, имеющего для вас персональное значение. Например, преданный своему делу педагог может ощутить любопытство, задавшись вопросом о механизме действия мыла, но ему почти наверняка будет еще интереснее выяснить, каким образом людям вообще дается научение. Химик же, с другой стороны, может больше заинтересоваться свойствами мыла, чем аспектами научения.

Любопытство – великолепная эмоция для перехода к тому или иному поведению. Это объясняется тем фактом, что у большинства людей любопытство легко переходит в ощущение наличия мотивации и решимости. Эта эволюция обычно бывает результатом ответов, которые вы ищете, переходя от чего-то, что вам хочется знать (модальности возможности), к чему-то, что вы должны знать (модальности необходимости). Если вместо этого вы повысите темп, который ощущаете на фоне любопытства, то ваши эмоции могут сместиться в сторону беспокойства или нетерпения – вам нужно получить ответ сейчас.

Заложник эмоций

Обратите внимание, что модальность, участие и темп – единственные компоненты, которые важны и для чувства любопытства, и для чувства оцепенения. Хотя каждая из этих эмоций может отличаться своими собственными фактическими модальностью, уровнем участия и темпом, важно понимать, что данные компоненты присущи им обеим. Поскольку они важны для обеих эмоций, постольку изменение одного или большего числа этих компонентов может стать вашим билетом на право выхода из ступора. Они выступают для вас средством передвижения к любопытству и пунктам назначения за его пределами.

Чтобы ощутить любопытство, вам нужно чувствовать свое активное участие в происходящем, использовать критерий желания узнать или понять и отмечать несоответствия между тем, что вам известно, и тем, что вы видите. Другие компоненты могут быть едва ли не какими угодно, и вы по-прежнему будете ощущать себя „заинтересованным. Вы можете испытывать любопытство по отношению к прошлому, настоящему и будущему; вы можете чувствовать, что должны, можете или хотите понять; ваше ощущение любопытства может быть интенсивным или легким; ваш темп может быть быстрым, придавая вашему любопытству оттенок нетерпения, или медленным, когда вы любопытны, но терпеливы; размер чанка, привлекшего ваше любопытство, может быть крохотным или огромным, и он может уменьшаться или увеличиваться по мере того, как вы будете все больше и больше узнавать о предмете.

Чтобы ощутить ступор, вам нужно рассматривать некое дело, которое вы должны или обязаны сделать в настоящем, и которым вы не хотите заниматься (временные рамки и модальности); вы должны плохо понимать свое участие в исходе дела, а ваш темп должен быть крайне медленным. Другие компоненты не имеют значения для чувства ступора. Так, вы можете ощутить глубокое или лишь легкое оцепенение; вы можете замечать, в чем именно происходящее вокруг вас соответствует, не соответствует или соотносится с другими вещами, и вы можете пользоваться широким диапазоном критериев, скажем, временем, интересом, необходимыми усилиями, вознаграждением, карьерным ростом и т. д.

Эти описания являются компонентами субъективного опыта, которые вам следует изменить в себе, чтобы перейти от одной эмоции к другой. Если вы ощущаете ступор, то вряд ли уйдете далеко. Это поведенческий эффект ступора. Конечно, бывают периоды, когда в этом нет ничего плохого. Однако на самом деле большую часть времени, когда вы испытываете ступор, вам хочется, чтобы соответствующие задачи были все-таки выполнены. Поэтому чаще всего вы, вероятно, либо ждете, пока ваше настроение не изменится и не позволит вам заняться делом, либо заставляете себя работать на фоне ступора, но уже с наслоением возмущения и гнева.

Не лучше ли уметь изменять свои чувства так, чтобы они были настроены на выполнение текущей задачи? Первым шагом в этом направлении могли бы стать вопросы, обращенные к самому себе и касающиеся задачи: те вопросы, на которые у вас нет ответа. В идеале эти вопросы должны затрагивать сферы личной значимости или интепега. Если, наппимео, вы готовитесь к подаче декларации о доходах, вы можете заинтересоваться влиянием, которое оказывает заблаговременное планирование налоговых расходов на благополучие вашей семьи. Если вы одновременно повысите темп, то обнаружите в себе ощущение любопытства, которое является эмоцией гораздо более гибкой и полезной для дела, чем ступор.

Допустим, что вы возбудили в себе ощущение любопытства, но все еще не готовы выбраться из кресла и засучить рукава. Вам нужны мотивация и решимость, лежащие в основе перехода к необходимым действиям. Вам нужно преобразовать вещи, о которых вы хотите узнать, в вещи, которые вам следует или которые вы должны узнать. Результатом будет чувство мотивации и решимости, которое наверняка подтолкнет вас к действию. А если в ходе этой процедуры вы обнаружите в себе чувство беспокойства или нетерпения, которые вам не понравятся, то вам уже известно, что вы должны замедлить темп, чтобы вернуться к эмоциональному уровню любопытства и решимости.

Опять же, у вас есть выбор касательно собственных эмоций, коль скоро вы знаете, как воздействовать на свое переживание. Посредством эмоций вы можете оказать сильнейшее влияние и на свое поведение, как это произошло в предыдущем примере, когда вы перешли от бездействия к активному участию. Приходилось ли вам бывать в ситуации, когда вам хотелось бы ощутить любопытство, но вы его не испытывали? Как вы могли бы повлиять на свое переживание в следующий раз, когда вы окажетесь в подобной ситуации, чтобы все-таки почувствовать в себе любопытство? Или даже решимость? Достаточно ли вы любопытны сейчас, чтобы ответить на эти вопросы?

Перегруженность и наличие мотивации.

Всем нам случалось чувствовать себя перегруженными. Вы, скажем, заняты приготовлением обеда на несколько человек, дети ссорятся, телефон звонит каждые пять минут, вы не одеты, а ваши гости только что прибыли. Или объем предстоящей вам работы, звонков, и каждый из них означает все новые поручения. Какой бы ни была реальная ситуация, ваш разум переполнен невыполненными задачами, которые все представляются неотложными. Короче говоря, вы чувствуете себя перегруженным.

Заложник эмоций

Ощущение перегруженности является результатом совместного действия двух факторов. Прежде всего, вы держите в уме все дела, подлежащие выполнению, одновременно. Очевидно, что у большинства из нас в любой отдельный момент времени найдется множество дел, которые мы можем или должны переделать. Однако мы порой удерживаем в сознании лишь одно-два таких дела, тогда как в других случаях помним обо всех возможных задачах. Поступая так, мы на полной скорости движемся к ощущению перегруженности.

Другим ингредиентом, необходимым для ощущения перегруженности, является чувство безотлагательности выполнения всех этих задач. Это означает, что задачи сопряжены с модальностью необходимости, из-за чего они становятся вещами, которые «следует», «должно» или «нужно» сделать во избежание неких негативных последствий (нельзя подвести людей, похоронить проект, лишиться уважения окружающих и т. д.). Это чувство безотлагательности заставляет вас задерживать дыхание, повышает напряжение во всем теле и наполняет внутренний диалог обрывочными вопросами и утверждениями, так как ваше внимание перепрыгивает с одного задания на другое из числа многих необходимых дел, которые стоят перед вами.

Но главным свойством ощущения перегруженности является первое: то, что вы одновременно думаете об уйме дел, которые должны сделать. Поскольку все задачи свалены в кучу, вы не расставляете приоритеты и не выстраиваете их в последовательность, что позволило бы вам на время отложить некоторые из них и заняться другими, которые вы расценили как «более важные» или «первоочередные». Пока все эти задачи удерживаются в сознании, вы стоите перед необходимостью сделать больше, чем это возможно в отведенный промежуток времени. Если чувство перегруженности сохранится, то оно может даже перерасти в ощущение паралича или безнадежности.

Между чувствами перегруженности и наличия мотивации есть некоторые важные отличия. Когда вы ощущаете себя мотивированным, вы обычно воображаете результат, который находите привлекательным. Фактически главным атрибутом мотивации является привлекательность. Мотивация содержит в себе «Хочу» (модальность желания) вкупе с некоторым представлением о желаемом. Обычно воспринимается и модальность возможности: «Я могу этого ппйнться».

Темп чувства наличия мотивации не столь неистов, как у чувства перегруженности, но он, тем не менее, может ощущаться как сравнительно быстрый. Ощущая себя мотивированным, вы также ориентированы на будущее: есть нечто, чего вы желаете и потенциально могли бы добиться в будущем. Это будущее может быть либо совсем рядом, либо за горизонтом. Например, вы можете почувствовать себя мотивированным помириться с приятелем, перекусить, внести дополнения в свое резюме накануне завтрашнего собеседования по поводу трудоустройства или позаботиться о будущей пенсии.

Кроме того, когда вы ощущаете мотивацию, существует нечто, чего у вас пока нет, – и это «нечто» будет либо приятным, либо ценным, либо и тем, и другим. Вы сравниваете то, что имеете сейчас, с тем, что можете приобрести или приобретете в будущем. Это сравнение приводит к тому, что вы направляете внимание на улучшение своих действий в будущем по сравнению с настоящим. Скорее чаще, чем нет, предметом желания человека является определенное переживание, которое, по его мнению, возникнет в результате осуществления чего-то или обладания чем-то, в чем он видит желаемый результат.

Важно понять структуру мотивации. Конечно, полезность наличия мотивации ценилась издавна: достаточно вспомнить об огромном количестве книг, семинаров, видео– и аудиозаписей, телевизионных шоу и подготовительных программ, призванных научить вас мотивировать себя или других. Самые удачные материалы позволяют, пусть даже непреднамеренно, встроить эмпирические элементы, лежащие в основе наличия мотивации, – то есть описанные выше фрагменты.

Очевидно, что полезнее выработать собственные мотивы, чем полагаться на учебные материалы или программу тренинга. Вы пройдете путем открытия в вашем мире вещей, которые естественным образом ведут вас к желанию заняться тем или иным конкретным делом. Чтобы обнаружить такие вещи, выделите какие-нибудь действия, к которым вы уже точно мотивированы. Как только вы идентифицируете несколько таких действий, рассмотрите их с точки зрения их общих элементов. Например, все ли действия предпринимаются по вашей собственной воле или они вытекают из требований окружающих? По плечу ли вам эти дела? Находите ли вы их полезными? Сопряжены ли они с взаимодействием с другими людьми или требуют, главным образом, деятельности, предпринимаемой в одиночку? Открыты ли их временные рамки (то есть когда будут выполнены, тогда и хорошо) или каждому соответствует строго определенный срок? Предусмотрена ли конкретная награда по достижении результата? Каким вы почувствуете себя по выполнении каждого дела?

Заложник эмоций

Когда вы идентифицируете компоненты, порождающие в вас ощущение мотивации к какому-то действию, вы сможете приступить к гармоничной организации переживаний, касающихся других, в настоящее время непривлекательных дел так, чтобы они тоже сделались объектами мотивации. Вы ознакомитесь с качествами, необходимыми вам для настроя на задачу или результат, чтобы отреагировать на последние ощущением мотивации. Если какое-то дело не привлекает вас в данный момент, но вы хотели бы ощутить себя мотивированным к его выполнению, вам нужно лишь переориентировать задачу так, чтобы она удовлетворила ваши мо-тивационные потребности.

Предположим, к примеру, что делами, к выполнению которых вы были мотивированы в прошлом, являются возделывание огорода, написание книг и походы с детьми в зоопарк и музеи. Рассматривая эти примеры, вы обнаружите, что в каждом случае вам, чтобы быть мотивированным, нужно было поверить в полезность своей деятельности для других, в способность этой деятельности чему-то вас научить, а также в то, что это будет интересно. Теперь вам известны характеристики дел, которые мотивируют вас естественным образом.

Допустим, что вы столкнулись с необходимостью грамотно распоряжаться своими деньгами, – умение, в отношении которого вы хотите почувствовать себя мотивированным. Зная теперь, что именно мотивирует вас к действию, вам нужно лишь выяснить отношения, в которых научение грамотно распоряжаться финансами удовлетворит ваши требования к мотивации. Вы можете счесть, что грамотно распоряжаясь деньгами, вы защитите и обеспечите семью; что это даст вам некоторое представление об экономике, и что финансовые операции возбудят в вас такой же интерес, какой возбуждают изыскания и черновые наброски будущей книги. Как только вы наполните задуманное этими качествами, оно естественным образом сделается источником мотивации.

Чем вы располагаете в настоящий момент.

На протяжении этой главы мы подчеркивали тот факт, что ваши эмоции служат проявлением определенных перцептивных компонентов, и что если вы изменяете эти компоненты, то изменяются и эмоции. Набор отличий, представленный в этой главе, вооружает вас способом описания любой эмоции с точки зрения значимых компонентов, участвующих в ее создании. Когда вы понимаете структуру эмоции, вы можете понять и механизм ее влияния на ваши переживания и поведение. Когда вам известны значимые компоненты, участвующие в создании вашей эмоции, у вас есть возможность изменить эту эмоцию на ту, которая будет более удовлетворяющей или адекватной в сложившейся ситуации. Знание структуры своих эмоций может лечь в основу построения такого личного мира, который дарует вам свободу и власть направлять свои эмоциональные переживания на защиту вашего благополучия, полноценного существования и самовыражения в качестве самостоятельной личности. Мы с Лесли построили для себя такой мир. Мы использовали наше знание структуры эмоций для создания свободы и могущества, которыми теперь наслаждаемся, и научились поддерживать наш свободный и просторный мир путем утилизации компонентов эмоций – при каждой возможности, каждый день.

Мы оба изменяем наши эмоции, варьируя временные рамки, и часто делаем это по-разному. Лесли преобразует фрустрацию в терпение путем переноса недостижимого результата в ближайшее или в более отдаленное будущее. Освободившись от давления момента и успокоенная временем, оставленным на прогресс, она может довериться своему убеждению: «Это сбудется; я сделаю так, что это произойдет». Что касается Майкла, то его будущее является царством неограниченных возможностей, кладезем соблазнительных «может быть», удерживающих его в постоянном стремлении. Когда бы он ни пожелал быть довольным, он возвращается от будущего к настоящему, обращая внимание на те отношения, в которых то, чем он располагает сейчас, является наилучшим.

Лесли частенько не может заснуть, обдумывая все дела, которые она должна сделать. Чтобы расслабиться и заснуть, она заменяет возбуждающую модальность необходимости – то, что она должна сделать, – успокаивающими модальностями желания и возможности. Иначе говоря, она мечтает обо всем замечательном, что она может сделать. Майкл учитывает наглядный опыт последствий активного и пассивного участия, оставаясь не полным надежд, но решительным в отношении учебы нашего сына Марка и соблюдения им определенных правил личной гигиены.

Многих людей приводят в ярость неудобства, некомпетентность и несправедливость, которые порождает жизнь. Задержка авиарейса, еда, поданная не вовремя и уже не доставляющая удовольствия, или одежда, испорченная в химчистке, могут стать причинами незамедлительного и стойкого гнева. Лесли научилась рассеивать такой гнев, преобразуя его в легкую «досаду» путем снижения интенсивности. Она делает это, задавая себе вопросы вроде: «Да вспомню ли я об этом лет через пять?» При необходимости она переносит себя на пять или десять лет в будущее и, оглядываясь на прошлое из этой дали, удивляется, почему такая мелочь когда-то могла представляться важной.

Лесли использует темп как тонизирующее средство, когда чувствует опустошенность. Опаздывает ли она со статьей или с подачей обеда на стол, Лесли, как только осознает это чувство опустошения, замедляет темп своих мыслей и физических ощущений. Это замедление темпа позволяет ей перейти от возбужденного беспокойства по поводу цейтнота или обеда к восстановлению способности замечать и испытывать чувство заботы к окружающим людям, одновременно продолжая заниматься делом.

Майкл, когда бы он ни бывал доволен собой, постоянно испытывал чувство вины, если думал о каких-то других вещах, которыми, по его мнению, ему следовало заняться. Поскольку он пользовался критерием «что мне следует сделать», до него редко доходило, что в свободное время он может радоваться и не казнить себя. Это изменилось, когда он понял, что может менять критерии. Теперь, оказываясь в тех же ситуациях, он обращает внимание на тот факт, что он занят чем-то, чем ему действительно хочется заниматься, и испытывает при этом приятное ощущение собственного озорства.

Если Лесли обижена чьими-то словами или поступком, она изменяет критерий, который использует для оценки ситуации, заменяя «что я чувствую» на «что с ним (с нею) происходит». Такая смена фильтра окрашивает ее эмоциональную реакцию любопытством, эмпатией и пониманием.

Во всех дальнейших главах излагаются специальные техники, в которых используются компоненты эмоций, – техники, призванные реализовать перспективу полноценного эмоционального выбора. Но прежде чем перейти к этим техникам, давайте коснемся вопооса, имплицитно поставленного в этой главе. Предположим, что структура эмоций понятна не только Лесли, Майклу и вам. Как изменится мир, если все осознают, что эмоциональное переживание имеет структуру, которую можно познать и практически применить?

Мы больше не будем беспомощными наблюдателями, ожидающими, пока наши друзья и близкие отыграют свои деструктивные или неприятные эмоции. Взамен у нас будет выбор сделать что-то, направленное на изменение чувств других, и таким образом способное изменить их действия и наше собственное самочувствие. Конечно, мы влияем на чужие чувства. Так происходит всегда. Но мы, как правило, оказываем это влияние беспорядочно, уподобляясь болтающемуся на ремне фонарю, который, когда мы движемся, раскачивается и выхватывает из темноты то одно, то другое. В мире эмоционального выбора, где общность эмоциональных реакций понятна всем, этот фонарь держит сильная рука; его теплый свет целенаправленно освещает самые темные, самые холодные эмоциональные закоулки. Короче говоря, мы будем жить в мире, где потребность в эмоциональном удовлетворении станет совместным делом, а не предметом потуг одиночки.

Глава 6. Эмоциональная настройка.

В главе 3 мы представили четыре ключевые способности, даруемые эмоциональным выбором: расстановку, выражение, использование и предупреждение. Теперь, когда вы познакомились с понятиями эмоционального выбора и структуры эмоций, настало время научиться специальным техникам, позволяющим вдохнуть жизнь в эти ключевые способности.

Первая способность – расстановка – представляет собой процесс сочетания конкретной ситуации с наиболее уместными в ней эмоциями. Для этого требуется, чтобы вы настраивались на эффект использования разных эмоций в разных ситуациях; умели отбирать оптимальные эмоции для использования в конкретной ситуации и умели оценивать эти эмоции в данной ситуации. Эта глава повествует о методах эмоциональной настройки. Техники отбора и оценки эмоций представлены в двух следующих главах. Техники, описанные в этой и двух следующих главах, в комплексе образуют способность к расстановке.

Расстановка – » Настроиться Выбрать Оценить.

Выражение.

Использование.

Предупреждение.

Переход к выбору и оценке эмоций до того, как вы на них настроитесь, подобен извлечению из ящика инструментов для выполнения какой-то работы без знания возможностей и ограничений, присущих этим орудиям. Например, трубный ключ – толковое изобретение, но у вас возникнут трудности, если вы воспользуетесь им, чтобы соединить две деревяшки. У отверток есть свое предназначение, но они не годятся для работ, которые требуют молотка или пилы. Различное назначение имеют даже внешне похожие инструменты. Поперечная пила дает не те результаты, что продольная. И лучше не браться ни за ту, ни за другую, чтобы разрезать трубу, – особенно, если под рукой есть ножовка. Каждая эмоция представляет собой специальный инструмент, которым следует пользоваться при выполнении только тех работ, для которых он лучше всего подходит. В случае эмоций любая «работа» или «задача» является отдельным, отличным от других контекстом, и применение неподходящего эмоционального инструмента может быть контрпродуктивным, а то и опасным.

Под контекстом мы понимаем любую ситуацию, в которой вы переживаете и выражаете эмоции. Если вы испытываете фрустрацию при подготовке к выпускному экзамену, то контекстом для вашей фрустрации является подготовка к выпускному экзамену. Если вы ощущаете уверенность в связи с возможной переменой места работы, то контекстом для вашего чувства уверенности выступает размышление о перемене места работы. Контекстом попросту называются обстоятельства, которые образуют среду для ваших эмоциональных реакций.

Контекст может играть важнейшую роль в установлении наиболее адекватных видов эмоциональных реакций. На деле, если вы думаете отреагировать одновременно эффективным и удовлетворительным образом, многие ситуации потребуют от вас определенных видов эмоций. Например, такие эмоции, как фрустрация и озадаченность, уместны, если. вы посещаете курс, в котором не слишком сильны, так как эти эмоции заставят вас упорно учиться. Ощущение упадка и несостоятельности накануне экзамена – эмоция, безусловно, менее благоприятная.

Суть в том, что в некоторых ситуациях одни эмоции бывают лучше других (в том смысле, что они оказываются уместнее). Правильный эмоциональный выбор становится очевидным, когда вы в состоянии распознать эмоциональные потребности, диктуемые конкретной ситуацией, а не просто отреагировать на нее и только потом собирать разрозненные фрагменты. Лучшим известным нам способом настроиться на эмоциональные требования, предъявленные разнообразными контекстами, является изучение ряда контрастирующих примеров типа тех, которые представлены ниже. А лучший способ извлечь максимальную пользу из этих примеров – идентификация собственных ситуаций, аналогичных описанным.

К примеру, вы, может быть, и не учитесь на трудном курсе (как в предыдущем примере), но сможете назвать какую-нибудь текущую ситуацию, в которой должны идеально выполнить некую задачу, а подготовлены вы к ней, по вашим ощущениям, плохо, – например, вам нужно устроить презентацию для сослуживцев, подумать над проектом вашего нового дома или завязать интимные отношения. Персонализируя каждый пример, вы не только приобретете важную информацию о пути изменения ситуации, имеющей для вас личную значимость, но и научитесь распознавать ситуационные характеристики, порождающие необходимость в определенного рода эмоциях.

Ситуационные характеристики.

Терпению присущ медленный и устойчивый темп в сочетании с поддержкой конечного результата. Терпение позволяет вам продвигаться вперед, одновременно давая время на оценку и переоценку ваших действий, критериев и собственно цели по мере приближения к ней. Понятно, что терпение – благоприятная эмоция, когда на достижение желаемого результата уйдет какое-то время. Например, вышивание представляет собой задачу, которую можно выполнить, делая лишь по одному стежку за раз, а потому лучше всего бывает запастись терпением. Аналогичным образом, воспитание детей, возделывание огорода, преподавание и укрепление или постройка чего-либо – контексты, в которых вам не всегда удается придерживаться предпочтительного для вас графика. Вместо этого они потребуют терпения, если вы, стремясь к результату, потрудитесь обеспечить приятные переживания как себе, так и окружающим.

Терпеть неуместно, когда вы рискуете столкнуться с относительно скорыми негативными последствиями промедления с результатом. Если ваш дом в огне, пора действовать – позвать на помощь, выбежать на улицу, спасать домашних животных, раздобыть брандспойт, – но не сидеть, сложа руки, и терпеть. Аналогичным образом, в чувстве терпения, как правило, нет ничего полезного, когда кто-то одерживает над вами верх в некоем важном отношении, – ругает ли вас жена или снова и снова обходят с повышением по службе. Иначе говоря, контексты, в которых опасно или будет опасно пускать дела на самотек, неблагоприятны для чувства терпения.

Спокойствие – восхитительная эмоция, когда приходит время ложиться спать или когда вы расслабляетесь, медитируете, отдыхаете или восторгаетесь пейзажем (помните, что мы говорим не о спокойных действиях, а о чувстве спокойствия). Чувство спокойствия обогатит почти любую ситуацию, в которой вы ни к чему не обязаны. Конечно, ощущение спокойствия становится неуместным в контексте, требующем от вас незамедлительной реакции, или в ситуации научения, требующей напряженного внимания.

При сходстве в некоторых отношениях, которое существует между чувствами спокойствия и терпения, они отличаются друг от друга. Терпение требует наличия результата, который вы преследуете, действуя в относительно протяженных временных рамках. С другой стороны, спокойствие не требует результата.

Решимость важна, когда вы стараетесь оставаться в хорошей физической форме, успешно вести дела или стремитесь защитить диплом. Чувство решимости может быть исключительно ценным при необходимости упорно стремиться к достижению некоего результата. Узкий фокус внимания, отличающий решимость и во многом отвечающий за ее эффективность в достижении результата, бывает неблагоприятным или пагубным в том случае, когда что-то угрожает вашему личному благополучию. Вместе с чувством решимости в действие приводится и ряд ослепляющих факторов, – они держат вас сосредоточенным на цели и сравнительно невнимательным ко всему, что кажется не имеющим к ней отношения. Бывает, что человек, решительно настроенный добиться успеха в бизнесе, работает дни и ночи, часто предпринимает деловые поездки и даже дома думает исключительно о делах, не замечая, что его семейная жизнь под угрозой или его здоровье приходит в упадок. Кроме того, чувство решимости не стоит избирать при устремлении к недостойной усилий цели. Старания влюбить в себя человека, которому вы, как вам известно, даже не симпатичны, является образчиком результата, на достижение которого, по всей вероятности, не стоит тратить время, энергию и душевные силы, а потому в любом случае не заслуживающего чувства решимости.

Воодушевление – чувство, которое вы испытываете, воспринимая прогресс на пути к достижению цели. Очевидно, что эта эмоция важна, когда вы устремлены к какой-то труднодостижимой или отдаленной цели. Работа с глубокими инвалидами или борьба за мир – образчики контекстов, которые позволяют ощущать устойчивый прогресс лишь малыми порциями за раз. Снижение веса – еще один пример труднодостижимого и отдаленного результата. Бдительность и режим, необходимые при соблюдении диеты, лучше всего поддерживать чувством постоянного воодушевления такими малыми сдвигами, как снижение веса на один фунт в неделю или отказ от десерта за ужином.

Благодаря своему акценту на отдельных сдвигах, чувство воодушевления нередко бывает лучшим выбором, чем чувство удовлетворения по достижении цели в каком-то одном аспекте. Удовлетворение часто приостанавливает усилия, тогда как чувство воодушевления побуждает сделать еще один крохотный шажок. Чувство воодушевления не идет на пользу, когда показатели успеха неблагоприятны и сопряжены с устремлением к цели, которая того не стоит. Например, нет никакой пользы в воодушевленном стремлении заручиться уважением человека, который неоднократно показывал, что он не уважает никого, независимо от других его возможных качеств или достижений. В равной степени вредно реагировать чувством воодушевления на сначала приятные ощущения, вызванные приемом алкоголя или кокаина, из-за которых вам хочется добавить еще.

Смирение уместно, когда приходится отказаться от желаемого, чтобы достичь более приоритетного результата. Возможно, к примеру, что вам придется смириться перед необходимостью и написать статью, чтобы порадовать учителя, или обязать себя остаться с детьми на выходные, чтобы ваша супруга отдохнула от семейных дел, или уступить и пропустить любимую передачу, чтобы помочь ребенку сделать уроки.

Испытывая чувство смирения, вы не отказываетесь от желаемого (как бывает при разочаровании), а просто откладываете его до поры до времени ради более важного результата. Такое чувство наиболее уместно, когда речь идет о делах преходящих и непродолжительных, – как, например, написание нудной статьи или присмотр за детьми на выходных. Не следует сдаваться в ситуациях, которые отличаются или могут отличаться постоянством. Так, смирение перед ежедневными насмешками жены (мужа) или, скажем, перед тем, что у вас отнялись ноги, способно привести лишь к накоплению в себе невыраженного гнева и неудовлетворенности. В таких ситуациях смирение окажется лишь временным мостиком, ведущим либо к решимости что-либо предпринять, как в примере с язвительной супругой, либо к принятию, как в случае с параличом.

Принятие – это чувство, которое, может быть, вам хотелось бы ощутить в отношении своего роста, не достигающего метра шестидесяти, вечного желания родителей узнать, когда же вы, наконец, женитесь, любви дочери к панк-року, равнодушия сына к спорту или привычки друга чавкать во время еды. Все это вещи, которые вы либо не можете изменить, либо они не стоят ваших трудов. Наиболее благоприятным в таких ситуациях часто становится чувство принятия вещей такими, как они есть, благодаря чему вы вольны посвятить энергию и время достижению результатов, на которые в силах повлиять. Чувство принятия ведет к отказу от цели, из-за чего оно становится неблагоприятной эмоцией в случае, когда ис-пытывается по отношению к цели достойной и достижимой. Наверное, неуместно испытывать чувство принятия касательно низкооплачиваемой и не приносящей удовлетворения работы. В отличие от разочарования, принятие рассчитано на длительный срок, позволяя вам спокойно жить, примирившись с обстоятельствами.

Фрустрация бывает полезна, когда вы стараетесь снизить вес, выбиваете из внутренней налоговой службы чек на сумму скидки или требуете от нее исправить ошибку в компьютере, добиваетесь урожая, несмотря на бедную почву, или решаете досаждающую вам проблему. Испытывая фрустрацию, вы подтверждаете важность некоего исхода, который держите в уме и которого стараетесь достичь вопреки неудачам и трудностям. Кроме того, фрустрация является активным чувством, ориентирующим вас на какое-то действие. Фрустрацию, следовательно, уместно испытывать при необходимости вернуться к преследованию цели или продолжать добиваться какого-то результата.

Но если вы целиком погружены в достижение результата, лучше перейти к какой-нибудь другой эмоции, так как неприятное качество чувства фрустрации может в итоге помешать вам должным образом отреагировать на ее источник. Лучше всего бывает, когда фрустрация оказывается временным мостиком, ведущим к эмоциям любопытства, терпения или решимости, которые более действенны в поведенческом отношении. Фрустрация не практична в ситуациях, когда вам лучше не оказывать влияния на тот или иной результат. Например, почти всегда бывает бесполезно и глупо испытывать фрустрацию в связи с тем, что образ жизни вашего ребенка не соответствует вашим желаниям.

Разочарование – чувство, возникающее, когда отношения, на которые вы возлагали большие надежды, внезапно приходят в упадок, или когда вам отказывают в работе, которую вам очень хотелось получить, или когда в день своего рождения вы не получаете подарка, на который рассчитывали. Чувство разочарования дает вам знать о том, что вы не получили желаемого. Это полезная эмоция, когда пора отказаться от достижения результата или от ожидания, что его обеспечат другие. Чувство разочарования является признанием того, что нечто вас миновало (произошло слишком поздно, не произойдет вообще), а потому помогает вам дистанцироваться от результата, тем самым освобождая вас для других дел. Даже притом, что отношения закончились, некоторые люди продолжают испытывать фрустрацию или ревность, вступая на неприятный и никуда не ведущий путь. Однако разочарование приносит с собой чувство лишь пассивного участия в происходящем, которое удерживает вас от дальнейших попыток повлиять на последнее. Конечно, бывают случаи, когда важно не оставлять таких попыток. Чувство разочарования неблагоприятно, когда вы хотите продолжить работу на результат, – скажем, когда вы еще не достигли желаемого веса, когда выясняется, что уроки танцев так и не сделали из вас Фреда Астера или когда вы признаете наличие неких проблем в вашем браке. Это ситуации, в которых вы, скорее всего, предпочтете хоть ненадолго продлить свои усилия вместо того, чтобы испытывать разочарование и отказываться от достижения цели.

Осторожность – благоприятная эмоция, когда вы сталкиваетесь с потенциально опасной ситуацией, или в случаях, когда важно свести некий риск к минимуму. Подводное плавание бывает сколь захватывающим, столь и опасным, из-за чего чувство осторожности следует присоединить к другим чувствам – волнению, благоговей-; ному трепету и удовольствию. Испытывать чувство осторожности бывает полезно и там, где вы подозреваете, что у вас имеются основания ревновать спутника жизни, так как резкие действия – обвинения, мольбы или отчуждение – способны без нужды осложнить ваши отношения и поставить под угрозу ваше собственное благополучие. Чувство осторожности бесполезно, когда вы находитесь в знакомой ситуации, не представляющей никакой опасности, так как оно занимает много места в сознании, обременяя его размышлениями о способах избежать возможной опасности или отреагировать на нее. Чувство осторожности способно омрачить вам удовольствие от таких вещей, как дружеская беседа, танцы или прогулка.

Подозрение – чувство, которое вы испытываете, когда заведомо ненавидящий вас человек внезапно становится необъяснимо дружелюбным. В такой ситуации вы видите значительное несоответствие между былым и нынешним поведением этого человека. Аналогичные подозрения вызовет подрядчик, обещающий выполнить для вас работу вдвое быстрее, чем кто-либо другой, но в то же время пользующийся репутацией человека, никогда не укладывающегося в сроки. Или вы можете испытать подозрение в адрес коллеги, который изливает перед вами дружеские к вам чувства, но в то же время не раз доносил начальству о частных и потенциально сомнительных разговорах, которые вы вели. Чувство подозрения полезно, когда вы общаетесь с людьми, способными, как вы уже знаете, вам навредить, и все же ведущими себя с вами так, будто ничего не произошло. Разница между чувствами подозрения и скепсиса заключена в интенсивности. Восприятие большого вреда является именно тем, что преобразует скепсис в подозрение, подразумевающее оборонительную позицию.

Однако при отсутствии явного несоответствия между прошлым и нынешним поведением человека подозрение оказывается весьма неблагоприятной эмоцией. Воздействие этого чувства проявляется в том, что оно мотивирует вас держаться подальше от такого человека и выискивать разного рода доказательства его бесчестности. Чувство подозрительности при отсутствии какой бы то ни было опасности ущерба и доказательств несоответствия приведет вас лишь к паттернам поведения, которые обязательно вызовут у других замешательство, возмущение и гнев.

Научение эмоциональной настройке.

Умение думать о своих эмоциях с позиции их практичности в определенных ситуациях жизненно важно для приобретения эмоционального выбора. Как гласит старое изречение, вся суть здесь – в отыскании «верного орудия для верного дела». Вы только что ознакомились с рядом примеров разнообразных эмоций и ситуаций, в которых они обычно бывают благоприятными или неблагоприятными. Теперь у вас будет возможность соотнести представление о настройке с вашими личными переживаниями и неповторимыми ситуациями, а также еще ближе познакомиться с процессом подбора оптимального эмоционального инструмента для той или иной конкретной ситуации и разобраться в нем. Для вашего удобства мы включили приводящийся ниже формат для эмоциональной настройки (как и другие форматы, представленные в следующих главах) в раздел «Форматы в обойме» с отдельным перечислением всех этапов; этот раздел помещен в конце книги.

Чтобы персонализировать свою эмоциональную настройку, вы начинаете с идентификации той ситуации или контекста, которые часто вызывают у вас эмоциональные реакции, например подготовка к экзаменам, поездка в час пик, приготовление обеда, игра с детьми, подготовка доклада, физзарядка или чтение технических руководств. Затем вам надо научиться выявлять разнообразные последствия разных эмоций, примеряя последние к заданной ситуации, а после обдумывая, какой могла бы быть ваша реакция. Мы предлагаем вам сделать это, рассматривая эмоции и ситуацию следующим образом.

Во-первых, идентифицируйте знакомую ситуацию. Четко и в деталях представьте себя в этой ситуации. Что вы видите? Что вы слышите? Когда вы твердо определитесь со сценой, выберите эмоцию. Чтобы выявить реакцию, представьте, что вы испытываете эту эмоцию в знакомой ситуации. Тщательно изучив реакцию, выберите другую эмоцию и представьте, что испытываете ее в том же контексте. Как ваша реакция на ситуацию изменилась в ответ на новую эмоцию?

Сохраняя ситуацию неизменной, вы можете перебрать сколько угодно эмоций и наблюдать за изменением своей реакции.

Определившись с ситуацией, вы можете воспользоваться следующим вопросом:

Если я испытаю____________________в этой ситуации, каковы будут последствия?

Например:

Если вы учитесь и ощутите «любопытство», то это сохранит ваш интерес к учебе.

Если вы учитесь и ощутите «несостоятельность», то это приведет к снижению участия в учебном процессе, усилению беспокойства, сомнениям и смущению.

Если вы учитесь и ощутите «упрямство», то приметесь спорить о материале или требованиях учебного цикла.

Если вы учитесь и ощутите «апатию», то пропустите нечто ценное, так как уже не будете погружены в учебный процесс.

В каждом случае вы сохраняете контекст неизменным, меняя только испытываемую эмоцию. После этого представьте, как это чувство повлияет на ваши переживания и поведение. Для каждого контекста постарайтесь подобрать эмоции, которые порождают полезные паттерны поведения, равно как и эмоции, приводящие к бесполезным или пагубным паттернам. Чтобы подстегнуть ваше мышление, приводим еще несколько примеров.

Ситуация: встреча с новыми людьми.

Если вы испытываете «дружелюбие», то установите контакт и вступите в общение.

Если вы испытаете «благоговение», то будете общаться неестественно и не будете самим собой.

Если вы испытаете «опасение», то будете сдержаны и не решитесь на самовыражение.

Если вы испытаете «подозрение», то продемонстрируете оборонительные или даже наступательные паттерны поведения: например, высокомерие и ехидные замечания.

Ситуация: сдача зачета.

Если вы испытаете «амбициозность», то проявите себя и, может быть, сделаете больше, чем требуется.

Если вы испытаете «компетентность», то будете отвечать на вопросы в расслабленной манере, не спеша и лучше оперируя своими знаниями.

Если вы испытаете «ужас», то не сумеете воспользоваться своими знаниями и ответите ужасно.

Если вы испытаете «беспокойство», то сделаете ошибки по небрежности.

Если вы испытаете «апатию», то не проявите себя.

Ситуация: собеседование при приеме на работу.

Если вы испытаете «воодушевление», то будете расслаблены, ощутите уверенность, будете действовать и говорить в соответствии со своими способностями.

Если вы испытаете «бдительность», то настроитесь на цели, преследуемые интервьюером, и выполните больше внутренних оценок того, что намереваетесь сказать или сделать.

Если вы испытаете «тревогу», то будете потеть и не сможете предстать перед интервьюером в наилучшем свете.

Ситуация: успеть на самолет.

Если вы испытаете «переполнение чувствами», то вам понравится поездка в аэропорт, и вы будете ждать встречи с людьми на борту.

Если вы испытаете «тревогу», то приедете вовремя, но будете раздражены и пропустите все интересное вокруг вас.

Если вы испытаете «ужас», то у вас возникнет соблазн опоздать на самолет, и вы постараетесь запастись деньгами на выпивку, кинофильмы и кипу журналов, в которые можно погрузиться на время полета.

Конечно, ваши собственные реакции и поведение при переживании предложенных в этих примерах эмоций могут отличаться от описанных вариантов. То, как вы отреагируете определенным чувством на определенную ситуацию, определяется вашими и только вашими биографией, личностью и ресурсами.

Если вы еще не сделали этого, ступайте и выберите знакомый контекст; представьте, как будут изменяться ваши реакции по мере изменения эмоций, испытываемых в этом контексте. Не забудьте подыскать образчик эмоции, способной привести вас к полезной реакции, а также той, которая приведет к бесполезной или пагубной реакции. Повторите этот опыт как минимум для пяти различных значимых для вас контекстов. Хорошими контекстами для апробации являются критика и похвала.

Из наших и ваших собственных примеров должно быть ясно, что ваши эмоции в конкретной ситуации имеют огромное значение для ваших переживаний и поведения в ней, и, сверх того, что некоторые эмоции бывают более благоприятными для данной ситуации, чем другие. Эмоциями, которых вы хотите и в которых нуждаетесь, являются те, которые повышают до максимума как качество вашего переживания, так и вашу дееспособность в плане обеспечения результатов. Далее мы перейдем к описанию способов идентификации именно тех эмоций, которые обеспечивают этот «максимум».

Глава 7. Отбор эмоций.

Планируя поездку за рубеж, можно разжиться книгами, которые подскажут вам, что из вещей надо взять с собой, но нигде не написано, какими эмоциями следует запастись. С какими чувствами приступать к знакомству с новой страной? С терпением? Принятием? Подозрением? Очарованностью? Вызовом? Авантюризмом? Осторожностью? Мы знаем одного путешественника, Стива, чьим исходным выбором была работа над собой ради приведения себя в состояние волнения по поводу пребывания в чужой стране. Однако вскоре Стив открыл, что волнение настолько ускоряло его темп, что он не мог знакомиться и общаться с людьми чужой культуры, чего ему очень хотелось. Поэтому Стив перешел к сравнительно более медленному темпу любопытства и скоро начал получать приглашения в семьи местных жителей.

Почему не бывает путеводителей с подсказками насчет эмоций, которыми следует запастись в путешествии, – будь это поездка в неведомые края, установление новых личных связей или новые профессиональные свершения? Ответ заключается в том, что большинство из нас полагают, будто у нас нет выбора касательно эмоционального реагирования в разнообразных ситуациях. Для большинства людей эмоция есть нечто, происходящее с ними как реакция на те или иные текущие события. Большинство людей никогда и не думают о том, чтобы выбрать эмоции. Однако на деле оказывается, что вы можете их отбирать; при наличии альтернатив люди, как правило, делают разумный выбор.

Эта глава посвящена отбору эмоций. Когда вы научитесь осознанно выбирать эмоции, наиболее благоприятные в конкретной ситуации, вы сможете влиять на этот выбор, соответственно приспосабливая свои чувства.

Любой человек может вспомнить много случаев, когда он ощущал эмоции, которые оказывались неблагоприятными как для ситуации, так и для желаемого исхода. Возможно, вам случалось принимать роды, и вы испытывали чувство радостного возбуждения, хотя в тот момент, с точки зрения акушерства и гинекологии, уместнее было бы испытать чувство ответственности. Или, быть может, вы оказывались в неструктурированной производственной ситуации, в которой хотели ощутить свободу и вести себя ответственно, но вместо этого испытывали удовлетворение и ничего не делали.

С учетом возможности выбора и выбора удачного (который повышает удовольствие от труда и его эффективность), вопрос состоит в следующем: как подступиться к выбору благоприятной эмоции? Существует три случая, в которых этот вопрос оказывается релевантным: до того, как вы берете на себя новую роль или вступаете в новую ситуацию; когда вы открываете, что ваши чувства и паттерны поведения отличны от тех, которые вы хотели бы испытывать в процессе переживания; и когда, уже после переживания, вы понимаете, что отреагировали не так, как хотели. Мы последовательно рассмотрим все эти случаи, предусмотрев для каждого формат отбора, которым вы можете пользоваться, чтобы предоставить себе эмоциональный выбор.

«После».

Помните ли вы, когда в последний раз застревали в автомобильной пробке и бессильно бранились, окруженные такими же застрявшими машинами, растянувшимися на три мили? Или каникулы, когда вы решили подзаработать и продолжали разгружать мешки с цементом, хотя уже порядком устали и натрудили спину? Или то Рождество, когда вы настояли, чтобы домашние развернули свои подарки по вашему сигналу, чтобы увидеть их радость по поводу нового видеомагнитофона, и тем испортили весь сюрприз рождественского утра? И кто же забудет, хотя вам этого и хотелось бы, собеседование при приеме на работу, во время которого вы вели себя так робко и униженно, что унизились как раз достаточно, чтобы не получить место? Или вечер, когда вы так орали на свою дочь, желая, чтобы она доделала домашнее задание, что она уже не смогла ничего доделать? Или, уж ладно, случай, когда вы вылили на свою подружку целый ушат злобного и подозрительного сарказма за то, что она сходила в кафе с прежним другом?

Таких моментов, на которые вы оглядываетесь и говорите себе «Я все испортил», слишком много. Иногда по ходу общения вы не осознаете, что ваше переживание – совсем не то, что вы должны испытать. Лишь позднее, уже будучи вне ситуации, вы вольны оглянуться и осознать, что чувства и действия, имевшие в ней место, погубили переживание, на которое вы рассчитывали.

Конечно, такие переживания, коль скоро они состоялись, подобны той самой воде, которой «много утекает». Но глупо пренебрегать возможностью прихода новой «воды». Ваше будущее, наверное, принесет с собой новые дорожные заторы, новые мешки с цементом, новые профессиональные собеседования и новых детей, не желающих делать домашние задания. Наилучшим использованием былого неприятного опыта является научение из него. Вам нужно гарантировать, что в следующий раз, когда вы окажетесь в похожей ситуации, вы отреагируете на нее так, что это будет больше соответствовать вашим чаяниям.

У Чарли, нашего клиента, недавно был случай научиться использованию неприятного опыта в качестве возможности осуществить изменение. Он рассказал нам, что на собрании сотрудников школы, где он преподавал, директор обрушился на него с критикой по поводу реструктуризации его занятий, называя ее «безответственной» и «непрофессиональной». Чарли краснел и лепетал, пытаясь отстоять свою программу, однако в конце концов почувствовал себя униженным и действовал так, словно защищался, будучи в чем-то виноватым. Он сообщил нам, что уже не в первый раз чувствовал себя и действовал подобным образом в такой ситуации, однако он убежден, что ему хочется, чтобы упомянутый эпизод стал последним. На вопрос, как бы он предпочел отреагировать на директорские нападки, Чарли ответил, что предпочел бы ответить «четко и рассудительно, стоять на своем и отбить у того всякую охоту к новым придиркам». Тогда мы спросили Чарли, что бы ему хотелось чувствовать, и он ответил: «Думаю, будь я уверен в собственной компетентности, я справился бы с этим делом гораздо лучше».

Мы предложили Чарли еще раз проиграть перебранку в своем воображении, но на сей раз отвечать с позиции уверенности и компетентности. Он заметил, что эти чувства радикально изменили его поведение в ситуации: его уже не так пугали обвинения, и он реагировал спокойным предъявлением вопросов, касавшихся как претензий, так и адекватности поведения директора, – хотя и в уважительной манере.

Далее, удовлетворенные прошлым, мы попросили Чарли представить, как он, исходя из чувства уверенности и компетентности, отреагирует на похожий инцидент в будущем, и он был доволен, когда увидел, что эти эмоции и вправду вполне подходят ему в указанной ситуации. Наконец, мы убедились, что Чарли мог вызвать в себе чувство уверенности и компетентности всякий раз, когда в этом нуждался.

Как правило, мало лишь пожелать, чтобы в прошлом вы поступили иначе, чем было в действительности. Чарли часто хотелось уметь лучше постоять за себя, но он мало что сделал для укрепления своих позиций, когда на него набросился директор. В силу столь неразрывной связи наших эмоций с поведением паттерны последнего гораздо легче и эффективнее изменять путем изменения определяющих эти паттерны эмоций. С учетом этого обстоятельства формат (то есть последовательность. действий), представленный ниже, призван научить вас отбору в будущем тех эмоций, которые окажутся более удовлетворяющими и эффективными, чем те, которые вы использовали в подобных ситуациях прежде.

1. Идентифицируйте переживание в прошлом, которым вы сейчас недовольны из-за тогдашних своих чувств или поведения; затем оцените случившееся с точки зрения «Что происходит?» и «Чего я хочу?» (Ответы на эти вопросы могут касаться эмоций, паттернов поведения или результатов.).

2. Установите, как вам хотелось бы себя вести.

3. Теперь постарайтесь угадать эмоцию, необходимую для порождения этого паттерна поведения.

4. Определив эмоцию, которая, по вашему мнению, помогла бы вам вести себя желаемым образом, представьте аналогичную ситуацию в будущем, и сохраняя неизменной выбранную эмоцию, представьте, как она повлияет на ваши переживания и поведение. Не забудьте включить в свои построения реакции других людей, защиту собственного благополучия и свою эффективность в достижении желаемых результатов. Если выбранная эмоция покажется неподходящей или недостаточной, вернитесь к третьему этапу и либо выберите другую эмоцию, либо добавьте ее к уже отобранной.

5. Если выбранная эмоция помогла вам достичь желаемых результатов в оговоренной ситуации, убедитесь, что вы в состоянии вызвать ее всякий раз, когда почувствуете, что вам хочется испытать ее при повторении этой ситуации в будущем (получение доступа к эмоциям – тема следующей главы).

Эта последовательность ориентирует вас на обдумывание своих переживаний и поведения как естественных последствий определенных эмоций. Она также настраивает вас на достижение результатов, как естественных последствий ваших переживаний и поведения. В качестве примера того, что происходит на каждом этапе данного формата, рассмотрим ссору Чарли с директором.

Начальник отругал Чарли на собрании перед другими сотрудниками. Впоследствии, вспоминая этот эпизод, Чарли понял, что чув-ствовал себя униженным и действовал в оборонительной манере.

Он предпочел бы реагировать четко и рассудительно, настаивать на своем и отвадить директора от повторения подобного в будущем. Размышляя о чувствах, которые были бы предпочтительны в прошлом, Чарли остановился на уверенности и компетентности. Он решил, что эти чувства позволят ему реагировать желаемым образом.

Затем Чарли проиграл ситуацию в воображении, однако на сей раз – с позиции чувства уверенности и компетентности. На фоне этих эмоций то отличие, которое он отметил в своем поведении, соответствовало манере реагирования, в которой он предпочел бы ответить в прошлом.

После этого Чарли представил себя в похожей ситуации в ближайшем будущем, но уже с чувством уверенности и компетентности. Он обнаружил, что эти эмоции продолжали порождать паттерны поведения, соответствовавшие желаемым.

Используя техники, описанные в следующей главе, он убедился в доступности этих эмоций в случае необходимости.

Данный формат «После» позволяет вам конкретизировать результат, желательный в прошлом и будущем для определенного контекста. Затем он подводит вас к обнаружению эмоций, порождающих желательные в данной ситуации переживания и паттерны поведения.

В качестве еще одного примера представьте, что вы вернулись к беседе, состоявшейся с новой знакомой несколькими днями раньше. Вы понимаете, что испытали тогда крайнюю неловкость и неуверенность в себе. Обдумывая происходившее, теперь вы видите, что ваша новая приятельница отвечала вам гораздо более искренне и пылко, чем вы от нее ожидали.

Вы решаете, что вам следовало отреагировать любезно, выражая ответное одобрение. Вы предпочли бы ощутить себя достойным и отзывчивым человеком. Вы представляете, как отреагировали бы на эту особу при той самой встрече на фоне чувства собственного достоинства и отзывчивости, после чего понимаете, что вам следовало с любезностью принять ее похвалу и со спокойным чувством ответить взаимностью.

Когда вы представляете, что оказываетесь в подобной ситуации в будущем и отвечаете эмоциями достоинства и отзывчивости, вы решаете, что они в самом деле благоприятны как для вас, так и для желательных в этом контексте результатов. После этого вы убеждаетесь в наличии у вас доступа к этим эмоциям, благодаря которому вы можете реагировать тем способом, который только что сочли наилучшим.

Возможно, что вы проработаете этот формат, но так и не найдете эмопии или комбинации эмоций, которые позволяли бы добиться желаемых переживаний и результатов. В этом случае вам нужно собрать дополнительную информацию о путях адекватного реагирования на беспокоящую вас ситуацию. Кроме того, всякий раз, когда вы будете выбирать неблагоприятную эмоцию, вы будете узнавать что-то новое и ценное касательно адекватной расстановки ваших эмоций.

Джерри, к примеру, старалась ощутить волнение и радость, навещая свою язвительную и завистливую сестру. Когда Джерри обнаружила, что эти чувства неизбежно претворялись в гнев и фрустрацию, она поняла, что должна испробовать иной путь. Из этого опыта она вынесла, что при общении с сестрой ей намного больше подходят терпение и принятие. Даже ошибочный выбор является возможностью узнать что-то о той или иной эмоции и расстановке эмоций вообще. Будучи использован в качестве возможности к научению, ваш ошибочный выбор станет источником гордости за себя, удовлетворения и утешения.

«Во время».

Случалось ли вам когда-нибудь чувствовать себя и действовать неадекватно и неудовлетворительно? Например, вы сидите на собрании родительского комитета, желая встать и высказать замечание, однако не делаете этого, потому что парализованы страхом и неуверенностью, или же ваши дети носятся по супермаркету, и вы обнаруживаете, что беспомощно орете на них, или ваш муж наплевал на ваш добрый совет и потянул себе спину на огороде, после чего вам хочется посочувствовать или помочь ему, но вы вместо этого с сознанием собственной правоты говорите ему разные колкости, или вам хочется попросить о помощи, в которой вы по-настоящему нуждаетесь, но ваши чувства униженности и некомпетентности удерживают вас от озвучивания своих нужд. Все это случаи, когда вы находитесь внутри ситуации и открываете, что ваши чувства и действия отличаются от желаемых.

По поводу попадания в подобные ситуации многие из нас считают (или, по крайней мере, действуют так, как если бы считали), что у нас нет выбора и мы можем лишь ждать, пока то или иное настроение сойдет на нет, по сути, полагаясь на внешнюю среду и рассчитывая, что она внесет изменения в наши чувства и паттерны поведения. Цепенея на собрании, мы надеемся, что наше мнение озвучит кто-то другой, благодаря чему мы ощутим прилив мужества. В супермаркете мы пытаемся установить контроль над детьми и тем самым контролировать себя. Мы стараемся заставить мужа последовать нашему совету, чтобы не пришлось ощутить собственную правоту и поступить жестоко. Мы надеемся, что человек, чьей помощи мы ищем, уловит наши неизреченные чаяния и побудит нас высказаться. Проблема зависимости от внешних перемен заключена, разумеется, в том, что последние ни к чему не обязывают.

Лесли отправилась пообедать в шикарный ресторан, но была недовольна собой. Она испытывала страх перед официантом, нависшим над ней с картой вин в руках, и претенциозной обстановкой. Извинившись, она покинула своих спутников и вышла глотнуть свежего воздуха. Снаружи Лесли стало легче. Размышляя над сценой в ресторане, она поняла, что ей было совершенно нечего бояться. Когда она задалась вопросом, чего ей хочется для себя по возвращении в обеденный зал, ответ был такой: «Радоваться происходящему и окружающим людям». Затем Лесли обдумала чувства, необходимые ей для получения удовольствия от вечера, и решила, что нуждается в «ощущении принадлежности» и «приятном предвкушении». Лесли легко с окружающими, когда она ощущает свою сопричастность, а чувство приятного предвкушения делает ее оживленной и разговорчивой.

Желая убедиться в правильности своего вывода прежде, чем вернуться в пугающий мир официантов и белых перчаток, она представила себя испытывающей по возвращении чувство принадлежности и приятного предвкушения. Она знала, что эти чувства радикально изменят ее способность получить от вечера удовольствие. Удовлетворенная, Лесли вернулась за стол, на сей раз делая то, что ей нужно было сделать, чтобы ощутить то самое чувство принадлежности и приятного предвкушения.

В реальной жизни вы не прикованы к своим текущим эмоциям. Конечно, когда вы осознаете, что ваши действия и чувства не соответствуют желаемым, вы можете просто перетерпеть неприятность и затем, когда ситуация уже окажется позади, обратиться к формату «После». Лесли могла пересидеть страшный вечер и потом, уже возвратившись домой, вычислить, как ей поступать в будущем, чтобы впредь не проходить через такого рода неприятный опыт. Однако в момент, когда она осознала, что ощущает испуг, она была в ресторане и хотела приятно провести время. Не видя причины загубить вечер, Лесли сделала то, что ей было нужно, чтобы изменить характер своих реакций. Когда вы осознаете, что текущее переживание не соответствует желаемому, у вас есть выбор его изменить. Представленный ниже формат позволяет идентифицировать изменения, которым вам следует подвергнуть ваши эмоции, чтобы в любой ситуации осуществить свои эмпирические и поведенческие цели.

1. Когда до вас доходит, что ваше текущее переживание вас в чем-то не устраивает, конкретизируйте свои чувства и поведение в этой ситуации.

2. Глубоко вздохните, затем «отступите от себя». (В своем воображении увидьте себя в ситуации, тем самым на минуту преображаясь в стороннего наблюдателя.) Отстранившись, спросите себя: «Чего я хочу? Какой результат мне нужен?».

3. Выберите одно или несколько чувств, которые больше помогут вам добиться желаемого в сложившейся ситуации.

4. Установите, какие паттерны поведения являются естественными последствиями эмоции, которую вам хочется испытывать в данной ситуации. То есть каким паттернам поведения вы следуете естественным образом, когда ощущаете эту эмоцию? Те ли это паттерны, которые помогут вам добиться желаемого? Если ответ отрицательный, вернитесь к третьему этапу и выберите другую возможную в этой ситуации эмоцию.

5. Представьте, что вы ощущаете выбранную эмоцию, и обдумайте вероятное развитие событий на ее фоне. Не забудьте учесть в своих размышлениях реакции окружающих, защиту собственного благополучия и эффективность в достижении желаемых результатов. Если выбранной эмоции недостаточно для удовлетворения ваших потребностей, вернитесь к третьему этапу и добавьте любую другую эмоцию, которая вам покажется благоприятной.

6. Перейдите к средствам, открывающим доступ к эмоции (или эмоциям), которую вам хочется испытывать в текущей ситуации. (Помните, что получение доступа к эмоциям – тема следующей главы.).

Этот формат субъективно выводит вас из непривлекательной ситуации, давая вам передышку и возможность обдумать с позиции стороннего наблюдателя, что происходит и что могло бы стать для вас лучшим выбором. В качестве примера использования данного формата мы приводим шаги, предпринятые Лесли для изменения своего состояния.

Лесли приходит пообедать в шикарный ресторан, где сознает, что претенциозная обстановка вызывает у нее чувство страха. Она «выходит» из ситуации (в данном случае – буквально) и решает, что хочет «радоваться происходящему и окружающим людям».

Думая про обед, она решает, что желательными для нее эмоциями будут чувства принадлежности и приятного предвкушения. Лесли знает, что когда она испытывает чувство принадлежности, ей легче общаться с окружающими, и она держится дружелюбно и чутко; а ощущение приятного предвкушения делает ее оживленной и разговорчивой.

Она воображает, как проводит вечер, проникнувшись чувствами 115 принадлежности и приятного предвкушения, после чего заключает, что эти эмоции действительно помогут ей осуществить свое желание с удовольствием пообедать и пообщаться. Затем Лесли вызывает в себе эти чувства и, таким образом, изменяет ход вечера.

Для Лесли осуществление радикального изменения в ее вечернем переживании явилось прямым результатом кратковременного отстранения от происходящего, чтобы выбрать эмоции, которые естественным образом привели бы ее к предпочтительному переживанию. Время, ушедшее на изменение хода всего вечера, заняло секунды. Не лучше ли потратить несколько секунд и получить от остатка вечера то, чего вам хочется, чем без нужды терпеть неприятное переживание?

Вот еще один пример формата «Во время». Допустим, что вы погрузились в уборку, испытывая скуку и тоску. Вы на минуту прекращаете работу и решаете, что все, что вам нужно, – это переделать дела как можно быстрее, лучше и по возможности с приятными ощущениями.

Вам кажется, что было бы полезно испытать целеустремленность и удовольствие от того факта, что домашние обязанности будут, наконец, выполнены; или, может быть, ощутить приятное предвкушение скорого завершения работ. Испытывая целеустремленность, вы неуклонно следуете своим обязанностям, но уже без принуждения и лихорадочной активности. Ощущение довольства всегда взбадривает и побуждает продолжать делать то, что является источником удовольствия. Все эти поведенческие последствия пребывают в согласии с тем, чего вы хотите для себя, когда занимаетесь домашней уборкой.

В качестве проверки вы представляете, что работаете по дому с настроем на чувства целеустремленности и удовольствия, после чего находите, что эти эмоции действительно создадут основу для переживания, которое вам хочется испытать в процессе уборки. Вы вызываете в себе эти чувства и, таким образом, продолжаете работать, но уже эффективнее и будучи в более приятном настроении.

Если вы трижды проработаете формат «Во время» и не нащупаете эмоцию, отвечающую вашим потребностям, то устранитесь из ситуации и решите про себя, оставаться ли в ней, собрать ли дополнительную информацию или оставить ее. Если вам, например, неуютно на свадебном торжестве, вы можете укрыться в ванной или выйти на улицу, чтобы перевести дух и дать себе несколько минут передышки, по ходу которой можно спокойно рассортировать свои потребности.

Эти примеры показали вам, как работать с форматом, но чем больше вы будете ему следовать, решая собственные проблемы, тем понятнее и доступнее он будет становиться. Хотя на описание процесса уходит много слов, реальное использование формата дается очень легко, быстро и требует на удивление мало времени.

«До».

Всегда имелись и всегда будут возникать роли и ситуации, которые новы для вас, но на которые вы, тем не менее, должны отреагировать. С рождением ребенка вы можете внезапно очутиться в новой для себя роли матери, бабушки, крестной, отца или дяди. С переменой должности вы можете столкнуться с неизвестной вам ранее ролью менеджера, служащего или консультанта. Аналогичным образом, любовное свидание, обогащение или разорение, возвращение в школу или ее окончание, проживание в условиях иной культуры или в чуждой культурной подгруппе, первый поход в оперу – все эти события потенциально сопровождаются новыми переживаниями, которые часто требует новой эмоциональной настройки и новых паттернов поведения.

Когда ситуация или роль вам незнакомы, вы можете не слишком хорошо представлять, как подступиться к ним с точки зрения эмоций. С каким, например, чувством вам идти на свидание с незнакомкой – с чувством страха? Осторожности? Любопытства? Уверенности? Удовлетворения? Когда вы не знаете оптимального способа подойти к новой ситуации, вы можете отреагировать эмоциями, которые привыкли испытывать в ситуациях сходных, а не выбирать предпочтительную реакцию и затем претворять ее в жизнь. Не исключено, что на первом свидании вы столкнетесь с привычной, но неприятной эмоцией страха и проведете вечер так, что о нем лучше будет не вспоминать. Гораздо лучше было бы прийти на это свидание, например, с ощущением любопытства.

Когда Мартин пришел к нам, он испытывал всепоглощающее чувство страха. Он собирался заняться подводным плаванием, и, несмотря на то, что очень хотел научиться этому делу, сама мысль о столь долгом пребывании под водой при полной зависимости от системы жизнеобеспечения повергала его в ужас. Ему не хотелось приступать к занятиям с подобными чувствами, и он обратился к нам за помощью. Мы осведомились, чего он хочет добиться своими уроками, и он ответил: «Интересно провести время и остаться – всенепременно – целым и невредимым, да и просто посмотреть, что это такое». Когда мы задали следующий вопрос, спросив о чувствах, которые он хочет испытывать в ходе занятий, Мартин без труда назвал «уверенность» и «защищенность». Затем между нами произошел следующий диалог:

Авторы: Итак, Мартин, как ты ведешь себя, когда чувствуешь уверенность и защищенность?

Мартин: Я бываю слегка на автопилоте. Плыву, как говорится, по течению.

Авторы: Хочешь ли ты это чувствовать, когда будешь заниматься подводным плаванием?

Мартин: Нет.

Авторы: Почему?

Мартин: Смеетесь? Если я буду чувствовать уверенность и защищенность, я могу сделать какую-нибудь глупость. Скорее всего, захоти я этого, я с тем же успехом мог бы остаться на берегу и загорать.

Авторы: Тогда что же ты хочешь почувствовать?

Мартин: Ну, только не испуг, – там такой океан, что закачаешься. Скорее, быть начеку, и еще, может быть, интерес или восхищение.

Авторы: И что ты получишь, если будешь начеку и почувствуешь интерес или восхищение?

Мартин: Я буду внимателен ко всему происходящему. Так бывает, когда я начинаю искать приключений, но с оглядкой по сторонам.

Все было за то, что сочетание эмоций настороженности и восхищения или интереса приведет Мартина именно к тем переживаниям, которые ему хотелось испытать при погружении. Чтобы проверить это, мы предложили Мартину представить тренировку и первое погружение на фоне чувства настороженности и заинтересованности. Выполнив это, он обнаружил, что указанные эмоции действительно удовлетворят его потребность в благополучном, безопасном и увлеченном подводном плавании. Затем мы перешли к тому, чтобы помочь ему обрести доступ к чувствам настороженности и восхищения.

Когда вы в силах определиться с оптимальной настройкой собственных чувств до того, как окажетесь в новой ситуации, как это удалось сделать Мартину с уроками подводного плавания, вы обретаете значительную гибкость и возможность выбирать. Когда вы определите эмпирический результат с точки зрения эмоций, ваши собственные переживания предоставят вам обратную связь касательно эффективности его достижения. Представленный ниже формат поможет вам выбирать наиболее благоприятные и удовлетворяющие эмоции для будущих ситуаций.

1. Опишите ситуацию, специально включая в описание все, что вы о ней знаете, и все, что вам кажется новым и незнакомым в ней.

2. Обдумайте, чего вы хотите добиться в этой ситуации, даже если это простое удовольствие, или желание помочь людям, или стремление защитить себя.

3. Решите, что вы хотите почувствовать в этой ситуации.

4. Установите, какие паттерны поведения являются естественными последствиями эмоции, которую вам хотелось бы ощутить в этой ситуации: что вам естественно делать на фоне этой эмоции?

Являются ли эти паттерны теми, которых вам хочется в надвигающейся ситуации? Согласуются ли они с результатами, которые вы для нее наметили? Если ответ отрицательный, вернитесь к третьему этапу и выберите другую эмоцию, которую вам могло бы захотеться испытывать в данной ситуаций.

5. Представьте, что вы находитесь в надвигающейся ситуации, испытываете выбранную эмоцию и оцениваете вероятное развитие событий. Убедитесь, что при оценке вы учли реакции окружающих, защиту собственного благополучия и собственную эффективность в достижении желаемых результатов. Если отобранной эмоции недостаточно для удовлетворения ваших потребностей, вернитесь к третьему этапу и добавьте любые другие эмоции, которые, на ваш взгляд, окажутся благоприятными.

6. Перейдите к средствам получения доступа к эмоции, которую вам хочется испытывать в надвигающейся ситуации. (О методах получения доступа к эмоциям вы узнаете из следующей главы.).

Эта последовательность вооружает вас способом заблаговременной оценки оптимальной настройки эмоций, благодаря чему ваше переживание окажется именно таким, каким вам хочется. Она также способствует гарантии того, что вы достигнете целей, намеченных вами для конкретной ситуации. Это та же последовательность, через которую мы провели Мартина, чтобы помочь ему выбрать переживание, которое он хотел бы испытать, занимаясь подводным плаванием.

Мартин собирается брать уроки подводного плавания. Прежде ему уже приходилось учиться новым видам спорта, однако в данном случае длительное пребывание под водой и зависимость от системы жизнеобеспечения оказываются для него непривычным делом. Он хочет добиться следующего: хорошо провести время, оставаясь целым и невредимым, и выяснить, что собой представляет это новое занятие.

В процессе обучения подводному плаванию он хочет ощущать уверенность и защищенность. На вопрос о его поведении на фоне чувства уверенности и защищенности Мартин отвечает, что он находится «на автопилоте» и «просто плывет по течению». (Для него указанные ощущения являются естественными поведенческими последствиями чувства уверенности и защищенности.) Затем он обдумывает сочетаемость этих паттернов поведения с целью, состоящей в том, чтобы остаться целым и невредимым («Я могу сделать какую-нибудь глупость»), и понимает, что уверенность и защищенность – это не те эмоции, в которых он нуждается.

Переосмысливая свой выбор эмоций, Мартин решает, что ему, скорее всего, нужно чувствовать себя настороженным и заинтересованным или восхищенным. Испытывая эти эмоции, Мартин одновременно сохраняет бдительность и чувствует, что участвует в приключении. Это соответствует желательным для него результатам обучения подводному плаванию. Чтобы проверить это, Мартин представляет себе тренировку и первые погружения на фоне чувств настороженности и заинтересованности. Он обнаруживает, что поведенческая ориентация, которую обеспечивают данные эмоции, поможет ему осуществить свое желание и испытать приятное и безопасное переживание. Затем Мартин узнает, как вызывать ощущения настороженности и восхищения в контексте подводного плавания.

Вот еще один пример использования данного формата. Мэри, наш стажер, собирается на семинар, и хотя она уже побывала на многих, тема этого ей незнакома. Для нее окажутся в новинку и концепция, о которой пойдет речь, и люди, которые будут на семинаре.

Мэри хочет установить, есть ли от этой концепции какой-то прок, и если да, – узнать, как ею пользоваться; она также хочет наладить связи с другими участниками, видя в них как потенциальный профессиональный ресурс, так и, возможно, личных друзей в будущем. Она решает, что хочет испытывать на семинаре спокойствие. Обдумывая естественные последствия выбранной эмоции, Мэри понимает, что чувство спокойствия сделает ее отрешенной от происходящего. Спрашивая себя, практично ли подобное поведение на семинаре, она отвечает: «Нет, это не принесет мне того, что я хочу». Поэтому она возвращается к исходной точке и выбирает любопытство и дружелюбие, считая, что настройка на эти чувства окажется, может быть, более удачным выбором.

Затем Мэри размышляет над естественными последствиями этих эмоций и осознает, что чувство любопытства заставляет ее погрузиться в учебу и размышления практического характера, а дружелюбное чувство подталкивает к установлению контакта и живому общению с окружающими. Таким образом, естественные последствия чувств любопытства и дружелюбия наверняка настроят Мэри так, что она удовлетворит свое желание оценивать и учиться, а также знакомиться с другими участниками семинара.

В качестве последней проверки Мэри представляет себе, как находится на семинаре и участвует в происходящем на фоне эмоций любопытства и дружелюбия. При этом она видит, что оказывается «на высоте»: она погружена в учебу и налаживание контактов с окружающими, а те активно реагируют на ее действия.

Наконец, Мэри берет на вооружение метод, гарантирующий, что она, оказавшись на семинаре, действительно испытает те чувства, которые хочет испытывать.

Пройдя через указанную последовательность, Мэри заручилась возможностью выбрать эмоциональную настройку прежде, чем вступить в ситуацию семинара, а не просто появиться там и реагировать наобум – скорее всего, неподобающим образом – на разворачивающиеся события. Четвертый этап формата обращает вас к паттернам поведения, которые позволяют вам реализовать желаемые переживания, а также к тем эмоциям, которые – в вашем случае – естественным образом вооружают вас доступом к этим паттернам. Те несколько минут, которые Мэри потратила на постановку вопросов формата и ответы на них, обеспечили ей – как обеспечат и вам – возможность выбора.

Если вы трижды проработали данный формат, но так и не удовлетворились отобранной эмоцией (или эмоциями), то вам необходимо собрать дополнительную информацию, обратившись к лицу, уже побывавшему в ситуации, в которой вам предстоит очутиться. Если, например, вы испытываете «страх» или «испуг», поставленные перед необходимостью впервые выступить в суде со свидетельскими показаниями, попробуйте побеседовать с кем-то, кто уже не раз свидетельствовал в судах, однако ухитрялся сохранять спокойствие, получать от этого процесса удовольствие и видеть в нем пользу. Выясните у этого человека, чего вам ждать и какие эмоции сопутствовали его успеху. Вы можете воспользоваться этой информацией в качестве руководства к действию. И можете обнаружить, что испытанные этим лицом эмоции с тем же успехом послужат и вам.

Чем вы располагаете в настоящий момент.

Большинство людей либо терпят свои нежелательные эмоции, либо прилагают все силы, чтобы избежать ситуаций, их вызывающих. Эти люди лишены эмоционального выбора, так как им никогда не приходило в голову выбирать. Нр такой выбор возможен. Теперь вы вооружены средствами отбора для себя практичных и желательных эмоций. Такую возможность дают вам определенные форматы. Теперь у вас есть формат, которым вы можете пользоваться до того, как войдете в незнакомую ситуацию, формат для использования по ходу ситуации, в которой ваши чувства и действия не соответствуют тем, которые для вас желательны, и формат, применяемый после переживания, которое оказалось ниже удовлетворительного, позволяющий изменить реагирование на подобную ситуацию в будущем. Вы можете выбирать свои эмоции и тем самым контролировать собственные переживания в степени, которая находится далеко за пределами возможностей большинства людей.

С этим эмпирическим контролем приходит подлинный выбор. Всем известно, что означает испытывать эмоцию, которая неблагоприятна и расходится с вашими текущими желаниями и потребностями. Однако умение выбирать свои эмоции означает, что вы можете выбрать любое чувство, максимально соответствующее вашим действиям. Вы будете «присутствовать в ситуации» целиком. Всецело настроившись на момент, вы сможете лучше сфокусироваться на достижении желаемых результатов, вместо того чтобы бороться с неприятными и неадекватными эмоциями. Эта возросшая конгруэнтность означает способность быть больше самим собой; идти по жизни, ощущая то, что хочется ощущать. Те же, кто находится вокруг, получат двойную выгоду. Они не только узнают вас лучше, имея возможность видеть ваши подлинные чувства и поведение, но и начнут реагировать на вас как на гармоничную личность, а не тратить свои силы на то, чтобы понимать и адекватно общаться с неуравновешенным человеком. И, наконец, свобода, приходящая со способностью выбирать, позволяет вам рассматривать разнообразные исходы тех или иных ситуаций, которые вы, не будь ее, могли не учесть просто потому, что эти исходы сопряжены с эмоциональным выбором, который, казалось, лежал за пределами ваших возможностей.

Что произойдет, если все обретут способность выбирать себе эмоции? Конечно, люди начнут лучше использовать свой потенциал и станут действовать в более конгруэнтной манере. Результатом явятся более точное понимание друг друга и коммуникация, благодаря чему повысится возможность сотрудничества между людьми. Кроме того, мы будем все лучше и лучше разбираться в чувствах, заслуживающих того, чтобы их испытывали, так как получим постоянную возможность наблюдать и участвовать в проверке и сопоставлении эмоций. Короче говоря, мы включимся в изучение диапазона человеческих эмоций и переживаний, где каждый – ученик, и каждый – учитель.

Глава 8. Получение доступа к эмоциям.

Мы ехали по автостраде, когда Майкла вдруг подрезал велосипедист, без предупреждения поменявший полосу. Майкл, провожая взглядом обидчика, побагровел и выругался сквозь зубы. Через минуту он глубоко вздохнул, расслабленно откинулся на сиденье и сардонически усмехнулся. На вопрос о переменах, которые он произвел внутри себя, чтобы изменить свое эмоциональное состояние, Майкл ответил: «Всякий раз, когда я закипаю, я повторяю про себя два правила для профилактики сердечных болезней, которые я вычитал в одной книжке: „Не волнуйся по пустякам“ и „Все суета“. Потом я просто делаю глубокий вздох, и дела налаживаются».

Любопытно, что Майкл решил изменить свои чувства, после чего именно так и поступил. Если вы уже подобрали для себя удовлетворяющую и благоприятную эмоцию, то должны владеть способом, позволяющим подбираться к этой эмоции или вызывать ее всякий раз при наличии желания и необходимости. Зная, к чему стремиться, люди часто умеют вызывать у себя необходимые эмоции. Вся перенастройка и все импульсы, необходимые для реализации выбора, могут сводиться к знанию желаемого исхода ситуации, а также знанию эмоций, которые естественным образом приведут к реагированию в соответствии с этим исходом.

Однако порой вы знаете, что именно хотите почувствовать, но не в состоянии вызвать в себе эти чувства. Как для себя, так и для других людей мы знаем десятки методов получения доступа к эмоциям, но все они являются вариациями четырех основных подходов. Вместо того чтобы обсуждать эти методы во всем их разнообразии, давайте сразу перейдем к этим четырем основополагающим принципам.

Поиск эмоций.

Первый подход опирается на ваше знакомство с собственным эмоциональным переживанием и способами воздействия на него. Проще говоря, вы вызываете необходимые вам чувства, возбуждая в себе те переживания или паттерны поведения, которые, как вам уже известно, обычно приводят вас к подразумеваемым эмоциям. Говорят, что художник-сюрреалист Рене Магритт работал дома, но когда хотел эмоционально подготовиться к повседневной работе, одевался с иголочки, брал портфель, целовал на прощание жену и после этого обходил квартал, возвращаясь домой готовым приняться за дело.

Возможно, что до знакомства с этой книгой вы не задумывались о наличии у себя эмоционального выбора и о возможности контроля над эмоциями. Однако в каждом из нас можно найти зачатки эмоционального выбора. Вспомнив минувшую неделю, вы, без сомнения, сможете найти примеры ситуаций, когда испытывали некое чувство, а затем изменяли свои мысли или действия так, что менялось и ощущение. Часто бывает, что эти непреднамеренные эпизоды эмоционального выбора проходят мимо вашего внимания, и вы не замечаете, что сделали что-то, пусть даже без всякого умысла, и это «что-то» изменило ваши чувства.

Поскольку мы принимаем обыденные эмоциональные изменения, которые производим в себе, как нечто само собой разумеющееся, постольку на первых порах вам, может быть, будет легче признать не за собой, а за другими людьми способность изменять свое эмоциональное состояние, как это делал Майкл на автостраде и Магритт за работой. Вспоминая минувшую неделю, вы, вероятно, сумеете назвать людей, которые явно находились в плену каких-нибудь неприятных эмоций, но через несколько минут, казалось, осуществляли в себе некие изменения, после чего иначе себя чувствовали и иначе действовали. Например, мы знаем женщину с весьма специфическими – и несколько дорогостоящими – представлениями о доме, который ей хотелось бы рано или поздно приобрести. Нередко она начинает чувствовать, что готова отказаться от этой затеи, или даже испытывает безнадежность. Однако едва она улавливает подобные настроения, как сразу принимается рисовать воображаемые картины того, «как это произойдет в будущем», и вновь смещает свое эмоциональное состояние в сторону амбициозности.

Ключом к обнаружению эмоций является осмысление естественного изменения чувств, – как своего, так и того, которое практикуют другие люди, чей опыт может пригодиться и вам. Для начала мы предлагаем вам подобрать образчики недавних случаев, когда вы либо умышленно, либо непреднамеренно изменяли свое эмоциональное состояние, а потом разобраться, что же вы делали со своим поведением или внутренним переживанием для осуществления подобного изменения.

Чтобы получить представление о широком многообразии способов изменить свои переживания и поведение так, чтобы те повлияли на ваши чувства, ознакомьтесь с изложенными ниже способами, позволяющими вызвать в себе чувство уверенности.

Уверенность.

• Примите позу уверенного в себе человека.

• Вспомните случаи, когда вы чувствовали себя уверенно и соответственно поступали.

• Поговорите с собой, говоря себе, что вы – великий человек, напоминая себе о вещах, которые в себе цените.

• Представьте, как вы занимаетесь чем-то сногсшибательным: взбираетесь на гору или управляете самолетом.

• Выделите в ситуации что-нибудь, в отношении чего вы испытываете уверенность.

• Почувствуйте свой позвоночник и ощутите, что он превратился в стальной прут.

• Определите для себя ясный исход подразумеваемой ситуации.

• Вспомните любимую мелодию из тех, что наполняют вас уверенностью.

• Подумайте о людях, вселяющих в вас уверенность, и представьте, что они, уменьшившись, расселись у вас на плече и говорят вам на ухо.

Какими же методами приобретения чувства уверенности располагаете вы? Как видно из приведенного выше списка, таких способов, безусловно, много. Теперь предположим, что вы хотите испытывать невозмутимость в ситуации, на которую лучше отреагировать обдуманно, чем поспешно; или любопытство, когда вам скучно и хочется чем-то заняться; или развлечься, когда вы слишком серьезно смотрите на вещи.

Невозмутимость.

• Представьте себе спокойную, тихую воду.

• Представьте, что вы находитесь в японском саду.

• Глубоко вздохните, закройте глаза и устройтесь поудобнее.

• Прислушайтесь к медленной, успокаивающей, гармоничной музыке, звучащей у вас в голове.

• Сомкните кисти и подумайте о гармоничном единстве.

• Медленно сосчитайте до десяти. Любопытство.

• Спросите себя, на какие вопросы вам по-настоящему хочется получить ответ, – особенно на те, которые имеют отношение к происходящему вокруг вас в настоящий момент.

• Задайте другим вопросы типа: «Как вы это делаете?» и «Как это работает?».

• Измените положение тела так, чтобы оно больше подавалось вперед, больше настраивалось на ту или иную деятельность.

• Подумайте о получении ответов на вопросы без того, чтобы задавать последние вслух.

• Ищите ответы и паттерны в событиях, происходящих вокруг. Веселье.

• Представьте, что вы обладаете сверхъестественными способностями, но не обращаете их на простых смертных.

• Представьте, что все вокруг бегают в мешках.

• Придумайте какую-нибудь возмутительную грубость, но не озвучивайте ее.

• Сочините каламбуры и держите их при себе или произнесите вслух.

• Ищите двусмысленности в словах окружающих.

• Представьте ту же ситуацию в иных временных рамках – десятью годами раньше или десятью годами позже.

• Представьте, что сделал бы в этой ситуации ваш любимый комический актер.

Приведенные выше списки – всего лишь примеры. Хотя какие-то варианты могут прекрасно подойти вам лично, помните, что у вас, скорее всего, уже есть свои способы возбуждения в себе указанных эмоций – те, что подводят вас к ним естественным образом.

Наверное, вы заметили, что приведенные примеры подпадают под различные категории. Вы можете «нащупать» эмоцию, используя:

Все это способы повлиять на собственное переживание; они могут вооружить вас средствами доступа к желаемым и необходимым эмоциям.

Важное замечание. Не пытайтесь добиться желаемого эмоционального состояния при помощи лекарств и пищевых продуктов. Использование химических веществ как средств изменения чувств приводит к зависимости и неприятным, даже катастрофическим вторичным последствиям – нетрудоспособности, перепадам настроения, повышению кровяного давления, ожирению и раку.

Помимо ваших личных переживаний, очень многому в плане воздействия на эмоциональные состояния научит вас опыт других людей. Переживания других могут также вооружить вас специальными стратегиями для изменения тех ваших эмоций, которые вы еще не умеете изменять. Мы рекомендуем вам припомнить несколько примеров тех изменений эмоционального состояния, которые вы подмечали в друзьях и знакомых, после чего выяснить, что именно эти люди делали для обеспечения себе эмоционального выбора (вполне возможно, что они раньше никогда не задумывались над своими действиями, пока вы их не спросили, а потому вам, вероятно, нужно помочь им разобраться в этом).

Познакомившись с некоторыми собственными и чужими способами изменения эмоций, вы можете перейти к постоянному отслеживанию собственного воздействия на свои эмоциональные переживания. Цель заключается в осознании сдвига эмоций и собственных действий как внутреннего, так и внешнего характера, направленных на подобное изменение. Таким образом, вы будете непрерывно обучаться, оттачивая свое понимание задействованных процессов и создавая бесценный запас эффективных личных стратегий.

Эта глава закладывает информационную и эмпирическую основу, необходимую вам для реального осуществления эмоционального выбора. Ниже представлен формат для успешного поиска эмоций, исходя из накопленных информации и опыта.

1. Уточните, что именно вы хотите почувствовать (информация об этом может появиться благодаря применению одного из трех отборочных форматов, представленных в предыдущей главе).

2. Задайте себе вопрос: «Что я могу сделать здесь и сейчас (или там и тогда), чтобы вызвать эту эмоцию?».

3. Обратившись к личной биографии, вспомните способы, ранее помогавшие вам или вашим знакомым вызывать выбранную вами эмоцию.

4. Выберите средства, которые видятся наиболее благоприятными.

5. Сделайте это. Если вас не удовлетворит результат, вернитесь к этапам 3 и 4 и выберите другие средства для получения доступа к эмоции.

Как видите, проще метода не представить. Ваши нынешние личные ресурсы, касающиеся доступа к эмоциям, богаче и обшир-нее, чем вы думаете и они резко возрастут, если вы последуете высказанным рекомендациям, относящимся к усвоению собственного и чужого опыта разнообразного доступа к тем или иным эмоциям. Нет никакой причины избирать более деятельный подход, если вы уже обладаете прямым доступом к намеченной эмоции. Хотя надо помнить, что если вы осознали наличие у себя выбора, вам следует действовать так, чтобы сделать его реальностью в вашем переживании.

Лесли применяет формат поиска эмоций в качестве средства от скуки. Едва ощутив, что ей нечем заняться, она не дает себе шанса предаться тоске; вместо этого Лесли возбуждает в себе захватывающее ощущение любопытства, задавая себе вопросы о людях, окружающих ее в данную минуту: «О чем думает и что чувствует эта женщина?» «Чем она живет?» «Почему эта пара не разговаривает друг с другом?» Если вокруг никого нет, Лесли хватается за первую попавшуюся тему и спрашивает себя: «Кто это сделал?» «Почему они выбрали именно этот дизайн?» «Что, на их взгляд, придает этой штуке такое очарование?» «Нарочно ли они сделали ее так, чтобы у меня возникло подобное впечатление?».

Мы не раз превращали унылый обед в ресторане в любопытное и забавное наблюдение за поведением других посетителей: насколько близко друг к другу они сидят, если находятся в отдельной кабинке; дотрагиваются они друг до друга или нет; кто из них говорит, а кто слушает; как они реагируют на темп речи и тон собеседника и т. д. Такое перенаправление внимания приводят нас к размышлению над вопросами типа: «Что должно твориться внутри беседующих, чтобы возникло подобное поведение?» «Кто аутсайдер в этой семье или компании?» «Кто платит по счету, а кто нет?».

Этим форматом мы пользуемся и в случаях, когда помогаем нашему сыну-подростку Марку справиться с теми или иными бедами. Когда он хотел пригласить девочку на свидание, но не знал, как это сделать, и чувствовал себя ни на что не способным, мы заставили его пофантазировать и представить, что он опробовал несколько различных подходов к нескольким разным девочкам. Мы сделали так, что он вообразил, будто одни отвечали ему «да», а другие – «нет», и, следовательно, смог поупражняться в адекватном реагировании на обе возможности. С появлением этого опыта его чувство несостоятельности сменилось уверенностью. Еще одна возможность использовать данный формат представилась, когда Марк пытался пробиться в школьную команду по теннису. Марк знал, что его шансы невелики, но он хорошо проводил время и обзаводился новыми друзьями, а потому каждый день, в течение двух недель, продолжал играть в теннис после уроков. Когда наступил день подведения итогов и его вытурили, Марк, хотя и знал, что у него не было шанса попасть в команду, был все-таки разочарован. Мы помогли ему перейти от разочарования к решимости при помощи простого изменения критериев и временных рамок, перенаправив его мышление и внимание на то, чтобы обязательно попасть в команду через год.

Если одним людям легко приспосабливать свои ощущения и поведение так, чтобы изменить чувства, то вы, быть может, принадлежите к числу тех, кто находит это дело трудным. Чем труднее вам изменить свои переживания и поведение, тем острее становится необходимость в научении этому. Ваши затруднения в ходе смены переживаний и поведения указывают на отсутствие гибкости, которое в прошлом, вне всяких сомнений, подорвало ваше желание заручиться эмоциональным выбором. Чем больше энергии вы вложите в обнаружение, апробацию и экспериментирование со способами изменения собственных эмоций, тем больше преуспеете в плане гибкости и умения выбирать.

Самоякорение.

Якорение – техника сочетания какого-то стимула, над которым вы обладаете контролем, с эмоциональным состоянием, к которому вам хотелось бы иметь доступ. У всех нас уже стоит множество непреднамеренно установленных, однако несокрушимых якорей, на которые мы реагируем автоматически. Так, существует мелодия, неизменно возвращающая вас к какому-то особенному вечеру, или запах, возбуждающий в вас чувства, которые вы питали к некоему лицу, или нежные объятия, которые мгновенно вызывают чувство безопасности. Каждое из этих «событий» – музыка, запах, объятия – является якорем для воспоминаний и чувств, с которыми это событие было связано.

При создании для себя эмоционального выбора в конкретной ситуации вам нужно уметь идентифицировать благоприятную эмоцию и вызывать ее в случае необходимости. Возможно, к примеру, что на занятиях вам желательно и необходимо испытывать любопытство, однако это чувство кажется вам недоступным, когда вы находитесь в учебной аудитории. Очевидно, что вы нуждаетесь в каком-то методе, позволяющем привнести в ваше текущее переживание ощущение любопытства. Одним из возможных методов выступает формат для поиска эмоций, но есть и другой, очень эффективный способ добиться этого: установить якорь, которым вы сможете пользоваться для вызова желаемых чувств. Когда вам скучно на занятиях, но вы хотите и должны проявлять активность, вы можете воспользоваться якорем, чтобы вызвать ощущение любопытства.

Джонелл, наша приятельница, прибегала к якорению, чтобы Она цепенела при мысли, что будет стоять под прицелом враждебных глаз. Когда она поделилась своими страхами с Лесли, опытным семинарским оратором, та объяснила ей, что на самом деле аудитория ждет от нее хорошего выступления. Это открытие сразу же успокоило Джонелл, но ее тревожило, что спокойное чувство улетучится, едва она окажется перед слушателями. Чтобы в нужную минуту приобрести доступ к этому спокойствию, Джонелл придала данному чувству максимальную интенсивность, а затем вцепилась в крышку стола, словно это был не стол, а кафедра. Она проделала это несколько раз до тех пор, пока, берясь за крышку, не начинала ощущать, как изнутри поднимается и разливается чувство успокоения. Когда пришло время выступить с речью, она нервно взошла на сцену. Но стоило ей вцепиться в край кафедры, как всякая нервозность исчезла, сменившись спокойной уверенностью в том, что все собравшиеся в зале за нее болеют.

Джонелл прибегла к якорению, чтобы при каждой необходимости располагать доступом к чувству спокойствия. Использованным якорем было держание за край кафедры – прекрасный выбор, так как именно в такой ситуации ей понадобилось бы чувство спокойствия – и она позаботилась, чтобы кафедра стояла на сцене. Успокоение – не единственная эмоция, которую можно вызвать при помощи якоря. Вы можете прибегать к якорению, чтобы в нужное время вызвать какую угодно эмоцию.

Мы предлагаем следующий формат для техники самоякорения.

1. Идентифицируйте чувство, которое хотите испытать.

2. Вспомните, когда вы переживали эту эмоцию во всей полноте. Определившись с воспоминанием, сцепите кисти в непрочный замок (или воспользуйтесь любым другим осязательным сигналом: зажмите мочку уха большим и указательным пальцами или дотроньтесь до носа).

3. Погрузитесь в воспоминание, видя то, что видели; слыша то, что слышали, и, самое главное, чувствуя то, что чувствовали.

4. Погрузившись в желаемую эмоцию, осторожно повысьте силу сцепления или касания, продолжая испытывать ее во всей полноте. Этим действием вы превратите сцепление рук или любой другой осязательный сигнал в якорь для чувства.

5. При той же силе нажима переориентируйтесь на сиюминутную обстановку, прихватив с собой эмоцию. Если эмоция исчезает, вернитесь к этапам 3 и 4, еще раз погрузитесь в воспоминание и повторите якорение.

6. Расцепите кисти и насладитесь своим ощущением. Если чувство расплывается, еще раз воспользуйтесь осязательным сигналом для повторного доступа к эмоции. Делайте это, пока не научитесь вызывать эмоцию при помощи якоря и сохранять ее, когда якоря не будет.

7. Позднее проверьте якорь, еще раз сцепив кисти или выполнив любое другое касательное действие, которые вы выбрали. Если якорь не позволяет вызвать желаемую эмоцию, повторите всю процедуру, как можно сильнее интенсифицируя воспоминание и добавляя другие, если это понадобится.

В основе данной техники лежит тот факт, что вы, обращаясь к интенсивным прошлым переживаниям, погружаетесь в конкретную эмоцию, затем организуете осязательный сигнал, способный мгновенно вернуть вас к тому же чувству. Поэтому при желании испытать влюбленность вы можете вернуться к воспоминанию о периоде, когда пережили особенно бурную страсть, и затем заякорите это чувство. Или вы можете пожелать, например, получить доступ к чувству покоя, а потому вспомнить время, когда вам казалось, что в вашей жизни все идет абсолютно гладко. Или, желая вызвать в себе чувство решимости, припомнить случаи, когда вы неутомимо стремились к финишной линии.

Эта техника позволяет вам заякорить те или иные эмоции так, что вы сможете вызывать их, когда вам это понадобится. Понятно, что в таком исполнении якорение есть некое действие, к которому вы прибегаете до того, как ощутите потребность в этих эмоциях.

Например, наш клиент, которого звали Рой, считал себя социально никчемной личностью. Он редко ходил в гости, потому что любые торжества неизменно давали ему очередной повод понять, насколько он оторван от людей. Узнав о якорении, Рой решил попробовать и согласился встретиться с нами у себя дома. Он пришел к выводу, что все, что ему нужно, чтобы общаться с людьми так, как он хочет, это дружелюбное чувство. По отношению к некоторым людям он был настроен чрезвычайно дружелюбно. Он вызвал образы этих людей в своем воображении, интенсифицировал дружелюбное чувство, затем сцепил кисти, чтобы заякорить эмоцию. Он повторял этот процесс до тех пор, пока простое сцепление рук не стало наполнять его дружелюбием. В гостях якорь Роя сослужил ему хорошую службу. В начале вечера ему пришлось несколько раз им воспользоваться, но по мере того как окружающие начинали отзываться на его дружеское поведение, его дружелюбное чувство становилось естественной реакцией на доставлявшие ему удовольствие взаимодействия, а потому надобность в якоре отпала.

Совсем не обязательно, чтобы вашим якорем было описанное выше сцепление рук. Сгодится любое ощущение касания. Напри мер, сведение большого и безымянного пальцев или удерживание левого запястья пальцами правой руки – ощутимые и необычные прикосновения, могущие послужить хорошими якорями вроде того, каким явилось для Джонелл держание за край кафедры. С другой стороны, если вы привыкли сцеплять руки или чесать в затылке, эти действия будут для вас плохими якорями. Неудачность подобного выбора состоит в том, что тем же касанием вы можете ненароком заякорить какую-то другую эмоцию, маскируя или даже полностью устраняя ту, которую заякорили вначале. Кроме того, если вы якорите несколько эмоций, предназначенных к использованию в различных ситуациях, то вам придется для каждой из них установить отдельный якорь.

Эффективность работы якоря зависит, в основном, от его прочности. При первом якорении эмоции сделайте ваше переживание, связанное с возвращением в ситуацию, где вы уже испытали эту эмоцию, как можно более живым и неотвязным. Вы можете усилить переживание, повысив интенсивность своих ощущений и красок вашей картины, увеличив ее яркость, подвижность, объемность, а также ускорив темп того, что слышите. Вы можете также закрепить якорь путем повторного, неоднократного якорения эмоции, как это сделали Джонелл и Рой. Достаточная интенсификация эмоции иногда требует поиска особенно запомнившегося эпизода из своего прошлого, который, будучи вспомнен, все еще продолжает оказывать глубокое влияние. Если, например, вы хотите заякорить любовь к супруге (или супругу), то вам вместо того, чтобы интенсифицировать чувство любви, испытываемое в настоящее время, можно вернуться к тем незабываемым дням, когда вы впервые почувствовали влечение к этому человеку.

Разрыв причинно-следственных связей.

Иногда вы можете оказаться в эмоциональном состоянии, вызванном ситуацией, которая до того невыносима, что вы становитесь отрезанным от обычных возможностей изменить свои чувства. В подобных случаях происходящее обладает над вами такой властью, что вы не в состоянии ни изменить перцептивные компоненты, ни задействовать обычно хорошо срабатывающие паттерны поведения, которые вызывают к жизни стратегию эмоционального выбора. В таких ситуациях даже ранее установленные якоря могут слать бесполезными в преодолении влияния текущей ситуации.

Мы говорим о ситуациях, в которых конкретный идентифицируемый стимул заставляет вас испытывать нежелательные чувства. (На самом деле многие люди полагают, будто все их эмоции являются результатом воздействия разнообразных внешних стимулов, а потому пытаются установить контроль над чувствами через контроль над окружением – стратегия, обреченная на провал.) Такими ситуациями могут быть случаи, когда вы испытываете опустошительный гнев, обнаруживая, что дядюшка Джо, закоренелый расист, снова сел на своего «конька», или вас охватывает печаль, когда вы слушаете новости, или на вас орут, или вы чувствуете тревогу, получив от налоговой службы уведомление о ревизии. В подобных ситуациях вас контролируют, не оставляя вам выбора, стимулы, в роли которых выступают дядюшка Джо, новости, громкость и тон голоса или Внутренняя налоговая служба США.

Когда такое случается, лучшим выбором будет сделать нечто, способное разорвать причинно-следственные связи, – то есть начать с того, чтобы свести к нулю контроль стимула над вами. Когда причинно-следственная связь будет нарушена, вы сможете, если это необходимо, переместиться в формат «Во время», что явится способом восстановления возможности эмоционального выбора. Разрыв причинно-следственной связи приносит двойную выгоду: выводит вас из-под влияния ситуаций в достаточной мере, чтобы поколебать неприятные и неблагоприятные эмоции, которые вам приходится терпеть, а также предоставляет вам возможность распределить свои перцептивные и поведенческие ресурсы так, чтобы вернуться в ситуацию уже на ваших собственных условиях.

Существует три способа ликвидации контролирующего эффекта стимула, которые все подразумевают то или иное устранение себя из ситуации. Первый способ заключается в том, чтобы заменить свою точку зрения на другую, отстраненную от происходящего. Вы можете добиться этого, либо рассмотрев ситуацию с точки зрения будущего – так, чтобы взирать на нее как на событие, оставшееся в прошлом, – либо выйдя из нее визуально и наблюдая за ней с позиции безучастного стороннего наблюдателя: примерно так, как вы следите за телевизионным шоу.

Второй способ устранения эффекта контролирующего стимула требует переключения внимания на другой стимул. Если вам, например, невыносимо скучно на лекции, вы можете целенаправленно обратить свое внимание на какую-нибудь привлекательную особу из числа слушателей или на какой-то предмет в помещении, который выглядит достаточно странно, чтобы возбудить в вас любопытство, – короче говоря, на любой стимул, достаточно мощный, чтобы вызвать у вас иную эмоцию. Сродни разрыву причинно-следственных связей оказывается постановка вопросов, приводящих к обработке информации. Если в минуту, когда на вас давит некая эмоция, вы приметесь задавать себе вопросы, касающиеся решения проблем, то результатом этого часто будет оказываться эмоциональное отрешение от эффектов, оказываемых стимулом. Например, чтобы свести к нулю невыносимое чувство, вызванное расизмом дядюшки Джо, вы можете задавать себе вопросы: «Как он дошел до такой жизни?», «Как я дошел до таких мыслей?», «Что мне сделать, чтобы изменить то, что делает он?».

Третьим способом является физический выход из ситуации. Если стимул лишает вас возможности выбирать себе чувства, то не обязательно его терпеть. Между бегством и уходом существует огромная разница. Может статься, что вам придется физически оградиться от стимула, чтобы восстановить свой эмоциональный выбор. Так, в главе 7 мы рассказали, как Лесли сочла нужным выйти из ресторана, чтобы подумать, чего ей хочется в плане эмоций и вызвать в себе эти чувства. Как только она восстановила в себе способность выбирать чувства, она была готова вернуться в ресторан, но теперь уже на собственных эмоциональных, условиях. Вот некоторые примеры действий, посредством которых вы можете устраняться из невыносимых, парализующих ситуаций.

Вас раздражает и выводит из себя чей-то насмешливый и скрипучий голос.

• Переключите все внимание на других присутствующих.

• Постарайтесь вычислить, какие паттерны мышечного напряжения порождают столь омерзительное звучание.

• Сымитируйте тон.

• Вообразите, что данный тон – симптом смертельной болезни.

• Уйдите.

• Завладейте взаимодействием, пользуясь своим естественным голосом.

Вы гостите у друга, квартира которого пребывает в таком запустении, что вы испытываете отвращение и гадливость.

• Приберите в квартире.

• Выберите себе чистый уголок, который сможете назвать своим пристанищем.

• Погасите свет.

• Уйдите.

• Рассматривайте окружающую обстановку как специально созданное произведение искусства.

• Для каждого слоя грязи постарайтесь представить, какие события привели к его накоплению.

Вас игнорирует коллектив, и это вызывает у вас чувство униженности и негодования.

• Уйдите.

• Устройте сцену.

• Пошепчите кому-нибудь на ухо.

• Наслаждаясь своей невидимостью, понаблюдайте, как забавно ведут себя люди.

• Подслушайте разговоры и подумайте, как использовать услышанное.

• Отведите кого-нибудь в сторонку и втяните в беседу.

Эти примеры приведены ради стимуляции ваших раздумий над рядом возможностей, позволяющих вам просто-напросто прервать ход вещей, заставляющий вас реагировать неблагоприятным и неудачным образом. Теперь вам имеет смысл подыскать несколько примеров невыносимых ситуаций, в которых вы чувствовали и вели себя не так, как хотели. Вы познакомились с процессом создания соответствующих альтернатив, и в следующий раз, оказавшись в эмоционально гнетущей ситуации, сможете воспользоваться следующим форматом.

1. Установите, что именно заставляет вас испытывать неприятную или неблагоприятную эмоцию (то есть идентифицируйте причину).

2. Выберите способ, позволяющий свести эффект этой причины к нулю путем либо а) изменения перспективы, превращения в стороннего наблюдателя или наблюдения за ситуацией из будущего, либо б) переключения внимания на другой стимул, либо в) физического устранения из ситуации.

3. Устранитесь из ситуации способом, который предпочли. Если вы все еще чувствуете себя перегруженным, вернитесь к этапу 2 и выберите другой – возможно, не такой радикальный, – способ ликвидации причинно-следственной связи.

4. При желании, устранив эффект стимула, перейдите к формату «Во время» и другим оценочным подходам.

Возможно, что того облегчения, которое вы ощутите, оградившись от причины ситуации, будет достаточно, чтобы почувствовать себя удовлетворенным. В этом случае вы можете остановиться на третьем этапе. Однако прежде чем двинуться дальше, подумайте, не следует ли вам в конечном счете овладеть такой ситуацией – попробуйте подчинить себе ваши переживания так, как это произошло. Если вам приглянется подобный исход, воспользуйтесь возможностью либо перейти к формату «Во время», изменяя свою эмоциональную реакцию на текущую ситуацию, либо к формату «После», изменяя будущую эмоциональную реакцию на похожую ситуацию. Независимо от того, что вы выберете, – воспользуетесь преимуществом указанных форматов или просто сведете к нулю причинно-следственную связь и обратитесь к другим вещам, – цель состоит в том, чтобы поставить ситуацию под контроль и не давать ей контролировать вас.

Реконструкция эмоций.

Когда в главе 5 мы знакомили вас с временными рамками, мы рассказали о Стивене, маленький сын которого едва не привел его в ярость своей привычкой постоянно встревать в разговор. Затем, когда Стивен уже готов был взорваться, «воображение внезапно перенесло его в будущее. В этом будущем он увидел своего сына уже совсем взрослым человеком, грубым и несдержанным, а потому одиноким и несчастным. Разговор, который пытался поддерживать Стивен, сразу показался неважным. Пламя в его глазах угасло. Он присел на корточки рядом с сыном и стал объяснять ему, что значит быть грубым, и что нужно сделать, чтобы этого избежать». Стивен очень тонко, хотя и непреднамеренно, изменил свое эмоциональное состояние, перенесясь из временных рамок настоящего в рамки будущего. В тот самый миг, когда он изменил временной компонент, его эмоции сместились от нетерпения к терпению.

В главе 5 мы также рассказывали о Френсис и ее ссоре с банком. Ей не удалось заставить банк исправить ошибку, так что она была крайне недовольна собой. Но когда друг призвал ее найти в состоявшейся конфронтации хоть что-то ей удавшееся, Френсис вспомнила: «Пусть я перепугалась, но сказала им: „Вы еще меня не знаете“, – и ушла». Как только Френсис признала, что добилась маленького успеха, она почувствовала себя удовлетворенной.

Многие из нас, как и Френсис, недовольны собой, когда дела идут не так, как нам хочется. Чтобы почувствовать себя удовлетворенной, Френсис пришлось сосредоточить внимание на том, что она сделала для реализации своих ожиданий. Ей это не удавалось до тех пор, пока она не стала разбивать инцидент на все более мелкие фрагменты поведения (разукрупнять), в итоге добравшись до тех паттернов и результатов, которых она все же добилась, и которые принесли ей удовлетворение.

Временами бывает, что вам лучше приобретать доступ к эмоции по частям, как это делали Стивен и Френсис, и не погружаться в нее сразу, как это происходит при пользовании форматами «Поиск эмоции» и «Самоякорение». Вы можете оказаться настолько захвачены своим эмоциональным состоянием, что вам не удастся из него вырваться и переключиться на желаемые эмоции. Неплохо иметь в запасе несколько способов изменения эмоциональных переживаний, и одним из лучших методов является изменение чувств путем видоизменения ощущений на уровне компонентов.

Реконструкция эмоции с превращением ее в более благоприятную требует прежде всего осознания компонентов, значимых для ее возникновения. Одним из простейших способов идентификации компонентов эмоции является постановка вопроса: «По каким признакам я узнаю, что ощущаю эту эмоцию?» и ответ на него. Зная компоненты, вы можете начать экспериментировать с их изменением. Из ранее приведенных в других главах примеров вам известно, что компоненты, лежащие в основе отдельной эмоции, образуют уникальный комплекс взаимно влияющих ощущений. Измените любой из этих компонентов, и ваши чувства тоже мгновенно изменятся. Кроме того, изменения, произведенные в каких-то одних компонентах, окажут более глубокий эффект на изменение отдельной эмоции, чем изменения, произведенные в других компонентах.

Мы не предлагаем вам изменять тот или иной аспект внутреннего переживания лишь ради замены вашей эмоции на что-то – «что угодно» – еще. Наверное, вы и сами знаете, какие эмоции вам лучше испытывать вместо тех, которыми вы обременены в настоящий момент. Конечная цель, к которой вы хотите прийти с вашим эмоциональным состоянием, должна быть мерилом для измерения качества вашего переживания, когда вы намереваетесь его изменить. Перестраивая ощущения, задайтесь вопросом: «Это ли я хочу чувствовать, и если нет, то каких качеств мне все еще не хватает?» Знание конечного пункта эмоционального путешествия позволяет вам продолжать приспосабливать эмоции до тех пор, пока вы не добьетесь намеченной эмоции.

Представим, например, что вы испытываете нетерпение, а хотите испытывать терпение. Осознав свое внутреннее переживание, вы понимаете, что ваш темп чересчур быстр. Вы также понимаете, что относите достижение цели к очень близкому будущему, тогда как модальностью выступает модальность необходимости («Я должен это заполучить!»). Экспериментируя, вы начинаете с замедления темпа. Это изменяет ваше эмоциональное состояние, но не так, как вы того хотите. Теперь вам нужно добиться цели быстро, одновременно действуя в медленном темпе, что заставляет вас ощутить собственную несостоятельность. Поэтому возобновите эксперимент и на сей раз переместите исход в более отдаленное будущее. Это изменение в сочетании с замедленным темпом действительно приведет вас к чувству терпения.

Можно испытать практически любую эмоцию, набор компонентов которой вы в состоянии описать. На первый взгляд это кажется более сложным и проблематичным подходом к получению доступа к эмоциям, но процесс упрощается уже после нескольких попыток. Выигрыш при использовании данного метода выходит за пределы приобретения доступа к конкретным эмоциям; этот метод также вооружает вас настроем и растущей информационной базой, которые сделают ваше текущее переживание и эмоциональные реакции окружающих неиссякаемым источником новых знаний, касающихся структуры человеческих переживаний. И с этим знанием вы вознесетесь на такой уровень выбора и к такому диапазону эмоциональных переживаний, каких не смогли бы добиться никакими иными способами.

Предлагаемые ниже примеры, которые наполнят вас пониманием процесса реконструкции эмоций, вполне заурядны. Мы имеем в виду, что изменения, которым подвергаются компоненты с целью преобразования нежелательной эмоции в желательную, являются теми, в которых нуждается большинство людей, задавшихся целью вызвать указанную желательную эмоцию. Знакомясь с каждым примером, найдите в себе описанные компоненты и посмотрите, как изменятся ваши чувства. Если вы не ощутите эмоцию, которую призван вызвать данный конкретный набор компонентов, то подумайте, чего не хватает, и попробуйте добавить недостающее ощущение.

От несостоятельности к состоятельности.

Вы согласились выступить на совете, но когда обнаружили, что все его члены имеют более высокие ученые степени, чем ваша, чувствуете себя несостоятельным. Часто при создании чувства несостоятельности самым важным компонентом является сравнение того, чем вы обладаете или что можете сделать, с достоянием или возможностями какого-то другого лица. Можно преобразовать это чувство в ощущение собственной состоятельности, напомнив себе о своих возможностях; о прошлых случаях, когда вы демонстрировали свою уникальную компетентность, и т. д., пока не почувствуете, что способны стоять на своем в присутствии этого человека или, в нашем примере, в состоянии выступить в роли члена совета.

От перегруженности к ответственной креативности.

Это было то еще предприятие, но вы все-таки ухитрились подготовиться ко дню рождения вашего ребенка. Однако вы чувствуете, что у вас уже не осталось никаких сил, когда вдруг оказывается, что в гости придет вдвое больше детей, чем вы рассчитывали. Ког-да вы ощущаете перегрузку, ваш темп стремителен, так как вы пытаетесь позаботиться сразу о многом без выделения приоритетов. Вы можете вызвать в себе чувство ответственной креативности, произведя три изменения. Во-первых, сбавьте темп, а после этого выделите приоритеты и последовательности действий при выполнении стоящих перед вами задач. Вы разукрупняете непомерную задачу и затем сосредоточиваетесь только на первоочередных делах. Покончив с одной, вы переходите к следующей задаче: сперва, например, занимаете юных гостей каким-то делом; потом прикидываете, сколько еще приготовить еды для всех неучтенных, находите кого-нибудь, кто пойдет за продуктами, и т. д. Во-вторых, добавьте к критерию «переделать все дела» критерий «переделать весело и с огоньком». Одновременно измените модальность «Я должен/Мне придется» на «Я хочу/Я могу». Сочетание этих изменений натолкнет вас на мысли касательно развлечений и угощения – игр на свежем воздухе, лепки шариков из арахисового масла, выпечки, – которые развлекут и вас, и детей, параллельно оказываясь решением проблемы быстрого приготовления пищи.

От тревоги к способности.

Субботним вечером вы сидите за столом, в тревоге ломая руки, так как в понедельник вам предстоит экзамен, по результатам которого вы либо перейдете, либо не перейдете на следующий курс. Тревога часто возникает, когда вы обращены к будущему, которое, как вам кажется, таит в себе опасность и к которому вы не готовы. Вы можете преобразовать это чувство и ощутить свою квалифицированность посредством того, что, во-первых, будете прислушиваться лишь к тому, что происходит вокруг в данный момент, пока не почувствуете себя в безопасности в настоящем. («Дома тепло и уютно, вокруг меня – любимые картины и книги, у меня есть друзья, люди, которые меня любят».) Затем вооружитесь модальностью «это возможно» и приступите к разукрупнению задачи, думая о путях практической подготовки к встрече с потенциально опасным будущим. («Во-первых, мне нужно достать конспекты и посмотреть, какие темы наверняка прозвучат на экзамене; затем я изучу их в первую очередь; потом, если у меня еще останется время, я смогу перейти к другим возможным вопросам».).

От разочарования к фрустрации.

Сотрудник, на которого вы возлагали большие надежды и имели насчет него грандиозные планы, разочаровал вас, показав, что не способен реализовать ваши чаяния. Когда вы ожидаете чего-то, чего нам по-настоящему хочется, и не получаете этого, результатом может стать разочарование. Важным компонентом здесь выступает тот факт, что вы больше не видите возможности заполучить желаемое. Помещая желаемое во временной фрейм, включающий будущее (например, говоря себе, что ваш сотрудник пока еще не оправдал надежд), вы, по крайней мере, перейдете к чувству фрустрации. В данном случае это полезный сдвиг, так как фрустрация побуждает вас к дальнейшему преследованию цели: попытаться, допустим, повысить квалификацию вашего сотрудника так, чтобы он в конце концов достиг уровня, которого, по вашему мнению, способен достичь. Если вы хотите перейти от фрустрации к более приятному предвкушению, поищите в прошлом эпизоды, когда ваш сотрудник чему-то учился и повышал свое мастерство. Используя эти примеры в качестве утешения, продолжайте пользоваться временными рамками будущего, но измените модальность «он мог бы измениться» на «он изменится». Это позволит вам рисовать достойные предвкушения картины грядущего. Это также могло бы наполнить вас обновленным чувством энтузиазма и волнения.

От разочарования к принятию.

Ваша дочь-подросток уходит подровнять челку и через четыре часа возвращается с зеленым панковским «ирокезом». Вы можете не захотеть или не быть в состоянии и дальше преследовать результат, погоня за которым принесла вам разочарование. В этом случае вы, может быть, захотите перейти от разочарования к принятию, освобождая себе путь к другим результатам. Вы можете сделать это, переместившись на несколько лет в будущее и после оглянуться на то, чего так и не получили. Оглядываясь на результат, которого вы не добились, делайте его все мельче и мельче в перцептивном отношении, все менее и менее важным – до тех пор, пока не почувствуете принятие. Оглядываясь, к примеру, на кричащую прическу дочери из момента, отстоящего от сегодняшнего дня на десять лет, вы увидите, как это событие становится всего лишь одним из многих забавных и курьезных случаев, которыми так богата жизнь подростка.

От депрессии к энтузиазму.

Вы чувствуете, что не делаете ничего стоящего сейчас и, судя по всему, не делали и в прошлом; при взгляде же в будущее все, что вам удается увидеть, – это лишь продолжение прежнего, бессмысленная суета… и это так угнетает. Когда вы испытываете депрессию, дурным выглядит все – прошлое, настоящее и будущее. Чтобы выйти из депрессии, вам нужно начать идентифицировать в настоящем что-то, ставшее лучшим по сравнению с прежними временами. Встройте эту малую разницу в будущее, затем найдите еще что-нибудь, улучшившееся по сравнению со своим прошлым состоянием, и снова встройте в будущее, и т. д. В итоге, действуя таким образом, вы построите будущее, которое развеет вашу депрессию и возбудит энтузиазм. Однако весьма вероятно, что чувство депрессии не сразу сменится энтузиазмом. Вы должны рассудить, что данный процесс сродни подъему тяжелого предмета со дна океана путем закачивания в него все большего и большего количества воздуха.

От надежды к ответственности.

Вы узнаете, что ваш шестилетний сын повинен в мелких кражах и, конечно, надеетесь, что он изменится и избавится от этой пагубной привычки. Когда вам чего-то хочется, но вы пассивно ориентированы на результат, вы наверняка так и останетесь полными надежд на получение желаемого, не считая себя обязанным сделать хоть что-нибудь ради достижения этого результата. Если же вместо этого вы ощутите свою ответственность, то вероятность неких действий, направленных на достижение цели, окажется намного большей. В приведенном примере ощущение ответственности за будущее ребенка побудит вас научить его уважению к чужой собственности. Вы можете переориентироваться на чувство ответственности путем изменения внутреннего «Хочу, чтобы это произошло» на «Это надо сделать» и «Это должен сделать именно я» (модальность необходимости), напоминая себе о других результатах, достигнутых вами в ходе воспитания ребенка, так чтобы суметь сказать себе «Я могу сделать то, что необходимо сделать», а затем перейти к обдумыванию способов достижения результата.

От скуки к приятному предвкушению.

Вы долго едете по малоинтересной местности с непривлекательным ландшафтом и чувствуете скуку. Когда вам скучно, вы пребываете в настоящем, но в этом настоящем не происходит ничего, что могло бы вас заинтересовать. Вы можете преобразить ощущение скуки либо в удовольствие, либо в приятное предвкушение, переключив свое внимание на будущее и фантазируя насчет позитивных будущих возможностей. Если вернуться к примеру с автомобильной поездкой, то вы можете мысленно доставить себя в конечный пункт путешествия, где вас ждут разные приятные вещи.

От горя к принятию.

Вы потеряли близкого человека – кого-то, чье будущее переплеталось с вашим, – и теперь скорбите. Вы можете испытывать скорбь не только при кончине близких, но и при потере работы, дома, мечты или любви. На самом деле, коль скоро мы склонны ассоци– т. ц ировать горе со смертью, многие люди не сознают, что скорбят по поводу потери чего-то еще – например, работы или любви. В состоянии скорби вы вновь и вновь сравниваете то, чего нет в вашем настоящем, с тем, что могло бы в нем быть; и то, чего не будет в вашем будущем, с тем, чем это будущее могло бы стать. Чтобы перейти к принятию, вам нужно построить себе ближайшее и отдаленное будущее, берущее начало в настоящем, построенное из того, что принесет в этом будущее удовлетворение; тех дел, которые удовлетворят вас, и того, как вы будете ими заниматься. В этом случае вы будете внимать одному будущему вместо того, чтобы сравнивать два: будущее «того, что будет», и «того, что могло бы быть».

От удовлетворения к восторгу.

Ваша семилетняя дочь приходит домой с колонкой примеров на сложение и вычитание, которые все решены правильно, и вы испытываете удовлетворение при виде ее успехов. Удовлетворение есть то, что вы чувствуете, когда происходящее в точности соответствует вашим чаяниям. Интенсивность этой эмоции обычно не особенно высока. Если в ситуации, заслуживающей более бурных эмоций (когда, например, ваша дочь овладевает сложением и вычитанием), вы испытываете всего лишь удовлетворение, то интенсивность этого чувства можно взвинтить – быть может, усматривая в этом событии доказательство будущих достижений, одаренности и совершенства вашего ребенка, – пока не начнете испытывать восторг.

Проработайте описанные выше примеры, повторите их несколько раз, и вы обнаружите, что очень быстро превратите их в собственные стратегии, предоставляющие вам новый эмоциональный выбор в ранее проблемных контекстах.

Предложенное ниже упражнение даст вам возможность испытать на себе реконструкцию эмоций по вашему собственному выбору и поэкспериментировать с ней.

1. Идентифицируйте эмоцию, переживаемую в настоящий момент. (Например: «Я ощущаю любопытство».).

2. Идентифицируйте значимые компоненты этой эмоции, спрашивая себя: «Откуда я знаю, что испытываю именно____________________, а не какую-то другую эмоцию?» То есть: что именно из того, что вы обдумали – временные рамки, темп, модальность, степень участия, интенсивность, соответствие/несоответствие, сравнение, критерии и размер чанка – играет важную роль в том, что данная эмоция такова, какой ощущается? (Например: «Когда я испытываю любопытство, я отмечаю несоответствие между тем, что я знаю, и тем, что мне явлено; я озабочен настоящим, я чувствую свое напряженное участие, а моим критерием выступает критерий „понимание“. Рассогласованность критерий „понимания“ и напряженное участие видятся мне наиболее важными».).

3. Измените один из важных компонентов в каком-нибудь количественном или качественном отношении. Если вы прикованы к настоящему, то можете переключить внимание на прошлое или будущее. Если ваш темп быстр, замедлите его; если медленный – ускорьте. Если вы пользуетесь модальностью необходимости («Я должен», «Я обязан»), смените ее на модальность возможности («Я могу», «Я смог бы»); или же наоборот: замените возможность необходимостью. Если степень участия, которую вы ощущаете, отличается активностью, то измените последнюю на пассивность, или наоборот: при пассивном участии превратите его в активное. Вы можете либо повышать, либо понижать интенсивность того, что чувствуете. Если вы присматриваетесь к соответствию вещей, обратите внимание на их несоответствие или сравните их. Вы можете изменить один критерий – то есть то, что является для вас в ситуации важным – на какой-то другой. Или же вы можете оставить прежний критерий, но либо укрупнить, либо разукрупнить его относительно ваших нынешних взглядов на этот критерий.

4. Следите, как ваши эмоции меняются в результате изменений, вносимых вами в компоненты переживания. (Например: «Когда я вхожу в состояние соответствия, я больше не чувствую любопытства, но ощущаю себя мотивированным к какому-то делу. Когда я снижаю интенсивность моего любопытства, оно сменяется заинтересованностью, а когда я ее повышаю, я начинаю испытывать жгучее любопытство. Когда я смещаюсь к пассивному чувству, я ощущаю заинтересованность».).

Мы призываем вас почаще повторять приведенное упражнение, затрагивая в нем как можно более разнообразные комплексы эмоций и компонентов. Упражнение может показаться простым, но оно, тем не менее, замечательно просвещает в отношении структуры субъективного переживания. Такого рода экспериментирование бесценно для вас в том смысле, что учит оценивать и опознавать внутренние процессы, порождающие ваши текущие эмоции. Оно, по сути, является основополагающим аспектом подлинного эмоционального выбора.

Вот особенно полезный совет для быстрого получения доступа к разнообразным эмоциям для их последующего использования в ходе вышеуказанного упражнения. Подсказкой является форма вопроса, и мы, задавая его, тысячи раз изменяли человеческие эмоции. Мы прибегали к этому вопросу, когда этим людям хотелось почувствовать определенную эмоцию, или когда мы сами хотели, чтобы они ее испытали. Возьмем в качестве примера амбицию. Вопрос звучит так: «Как вы узнаете, что ощущаете в себе амбициозность?» Для ответа человеку нужно вызвать эмоцию прежде, чем он сумеет произвести оценку, необходимую для описания компонентов. Вы можете опробовать данный вопрос на себе. Всякий раз, когда вам захочется вызвать определенную эмоцию, спрашивайте себя: «Как я узнаю, что чувствую себя амбициозным?» (или благодарным, или решительным и т. д.). Начав экспериментировать с эмоцией, вы можете при желании заякорить ее.

Приобретя способность моделировать компоненты эмоций, вы сможете воспользоваться представленным ниже четырехэтапным форматом, призванным реконструировать ваши эмоциональные состояния в соответствии с вашими желаниями. Четыре этапа соответствуют стадиям, которые мы обсуждали и на которые ссылались на протяжении всего данного раздела.

1. Осознайте значимые компоненты, лежащие в основе нежелательной эмоции.

2. Измените качества этих компонентов, по одному за раз.

3. Оцените, приводит ли данное изменение к возникновению желаемой эмоции.

4. Продолжайте изменять значимые компоненты нежелательной эмоции, пока не достигнете той, которую хотите.

По поводу реконструкции ваших эмоций необходимо сделать три заключительных замечания. Первое касается протяженности эмоционального скачка. Если вы чувствуете усталость, скачок к энергичному или амбициозному чувству может быть чересчур длинным. Если ваша цель слишком удалена, чтобы быть достигнутой одним эмоциональным скачком, совершите его постепенно, перепрыгивая с одной легко доступной эмоции на другую. Например, вы могли бы перейти от чувства усталости к скуке, от скуки – к беспокойству, от беспокойства – к стремлению испытывать амбициозные чувства. Обратите внимание, насколько эти эмоции структурно ближе друг к другу и доступнее, позволяя вам легко переходить от одной к другой.

Второе замечание касается времени, необходимого на реконструкцию эмоции. В ходе реконструкции вам иногда приходится прибегать к расширению временных рамок. При том, что реконструкция эмоции часто будет занимать какие-то секунды, другие эмоциональные изменения могут потребовать часов и даже дней, если речь идет, например, о депрессии. Третьи же эмоции – к примеру, скорбь – могут потребовать недель. На построение внутренних образов нового, удовлетворяющего будущего – одно из изменений, необходимое для трансформации скорби в принятие – может уйти какое-то время.

Третье замечание касается всех методов получения доступа к эмоциям, представленных в настоящей главе. Этими методами вы будете пользоваться преимущественно с целью приобрести доступ к определенным эмоциям, необходимым в конкретных контекстах. (Вычисляя, какую вызвать эмоцию и как с ней быть, вы не будете реально присутствовать в ситуации на протяжении большей части времени.) Поэтому важно, чтобы вы могли гарантировать собственную способность почувствовать себя неким образом именно тогда, когда вам этого захочется. Мы называем этот процесс подстройкой к будущему. Коль скоро вы обрели доступ к желаемой эмоции, подстройка к будущему позволяет вам прикрепить ее к тому контексту, в котором в ней возникает необходимость.

Подстройка к будущему осуществляется посредством как можно более живого воображения очередной ситуации, в которой вам понадобится это вновь приобретенная эмоциональная реакция. Войдите в эту воображенную ситуацию, вооружившись желаемой эмоцией, и ощутите то, что вы будете ощущать; увидьте то, что увидите, и услышьте то, что услышите. (Это также является великолепной возможностью заякорить эмоцию, которую позднее, действительно оказавшись в подразумеваемой ситуации, вы сможете использовать в качестве запасного варианта или подкрепления.) Подстройка к будущему не только обеспечивает заключительную проверку правильности выбора эмоции, но и помогает вам гарантировать, что вы сумеете вызвать ее при первой необходимости, а потому вам не понадобится повторно прибегать ни к форматам отбора, ни к форматам получения доступа.

Чем вы располагаете в настоящий момент.

Наличие выбора означает нечто большее, чем просто знание, чего вы хотите, и приобретение чего-то стоящего. Всем нам случалось бродить вдоль рядов в магазине эмоциональных игрушек, желая то того, то другого, и в конце концов уходить с пустыми руками, потому что у нас не было денег. Наличие эмоционального выбора означает умение выбирать в сочетании со способностью превратить этот выбор в реальность.

В этой главе были представлены эффективные средства получения доступа к выбранным вами эмоциям или приобретения их.

Эти методы включают поиск эмоций, в ходе которого вы ооращае-тесь к собственным, естественным образом возникающим способам доступа к определенным эмоциям; самоякорение, посредством которого вы создаете физические сигналы, позволяющие вам тогда, когда это нужно, вызывать желаемые эмоции; разрыв причинно-следственных связей, в ходе которого вы обретаете доступ к эмоциональным реакциям благодаря тому, что сначала отделяете себя от эмоционально изматывающей ситуации; и реконструкцию эмоций, в процессе которой вы выявляете значимые компоненты, образующие желаемую эмоцию, и после изменяете свои ощущения, обеспечивая соответствие.

Умение вызывать эмоции есть то, что позволит вам пробудить отобранные эмоции; это реализация выбора. Способность к расстановке – умение настраиваться на эмоции, отбирать их и вызывать – может подразумевать новый диапазон выбора и колоссальную эффективность в обеспечении кратковременных и долгосрочных результатов. Подобно очень многим вещам, заслуживающим осуществления, овладение описанными нами форматами требует некоторого времени и сил, зато является вложением в постоянно расширяющееся будущее эмоциональных и поведенческих возможностей.

Глава 9. Выражение эмоций.

Всякий раз, когда наш приятель Барри испытывал гнев, фрустрацию, смущение, усталость, амбиции, разочарование, невозмутимость или удовлетворение, он вел себя одинаково: запирался в своей берлоге и зависал над клавиатурой компьютера, таращась в монитор. Семья Барри, отрезанная от него таким вот образом, могла лишь догадываться о его настроении. Сбиваясь на позиции осторожности и беспокойства, домашние предполагали худшее, оставляя его в одиночестве и надеясь, что его «ужасное» настроение развеется. В конце концов они научились жить без него.

Всякий раз, когда Лаура испытывала гнев, фрустрацию, смущение, усталость, разочарование, одиночество, ностальгию или тревогу, она принималась плакать. И вскоре ее слезы уже никого не трогали. Окружающим ничего не оставалось, кроме как вздыхать: «Ну вот, опять завелась. Ничего, она скоро перестанет», – после чего они возвращались к своим делам.

В большинстве своем люди узнают о том, что творится у вас внутри, по вашему поведению. Конечно, как мы продемонстрировали выше на паре предельных (хотя и реальных) случаев, их «знание» о вашем эмоциональном состоянии может не соответствовать действительности. Поведенческое выражение эмоций, которое Барри и Лаура оставили за собой, было столь ограниченным и неадекватным, что нечего удивляться тому, что родным и близким никогда не удавалось правильно уловить их настроение. В определенной степени проблема адекватного выражения эмоций – общая для всех нас. У каждого из нас найдутся собственные примеры эмоций, которые мы выражаем неуклюжими, пагубными или сбивающими с толку способами.

Выражение эмоций не должно определяться по умолчанию. Вы можете выбирать себе не только эмоции, но и способы их выражения. Располагая возможностью выбора эмоциональной экспрессии, вы повысите свою эффективность в достижении результатов и общении с окружающими, а также улучшите свое самовосприятие. Именно через выражение эмоций мы заявляем о себе как о чувствующих существах.

Из трех предыдущих глав вы узнали о навыках расстановки, первой ключевой способности, составляющей эмоциональный выбор. В этой главе вы познакомитесь со второй ключевой способностью, выражением, усвоив формат, который проведет вас через отбор паттернов поведения, способных выразить испытываемую эмоцию, конгруэнтных вашему «я» и адекватных обстоятельствам, в которых вы находитесь.

Как правило, когда дело доходит до выражения эмоций, люди обнаруживают весьма небольшую гибкость. Большей частью кажется, что мы привержены выражению эмоций привычным путем, даже если доказано, что данное выражение бесплодно и неэффективно. Используя приведенный в этой главе формат, вы значительно расширите свой репертуар паттернов экспрессивного поведения. Помимо этого, вы научитесь лучше осознавать желательный исход конкретной ситуации; пути, которыми эмоции могут поспособствовать этому осознанию, а также пути наиболее эффективного обеспечения этого результата через благоприятное выражение эмоций.

Выражать или не выражать?

Создается впечатление, что большинство из нас держат концепцию собственного «я», эмоции и поведенческое выражение в одном и том же концептуальном «ящике»:

Кто я такой (я-концепция).

Я = Что я чувствую (эмоции).

Что я делаю (поведенческое выражение).

Проблема, возникающая при содержании трех этих аспектов нашей личности в пределах одного ящика, заключается в том, что когда один из аспектов кажется неконгруэнтным прочим, в этом ящике мгновенно становится тесно и неудобно. Так часто бывает, когда мы испытываем какую-то эмоцию, которая представляется нам неконгруэнтной нашей я-концепции. Вы можете завидовать новой любовной интрижке своего приятеля, которая попирает вашу я-концепцию, и, следовательно, считать себя «нехорошим» в данном отношении. Более того: вы, наверное, сделаете что угодно, но только не выразите эту эмоцию, поскольку сделать так означало бы обнаружить перед другими свою «нехорошесть».

Похоже, что в нашей культуре существует определенный набор эмоций, испытывать которые считается неподобающим или дурным делом – не говоря уже о том, чтобы их выразить. К ним относятся чувства сексуальной озабоченности, смущения, раздражения, любопытства (к чужим делам), безучастия, высокомерия и зависти. Конечно, все мы время от времени испытываем эти эмоции. Но когда это все-таки происходит, мы часто считаем, что их не следует выражать. Самым обычным следующим шагом бывает рассмотрение эмоции как доказательства слабости, эгоизма, порочности или инфантильности, которые часто приводят к чувству стыда.

Марта, к примеру, работает на человека с явно высокими стандартами и определенными идеями о должном ходе вещей, но редко бывает, чтобы начальник объяснил ей эти стандарты и представления. Это смущает Марту, и у нее остается много вопросов, касающихся ее обязанностей в офисе. Частью я-концепции Марты является то, что ей уже следует знать, как выполнять эти обязанности, а если она испытывает замешательство, то это означает, что она тупица. Чтобы не обнаружить своей «тупости» перед начальником, Марта никогда не задает ему вопросов и, как следствие, работает так, что тот неизменно считает ее некомпетентной. Еще несколько ходок по кругу в этих зыбучих песках – и работа Марты сделается не только предметом замешательства: она отойдет в область истории.

Подлинная проблема здесь в том, что в качестве доказательства реализации своей я-концепции Марта использует не поведение, а эмоции. Одним удивительным свойством эмоций является то, что они предоставляют вам непрекращающуюся обратную связь касательно происходящего с вами, и именно так к ним следует относиться. Например, испытывать мрачные чувства и действовать в мрачной манере – вещи очень разные: как мы указывали в главе 2, можно действовать так, что ваши действия будут окрашены в печальные тона, но не испытывать при этом аналогичного чувства. Когда вы думаете о своих эмоциях как о постоянной обратной связи, отражающей происходящее с вами, вы сразу перебираетесь с эмпирического заднего сиденья, где просто сидите по ходу эмоциональной поездки, на место водителя, где можете сами решать, куда направить собственное переживание.

Выражению эмоций сопутствует несколько отдельных проблем. Первая заключается в том, что происходящее внутри вас не удает-ся передать окружающим. У вас есть сообщение, но оно остается взаперти. Но, как это было с человеком в железной маске, пребывание взаперти не устраняет потребность и желание освободиться. Например, многие люди позволяют своим раздраженным чувствам подолгу оставаться невыраженными. Однако чувство раздражения не сдается и не рассеивается. Взамен оно надстраивается и надстраивается, пока в итоге не взрывается в виде гнева, который так или иначе выражается. Люди, застигнутые взрывом, остаются в недоумении: откуда все это взялось?

Вторая проблема, с которой связано позволение эмоциям остаться невыраженными, состоит в том, что вы, поступая так, лишаете себя возможности заполучить желаемое. Вы испытываете раздражение, когда происходят какие-то мелкие назойливые неприятности. Если вы не выражаете свое раздражение, то человек, предпринимающий раздражающие вас действия, так и не узнает, что он раздражает вас, а потому у него не будет возможности изменить свое поведение, чтобы смягчить ваше раздражение. Аналогичным образом, когда вы испытываете любовные чувства и не выражаете их перед возлюбленной, вы можете упустить возможность открыть для себя, что она чувствует или хотела бы чувствовать то же самое, что и вы (ах, эти маленькие радости эмоционального выбора: «Итак, дорогая, откуда же ты знаешь, что действительно влюблена?»).

Та же самая ситуация может быть легко низведена до чувства негодования. Когда вы чего-то хотите от других, будь то внимание, любовь, уважение, одиночество или передышка, но не выражаете своего желания, у вас часто возникает чувство неудовлетворенности – по той, конечно, причине, что окружающие не знают, чего вы от них хотите, а потому, по всей видимости, и не делают того, что вам хочется. Обычно такая неудовлетворенность ведет к негодованию, невзирая на то, что вы и словом не обмолвились о своих желаниях. Возмущение почти всегда возникает из-за невыраженных эмоций.

В-третьих, невыраженные эмоции вредят здоровью. Нам всем приходилось чувствовать напряжение в теле, возникавшее, когда мы не выражали чего-то, что в действительности хотели бы выразить. Примерами этого изобилуют книжные полки, медицинские и психологические журналы, а также личный опыт едва ли не каждого человека.

И, наконец, в-четвертых, люди не знают вас, если понятия не имеют о том, что вы чувствуете. Ваши эмоции являются важным аспектом того, кто вы есть. Запирая их под замок, вы лишаете ваших родных, коллег и друзей возможности познать и оценить глубину и диапазон подлинно ваших чувств.

Как видите, для выражения эмоций есть серьезные основания. Это не означает, что вы должны всегда выражать все эмоции.

Первый выбор, перед которым вы оказываетесь, сводится к решению: выразить или не выразить конкретную эмоцию, так как есть случаи, когда некоторые эмоции выражать неуместно: например, радоваться на похоронах. Возможно, что этот пример покажется вам надуманным, но именно такого рода мышление приводит к проблемам. Представьте на секунду больного, страдавшего от ужасной физической и душевной боли по мере ухудшения своего состояния, и то, что его смерть не только явилась для него облегчением, но и, наконец, воссоединила его с покойными друзьями и близкими, которых ему не хватало долгие годы, – и, наверно, вам станет понятно, чему может радоваться скорбящий. Но все же вы можете счесть тот или иной контекст неподходящим для выражения определенной эмоции: ситуация, в которой пора отобрать и извлечь более благоприятные эмоции, используя при этом форматы, описанные в двух предыдущих главах.

Тем не менее, исходя из четырех только что приведенных причин, мы призываем вас «оставаться при своих» и подыскать конгруэнтный и эффективный способ эмоционального выражения. Нередко вы будете испытывать чувства, которые в том или ином отношении окажутся неприятными, и решите тогда, что вам придется прибегнуть к выбору иной эмоции, как это было описано в главе 6. Но в том, что вы чувствуете, обычно нет ничего скверного и неподобающего – все дело лишь в выражении этого чувства.

Выбор способа выражения.

Способность выбирать форму выражения своих эмоций помогает достичь многих целей. Больший выбор неотъемлемо связан с возможностью выражения расширенного диапазона эмоций, новой гибкостью в реагировании на разнообразные ситуации, повышенной эффективностью в достижении результатов и удовлетворяющей конгруэнтностью паттернов поведенческой экспрессии, обстоятельств и я-концепции.

Ваше поведение – это естественное проявление испытываемых эмоций. Естественность этой связи не означает, однако, что конкретное поведение, которое вы демонстрируете, когда испытываете определенное чувство, есть именно тот способ, которым люди выказывают данную эмоцию; не вытекает отсюда и то, что вы не можете научиться иному выражению этой эмоции. Подавляющее большинство способов эмоционального выражения, которыми вы пользуетесь сейчас, были усвоены в результате научения. Теперь они стали «естественными» в смысле их автоматического применения. Чтобы вы лучше поняли свои возможности, мы проводим примеры людей в ситуациях до и после использования формата «Выражение», который мы вскоре представим вам.

ЛЮБОВЬ (К ДРУЗЬЯМ).

До выучивания формата единственным способом, которым наш стажер Фил выражал любовь, был способ физический (объятия, похлопывание, поцелуи), что очень не нравилось некоторым его друзьям. Усвоив формат, Фил расширил диапазон экспрессии, включив в него вербальные утверждения, мелкие подарки, добровольную помощь в разных делах и рассылку друзьям стихотворений и статей, представляющих для них интерес.

ГНЕВ (ПО ОТНОШЕНИЮ К ДРУЗЬЯМ И СЕМЬЕ).

Первоначально Билл выражал гнев повышенным тоном, а иногда швырял разные предметы. Затем он либо переходил к жестокому сарказму, либо, насупившись, замыкался в себе. Люди боялись Билла и чувствовали, что ему бесполезно отвечать в конструктивном ключе. Как только у Билла появился выбор, он, вместо того чтобы взрываться, начал рассказывать о своих чувствах, поводах к ним и своих соображениях насчет разрешения ситуации.

СОЧУВСТВИЕ.

Марлен болезненно неуклюже выражала сочувствие всем, кто страдал эмоционально, и либо избегала друзей, попавших в беду, либо разражалась пустопорожними поучениями. Даже самые дорогие ей люди считали ее жестокосердной. Овладев лучшей формой экспрессии, теперь она предлагает друзьям помочь, если они этого пожелают, собирает информацию о происходящем с целью выяснить, какая помощь окажется оптимальной, или же спокойно остается на стороне друга.

УДОВЛЕТВОРЕНИЕ.

Всегда и везде – звонила ли Донна или писала друзьям или склонялась к уху незнакомого банковского служащего – она выражала гордость и довольство собой, похваляясь своими свершениями. В скором времени друзья перестали испытывать восторг по этому поводу, зато начали возмущаться ее постоянным бахвальством. Желая сохранить уважение и любовь друзей, Донна обратилась к нам за советом и в результате научилась держать при себе ликование по поводу собственных достижений – довольно мелких, сводившихся к походу в кино, или крупных, например, ухода в отпуск, – в зависимости от того, насколько значимыми она их считала. Иногда она подключает к этому ликованию друзей, превращая его в источник обоюдного удовольствия.

АМБИЦИОЗНОСТЬ.

Наш коллега Стивен имел привычку агрессивно приставать к людям, способным, по его мнению, помочь ему в построении карьеры; он вынуждал их выслушивать свои бесконечные разглагольствования о собственных планах и намерениях. В итоге он понял, что собеседникам свойственно считать его назойливым типом. Теперь Стивен выражает свои амбициозные чувства в реализации проектов и генерировании идей, но особенно – в прислушивании к чужим словам и наведении справок о возможностях, то есть в сборе информации. Результатом явилось то, что другие стали считать его заинтересованным, любознательным и перспективным человеком.

НЕУДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ.

Всякий раз, когда наш клиент Питер испытывал неудовлетворенность, он выражал свое чувство тем, что ныл и жаловался друзьям, домашним и коллегам. Люди предпочитали не реагировать на его жалобы и сторонились его общества. Теперь он либо спокойно ждет момента, когда удастся повлиять на источник неудовлетворенности (то есть его выбор сводится к невыражению эмоции), либо отпускает саркастическую, хотя и безадресную, шутку; либо констатирует собственную неудовлетворенность и обращается за помощью.

ОСТОРОЖНОСТЬ.

Когда кто-нибудь из близких просил нашу подругу Кэти что-то пообещать, та либо уходила от ответа, либо, будучи загнанной в угол, обрушивалась лавиной агрессивных вопросов. Дни, когда Кэти «либо убегала, либо нападала», миновали. Теперь она выражает осторожность в честном признании своей неготовности дать обещание, после чего начинает собирать информацию, которая позволяет оценить предосторожность и приводит ее к ощущению большей безопасности.

НЕЛОВКОСТЬ.

Даже в дружеской компании наш приятель Стив при малейшей неловкости привык устраняться из ситуации настолько полно, насколько это было возможно. Если он не мог уйти физически, он чуть не сливалс с мебелировкой помещения. Теперь он воклицает: «Какой скандал!», пародирует себя какой-нибудь репликой к собственному удовольствию и к удовольствию друзей, а затем переводит внимание компании на что-то другое.

Вы можете не соглашаться с изменениями в экспрессии, которые произвели в себе некоторые из этих людей. Вы, может статься, поступили бы иначе, будучи другими людьми, со своими собственными обстоятельствами и личной, неповторимой я-концепцией. Однако приведенные примеры демонстрируют, во-первых, существование способов эмоционального выражения, которые более конгруэнтны вашим результатам, чем те, которые вы, быть может, практикуете в настоящее время; и, во-вторых, то, что вашу манеру эмоциональной экспрессии можно изменить.

Люди из приведенных выше примеров сумели выбрать новые и более практичные пути эмоционального выражения, проведя себя через представленный ниже формат. Поэтому чтобы вам было удобнее следовать его этапам, мы приведем другой пример. Допустим, что у вас есть сын-подросток, и вы только что выяснили, что оц живет активной половой жизнью. Вы взрываетесь, гневно грозите ему пальцем, говоря, что он еще слишком молод для секса, что он не ведает, что творит, что он искалечит жизнь себе и, может быть, кому-то еще, и т. д., пока он не теряет терпение и не вылетает из дома, хлопнув дверью. Даже при том, что ваши страхи оправданы, совершенно понятно, что вы не оказали на сына желаемого влияния, а потому принимаете решение изменить свое самовыражение в данной ситуации.

1. Идентифицируйте эмоцию, которую выразили неудовлетворительным для вас образом (вы разгневаны, но сознаете, что вам хочется выразить вовсе не гнев, а обеспокоенность тем, что ваш сын может поломать свою и чужую жизнь).

2. Установите, чего вы хотите добиться выражением данной эмоции. Хотите ли вы, например, оставаться участником событий и быть начеку? Вызвать определенные реакции у других, и если да, то какие? Просто оповестить окружающих о своих чувствах? Вести себя конгруэнтно? (Что касается сексуальности сына, то вы хотите воспитать в нем чувство ответственности и осторожности.).

3. Выработайте, как минимум, пять путей выражения этой эмоции. При этом вы можете воспользоваться собственными прошлыми переживаниями и примерами поведения других людей, а также создавать новые варианты. (Вы можете орать на него; покупать ему соответствующие книги; организовать встречу с консультантом по вопросам планирования семьи; устроить сыну беседу с нуждающейся матерью-подростком и ее детьми; направить его на групповое консультирование по вопросам подростковой сексуальности и беременности: поовести с ним серьезный разговор, объясняя последствия половой жизни и проверяя, насколько хорошо он вас понял.).

4. Для каждого варианта прокрутите «кино», в котором увидите себя ощущающим эмоцию и выражающим ее данным способом. Решите, какой способ выражения видится более практичным, исходя из намеченной цели. Если ни один вариант не кажется вам ни практичным, ни благоприятным, вернитесь к предыдущему этапу и придумайте другие. («Серьезный разговор» представляется вам оптимальным выбором, тогда как группа консультирования или свидание со специалистом по планированию семьи видятся мерами на тот случай, если выяснится, что ваш сын не способен или не желает признать обязанности и последствия, сопряженные с половой жизнью.).

5. Отобрав один или несколько способов выражения, прокрутите кино вторично, на сей раз еще глубже обновляя свое поведение и сверяя его результаты с желаемыми. (Вы представляете, как беседуете с сыном и как устраиваете встречу с консультантом по планированию семьи для подкрепления; оба варианта кажутся вам достойными.).

6. Войдите в фильм, ощутите эмоцию и представьте как можно живее, что она будет выражена выбранным способом. (Вступая сначала в серьезный разговор с сыном, а затем – в сессию консультирования, вы откроете для себя, каким образом выразите беспокойство за сына в указанных ситуациях.).

7. Идентифицируйте надвигающуюся ситуацию, в которой наверняка переживете эмоцию. (Завтра вечером у вашего сына свидание, и вы знаете, что с приближением вечера начнете испытывать уже знакомое беспокойство за него.) Представьте, что находитесь в этой ситуации, чувствуете эмоцию и выражаете ее способом, который выбрали.

8. Повторите седьмой этап как минимум для двух других надвигающихся ситуаций, при необходимости внося в свое поведение мелкие поправки. Если вы обнаружите какие-то контексты, в которых новая форма эмоционального выражения окажется неблагоприятной, пройдитесь по всем этапам еще раз, начиная со второго, чтобы отработать эти контексты.

Первые два этапа данного формата особенно важны, потому что помогают вам уточнить как испытываемую эмоцию, так и желаемый исход ситуации. Важно сознавать эмоцию и желаемый результат так, чтобы лучше выбрать форму выражения, совпадающую как с вашим чувством, так и с тем, чего вы хотите добиться, открыв это чувство. Попытка изменить свое эмоционально эксп-рессивное поведение, не зная, что вы чувствуете и к чему все это приведет, подобна началу путешествия, когда вы не знаете, как и куда ехать.

Поиск ответа на вопрос «Чего мне хочется в этой ситуации?» – этап не менее важный, так как в этом ответе часто будет содержаться информация, необходимая для адекватных изменений. Дорис, например, анализируя свое частое чувство раздражения другими людьми, открыла, что хотела, чтобы те «правильно» ели, одевались и воспитывали детей. Конечно, ее раздражало постоянное созерцание того, как люди делают все перечисленное «неправильно», а следовательно, «плохо». Когда Дорис осознала, что другие люди всегда вызывали в ней раздражение, она поняла, что ей нужно менять не его выражение, а само это чувство, заменив его на что-нибудь вроде любопытства или принятия.

Когда вы знаете, где находитесь и к чему хотите прийти, вы можете взяться за способы осуществить свое намерение. Это задача третьего этапа формата, на котором вы вырабатываете, как минимум, пять возможных вариантов выражения своих чувств. Источником этих возможностей может быть все, что стимулирует ваши мысли насчет способов самовыражения людей: ваши собственные переживания, переживания других людей, фильмы, книги и т. д. Кроме того, вы можете (и мы рекомендуем вам этим заняться) просто пофантазировать о своих возможных действиях, направленных на лучшее выражение чувств в конкретной ситуации, которая вас беспокоит.

Задачей четвертого и пятого этапов является предоставление вам возможности проверить адекватность выбранных способов выражения. Драгоценные россыпи этих способов, на вид столь блистательные сами по себе, в действительности, переместившись в контекст, могут обернуться обычной глиной. Так, Барбару возмущало, когда ее муж, словно малый ребенок, сердился по каждому пустяку. Она решила, что лучшим способом самовыражения здесь выступит смех. Она была довольна своим выбором, пока мы не заставили ее представить соответствующую ситуацию. Она быстро поняла, что ее смех способен настолько разъярить мужа, что он бросит ее или как минимум смертельно обидится. Она решила найти какие-то другие, более конструктивные формы выражения негодования.

Этапы 6, 7 и 8 призваны помочь вам осуществить подстройку к будущему сделанного вами поведенческого выбора, по несколько раз помещая вас в ситуацию, в которой вы хотите испытывать выбранные эмоции, и заякорить их на эту ситуацию, заставив вас как можно острее чувствовать, видеть и слышать только то, что вам захочется переживать, когда вы впоследствии окажетесь в данной ситуации, испытывая указанную эмоцию.

Мы предлагаем вам проработать этот формат до того, как в нем возникнет необходимость. Производить необходимую оценку и приспосабливать поведение, когда вы погружены в эмоцию и ситуацию, ее спровоцировавшую, – требование чрезмерное. Как бы вас это ни удивляло, обычно бывает легче изменить одну эмоцию на другую, чем изменить выражение отдельной эмоции.

Представленный ниже пример позволит вам осмыслить применение и последовательность формата «Выражение». Это стенограмма сессии, которую мы проводили с женщиной, занимавшей руководящий пост; эта женщина обнаружила, что постоянно взрывается и кричит на своих подчиненных, и этот обычай воздвигал между ней и ними непреодолимый барьер.

Авторы: Вы сказали, что «взрываетесь», когда общаетесь с людьми, – в частности, на работе. Что вы чувствуете при этом?

Арлен: Раздражение, но я имею в виду настоящее раздражение.

Авторы: Хорошо. Что вам сейчас не нравится в способе, которым вы выражаете раздражение?

Арлен: Ну, это просто бесполезно, да и немного оскорбительно, по-моему. На самом деле от этого никому из нас не становится лучше.

Авторы: Чего вы хотите добиться, когда выражаете раздражение?

Арлен: Я хочу осадить окружающих – просветить их, по-настоящему донести до них, насколько они меня раздражают.

Авторы: Прекрасно, назовите пять способов, которыми вы могли бы выражать раздражение и которые отличались бы от того, что вы делаете. Не оценивайте их и не подвергайте цензуре. Позвольте себе максимум творчества.

Арлен: Давайте посмотрим… Что ж, я могла бы ворчать, рвать бумаги. Я могу… откровенно сказать им, из-за чего раздражаюсь. Я могу сверлить их взглядом. Это уже четыре… Я могу глубоко и многозначительно вздохнуть.

Авторы: Отлично, теперь рассмотрите их по очереди; представьте, что поочередно выражаете свое раздражение каждым из этих способов и отберите наиболее практичные с точки зрения «просвещения» людей. Какой оказался оптимальным?

Арлен: Если честно, то реальная польза будет, если прямо назвать вещи, которые меня раздражают, когда я только начинаю раздражаться.

Авторы: Замечательно. Давайте-ка это проверим. Представьте фильм: вы на работе; вы видите, что раздражены, но на сей раз откровенно называете вещи, которые вас раздражают. Приводит ли это вас к желаемому разрешению ситуации?

Арлен: Конечно, в этом меньше распущенности. Все получается блестяще. Да. Совсем нетрудно.

Авторы: Смотрите фильм дальше и корректируйте свои действия, пока не добьетесь своего и не останетесь довольны.

Арлен: Прекрасно, у меня получилось.

Авторы: Великолепно. Теперь, наконец, войдите в фильм и ощутите эмоцию, свое раздражение в этой ситуации; представьте, как вы по-новому его выражаете… Готово?

Арлен: Угу.

Авторы: Отлично. Теперь подумайте о каком-нибудь приближающемся событии, на которое вы, скорее всего, отреагируете тем же чувством…

Арлен: Это пожалуйста.

Авторы:…и войдите в эту ситуацию, ощущая раздражение и выражая его новым способом, который избрали.

Арлен: Намного лучше. Действительно.

Авторы: Теперь подберите еще две надвигающиеся ситуации и повторите процесс… Получилось?

Арлен: Получилось.

То, что «получилось» у Арлен, явилось новым способом самовыражения на фоне раздраженного чувства: этот способ был конгруэнтен ее личности и эффективен в том, что помогал ей добиться желаемого результата, состоявшего в просвещении подчиненных насчет раздражавших ее вещей. Арлен приобрела новый способ самовыражения, однако вы можете обнаружить, что существуют какие-то эмоции, для выражения которых вам понадобится ряд иных способов, в зависимости от ситуации на тот или иной момент.

Еще один наш клиент, Билл, – типичный пример человека, которому позарез нужно разнообразить способы самовыражения. Свой гнев Билл умел выражать исключительно криком, хлопал дверьми и расшвыривал разные предметы; ему было все равно, где он находится. Выражением гнева он хотел прекратить или исправить ту или иную несправедливость. Прорабатывая формат «Выражение», он открыл, что способы выражения гнева, к которым он прибегал, были уместны лишь в одной отдельной, но не во всех ситуациях. В итоге ему потребовалось выработать пять различных способов выражения гнева в пяти различных контекстах. Теперь, когда Билл сердится, он, вместо того чтобы орать и хлопать дверьми, ведет себя в зависимости от контекста.

Если в ресторане Билла обслуживают особенно скверно, то он удаляется не доев и вежливо, но во всеуслышание объясняет владельцу, официанту и менеджеру причину, по которой уходит.

Когда подрядчик, испортивший один из домов Билла, отказывается признать свою вину, Билл немедленно поручает своему адвокату связаться с тем по телефону и письменно, чтобы адвокат назначил кратчайший срок для исправления неполадок и пригрозил в противном случае обратиться в суд.

Когда Билл видит, что его сын гуляет и пьянствует допоздна, он разъясняет ему опасности, сопряженные с подобным поведением, и лишает его тех или иных привилегий до тех пор, пока тот не проявит ответственности в других делах и не восстановит утраченного доверия.

Обнаружив, что жена опять забыла выключить один из его драгоценных инструментов (о чем сожалеет), он обстоятельно объясняет, насколько ему дороги эти инструменты; что произойдет, если их не выключить, и что если она снова забудет что-то выключить, он запрет их, и пусть она заводит свои.

Заметив, что в банке ошиблись с его счетом, Билл немедленно отправляется к служащим банка, где требует разослать кредиторам письма с уведомлением об ошибке.

Каждый из перечисленных контекстов являлся для Билла особым случаем, требовавшим адекватного выражения гневных чувств. Применяя формат «Выражение», он был вынужден сосредоточиваться на желаемом исходе для каждой ситуации отдельно, а не на том исходе, который уже состоялся в прошлом. Эта особенность формата облегчает поиск и принятие на вооружение новых и более удовлетворяющих способов самовыражения.

НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ.

Бывают ситуации, в которых вы считаете неподобающим выразить то, что происходит внутри вас на самом деле. Это означает, что внешняя экспрессия неконгруэнтна вашему внутреннему чувству. Представим, например, что поздним вечером вы ведете ребенка по опасной и незнакомой тропинке: ситуация, наполняющая вас чувством неуверенности. В ваших руках благополучие ребенка, и даже при том, что вы испытываете неуверенность, вы полагаете, что вовсе не обязательно пугать ребенка конгруэнтным выражением своего чувства. Поэтому, желая помочь ему, вы стараетесь продемонстрировать спокойствие и уверенность в себе.

Как видите, выражение эмоции и решение о целесообразности этого выражения суть выборы, которые лучше всего делать после обдумывания наиболее значимых исходов, реальных для той или иной конкретной ситуации. Если вы питаете романтические чувства к жене приятеля и не хотите подвергнуть опасности сложившиеся отношения с этой семьей, то вам, скорее всего, лучше. не выражать эту эмоцию. Или, допустим, что вы находитесь в баре, где вас высмеивают местные отморозки. Вы чувствуете гнев и даже презрение к ним, но если вы не хотите довести дело до потасовки, вам лучше придержать свои эмоции.

Однако мы выяснили, что лучше всего использовать неконгруэнтность в качестве сигнала. Эмоции трудно скрывать и трудно не давать им выход. Если вы, например, влюблены в жену друга, вы так или иначе рискуете выдать свои чувства. Помимо риска непреднамеренной экспрессии, ваша способность получать от ситуации удовольствие и участвовать в ней обязательно будет подорвана тем, что вам придется постоянно следить за своим самовыражением. Общение с друзьями будет, следовательно, намного менее приятным и всепоглощающим, чем было бы в противном случае. Поэтому лучше использовать необходимость вести себя неконгруэнтно эмоциям как сигнал, говорящий о том, что на деле вам следует сменить эмоцию.

Переходя к другой эмоции, вы создаете себе возможность быть конгруэнтными, что позволяет полноценно реагировать на происходящее вокруг. Неуверенному в себе человеку, который идет с ребенком, лучше испытывать чувство уверенности, чем притворяться уверенным. Если ребенок поймет, что вся уверенность взрослого – напускная, то он еще больше перепугается, чем если бы тот выказывал неуверенность с самого начала. Более того: усилие, необходимое для создания такого рода впечатления об уверенности, притупит переживание взрослого и отвлечет его, тогда как все его внимание должно быть сфокусировано на возможной опасности (основная причина для беспокойства).

Аналогичным образом мужчина, питающий нежные чувства к жене приятеля, почувствует себя намного лучше, если взамен ощутит к ней дружескую любовь или уважение. Это эмоции, которые можно выражать без риска для дружбы. Мужчина, которого оскорбляют в баре, окажется в большей безопасности, если не. останется сидеть, как сидел, смиряя свой гнев и презрение, но сменит свои чувства на терпимость и настороженность – эмоции, выражение которых в сложившейся ситуации будет более благоприятным.

Когда вы признаете, что ведете или вели себя неконгруэнтным образом, приходит время обратиться либо к извлечению более благоприятной эмоции (если предпочтительное чувство уже известно вам), либо к отборочным форматам «Во время» или «После» (если вы еще не решили, какая эмоция окажется оптимальной). Когда вы это сделаете, гибкость экспрессии, обеспеченная представленным в данной главе форматом, поможет вам выразить свои чувства адекватным и эффективным способом.

Чем вы располагаете в настоящий момент.

Теперь у вас есть формат, позволяющий вам выбирать способы эмоционального самовыражения. Используя этот формат, вы можете вырабатывать формы эмоциональной экспрессии, которые прежде наблюдали лишь у других людей, или придумать совершенно новые для вас способы. Кроме того, формат помогает гарантировать «соответствие» выбранных способов выражения вашей личности, а также то, что они окажутся благоприятными для достижения результатов, которых вы добиваетесь эмоциональным самовыражением в той или иной ситуации. Но зачем вам забивать себе голову всем этим?

Единственным способом, которым о вас можно что-то узнать, является знакомство с вашим самовыражением. Последнее проявилось, едва вы родились на свет, и ваши родители решали, послушный ли вы ребенок, потому что вы вели себя тихо, или довольный ребенок, потому что вы много улыбались, и т. д. Процесс продолжается по сей день, и ваши друзья думают, что вы стесняетесь, так как на вечеринках ведете себя тихоней, или что вы заносчивы, так как часто улыбаетесь, когда они делятся с вами проблемами. Все, что люди знают о вас, они прочитывают в вашей эмоциональной экспрессии.

Когда речь заходит о выражении эмоций, большинство людей придерживаются, по сути, генетической точки зрения. Они полагают, что манера самовыражения причинно связана с определенными эмоциями и личными качествами. Точно так же, как им известно, что голубые глаза Джорджа являются выражением двух рецессивных генов, отвечающих за цвет глаз, им «известно» и то, что Джордж, когда улыбается по поводу чужих бед, выражает свое чувство превосходства над товарищами. А если Джордж сам берет на вооружение «генетику» эмоций, то он, даже если знает, что выражает их неправильно, сочтет, что с этим ничего не поделать – разве что объяснить друзьям, что он улыбается не потому, что зазнается, а потому, что нервничает.

Экспрессия – основной способ коммуникации. Это водораздел между вами и окружающим миром. Она также может быть водоразделом между вами и вашим представлением о себе. Наверное, вы помните минуты, когда по той или иной причине удивляли себя необычным или совершенно новым поведением, которое, однако, оказывалось вполне конгруэнтным вашим чувствам. Для многих из нас такие моменты наступают, когда мы одни и можем избавиться от маски общественной персоны, которую берегли как зеницу ока. Какими бы ни были эти моменты – приятными или неприятными – они почти всегда приводили к разоблачению; возможно, они вынуждали вас соприкоснуться с прежде неосознаваемыми или пренебрегаемыми эмоциями. Даже когда вы один, само по себе наличие выбора, дающего возможность правильно выражать эмоции тем или иным способом, может доставить удовлетворение.

Поэтому возможность выбирать способы эмоционального выражения может позволить вам полнее информировать других и себя об особенностях собственной личности. В каком мы окажемся мире, если все смогут выбирать себе способы эмоционального самовыражения? Это будет мир, в котором люди реагируют не на мнимые, а на подлинные нужды и переживания окружающих. Каждый из нас ежедневно будет вознаграждаться ощущением того, что его понимают родные, друзья и сослуживцы. Общество, в котором прозрачны эмоциональные потребности и переживания его членов, есть общество, где люди ощущают понимание вместо непонимания, взаимосвязь вместо изоляции и доверие вместо страха перед самовыражением.

Глава 10. Использование эмоций.

Гибкость, конгруэнтность и эффективность, обеспечиваемые форматами, которые были представлены в предшествующих главах, не только облегчают жизнь, но и делают ее более удовлетворительной и приятной. Но как быть с теми неприятными эмоциями, которых никто не хочет, но которые, тем не менее, все мы время от времени переживаем? Теперь, когда вы вооружены определенными инструментами эмоционального выбора, должны ли вы ими воспользоваться, чтобы убрать из своей жизни решительно все неприятные эмоции?

Одиночество, вина, страх, перегруженность, тревога, ревность, фрустрация, сожаление, гнев, – в большинстве своем мы стараемся избегать этих эмоций, ужасаемся себе, если это не получается, беспомощны, когда их испытываем, и желаем полностью изгнать их из жизни. Но существует выбор получше такого рода эмоциональной хирургии.

В главе 3 мы говорили о том, что ваши эмоции подобны заботливым друзьям, которые оповещают вас о заслуживающей внимания ситуации. Они могут извещать вас о чем-то неприятном и подавать новости так, что их больно выслушивать. Несмотря на это было бы глупо игнорировать вещи, которые стремится сообщить ваш эмоциональный советчик: это все равно, что отрезать себе ноги, если они заболят после долгой ходьбы, или нос, если он обгорит на солнце.

Неважно, насколько неприятной, отвратительной или ужасной кажется эмоция; на самом деле она заслуживает права на существование как сигнал. Как говорилось в главе 2, то, о чем пытается сообщить вам эмоциональный сигнал, называется функциональным атрибутом эмоции. Функциональными атрибутами обладают даже самые неприятные эмоции, и эти атрибуты бывают полезны, если вы реагируете на них как на важные сигналы о ваших потребностях.

Использование эмоций – третья ключевая способность в составе эмоционального выбора, и самым главным для нее является функциональный атрибут. Как только он бывает уточнен для определенной эмоции, он сразу же трансформирует ее в чувство, которое стоит испытывать и использовать. Так, есть смысл испытывать сожаление, вину или фрустрацию, – то есть знать, где вы совершили ошибку, нарушили свои стандарты или продолжаете стремиться к некоему результату – при условии, что осознание этих вещей придаст импульс адекватной реакции.

Однако слишком часто получается, что такие эмоции чувствуются и выражаются, но не встречают реакции. В сожалении о каком-то поступке мало смысла, пока это чувство не поможет вам изменить ваше поведение в будущем. Мало смысла испытывать чувство вины, если оно не приводит вас к обновлению воли и намерения соответствовать вашим стандартам в будущем. Мало смысла в чувстве фрустрации, если оно не подталкивает вас к творческим попыткам, направленным на достижение вашей цели. Функциональный атрибут неприятной эмоции конкретизирует действия, которые вам необходимо предпринять для адекватного реагирования на эту эмоцию.

Как мы уже неоднократно и по-разному продемонстрировали в этой книге, такие эмоции, как сожаление, вина, опасение, перегруженность, ревность и гнев, заслуживают права на существование, если используются должным образом. На самом деле, как мы указывали ранее, без этих эмоций вы окажетесь в крайне невыгодном положении. Если вы никогда не испытываете сожаления, вам никогда не понять, что бывали случаи, когда вы могли и должны были поступить иначе, чем поступили в действительности. Не улови вы этот сигнал, вы упустили бы возможность изменить свои действия в аналогичной ситуации, когда она вновь возникнет. Без сигнализирующего чувства вины вы не узнали бы, что нарушили одно из своих правил, а потому вновь и вновь попирали бы тот же стандарт. Живя без опасений, вы запросто пойдете по головам – или в самое пекло. Если вы никогда не чувствуете себя перегруженным, вы рискуете разбазаривать время на достижение второстепенных целей. Неспособность к ревности может свести вас с человеком, для которого близкие отношения не значат ничего и легко заменяются. А если вы никогда не испытываете гнев, вас сочтут тряпкой. Очевидно, что даже крайне неприятные эмоции, если рассматривать их в свете сигнальной ценности, приобретают блеск, делающий их достойными переживания.

Однако поистине ценными эти эмоции делаются, когда направляют вас к полезным результатам и паттернам поведения.

Генеративная цепочка.

Наиболее эффективным из известных нам средств трансформации неприятных эмоций в ценный импульс к постановке задач и переходу к полезным паттернам поведения является генеративная цепочка. Генеративная цепочка была первой техникой, которую мы разработали, когда приступили к поискам средств, способных освободить нас от влияния разрушительных эмоций, – особенно тех, которые стали в нашей жизни устойчивыми лейтмотивами. Генеративная цепочка использует функциональный атрибут эмоции, чтобы задать исход, после чего «приковывает» эту исходную эмоцию к другим, приводящим вас в состояние, обеспеченное надлежащими ресурсами.

Мы называем этот процесс «сцеплением», так как результат очень напоминает цепочку, звенья которой выкованы из эмоций. Создается череда эмоций, которая, будучи запущена возбуждением неприятной эмоции, автоматически и последовательно воспламеняется. Такую последовательность эмоций в ее естественном варианте можно отыскать в любом из нас, хотя обычно она не способствует достижению полезных результатов.

Обычным примером негативной последовательности является ситуация, когда человек начинает с ощущения перегруженности, которое приводит его к чувству несостоятельности, затем – безнадежности и, наконец, подавленности. Посредством такой цепочки можно за считанные секунды переместиться из ощущения перегруженности в паралич депрессии. Люди способны выстраивать для себя цепочки, начинающиеся ранимостью, продолжающиеся тревогой и боязливостью и заканчивающиеся парализующим страхом, или ведущие от нетерпения к ярости через фрустрацию и гнев. Одна весьма распространенная цепочка проводит людей от чувства ревности до чувства гнева, а ощущение отверженности естественным образом заставляет многих из нас чувствовать себя либо никчемными, либо разгневанными. Как явствует из приведенного ниже примера, такие цепочки, ведущие от одной эмоции к другой, напрямую вытекают из образа мышления человека.

Шейла – типичная женщина восьмидесятых. Она ставит перед собой множество задач, рисуя в воображении результаты: позаботиться о здоровье детей, следить за их успехами в школе, выполнять социальные обязательства, заниматься гимнастикой, реализовать свои финансовые планы, выполнять профессиональные обязанности и т. д. Все эти результаты Шейла воспринимаем пс как исполнение желаний, а как необходимость. И все они маячат перед ней одновременно, надвигаясь огромной массой, и всю эту кучу дел следует переделать прямо сейчас. Конечно, она чувствует себя перегруженной.

Тот факт, что она видит необходимость в реализации всех этих планов, но не справляется с данной задачей сейчас, Шейла использует в качестве доказательства собственной несостоятельности; соответственно, она и чувствует себя несостоятельной. В конце концов, будь это не так, она бы выполнила все, что наметила. Она подтверждает диагноз, оглядываясь на других людей, которые (опять же, на ее взгляд) успевают добиться того, что она запланировала, и у них при этом еще остается время на личные дела.

Разумеется, она сознает, что коль скоро она несостоятельна, ситуация безнадежна. Глядя в будущее, она не видит там никакой надежды на изменение положения дел, а потому чувствует отчаяние, как по поводу ситуации, так и по поводу себя.

Мир выглядит мрачным, когда на него смотришь сквозь тусклую призму отчаяния. Прошлое ничтожно, и будущее будет таким же, – Шейле кажется, будто она взирает на мир со дна колодца в темную и ненастную ночь. Подобное чувство – прямая дорога к депрессии.

То, что влечет Шейлу от одного эмоционального звена к другому, представляет собой комплекс представлений и ассоциаций – образ мышления. Когда такая цепочка мыслей, эмоций и паттернов поведения выкована, она срабатывает всегда и во всем, и от ее влияния трудно отделаться.

Хотя подобные цепочки часто становятся источником дискомфорта и бессилия, при правильной ориентации (настрое) вы можете обернуть их постоянство и неотвязность к значительной личной выгоде и удовлетворению. Правильной ориентацией является, конечно, настроенность на заслуживающие труда результаты, но не на те, которые парализуют и не подкреплены ресурсами.

Допустим, что, вместо того чтобы использовать свое ощущение перегруженности как доказательство несостоятельности, Шейла реагирует на него как на сигнал, говорящий о том, что она стремится за раз добиться большего, чем ей по силам в отведенный период времени. Иными словами, это чувство перегруженности означает, что ей нужно по-новому оценить намеченные результаты и выделить среди них приоритетные.

Поскольку Шейла испытывает в адрес полученного ценного эмоционального сигнала уважение, сочетающееся с благодарностью, она умеряет свою активность и рассматривает намеченные результаты. Взирая на ситуацию с чувством любопытства, она понимает, что кое-чего добиться было бы и неплохо, но эти задачи могут подождать, и их, с учетом нехватки времени, можно отложить на потом. Рассматривая оставшиеся дела, она выделяет приоритеты в зависимости от важности, срока их возможного выполнения и т. д.

Затем Шейла вспоминает случаи, когда она успешно справлялась с множеством дел. Возникала ситуация, когда ей было нужно написать по статье для каждого цикла, который она преподавала в колледже. Она это сделала, и сделала хорошо. И был еще период, когда она выхаживала ребенка после серьезного несчастного случая, одновременно приступив к новой работе и улаживая отношения между мужем и его братом. Ее воспоминания о том, что ей случалось показать нечто большее, чем простое умение справиться с задачей, помогают Шейле успокоиться насчет своих способностей. Оглядываясь на эти примеры, она видит, что при ясности приоритетов она в состоянии разгрести дела.

Представляя, как в будущем она на деле добивается поставленных целей, Шейла начинает ощущать уверенность в собственной способности рано или поздно добиться намеченных результатов.

Шейла всего-навсего проработала генеративную цепочку. Она двигалась от перегруженности к уважению и благодарности, от уважения и благодарности – к любопытству, от любопытства – к успокоению, а от успокоения – к уверенности. Эта последовательность может показаться несколько затянутой и сложной, однако в действительности она не сложнее процесса, посредством которого вы переводите себя из состояния перегруженности в состояние депрессии. Насколько трудной ощущается подобная (или какая-то иная) цепочка, зависит от вашей осведомленности в собственных мыслях, возникающих по поводу ее направленности. Однако результаты делают ознакомление с такими могущественными цепями весьма и весьма достойными затрачиваемых усилий.

Генеративная цепочка направляет ваше внимание по эффективному и удовлетворяющему пути и не дает вам свернуть и завершить странствие в непроходимых дебрях. Путешествие, предпринятое Шейлой по формату генеративной цепочки, привело ее к цепи эмоций, которая образуется всякий раз, когда используется данный формат, начиная с эмоции, которую она находила неприятной и пагубной (в данном случае – перегруженность), переходя затем к уважению и благодарности, далее – к любопытству, потом – к успокоению и, наконец, к уверенности. Каждое из звеньев этой цепи – это проявление типа мышления, необходимого для каждого из перечисленных эмоциональных этапов, и подкрепляется этим мышлением.

Распознавание функционального атрибута позволяет вам переориентироваться на полезный результат и отреагировать на испытываемую неприятную эмоцию. Зная, что ощущение уязвимости сигнализирует о необходимости позаботиться о себе, вы немедленно ставите перед собой задачу: «Сделай что-нибудь, чтобы позаботиться о себе». Любая эмоция, которая привлекает ваше внимание к необходимости что-то сделать, чтобы позаботиться о себе (например та же уязвимость), к необходимости подыскать иную опцию (например при ощущении тупика) или к необходимости пересмотреть намеченные результаты и выделить приоритеты (например при ощущении перегруженности) и т. д., есть эмоция, достойная уважения и признательности.

Вам может показаться странным, что можно испытывать уважение и благодарность к чувству уязвимости, или тупика, или перегруженности. Однако не забывайте, что лучше других оправляются от недуга те люди, которые реагируют на симптомы как на сигналы (информацию, обратную связь) о происходящем с ними, а следовательно – как на вещи, требующие реакции. Конечно, они не в восторге от своих симптомов, но благодарны и чутки к сигналам, которые позволяют им надлежащим образом отреагировать на болезнь, а не просто возненавидеть эти симптомы за причиняемый дискомфорт. Аналогичным образом, неприятные эмоции – это эмпирические «симптомы» упущений, которыми отмечены ваши текущие действия.

Заимствуя лейтмотив у функционального атрибута эмоции, генеративная цепочка проводит вас через последовательность, по ходу которой вы задаетесь любопытством по поводу действий, необходимых гго отношению к функциональному атрибуту; припоминаете утешительный опыт выполнения задач, возникавших в иных контекстах, и переноситесь в будущее, видя, как делаете то, что вам нужно сделать.

Цепочка призвана позволить вам наилучшим образом использовать неприятную эмоцию, которую вы ощущали, а также обеспечить доступ к событиям собственной биографии, способным наполнить вас силами и пониманием. Генеративная цепочка проводит вас через реагирование на ваши текущие нужды и оценку былых ресурсов, после чего направляет в более успешное будущее.

Ниже мы приводим генеративные цепочки для десяти эмоций, могущих быть особенно пагубными. Ознакомьтесь со всеми или ограничьтесь теми, которые представляют для вас наибольший интерес. Сопроводительные примеры показывают, как именно работает генеративная цепочка, и как ее использовать; вы можете воспользоваться этими последовательностями, чтобы перейти от состояния паралича к уверенности и целеустремленности. Для вашего удобства мы включили все форматы генеративной цепочки с отдельно пронумерованными этапами в раздел «Форматы в обойме», помещенном в конце книги. Но помните, что-для создания генеративной цепочки нужно сделать больше, чем просто прочитать о ней: вам придется проработать формат. С каждым разом, занимаясь этим, вы будете делать цепочку прочнее и убеждаться, что она увлечет вас в правильном направлении всегда, когда эмоции напомнят вам о возможности прибегнуть к ее помощи.

Сожаление.

Наш юный стажер Джон постоянно переносил свои гнев и фрустрацию с работы домой, на свою подругу. Всякий раз, когда ему случалось использовать ее в качестве боксерской груши, он мгновенно испытывал сожаление о своем поведении. Это расстраивало ее, разрушало совместные вечера и создавало в их отношениях ненужное напряжение. И, несмотря на это, не проходило и недели, как у него выдавался трудный день в офисе и он вновь обнаруживал, очнувшись, что смотрит в ее глаза, полные слез, уже успев закатить скандал из-за какого-то пустяка.

Приступая к знакомству с генеративной цепочкой для сожаления, Джон сел и тщательно ее проработал. Он начал с того, что припомнил, как в последний раз сожалел по поводу того, что, вернувшись домой, накричал на подругу. Уважая ценный эмоциональный сигнал, он понял, что его чувство сожаления оповещало его о необходимости предпринять какие-то действия, чтобы застраховать себя от повторения столь пагубных тирад в будущем. Затем Джон вооружился чувством любопытства и поразмыслил над альтернативными действиями, которые он мог бы предпринять и которые больше соответствовали бы желательному качеству общения с подругой. Понимая, что нападая на подругу, он выбирает неподходящий объект для вымещения гнева, Джон решил, что их общение намного улучшится, если он скажет ей, что разозлился на работе и хотел бы рассказать о вещах, которые его разозлили. Вооружившись этим методом, они оба почувствуют, что делают нечто, направленное на укрепление их отношений, а он сумеет держаться гораздо спокойнее и прислушиваться к обратной связи и вопросам подруги, вместо того чтобы просто ей жаловаться.

Удовлетворенный своим планом, Джон вспомнил случаи, когда делился своими чувствами с другими людьми, а также случаи, когда он обращался к другим за вниманием и помощью. Рассмотрев эти случаи, он успокоился и уверился в своей способности сделать все. как нужно. Наконец, он нарисовал себе очередное возвращение домой в растрепанных чувствах. Он представил, как приходит, готовый взорваться, берет подругу за руку, рассказывает ей о своих чувствах и спрашивает, не поговорит ли она с ним об этом. Он штудировал этот сценарий до тех пор, пока не ощутил уверенность в своей способности выполнить необходимое.

Используя данную генеративную цепочку, Джон провел себя через последовательность эмоций, начинавшуюся сожалением, затем перераставшую в уважение и благодарность, далее – в любопытство, успокоение и, наконец, в уверенность. Когда он познакомился с цепочкой, она уже быстро и без труда переключала его с чувства сожаления на чувство уверенности в своей способности поделиться эмоциями и попросить о внимании.

Первым этапом в генеративной цепочке для сожаления является признание наличия этого чувства. Далее почувствуйте уважение и благодарность к вашему чувству сожаления, как сигналу, оповещающему вас о необходимости что-то предпринять, чтобы застраховаться от аналогичных ошибок в будущем.

Вооружившись чувством любопытства, оцените свою ошибку с точки зрения действий, которые вы могли бы предпринять, чтобы ее избежать. Вспомните об уже совершенных ошибках (былых источниках сожаления), которые вы исправили, зная, что именно следует для этого сделать. Используйте эти примеры в качестве основы для чувства успокоения.

Наконец, вообразите будущую ситуацию, в которой вы поступаете так, как наметили для ситуации, вызывающей чувство сожаления. Сделайте эту ценную и живую репетицию будущего достаточно неотвязной, чтобы наполниться уверенностью в собственной способности реализовать это будущее на деле.

Данная цепочка проводит вас через исправление и разрешение ситуаций, вызывающих в вас чувство сожаления, и оставляет вас с чувством уверенности в будущем, а также свободным направлять свое внимание на какие-то другие вещи. Это гораздо лучше, чем просто сидеть и костить себя за совершенную ошибку или недостойный поступок. Если вы из тех, кто часто испытывает сожаление, которое лишь ухудшает самочувствие и ни к чему не приводит, то вам стоит потрудиться, чтобы сделать эту генеративную цепочку для сожаления одной из ваших автоматических реакций.

Фрустрация.

Фрустрация – то, что вы можете ощутить, узнав, что ваша оценка за экзамен повысилась, но недостаточно, чтобы перейти на следующий курс, а потому вам придется прослушать его в третий раз, или чувство, возникающее, когда вы безуспешно пытались вбить в непроницаемый, как вам кажется, череп сына мысль о недопустимости пьянства за рулем, или ощущение в ситуации, когда вы только что завершили четвертый в этом году курс строгой диеты и видите, что новый купальник вам все еще мал. Чувство фрустрации мало кому нравится. Но нравится оно вам или нет, данное чувство означает, что вы все еще пытаетесь добиться некой поставленной цели. Значение чувства фрустрации – его функциональный атрибут – состоит в том, что оно сигнализирует вам о необходимости изменить свой подход к попыткам добиться намеченного результата. Если вы дошли до фрустрации, то ясно, что метод, к которому вы прибегали до сих пор, не привел вас к успеху.

Генеративная цепочка для фрустрации начинается с признания наличия этого чувства в той или иной ситуации. Почувствуйте уважение и благодарность к вашей фрустрации, являющейся сигналом о том, что вам следует как-то иначе подойти к учебе, изменить свою точку зрения, пересмотреть ожидания или изменить поведение.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, достоин ли намеченный результат затрачиваемых сил. Если нет, откажитесь от него и обратитесь к другим целям. Если да, продолжайте и сделайте следующий шаг.

Поищите в вашем прошлом переживания ситуаций, в которых вы преодолевали аналогичные трудности, изменив свой подход к ним. Ощутите успокоение от того факта, что вы успешно преодолели препятствия.

В качестве заключительного шага представьте себя в будущем, где вы реагируете на фрустрирующие вас ситуации изменением подхода, после чего добиваетесь намеченного результата, ощущая уверенность в своей способности к этому.

Представим, например, что по окончании мучительного, но уже не первого, курса диеты вы только что попытались надеть новый купальник, и он все еще вам жмет. И предположим, что вы испытываете по этому поводу фрустрацию, а не разочарование, гнев или безнадежность. Как только вы признаете, что испытываете фрустрацию в связи с тем, что вам так и не удалось привести свое тело в желаемый вид, следующим шагом будет признание чувства фрустрации в качестве сигнала, оповещающего вас о необходимости изменить отношение к своим попыткам снизить вес. Кроме того, вам следует уважать вашу эмоцию как важный сигнал, помогающий вам удержаться от повторения действий, безуспешность которых уже доказана.

Следующее, что вам нужно сделать, – это задуматься, вооружившись чувством любопытства, является ли снижение веса и подгонка фигуры под купальник результатом, к которому все еще стоит стремиться. Если вы решите, что нет, то в этом случае – быть может, со вздохом облегчения – вы можете отказаться от цели, сводящейся к тому, чтобы все-таки втиснуться в этот купальник. Если этот результат продолжает оставаться достойным, то вам нужно найти примеры из прошлого, когда вы меняли подход к достижению какой-нибудь цели и благодаря этому добивались успеха. Отыскание достаточного числа таких примеров переориентирует вас на большую гибкость в мышлении, а также убедит в способности по-разному подступаться к цели – в данном случае, снижению веса. Наконец, вы обращаетесь к будущему, воображая, как реагируете новыми подходами к задачам, вызывающим у вас фрустрацию, и ощущаете уверенность в своей способности к этому.

Проработав эту цепочку, вы больше не будете испытывать фрустрацию. И, что еще важнее, вы будете переориентированы на уверенное отыскание другого – по всей вероятности, более эффективного – способа достижения намеченной цели.

Тревога.

Тревога есть нечто, что вы можете испытать в преддверии аудита, устраиваемого Внутренней налоговой службой США, перед визитом к врачу для обследования на предмет опухоли или накануне знакомства с будущими тестем и тещей. Тревога, которую вы испытываете в таких случаях, обычно является результатом, либо воображения неприятного будущего, либо рисования его расплывчатых картин, из-за чего оно становится богатым источником негативных возможностей. Функциональным атрибутом тревоги является то, что она сигнализирует вам о необходимости подготовиться к борьбе или уклонению от потенциально негативных последствий приближающейся ситуации.

Как и во всех генеративных цепочках, на первом этапе необходимо признать наличие тревоги. Затем надо вспомнить, что тревога оповещает вас о неких будущих событиях, к которым вам следует получше подготовиться, а также ощутить уважение и благодарность к этой эмоции как жизненно важному сигналу.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, что вам нужно сделать, чтобы получше подготовиться. Сюда могут войти сбор информации для заполнения пробелов в картине будущего, выстраивание или приобретение определенных навыков или постановка цели, ориентированной на позитивно сформулированный результат.

Вспомните примеры из прошлого, когда вам случалось сделать все необходимое для встречи с подобной угрозой или проблемой, и успокойтесь, когда восстановите эти воспоминания о собственных способностях.

Наконец, представьте, как в будущем вы готовитесь к встрече с угрозой или проблемой, и репетируйте до тех пор, пока не ощутите в себе уверенность в своей способности сделать все, что потребуется.

Подготовка, в которой вы нуждаетесь, зависит от рода проблемы, с которой вам предстоит столкнуться и по поводу которой вы в настоящее время испытываете тревогу. Например, если вы чувствуете тревогу в связи с возможным ответом определенного человека на ваше приглашение пообедать вместе, то ваша подготовка может свестись к сбору информации. Эту информацию можно получить от других людей (активнее общаясь с вашим предполагаемым визави, чтобы знать, как тот отреагирует; расспрашивая знающих его людей, чтобы получить представление о реакции) или от себя самого (изучая опыт личного общения с этим человеком в поисках указаний на то, как он реагирует на вас и на такого рода приглашения).

Кроме того, адекватная подготовка может означать извлечение или приобретение определенных навыков, необходимых для достойной встречи с тем, что вам предстоит. Представьте, например, что вы испытываете тревогу по поводу наилучшего способа преподнести материал в речи, с которой дали согласие выступить. Если организация материала перед выступлением – дело, уже вам знакомое, то вы можете извлечь этот навык и приступить к работе. Если этого навыка у вас пока нет, то вам, возможно, понадобится кто-то со стороны, кто научил бы вас этому. Аналогичным образом, адекватная подготовка к речи может заключаться в научении говорить так, чтобы заинтересовать аудиторию или, может быть, побудить ее задавать вопросы.

Наконец, адекватная подготовка может означать изменение негативно сформулированного результата на позитивно сформулированный. Источником вашей тревоги может быть негативно сформулированный результат, например: «Я не хочу провалиться», «Я буду выглядеть дураком» или «При таком развитии событий мне не справиться с ситуацией». Каждый из этих намеченных результатов касается нежелательных событий и говорит лишь о том, чего не делать. Однако позитивно сформулированные результаты задают вам иное направление. Знание того, к чему вы хотите прийти, успокаивает намного лучше, чем знание того, к чему вы прийти не хотите. Кроме того, если вы знаете, чего добиваться, то вам будет понятнее, как это сделать.

Как справедливо для всех эмоций, описанных в данной главе, ценность тревоги заключена в предоставляемой ею обратной связи. Когда эта обратная связь остается нераспознанной, тревога становится неприятным, даже парализующим переживанием. Однако исходом этой цепочки является переход от состояния паралича к чувству уверенности в собственной способности сделать все необходимое для подготовки к тому, что, по-вашему мнению, на вас надвигается. Такое позитивное эмоциональное состояние высвобождает ваши эмпирические и поведенческие ресурсы, мотивируя вас действовать, а не выжидать и дрожать.

Отчаяние.

Ваше суфле в десятый раз выходит похожим на блин, и вас охватывает ощущение отчаяния – вам никогда его не приготовить. Чувство отчаяния может возникнуть у вас также в связи с пьянством мужа, с тем, как ваш сын выбрал спутницу жизни, или с оценкой перспектив сохранения неудачного брака вашей подруги. То, о чём пытается сообщить вам ощущение безнадежности, его функциональный атрибут, заключается в следующем: пора отказаться от этой затеи. Если вы сделали все, что могли, и этого было мало, то пора настроиться на другие результаты.

Генеративную цепочку для отчаяния вы начинаете с признания наличия этого чувства. Далее испытайте уважение и благодарность к. ощущению отчаяния, видя в нем сигнал, говорящий, что вам пора отказаться от какого-то результата, к которому вы безуспешно стремились.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, остались ли какие-то разумные действия, которые вы в силах предпринять. Если да, то перейдите к чувству фрустрации как первому этапу, чтобы ощутить целеустремленность и решимость, а также выработать альтернативные способы добиться желаемого. Если нет, перейдите к следующему этапу.

Вспомните примеры из прошлого, когда вы отказывались от достижения тех или иных результатов, крупных или мелких, и этим освобождали себя для обращения к другим вещам. Подыщите достаточное количество примеров, чтобы успокоиться насчет своей способности сделать это.

И, наконец, представьте себя в будущем, где вы отступаетесь от результата, которого просто нельзя добиться, на фоне уверенности в способности к этому и к направлению усилий на достижение реалистичного результата.

Люди часто испытывают чувство отчаяния, хотя еще не исчерпали всех своих возможностей добиться намеченного. Соответственно, третий этап в данной генеративной цепочке очень важен, когда вы отвечаете на чувство отчаяния, так как здесь вы рассматриваете возможность каких-то дополнительных действий. Допустим, ваш муж – алкоголик. Вероятно, вы сделали многое: приободряли его, угрожали ему, умоляли, игнорировали, но все было без толку, и вот теперь вы ощущаете безнадежность в связи с самой возможностью его изменить. Ваше чувство отчаяния говорит вам, что пора отказаться от этого желания. Но пора ли?

Чтобы ответить на этот вопрос, подумайте, что еще можно сделать (третий этап в цепочке). Если вам ничего не придумать, кроме как, скажем, платить ему за отказ: подход, который вы отвергаете, поскольку он не кажется вам достойным – то настало время принять во внимание ваше чувство и отказаться от намерения переделать мужа. Если, однако, вы в состоянии придумать что-то стоящее, скажем, связаться с «Анонимными алкоголиками», прибегнуть к программе лечения алкоголизма или обратиться к консультанту, то отчаяние неуместно. Поменяйте его на чувство целеустремленности или решимости, чтобы мобилизовать свои поведенческие ресурсы на достижение результата новым способом.

Ощущение тупика.

Всем нам случалось испытывать желание продвинуться вперед, одновременно не зная, как это сделать. Когда вам не подобрать слов, чтобы выразить мысль, или вы не знаете, как втащить на лестницу тяжелый шкаф, или же осознаете, что ваша карьера, как вам кажется, стоит на месте, то паралич тупикового состояния способен ограбить вас, лишив как воли, так и средств к продвижению. Ощущение тупика, следовательно, сигнализирует вам о необходимости подыскать иной вариант действий, отступить от подходов, которые вы практиковали, и найти другие пути к достижению цели.

Генеративная цепочка для ощущения тупика начинается с осознания того факта, что вы испытываете это чувство. Признайте, что ситуация требует от вас отыскания иных вариантов действий, и ощутите уважение и благодарность к важному эмоциональному сигналу, который сам себе подали.

С чувством любопытства оцените подходы, которых придерживались, стараясь добиться желаемого результата.

Вспомните случаи, когда вы топтались на месте и изменяли свое представление о ситуации так, что могли выработать другие подступы к намеченному; ощутите успокоение насчет своей способности сделать это.

Отправьтесь в будущее, представляя себя в тупиковом состоянии и потому вырабатывающим новые возможности, позволяющие вам оставаться в движении. Повторяйте и делайте эти картины все живее и живее, пока не почувствуете в себе уверенность в собственной способности вырабатывать новые опции при ощущении тупика.

Эта цепочка настраивает вас на выход за пределы границ, в которых вы действуете в настоящее время. Цепочка позволяет вам подыскивать новые пути, чтобы не останавливаться в стремлении добиться намеченного результата. Эти новые альтернативы могут включать получение совета или помощи со стороны.

Гнев.

У всех нас есть собственные критерии, стандарты общепринятого поведения, и мы, когда чувствуем, что эти критерии попраны, нередко испытываем гнев. Например, вы можете ощутить его при виде жестокого обращения с ребенком, или когда вас подрезает другой автомобиль, или когда вашей подруге наплевать на ваши проблемы. Функциональным атрибутом чувства гнева является то, что данное чувство оповещает вас о попрании важных для вас критериев.

Генеративная цепочка для гнева начинается с признания этого чувства. Пусть это напоминает вам об уважении и благодарности к чувству гнева за то, что оно сообщает вам, что кто-то – возможно, вы сами – нарушил важные для вас стандарты.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, какие действия вы можете предпринять в будущем, чтобы защитить свои стандарты от подобного нарушения и более адекватно отреагировать на их попрание, если ваши попытки предотвратить это. не возымеют успеха. Если вы не знаете, что делать, соберите информацию у людей, которые, как вам кажется, способны к конструктивному реагированию на такого рода возмутительные ситуации.

Вспомните случаи, когда вы предотвращали или конструктивно реагировали на попрание ваших стандартов; ощутите успокоение насчет своей способности к этому.

Представьте очередную ситуацию, чреватую нарушением ваших стандартов, и увидьте себя, предпринимающим те или иные действия для ее предотвращения. Проигрывайте это будущее, пока не ощутите в себе уверенность в способности реагировать так, как вам этого хочется.

Возможно, окажется, что несмотря на все ваши усилия, вы не сумеете удержать других от нарушения ваших стандартов. Поэтому вам нужно представить и то, как ваши стандарты так или иначе нарушаются, и как вы реагируете на эту ситуацию в более конструктивном ключе. (Не исключено, что на данном этапе вам придется обратиться к форматам из глав, посвященных контексту и извлечению эмоций.) И, как и в прочих случаях, проигрывайте в воображении будущие ситуации, пока не уверитесь в том, что способны реагировать удовлетворяющим и эффективным образом.

Допустим, что вы едете по автостраде, и вдруг вас грубо обгоняет другая машина. Как и всегда в таких случаях, вы приходите в ярость. Не желая реагировать так в будущем, вы прорабатываете генеративную цепочку для гнева. Признав свой гнев за важный сигнал о нарушении значимого для вас стандарта, вы размышляете над возможными действиями в будущем, которые позволяли бы конструктивно реагировать на обгон или предотвращать его. С точки зрения профилактики вы можете счесть, что вам следует бдительнее относиться к водителям, едущим позади вас. Но бдительность не всегда исключает обгон. Поэтому вам нужно подыскать себе лучший способ реагирования на случай, если это все-таки произойдет. Вы, например, могли бы почувствовать облегчение при мысли, что остались целым и невредимым, а также сожаление в адрес водителя, который столь беспечно относится к собственной жизни. Затем вы вспоминаете о крайних ситуациях, в которых испытывали подобное облегчение, а также о сожалении в адрес других людей, которые действовали в пагубной для себя манере. Уверившись в своей способности реагировать подобным образом, вы обращаетесь к будущему, воображая инциденты, в ходе которых беспечные водители подвергают вас опасности, а вы реагируете чувствами облегчения и сожаления о правонарушителях, а также, быть может, тревогой за ни в чем не повинных водителей, едущих впереди и все еще пребывающих в опасности.

Мы сознаем, что не всегда бывает легко оттолкнуться от гнева и проработать эту цепочку, но это дело стоит затрачиваемых усилий. Оценка, с которой связан третий этап данной цепочки, чрезвычайно полезна в том смысле, что позволяет вам отрешиться от ситуации и решить, заслуживает ли она того, чтобы из-за нее гневаться.

Вина.

Иногда бывает, что человеком, нарушающим ваши стандарты, оказываетесь вы сами. Если вы не верите в действенность розги, но все же сечете ею ребенка, то перед вами – нелицеприятный факт попрания вами своих же стандартов. Или, быть может, вы убеждены в необходимости уважительного отношения к другим водителям на дороге, но сами беспечно подрезаете других; или же думаете, что лгать скверно, и все-таки лжете, ссылаясь на занятость, чтобы уклониться от приглашения на обед; или вновь и вновь забываете написать другу, которому обещали послать письмо. Всякий раз, когда вы нарушаете собственные стандарты, вы наверняка испытываете чувство вины.

Но как быть, если вы не испытываете вину, нарушая свои стандарты? В ответе на этот вопрос скрываются значимость и функциональный атрибут вины. Если вы не в состоянии озаботиться тем фактом, что нарушаете или только что нарушили собственные стандарты, вы лишаетесь обратной связи, необходимой для уверенности в соответствии ваших поступков вашим убеждениям. Таким образом, функциональный атрибут вины состоит в том, что она сигнализирует вам о том, что вы каким-то образом нарушили собственные стандарты, и вам следует предпринять какие-то действия, чтобы застраховаться от подобной ситуации в будущем.

Первым этапом генеративной цепочки вины является признание за собой этого чувства в конкретной ситуации. С уважением и благодарностью признайте, что чувство вины оповещает вас о попрании личного стандарта и необходимости застраховаться от таких случаев в будущем.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, достоин ли сохранения нарушенный стандарт. Если нет, вы можете обновить его, сменить или отбросить.

Вспомните былые переживания, когда вы, хотя это и было трудно, придерживались личных стандартов. Накопив достаточное количество таких примеров, ощутите успокоение насчет своей способности к этому.

Наконец, представьте, что вы продолжаете держаться стандартов в надвигающейся ситуации, которая подвергает вас суровому испытанию, и снова почувствуйте уверенность в том, что можете жить, не изменяя вашим стандартам.

Иногда бывает, что стандарты, которых мы держимся и при нарушении которых испытываем чувство вины, уже не стоят того, чтобы за них цепляться. Например, женщина, воспитанная в убеждении, что ее место на кухне, может испытывать чувство вины, ощущая в себе желание вырваться из быта и построить карьеру. Сейчас, когда ей уже за сорок, она, с учетом мира как он есть и того, кем она стала, может расценить данное убеждение как более не соответствующее ее нуждам. Фактически она может открыть,

О что никогда не считала его достойным, но просто годами старалась реализовывать его в своем показном поведении.

Если вы приходите к выводу, что стандарт заслуживает сохранения, то чувство вины при его нарушении вполне уместно. Уместно также использовать это неприятное чувство в будущем так, чтобы воспламенить в себе стремление гарантировать, что вы будете соответствовать данному стандарту в дальнейшем. Если, однако, вы решите, что в своем нынешнем виде стандарт не заслуживает сохранения, то вам нужно либо обновить его, либо сменить, либо отбросить. Не забывайте, что когда вы обновляете или заменяете стандарт, вы создаете новый, который, как и его предшественник, требует соблюдения. Поэтому, применительно к новому стандарту, разумно продолжить проработку цепочки, обратившись к этапам 4 и 5.

Разочарование.

Вы развернули последний подарок, преподнесенный вам на день рождения, и выяснилось, что у вас так и нет того, чего вам по-настоящему хотелось. Что вы чувствуете? Скорее всего, разочарование. Такое же чувство могло возникать у вас, когда фильм, который вы давно хотели посмотреть, оказывался никудышным, или когда ваши малыши подхватывали ветрянку как раз накануне давно предвкушаемых романтических выходных с мужем. Разочарование, которое вы испытываете, когда происходят подобные вещи, следует воспринимать как сигнал о том, что вам нужно пересмотреть намеченные результаты и, вероятно, заменить их более реальными, которых можно добиться в сложившихся обстоятельствах.

Генеративная цепочка для разочарования начинается с признания того, что вы разочарованы. С уважением и благодарностью узнайте в этом чувстве сигнал о необходимости переоценки намеченных результатов.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, стоит ли продолжать хотеть того, чего вы хотели и чего не получили. Если да, перейдите к следующему этапу. Если нет, Подумайте о вещах, более достойных того, чтобы их желали в сложившихся обстоятельствах, а затем перейдите к этапу, который идет за следующим.

Если цель все еще видится вам достойной, вспомните о прошлом поиске и, в конечном счете, отыскании способов заполучить желаемое, после чего ощутите в себе успокоение насчет способности сделать все, что нужно.

Если пришла пора переключить свою активность на другие вещи, вспомните случаи, когда вы меняли цели и в конце концов добивались намеченного, после чего почувствуйте в себе уверенность в способности к этому.

Наконец, представьте, как вы делаете все необходимое для достижения желаемого, пополняя картину подробностями и оживляя ее до тех пор, пока не почувствуете уверенность в завтрашнем дне.

Как указывает функциональный атрибут данной цепочки, разочарование – время для переоценок. Мы часто не получаем того, чего хотим или ждем. Если вы продолжаете хотеть «этого», то желаемый результат будет и впредь влиять на ваши переживания. Если ваша возлюбленная отвергает предложение о женитьбе в первый раз, когда вы его делаете, то, может быть, стоит поддержать в себе желание услышать от нее «да» и сохранить отношения. С другой стороны, не стоит держаться за цель, сводящуюся к желанию, чтобы фильм оказался хорошим, когда тот уже доказал свою никудышность. Вместо этого было бы лучше заменить намеченный результат размышлением о технических неудачах фильма или упованием на то, что остаток вечера вам удастся провести приятно.

Одиночество.

Одри чувствовала себя одинокой. Она только что потратила битый час на то, чтобы забыть о своем одиночестве, однако теперь его уже невозможно было отрицать. Допустив в себе это чувство, она рассердилась на себя: «Тебе тридцать пять, и ты не можешь побыть одна, не разваливаясь на части? Ты тряпка, Одри!» Но все же она оставалась одинокой. Она включила телевизор, чтобы не было скучно, но каждый канал являл ей людей, проводивших время вместе. Чтобы избавиться от них, она выдернула вилку и сунулась в холодильник, чтобы заполнить внутреннюю пустоту. Через минуту она лежала на кушетке, ела мороженое и листала журнал. Но не спасала и еда. Одри погасила свет и подошла к окну Она стояла в темноте, глядя на чужие дома и квартиры с силуэтами людей, собравшихся семьями, на фоне уютно освещенных окон. По улице проходили парочки и шумные компании. «О черт, – пробормотала она вслух. – Нет, здесь я не останусь!» И отправилась в бар в надежде кого-нибудь встретить.

Ощущение одиночества – сигнал о том, что мы нуждаемся в том или ином контакте с людьми. В результате мы часто приходим к тому, что путаем «связь» с «любовью» и «страстью». Одри, например, увидела в своем одиночестве сигнал о том, что ей нужно вступить в контакт с другими людьми, но не поняла, в каком именно контакте она нуждалась. В состав генеративной цепочки для одиночества входит важный этап, на котором вы оцениваете характер желаемого контакта и самого возможного контактера, благодаря чему можете мобилизовать усилия на установление подлинно благоприятных и удовлетворяющих контактов.

Генеративная цепочка для одиночества начинается с признания того факта, что вы испытываете одиночество. С уважением и благодарностью признайте свое чувство сигналом, оповещающим вас о необходимости некоего контакта или связи с каким-то человеком.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, какого рода контакта и с кем вы хотите.

Поройтесь в воспоминаниях, чтобы найти примеры случаев, когда вы были инициаторами таких контактов, и ощутите в себе успокоение насчет способности налаживать контакты с людьми.

Перенеситесь в будущее и представьте, как устанавливаете желаемый контакт с отобранными людьми, усиливая живость картин до тех пор, пока не уверитесь в способности к этому.

При использовании данной цепочки убедитесь, что вспоминаете именно те случаи, в которых инициатором контакта являлись вы. Например, если вам позвонил близкий друг и пригласил скоротать вдвоем вечер, то это воспоминание может быть чрезвычайно приятным и, вероятно, будет соответствовать вашим чаяниям, но оно не поможет вам адекватно отреагировать на чувство одиночества, потому что заставит вас сидеть сложа руки и ждать, когда зазвонит телефон. Гораздо полезнее вспомнить случаи, когда позвонили вы.

Ревность.

Вы только что познакомились с новой мужниной секретаршей – блистательной и остроумной. Или, допустим, былой обожатель вашей жены забирает ее на ленч, и вот уже четыре часа, как их нет, хотя они обещали вернуться через два. Или вы находитесь на вечеринке и отмечаете, что на протяжении последнего часа вниманием вашего мужа всецело завладела привлекательная и участливая особа. Такие ситуации нередко возбуждают чувство ревности. Для многих людей эмоциональное благополучие связано с особенными, интимными отношениями, которые они поддерживают с супругами и близкими друзьями. Ревность есть реакция на подозрение или обнаружение угрозы, создавшейся для особенных и интимных отношений, что в равной мере угрожает и собственному эмоциональному благополучию человека. Поэтому функциональным атрибутом ревности является сигнал о необходимости что-то предпринять для защиты своего эмоционального благополучия.

Генеративная цепочка для ревности начинается с признания того факта, что вы испытываете данное чувство. С уважением и благодарностью к сигнальной ценности ревности признайте в ней сигнал о том, что вам следует позаботиться о вашем эмоциональном благополучии.

Вооружившись чувством любопытства, оцените, действительно ли ваше благополучие в опасности. Если нет, перейдите к другому чувству и порадуйтесь, что вашему любимому человеку приятно в образовавшейся компании. Если да, проработайте два заключительных этапа.

Вспомните случаи, когда вам приходилось позаботиться о себе; подыщите достаточное количество примеров, чтобы успокоиться насчет своей способности сделать все необходимое для сохранения собственного благополучия.

В качестве последнего шага загляните в будущее и представьте, как успешно заботитесь о себе в ситуациях, представляющих реальную угрозу вашему благополучию. Убедитесь, что эти ситуации достаточно живы, чтобы наполнить вас чувством уверенности.

Возникновению ревности способствуют три паттерна, и два из них можно обезвредить при помощи данной генеративной цепочки. Во-первых, если вы не уважаете себя, то вам легко представить, что ничего не стоит заменить вас другим человеком. Одним из последствий такого мышления является взгляд на мир как на место, полное людей, готовых атаковать ваши позиции. Каждый новый субъект, с которым общается ваша возлюбленная (возлюбленный), каждое новое ее увлечение воспринимается как угроза. В этом случае можно использовать генеративную цепочку для построения в себе самоуважения путем отыскания в прошлом случаев, когда вам удавалось дать понять вашей возлюбленной (или показать ей, что ее ценят, любят или уважают), что с вами ей лучше, чем с кем бы то ни было другим, а после репетировать повторение этих случаев в будущем до тех пор, пока не приведете себя в состояние уверенности.

Второй паттерн, порождающий ревность, – использование критериев, которые отличаются чрезмерными притязаниями на обладание. Если вы взираете на возлюбленного как на «собственность», то каждая новая интересная особа будет восприниматься как агрессор, пытающийся посягнуть на «вашу» территорию. Если вы пользуетесь такого рода критериями, то большую часть времени, скорее всего, проводите в борьбе – натягиваете поводья, не позволяя своему спутнику вырваться из загона. Естественно, вы ревнуете. Любые его действия, на которые не было испрошено вашего разрешения, являются вызовом вашей власти, а потому – угрозой вашему благополучию. В этом случае вам нужна не генеративная цепочка, а смена критериев на те, которые больше подходят для поддержания взаимовыгодных отношений. В нашей книге «Импринт-метод: руководство по воспроизведению компетентности» (в соавторстве с Дэвидом Гордоном) изложены методы оценки и изменения критериев.

Третий паттерн – столкновение не с мнимой, а с реальной угрозой. Если вы подходите к вашим отношениям с адекватными критериями, уважаете себя и являетесь тем, кем больше всего желаете быть, а ваша возлюбленная действительно подумывает заменить вас кем-то другим, то у вас имеются все основания для ревности. В данном случае вам, чтобы позаботиться о себе, следует принять дополнительные меры. Генеративная цепочка позволит вам дать вашей любимой все, что вы можете и хотите, гарантируя эмоциональные состояния, в которых вы проявите наибольшую находчивость. Если понадобится, вы также можете воспользоваться цепочкой при подготовке к конфронтации. И, в наихудшем случае, вы можете использовать ее, чтобы выработать паттерны поведения, которые обеспечат наилучшую возможность убедить партнершу в необходимости потрудиться над сохранением ваших отношений, – возможно, это будет обращение к психотерапии супружеских пар, или проведение друг друга через «Анализатор отношений» и «Пороговый нейтрализатор», представленные в книге Лесли Кэмерон-Бэндлер «Решения: практичные и эффективные противоядия для проблем в общении и в сексуальной жизни».

Если вы часто переживаете какие-то эмоции, описанные в предыдущих разделах, то будет разумно выработать в себе привычку мыслить через подходящую генеративную цепочку. На самом деле, даже если вас не тревожит ни одна из описанных эмоций, мы предлагаем вам проработать генеративные цепочки для каждой, используя в качестве содержания примеры из настоящего или прошлого. Делая это, вы сможете разрешить конкретный, досаждающий вам инцидент; еще важнее то, что вы глубже познакомитесь с фундаментальными паттернами, лежащими в основе всех генеративных цепочек:

Запуск эмоции – » Уважение и благодарность – » Любопытство – » Успокоение – » Уверенность.

Чтобы превратить генеративную цепочку в своего неизменного спутника, работающего автоматически и естественно, вам следует проработать ее несколько раз, используя в качестве содержания разные инциденты и ситуации. Например, если вы часто ис-питчиортр uvrptro яиньт и хотели бы овладеть соответствующей генеративной цепочкой в качестве одной из естественных реакций, вы можете сначала проработать ее для того факта, что на прошлой неделе не сдержали слова и не сходили с детьми в зоопарк. Сделав это, пройдите через последовательность вторично, на сей раз используя в качестве содержания чувство вины за то, что при парковке поцарапали чью-то машину и уехали, ни словом об этом не обмолвившись. Затем проработайте последовательность в третий раз, используя в качестве содержания случай, когда вышли из себя и разругались с родителями. Цель состоит в том, чтобы прорабатывать цепочку до тех пор, пока вы не обнаружите, что начинаете следовать ее этапам автоматически.

Генеративная цепочка срабатывает не только для эмоций, явившихся в данной главе примерами, но и для любой другой эмоции, имеющей что-то вам предложить с точки зрения полезного функционального атрибута. Под «полезностью» мы понимаем такую манеру реагирования, которая настраивает вас на постановку задач. Неприятные эмоции слишком часто остаются не узнанными или не получают должного ответа, а потому получают возможность встраиваться в нисходящую спираль неприятностей. Жизнь предоставляет нам много случаев испытать такие эмоции, как зависть, несостоятельность, беспокойство, неудовлетворенность и т. д. Ценность генеративной цепочки заключена в ее способности заставлять эти неприятные эмоции работать на вас.

Чем вы располагаете в настоящий момент.

Третьей ключевой возможностью, даруемой эмоциональным выбором, является использование – умение заставить неприятные эмоции работать на соблюдение ваших наилучших интересов. Информация, представленная в данной главе, вооружает вас средствами полностью реализовать обещанное использование эмоций.

Теперь вы по-новому смотрите на неприятные и приятные эмоции. Вы знаете, что эти эмоции заслуживают того, чтобы их испытывать, при условии, что вы реагируете на них конструктивно. Это возможно благодаря распознаванию функционального атрибута эмоции, который уточняет, чем именно полезна вам та или иная эмоция.

Следующий этап подразумевает адекватную реакцию на функциональный атрибут эмоции. Генеративная цепочка обеспечивает такую реакцию, просто доводя до вас образ мыслей и возникающую в результате последовательность эмоций, которая уводит вас от неприятной эмоции и приводит к чувству уверенности в своей способности использовать имеющиеся ресурсы так, чтобы конструктивнее реагировать в будущем.

Мы подробно описали генеративные цепочки для сожаления, фрустрации, тревоги, безнадежности, тупикового состояния, гнева, вины, разочарования, одиночества и ревности. Но все перечисленное – не просто примеры; с их помощью как вы, так и любой другой может навсегда изменить свои реакции на эти неприятные эмоции.

Глава 11. Предупреждение неприятных эмоций.

Потратив целую главу на объяснение того, что даже неприятные эмоции обладают функциональными атрибутами, благодаря которым их стоит испытывать, теперь мы готовы признать, что встречаются и эмоции, которые вы просто не хотите испытывать вновь. Есть ли у них функциональный атрибут, нет ли его – вы, может быть, не желаете впредь ощущать себя униженными, или одинокими, или отчаявшимися, или беспомощными, напуганными, ненавидящими, отвергнутыми или никчемными. Вполне вероятно, что испытывать эти крайне неприятные эмоции совершенно незачем. Ну что же, есть верный способ этого добиться.

Когда мы говорим о предупреждении повторения неприятных эмоций, мы не имеем в виду что вы больше никогда их не испытаете. Будь в ваших силах никогда не испытывать ни унижения, ни страха, ни отчаяния, вам пришлось бы заплатить за это собственной человечностью. Подобные эмоции – неотъемлемая часть самой жизни и принадлежности к роду людей. Однако вы можете с толком и адекватно предотвратить их повторное возникновение в некоторых ситуациях.

Андреа чувствовала себя униженной. На вечеринке, состоявшейся накануне, ее друг Сэм напился и выбранил ее перед друзьями. Столкнувшись с хамским поведением Сэма, покуда друзья качают головами и приговаривают «бедная Андреа», одни люди возмутились бы, другие – ощутили беспомощность, а третьи – преисполнились мстительности. Андреа же вынесла из ситуации глубокое и нестерпимое чувство унижения.

«Нестерпимое» – слово, оказавшееся в данном случае действенным, так как Андреа пришла к нам за помощью, полная решимости никогда впредь не испытывать этого чувства. Вскоре мы выяснили, что она имеет обыкновение возлагать на себя ответственность за собственные переживания, отвергая саму мысль о том, что жизнь есть нечто, происходящее с ней. Напротив, она полагает, будто играет важную роль в порождении своих жизненных переживаний. Чувство униженности было одним из переживаний, которых, по ее мнению, она могла бы избежать в будущем, если бы только знала, как это сделать. Мы согласились с ней и вооружили ее «методом», который разработали для себя ради предотвращения неприемлемых эмоциональных переживаний.

Первым делом мы попросили Андреа вернуться к вчерашним событиям. Она попыталась выяснить, что именно повлекло за собой поведение Сэма, мысленно проиграв события по мере их наступления. Чтобы помочь ей разобраться в происходившем, мы предложили просмотреть этот автобиографический «фильм» с нескольких точек зрения, включая ее собственную, а также точку зрения Сэма и друзей.

В результате предпринятого обзора она осознала, что потащила Сэма на вечеринку, невзирая на то, что он перетрудился и устал; она знала, что в таком состоянии он не мог выпить без того, чтобы не напиться (вместо того, чтобы прийти в приятно приподнятое настроение); она навязала ему первую рюмку, когда он, похоже, этого не хотел; она и сама здорово напилась, а после продолжала игнорировать его, болтая с другими гостями и, по всей вероятности, – с точки зрения Сэма, – флиртуя с ними. Это оказалось горькой пилюлей, но теперь Андреа сумела увидеть, каким образом сама в значительной мере поспособствовала своему унижению. Андреа не выносит дурного с собой обращения, а в данном случае она поняла, что скверно обошлась как с Сэмом, так и (через него) с самой собой. Она была решительно настроена не допустить повторения подобных событий.

Затем мы предложили Андреа подумать об альтернативах ее поведению, имевшему место в сложившейся ситуации. Она пришла к трем пробным выводам: «Можно было уважительно отнестись к тому, что творилось с Сэмом, и либо пойти на вечеринку без него, либо не ходить туда вовсе. Можно было не заставлять его пить. И можно было побольше общаться с ним и подключать его к разговорам с другими гостями».

После этого Андреа последовала нашей подсказке и прикинула, собирается ли она реагировать одним из перечисленных способов в будущем. Ее ответом было твердое «да». Поведение Сэма на вечеринке было для него совершенно нехарактерным, и он чувствовал себя глубоко виноватым – как и Андреа, поскольку теперь она признавала свою долю вины в произошедшей раз —

Зная, что хотеть чего-то и быть способным сделать это – вещи разные, мы попросили Андреа задаться вопросом: уверена ли она в том, что сумеет отреагировать так, как ей хочется. Она припомнила десятки случаев, когда понимала и уважала настроение Сэма, целенаправленно вводила его в компании и т. д. Да, она способна и впредь поступать так же.

Но будет ли она так поступать? Это был наш последний вопрос к Андреа. Без решимости воплотить желаемое на деле все паттерны поведения, которые, как она знала, были доступны ей, останутся невыраженными. Однако для Андреа было неприемлемым вновь подвергнуться тому унижению, которое она испытала на вечеринке, а потому из глубин ее существа снова всплыло решительное «да». Она начала представлять себе будущие ситуации, в которых настроение Сэма оказывалось несовместимым с запланированными ими социальными событиями, и собственные реакции, манера которых позволяла реализовать результаты, намеченные ею для себя.

Реакция Андреа на ее размолвку с Сэмом была результатом проработки формата «Предупреждение», который мы опишем в этой главе. Этот формат был выведен из поведения людей, которые неизменно возлагают на себя ответственность за собственные переживания, признают и исправляют свои ошибки, чтобы не повторить их в будущем. Мы вновь и вновь обнаруживали, что те люди, которые прорабатывают эту последовательность, могут, как и любой другой, испытывать большинство известных неприятных эмоций, однако с ними это случается, как правило, лишь раз или два до того, как они перестроят свое поведение так, чтобы в похожих обстоятельствах никогда больше их не испытывать.

Наверное, самой удачной характеристикой этих нежелательных эмоций будет понимание их как «ошибок», которые можно исправить, изменив свое поведение или обстоятельства. Специфика исправления будет зависеть от результатов оценки вашего и чужого вклада в нежелательную эмоцию. Так, Андреа решила, что ее унижение явилось результатом неспособности обратить внимание на настроение и потребности Сэма, принуждения его к выпивке и невнимания к нему. Следовательно, к исправлениям, которые она должна была внести в свое поведение, относилось научение распознавать и уважать настроение и потребности Сэма, отказ от побуждения его к выпивке и включение его в круг общения на разного рода встречах.

Предположим, что в ходе оценки факторов, способствовавших чувству униженности, Андреа открыла, что Сэм, бывая усталым и в подвыпившем состоянии, унижает не только ее, но всех. Это будет уже другой ситуацией, требующей иных исправлений во избежание ошибки, состоящей в том, чтобы позволить ему снова себя унизить. В этом случае Андреа могла бы решить, что ей просто не следует находиться рядом с Сэмом, когда он пьет.

Или же предположим, что в результате оценки Андреа поняла, что Сэм унижает всех – в том числе и ее – при каждом удобном случае. Исходя из такой информации, Андреа наверняка заключила бы, что лучшим способом избежать оскорблений со стороны Сэма будет вообще держаться от него подальше. В данном случае, если она стремится никогда больше не испытывать унижения, ошибкой, требующей коррекции, является само по себе общение с Сэмом.

Бывают случаи, когда пережитая вами ужасная эмоция не является последствием вашего поведения. Простое пребывание в ситуации может послужить приглашением к неприятностям, как это было бы с Андреа, останься она с человеком, который унижает людей при первой возможности. Подобно католическому греху попадания в чреватую грехом ситуацию, данный грех заключается в неразумном создании ситуации, предполагающей возможность столкнуться с грубым обращением.

Обратите внимание на то, что ни в один из возможных вариантов, описанных для Андреа, мы не включили возможность «изменить Сэма». Когда дело доходит до изменения других людей, лучше вести себя так, будто вы обладаете относительно слабым контролем над ситуацией. Если своим результатом вы наметили гарантию того, что никогда больше не станете терпеть ту или иную эмоциональную реакцию, и успех здесь зависит от определенного, нехарактерного поведения других людей, то вы почти наверняка потерпите фиаско. Андреа, например, изменила свои реакции вместо того, чтобы пытаться изменить Сэма. То, что Сэм изменился в результате изменения Андреа, верно, но его изменение не было необходимым условием для достижения Андреа ее цели. Если другие люди не знают об изменении, которого вы от них ждете, и не хотят его, то вряд ли они сделают то, чего вы от них хотите, тогда, когда вы от них этого захотите. Поэтому лучше всего, чтобы изменениями, которые вы производите, были изменения в вас самих.

Помня об этом, ознакомьтесь с форматом для предупреждения повторения нежелательных эмоций.

1. Идентифицируйте ощущаемую эмоцию, убедившись, что именно ее вы не хотите испытать вновь в аналогичной ситуации.

2. Прокрутив в голове фильм, составленный из событий, предшествовавших и сопутствовавших неприятной эмоции, установите, не было ли среди них эпизодов, которые способствовали ее возникновению. Посмотрите на свое поведение как минимум с двух точек зрения – по собственной и чьей-то воле.

3. Повторно прокручивая мысленный фильм, запечатлевший случившееся, установите те или иные – если таковые существовали – внешние причины (обстоятельства, поведение других людей и др.), которые способствовали возникновению неприятной эмоции.

4. Объединяя свои находки с двумя предыдущими этапами, определитесь с заместительными паттернами поведения (исправлениями), которые исключат для вас возможность вновь пережить эту неприятную эмоцию в аналогичной ситуации.

5. Убедитесь, что вы можете реализовать эти паттерны поведения на практике, найдя в своей биографии соответствующие примеры, пусть даже связанные с иными ситуациями. Помимо этого, вам может быть, удастся убедить себя в способности реализовать данные паттерны, исходя из былых наблюдений за тем, как их реа-лизовывали другие люди, – примеры, которым в силах последовать и вы сами. Если вы не можете найти примеров ни своего, ни чужого заместительного поведения, вернитесь к этапу 4 и подберите другие паттерны – попроще или более знакомые. (Если необходимые вам паттерны находятся за пределами вашего нынешнего опыта и не могут использоваться для достижения желаемого результата, то вам придется изучить их прежде, чем вы обретете способность избегать повторения ситуаций, запускающих неприятную эмоцию.) В качестве самопроверки ответьте на вопрос: откуда вы знаете, что сможете реализовать те заместительные паттерны поведения, которые вам понадобятся?

6. Теперь определитесь: будете ли вы реализовывать эти паттерны? Достаточно ли сильно ваше намерение? Представьте фильм, в котором будете успешно использовать необходимые паттерны.

Затем прокрутите фильм заново, на сей раз оказавшись внутри него и наблюдая то, что увидели бы собственными глазами, если бы действительно находились в нем; слыша то, что услышали бы, и чувствуя то, что почувствовали бы. Убедитесь, что ваш фильм живой и богат подробностями. В качестве самопроверки ответьте на вопрос: как вы узнаете, что действительно поведете себя именно так, а не иначе? (Помните, что вы занимаетесь выяснением не того, как поступить, когда вы уже испытаете нежелательную эмоцию и захотите избавиться от нее, но того, что вам сделать, чтобы, прежде всего, предотвратить возникновение этой эмоции.).

В приведенных ниже примерах продемонстрировано использование формата предупреждения нескольких неприятных эмоций. Они задуманы не только как примеры, показывающие работу формата; вам также следует воспользоваться ими для того, чтобы выучить формат путем реальной проработки этапов для каждой указанной эмоции.

Разочарование.

В жизни нашей клиентки Джилл случались не только разочарования, но и разочарования с большой буквы. Последние сделались для Джилл явью, когда она одна-одинешенька сидела на кухне в свой день рождения, и никто – даже сестра, с которой они были очень близки, – не позвонил и не поздравил ее. Поняв, что даже сестра ее забыла, Джилл испытала сокрушительное разочарование. Через пару месяцев муж Джилл забыл об очередной годовщине их свадьбы, и Джилл пережила это чувство вновь. Оно было настолько неприятным, что она решила навсегда изгнать это ощущение из своей жизни.

Проведя себя сквозь формат «Предупреждение», Джилл поняла, что ничем не давала повода к разочарованию сама, и в равной степени забывчивость ее близких не означала их черствости и нелюбви к ней. Она осознала, что некоторые люди просто не в состоянии запомнить даты и не имеют привычки сверяться с календарем, а потому, если для нее было так важно, чтобы они помнили определенные дни, то она должна была напомнить им об этом. Соответственно, Джилл решила перейти к откровенным, но милым и непосредственным напоминаниям о днях своего рождения, юбилеях и прочих важных событиях, оповещая всех, кого это касается, о необходимости запомнить эти даты или организовать торжества. Джилл доверила этим людям позаботиться о себе, а потому начала напрямую информировать их о своих потребностях.

Когда вы испытывали глубокое разочарование? Вспомните случаи, когда вы были крайне разочарованы, – настолько, что вам хотелось впредь никогда больше не испытывать эту эмоцию в подобной ситуации.

Вернитесь к событиям, приведшим к разочарованию и сопровождавшим его, после чего подумайте, что вы сделали или не сделали – если это имело место – такого, что поспособствовало возникновению чувства разочарования. Случалось ли вам, например, поступиться возможностью добиться некой цели? (Вы крайне нуждались в пятерке по биологии, но вместо того, чтобы заниматься, пошли в кино.) Приходилось ли вам так или иначе обманывать собственную фортуну? (Вы не перезвонили важному клиенту и рассердили его.) Бывало ли так, что вы, планируя некое дело, плохо оценивали первоочередные задачи или полагались не на того человека? (Вы подготовили сюрприз для подружки, запланировав свидание у себя на квартире и забыв при этом, что ей часто приходится в последнюю минуту отправляться на деловые обеды; или запланировали пикник на первые выходные марта, не учитывая возможности плохой погоды.).

При повторном рассмотрении этих событий выясните, не было ли каких-нибудь обстоятельств, способствовавших вашему чувству разочарования? Не поспособствовали ли ему поведение или обстоятельства других людей?

Теперь, используя то, что вы узнали о движущих силах, участвовавших в создании чувства разочарования, составьте список альтернативных паттернов поведения, которые предотвратили бы его повторение. Любые факторы, основанные на обстоятельствах или чужом поведении, потребуют, чтобы вы низвели их с влиятельных позиций или заменили альтернативными. Если, например, причиной вашего разочарования выступает приятель, который часто берет почитать книги и не возвращает их, то вы можете счесть за благо изменить свое поведение: не давать ему ничего, пока он не вернет книги, которые уже взял.

Убедитесь, что вы способны реализовать эти заместительные паттерны поведения. Как вы узнаете, что сможете это сделать? Возможно, к примеру, что вы уже прибегали к ним прежде; видели, как их практикуют другие люди, или можете представить, как ведете себя данным образом, и это представляется вам простым делом.

Подумайте, будете ли вы реализовывать эти альтернативные паттерны, или нет. Прокрутите фильм о будущем, в котором увидите себя в потенциально разочаровывающей ситуации, аналогичной той, которая инициировала весь процесс, где вы уже реагируете заместительными паттернами поведения. Прокрутите фильм снова, на сей раз, войдя в него так, чтобы видеть, слышать и чувствовать все, что будет сопутствовать данной ситуации, когда вы окажетесь в ней в следующий раз. Внесите коррективы в свое поведение и прокрутите фильм столько раз, сколько потребуется, пока не убедитесь, что действительно будете реализовывать заместительные паттерны поведения.

Стыд.

Наша близкая подруга Бобби коротала вечер с приятельницами, выбалтывая подробности семейных проблем другой подружки – те, которые были сообщены ей по секрету. Она уже не в первый раз обманывала чужое доверие. Когда она поняла, что сделала это снова, ее захлестнули волны стыда. В прошлом, когда она выдавала чужие секреты, ей было стыдно, однако совокупный эффект всех этих случаев был столь силен, что возникшие чувства засосали ее на самое дно воронки. К моменту, когда она, наконец, вынырнула на поверхность, Бобби решила, что не допустит, чтобы такое повторилось.

Когда Бобби произвела оценку в рамках формата, она обнаружила, что в ее болтовне не было ничего злонамеренного. Все дело было просто в ее кажущейся неспособности припомнить конфиденциальный характер некоторых сведений, сочетавшейся с энтузиазмом и радостью, которые она переживала, делясь информацией и историями.

Как насчет вас самих? Вспомните случаи, когда вам бывало стыдно – настолько, что вы уже не хотели когда-нибудь снова испытать эту эмоцию в похожей ситуации. Что – если это имело место – вы сделали или не сделали такого, что поспособствовало вашему чувству стыда? Не случалось ли вам, например, прибегать к неудачным оценкам при первом попадании в ситуацию? Не оказывались ли вы не в своей стихии? (После двухнедельного обучения танцам у Артура Мюррея вы, вообразив себя танцором, подали заявку на участие в местной постановке бродвейского мюзикла и с треском провалились.) Бывало ли так, что вы игнорировали или не умели уловить предостережения от ошибок, исходившие от вас самих или от окружающих? (Вы проигнорировали как собственный организм, так и предупреждения друзей, говоривших, что вы уже много выпили.) Не читали ли вы чужие мысли, полагая, что окружающие, скорее всего, думают о вас всякие гадости? (Вы вообразили, что дамы, с которыми вы вместе посещаете занятия по аэробике, считают вас толстой и вялой.).

Пересмотрев события еще раз, оцените: были ли какие-то внешние обстоятельства или действия окружающих, которые способствовали возникновению у вас чувства стыда?

Поразмыслив над этим несколько минут, Бобби сделала вывод, что ее самым первым альтернативным действием будет обычная просьба к друзьям не разглашать вещи, которые им не хочется доводить до всеобщего сведения. Конечно, это немедленно принесло плоды, и Бобби пользовалась этой «передышкой», чтобы поупражняться в утаивании той или иной полученной информации, пока не научилась хранить чужие секреты.

Составьте собственный список заместительных паттернов поведения, которые предохранят вас от повторного чувства стыда, например умеренность в выпивке взамен постыдного пьянства или озвучивание беспокойства в беспристрастной манере взамен позорного крика и шума. Убедитесь, что вы способны реализовать эти паттерны. Как вы узнаете, что сможете это сделать?

Подумайте, будете ли вы их реализовывать. Прокрутите фильм о будущем, в котором увидите себя в потенциально постыдной ситуации, аналогичной той, которая инициировала весь процесс, и собственную реакцию, на сей раз выдержанную в духе альтернативных паттернов поведения. Прокрутите фильм еще раз, войдя в него так, чтобы видеть, слышать и чувствовать все, что будет окружать вас, когда вы окажетесь в подобной ситуации в следующий раз. Корректируйте и повторяйте фильм столько раз, сколько потребуется, пока не уверитесь в том, что действительно будете практиковать заместительные паттерны поведения.

Гнев.

Когда воск с наполовину оплывших свечей закапал на скатерть, Джейн гневно задула пламя и погасила верхний свет. Она трудилась, не покладая рук: приготовила восхитительный обед в преддверии романтического вечера, а Стив опять опаздывал. Когда он, наконец, явился, его чуть не вынесло из дверей той яростью, с которой Джейн набросилась на него. Когда все, в конце концов, улеглось, Джейн продолжало трясти. На самом деле трясло теперь обоих, и их отношения испортились на несколько дней. Когда же, в итоге, Джейн оглянулась на тот ужасный вечер и последующие мрачные дни, она решила, что больше уже не хочет когда-либо вновь испытать столь неистовый гнев. Она приняла решение обратиться за помощью к нам.

Когда Джейн взялась оценивать, какие же факторы способствовали ее гневу, одной из первых поразивших ее вещей было то, что она наготовила всякой всячины и построила планы на вечер, державшиеся на приходе Стива домой в строго определенное время. Это обстоятельство сочеталось – неблагоприятно, как выяснилось – со вторым фактом, который она осознала: она не добилась от Стива четкого ответа на вопрос, когда же он вернется домой тем вечером. Вместо этого она просто сочла, что он появится, когда ей этого захочется и когда она этого будет ждать. Она также открыла, что проигнорировала тот факт, что он, если опаздывал, всегда делал это по какой-то уважительной причине. Наконец, она осознала, что работа печатника, которой был занят Стив, требует, чтобы он, коль скоро запустил «тираж», проследил за ним до конца независимо от длительности процесса.

Взяв за пример ваши личные обстоятельства, в которых вы испытали столь сильный гнев, что не желаете испытывать его вновь, обдумайте события, приведшие к вашему гневному чувству, а также сопровождавшие его, и определите, было ли что-то способствовавшее ему среди того, что вы сделали или не сделали. Например: реалистичны ли были ваши ожидания? Не получилось ли так, что вы без надобности восприняли как личное оскорбление некий выпад, вас не касавшийся? Или не сумели воспользоваться преимуществом своих ожиданий, или не создали возможности откровенно о них заявить?

Пересмотрев события еще раз, определите: какие обстоятельства или чужие поступки способствовали возникновению вашего гнева?

Джейн знала, что мало чем могла изменить характер работы Стива, а потому выбрала ряд заместительных паттернов поведения, включавших вещи, которые она могла сделать ради гарантии того, что ярость никогда не вернется. Прежде всего следовало заручиться согласием Стива звонить ей всякий раз, когда он будет задерживаться. (Он думал, что это ни к чему, раз она знает, чем он занят.) Кроме того, Джейн решила не строить никаких совместных планов, не заручившись обещанием Стива вернуться домой к определенному часу. И, наконец, на случай, если Стив задержится, Джейн решила напоминать себе, что «он пришел бы, если бы смог», поскольку знала, что так оно и есть.

Какие заместительные паттерны поведения удержат ваш гнев от повторения? Чтобы убедиться в том, что вы можете и будете их реализовывать, воспользуйтесь двумя заключительными этапами формата предупреждения.

Несостоятельность.

Джим страдал, хотя никто из пришедших на вечеринку не понимал этого. Внешне он исправно улыбался, вступал в короткие беседы, когда к нему кто-то подходил, и, казалось, с особенным удовольствием прогуливался по внутреннему дворику. Однако внутри Джим был захвачен чувством собственной несостоятельности. Не помогали даже выходы в сад, так как они сами по себе подчеркивали его неумение общаться с другими. Стоя там в темноте, отрезанный от друзей, Джим решил, что больше не хочет испытывать подобное чувство.

Когда Джим проработал формат предупреждения и пересмотрел события неприятного вечера, он осознал, что на вечеринке не случилось ничего, что могло бы явиться причиной его чувства несостоятельности. Дом был знаком ему, он был одет соответственно ситуации; друзья и незнакомые люди отнеслись к нему тепло и гостеприимно. Он обнаружил, что даже до того, как явился на вечеринку, уже рисовал себе, как неуклюже он будет держаться и говорить, и как люди отвергнут его из-за этой нелепости. Он реагировал на эти картины, а вовсе не на реальных людей, пришедших на вечеринку. Соответственно, Джим начал ловить себя на этих образах; всякий раз, поймав себя на них, он изменял их, воображая очаровательного и отзывчивого Джима – человека уважаемого и оцененного Цо достоинству. В результате, вместо того чтобы стооить проекции и ощущать несостоятельность, он выражал уверенность и благополучие. Другие, конечно, своим поведением недвусмысленно и щедро подтверждали справедливость этого чувства собственной состоятельности.

Наверное, вы вспомните случаи, когда ощущали себя болезненно несостоятельным. Несостоятельность требует вашего участия. Не занимались ли вы неоправданным сравнением себя с окружающими? (Может статься, вы обучались теннису не больше года, но все-таки сравнивали свое мастерство с мастерством первоклассных игроков.) Или неправильно судили о ситуации, когда впервые в ней оказывались? (Вы еще не закончили среднюю школу; вам пока не о чем говорить в смысле квалификации и навыков, но ваша подружка беременна, и вы решаете пожениться.) Реалистичны ли были ваши цели? (Вы только что поступили на работу младшим администратором в крупную компанию и рассчитываете возглавить ее через пару лет.) Не игнорируете ли вы свои силы и качества? (Вы содрогаетесь при мысли о возвращении в институт, позабыв, что прекрасно учились в средней школе и колледже.).

Воспользуйтесь форматом предупреждения, чтобы вооружиться представлениями, переживаниями и паттернами поведения, которые позволят вам всегда поддерживать в себе чувство собственной состоятельности. Вы этого достойны.

Чем вы располагаете в настоящий момент.

Ребенком вам, наверное, случилось пережить период, когда вы боялись ложиться спать из-за чудовищ, которые прятались в шкафу. Для надежной защиты от них, вам как минимум требовалось, чтобы в комнате было достаточно светло. На протяжении какого-то времени отход ко сну был полон опасностей. Повзрослев, мы все еще имеем при себе эмоциональных монстров, только из шкафа они перебрались в критически настроенного субъекта, который заставляет нас стыдиться, в сослуживца, который своим постоянным подсиживанием возбуждает наш гнев, и в приятеля, который неизменно унижает нас, когда напивается.

Теперь у вас есть способ избавиться от этих чудовищ: формат, которым вы можете пользоваться, чтобы предотвратить возвращение эмоциональных переживаний, являющихся для вас глубоко и неизлечимо неприятными. Формат «Предупреждение» уместен, когда польза, которую способны принести эмоции, просто не стоит сопутствующих эмоциональных затрат.

Формат «Предупреждение» обеспечивает контролируемую самозащиту. Умение защититься от крайне неприятных эмоций создаст ощущение безопасности, благо упомянутые монстры больше не будут подстерегать вас во всевозможных шкафах с намерением завладеть вашими эмоциями. С пониманием и контролем придет уверенность в своей способности спокойнее шагать по жизни, знакомясь с миром подробнее, чем вы могли бы позволить себе в противном случае.

Каким стал бы мир, умей мы все оберегать себя от попадания в когти наших эмоциональных монстров? Конечно, люди были бы счастливее. Однако еще важнее то, что мы были бы увереннее в себе; мы спокойно вступали бы в воду, зная, что если наступим на острое, то это вовсе не значит, что так будет всегда. Зная об этом, мы сможем отважнее изучать свой опыт, а потому, реализовавшись как личности, открывать явления в мире, который, повернись дело иначе, остался бы для нас запретным местом.

Глава 12. Взгляд в будущее.

Вполне возможно, что вы зарабатываете на хлеб не так, как зарабатывали ваши родители. Если вы женщина, то, может быть, работаете вне дома и даже имеете специальность. Вероятно и то, что теперь вы живете в городе далеко от места, где родились и выросли. Наверное, вы голосуете на выборах. Возможно, на каком-то этапе карьеры вы меняли место работы, или поступали в институт для повышения квалификации, или обучались новому ремеслу. Возможно также, что вы, как минимум, подумывали о разводе, так как не ладили с супругом (или супругой). И всю эту свободу вы, скорее всего, воспринимали как нечто само собой разумеющееся.

Конечно, в сегодняшнем мире есть места, где не знают такой свободы выбора. Перенеситесь на пятьсот лет в прошлое, и вы увидите, что в те времена подобной свободы не было вообще нигде. Например, в феодальной Европе, если ваш отец был лудильщиком, то и вы, родившись мужчиной, становились лудильщиком. Если ваш отец был аристократом, то и вы становились аристократом. Если он был нищим, вы попрошайничали. Конечно, лудильщик и нищий мечтали стать аристократами, а аристократ, быть может, время от времени желал уступить свою тонкую рубашку за кожаный фартук, но никто из них не принимал свои мечты всерьез. Это были не более чем грезы, и все это знали. Женщины плыли в такой же, но еще меньшей, лодке, так как все они, рожденные и в бедности, и в роскоши, были обречены на деторождение и ведение хозяйства.

Посмотрите на жизнь людей с тех пор, как тысячи лет назад сформировались общества, и вы откроете, что миллиарды наших предков вырастали, старели и умирали в местах, удаленных от мест их рождения не более чем на несколько миль. Иные возможности никогда не приходили этим людям в голову. Они шли по стопам родителей; жили, как жиле те; работали, как работали те; верили, как верили те. Они не представляли себе иного уклада жизни. Законами ведало абсолютное меньшинство. Все прочие, по сути, были невольниками, которые не посвящали себя требованиям господ, но смирялись перед необходимостью им следовать. И здесь им опять же не приходило в головы ничего другого. На протяжении подавляющей части истории человечества люди жили тем, что происходило с ними.

Затем появилась Америка с ее Декларацией независимости, Биллем о правах и Конституцией, а также с идеей о том, что каждый человек несет ответственность за свою судьбу. Случайно ли, Божественным промыслом или силою человеческого вдохновения колониальная Америка каким-то образом породила и воспитала представление о том, что вы вправе строить свою жизнь по собственному усмотрению. Впервые в истории личный контроль над собственной судьбой сделался исходной социальной предпосылкой. Конечно, тогда эта предпосылка не вполне реализовалась на практике: потребовались 13-я, 15-я и 19-я поправки к Конституции, чтобы узаконить самоопределение для меньшинств и женщин; кроме того, всегда находились люди, предпочитавшие оставаться или «владеть» рабами, чем делать собственный выбор. Однако сейчас, по крайней мере, существует идея, всепроникающая и несокрушимая. Даже если вы решаете прожить и умереть там, где родились, а трудиться и веровать – так, как трудились и веровали ваши родители, вы можете больше не считать эти вещи обязательными для себя и само собой разумеющимися. Сегодня, если мы следуем родительскому примеру, мы делаем так в результате свободного выбора.

Теперь мы считаем естественным для себя свободно выбирать себе занятие или специальность, посильно накапливать состояние, выбирать спутников жизни и расставаться с ними, если отношения не сложатся, жить, где захочется, свободно выбирать себе правительство и т. д. Мало кто в истории контролировал свою судьбу столь полно, сколь дано нам, жителям Соединенных Штатов. С телевидением и кинематографом в качестве глашатаев идея о праве и способности выбирать продолжает победно шествовать по миру.

Однако для большинства людей свобода выбора распространяется лишь на такие внешние факторы, как занятость, политика, супружество и т. д. Большинство людей по-прежнему пребывают в феодальных отношениях со своими эмоциями; эмоции суть нечто, всего лишь происходящее с ними. В точности так же, как лудильщик мечтал, быть может, сделаться банкиром, ревнивец мечтал обрести доверие, скучающий – развлечься, а одинокий – ощутить свою связь с людьми. Но это мечтания. Грезы. Они способны заполнить наши мысли, но мало чем можно помочь этим мечтам воплотиться в реальность.

Однако лудильщик ошибался. В человеке нет и никогда не было ничего, что неизбежно делало бы одного банкиром, а другого – всего лишь лудильщиком, нищим или адвокатом. Если есть возможность учиться, сознание лудильщика способно осмыслить разницу между расходом и доходом, а руки банкира в состоянии удержать слесарный молоток и выковать медный поднос. То, что глубина и размах вашей жизни определены обстоятельствами рождения, является, по сути, генетическим воззрением, априорной установкой, которая, будучи взята на вооружение, автоматически ограничивает любые изменения, едва те придут вам в голову.

Не правы и ревнивые, скучающие и одинокие мечтатели, стремящиеся испытать доверие, возбуждение и сопричастность. Приняв «генетическую» ориентацию на эмоции, они заодно воздвигли вокруг себя воображаемые умозрительные решетки. Дотянись такие люди до решетки и попробуй ее сокрушить, они бы увидели, как та растворяется без следа. Но решетки кажутся реальными, и создается впечатление, что они всегда стояли там, где стоят. Поэтому большинству людей даже не приходит в голову проверить их на прочность; или, если приходит, они не знают, как это сделать.

«Заложник эмоций» – руководство, учебник для проверки этих решеток на прочность и полезность. Мы приступили к исследованиям, признав сначала, что эмоции обладают структурой с точки зрения ощущений и мыслительных процессов («компоненты»), и что структура во всех отношениях связана с созданием и сохранением эмоций, которые вы испытываете в отдельно взятый момент. Нашим следующим шагом было исследование компонентов, образующих структуру эмоций, с выяснением того, как прошлое, настоящее и будущее, чувство участия, критерии и прочее образуют основу и текстуру наших эмоциональных переживаний.

Но возможность выбирать эмоции не просто означает способность переходить от одной эмоции к другой. Эмоциональные сдвиги должны заслуживать того, чтобы их предпринимать, и отвечать ситуации, в которой вы находитесь, или результату, которого вы хотите добиться. А потому мы рассмотрели связь между эмоциями и контекстами, в которых они возникают. Мы обнаружили, что благоприятность эмоционального переживания не абсолютна, но относительна, если учитывать, кто вы такой, каковы ваши потребности и в каком контексте вы пребываете. Вооруженные этой идеей, мы подготовились к адекватному отбору эмоций для новых.

(«До»), имеющихся («Во время») и повторяющихся («После») контекстов.

Конечно, величайший в мире выбор – не более чем мечта, если ее не удается каким-то образом воплотить в жизнь. Поэтому мы обратились к анализу разнообразных способов извлечения эмоций, включая их поиск, самоякорение и разрушение причинно-следственных связей. Среди этих техник была и техника реконструкции, которая тесно соприкасается с самой сутью эмоционального выбора, так как напрямую использует тот факт, что наши эмоции являются одновременным переживанием определенного набора компонентов.

И все-таки одно дело – сказать, а совсем другое – быть понятым. Ваши эмоции являются фундаментальным и глубинным аспектом вашей личности; единственным способом для окружающих узнать, кто вы и что происходит у вас внутри, является знакомство с вашим экспрессивным поведением. А потому мы изучили выражение эмоций, которое выступает связующим звеном между вами и остальным миром.

Затем мы перешли к более мрачному царству жутких эмоций – тех, над которыми, как нам кажется, мы не властны, и научились их рассекречивать, обезвреживать и, при необходимости, избегать.

Теперь вы владеете «ноу-хау». Возможно, что пока вы не слишком проворно оперируете понятиями, отличиями и форматами, но эти препятствия сравнительно невелики, и вы, приложив небольшие умственные усилия и усердно поупражнявшись, преодолеете их. Самая сложная вершина уже позади. Оглянувшись назад, вы все еще можете различить ее очертания. Она – то, что твердило вам: эмоции есть нечто, происходящее с вами. Искать же вам следует радость, сопровождающую чувство, которое вы хотите испытать; ощущение собственной конгруэнтности; удовлетворенность в силу самовыражения способом, понятным для окружающих, и свободу определять собственную эмоциональную судьбу.

Вы сможете добраться до ваших эмоциональных решеток и легким касанием обратить их в ничто. Однако все эмоциональные лудильщики, банкиры и нищие останутся при своих делах, желая большего, но силясь справиться с тем, что у них есть. Мы, правда, совершенно уверены, что если бы каждый был счастлив непрекращающимся переживанием эмоционального выбора, то уровень повсеместной грамотной коммуникации и личного эмоционального удовлетворения ввел бы нас в эру понимания, терпимости и сотрудничества, превосходящую все былые эпохи мирного и просвещенного сосуществования. Поэтому мы тратим много сил на то, чтобы побороть свои собственные неприятные или неблагоприятные чувства, а также сразиться с обманчивым выражением эмоций другими людьми, чтобы мы как вид, освободившись от этого бремени, могли свободнее обращать конгруэнтное и наполненное духом сотрудничества внимание на приближение настоящего и будущего к желаемому идеалу. Стремясь к этому, мы верим и надеемся, что мысли и технологии личностных изменений, представленные в этой книге, не будут, забытые, пылиться на полке, а попадут в руки всех лудильщиков, которые смотрят в зеркало и видят, как им оттуда улыбаются банкиры.

Формат для эмоциональной настройки.

1. Идентифицируйте знакомую ситуацию. Четко и в деталях представьте себя в этой ситуации. Что вы видите? Что вы слышите?

2. Определившись со сценой действия, выберите эмоцию. Представьте, что испытываете ее в этой знакомой ситуации, чтобы посмотреть, какой будет ваша реакция. При этом можете задаваться следующим вопросом: «Если я почувствую (эмоция) в этой ситуации, то каковы будут последствия?».

3. Тщательно изучив свою реакцию, выберите другую эмоцию и представьте, что испытываете ее в том же контексте. Отметьте, как изменяется ваша реакция на ситуацию в ответ на новую эмоцию.

4. Не меняя ситуации, проработайте столько эмоций, сколько пожелаете, следя за изменениями в вашей реакции.

Глава 7. Отбор эмоций.

Отборочный формат «После».

1. Идентифицируйте переживание в прошлом, которым вы сейчас недовольны из-за тогдашних своих чувств или поведения; затем оцените случившееся с точки зрения «Что происходит?» и «Чего я хочу?» (Ответы на эти вопросы могут касаться эмоций, паттернов поведения или результатов.).

2. Установите, как вам хотелось бы себя вести.

3. Теперь постарайтесь угадать эмоцию, необходимую для порождения этого паттерна поведения.

4. Определив эмоцию, которая, по вашему мнению, помогла бы вам вести себя желаемым образом, представьте аналогичную ситуацию в будущем, и сохраняя неизменной выбранную эмоцию, представьте, как она повлияет на ваши переживания и поведение. Не забудьте включить в свои построения реакции других людей, защиту собственного благополучия и эффективность ваших действий при достижении желаемых результатов. Если выбранная эмоция покажется неподходящей или недостаточной, вернитесь к третьему этапу и либо выберите другую эмоцию, либо добавьте ее к уже отобранной.

5. Если выбранная эмоция помогла вам достигнуть желаемых результатов в оговоренной ситуации, убедитесь, что вы в состоянии вызвать ее всякий раз, когда почувствуете, что вам хочется испытать ее при повторении этой ситуации в будущем.

Отборочный формат «Во время».

1. Когда до вас доходит, что ваше текущее переживание вас в чем-то не устраивает, конкретизируйте свои чувства и поведение в этой ситуации.

2. Глубоко вздохните, затем «отступите от себя». (В своем воображении увидьте себя в ситуации, тем самым на минуту преображаясь в стороннего наблюдателя.) Отстранившись, спросите себя: «Чего я хочу? Какой результат мне нужен?».

3. Выберите одно или несколько чувств, которые больше помогут вам добиться желаемого в сложившейся ситуации.

4. Установите, какие паттерны поведения являются естественными последствиями эмоции, которую вам хочется испытывать в данной ситуации. То есть какими паттернами поведения вы следуете естественным образом, когда ощущаете эту эмоцию? Те ли это паттерны, которые помогут вам добиться желаемого? Если ответ отрицательный, вернитесь к этапу 3 и выберите другую возможную в этой ситуации эмоцию.

5. Представьте, что вы ощущаете выбранную эмоцию, и обдумайте вероятное развитие событий на ее фоне. Не забудьте учесть в своих размышлениях реакции окружающих, защиту собственного благополучия и эффективность в достижении желаемых результатов. Если выбранной эмоции недостаточно для удовлетворения ваших потребностей, вернитесь к этапу 3 и добавьте любую другую эмоцию, которая вам покажется благоприятной.

6. Перейдите к средствам, открывающим доступ к эмоции(ям), которую вам хочется испытывать в текущей ситуации.

Отборочный формат «До».

1. Опишите ситуацию, специально включая в описание все, что вы о ней знаете, и все, что вам кажется новым и незнакомым в ней.

2. Обдумайте, чего вы хотите добиться в этой ситуации, даже если это простое удовольствие, или желание помочь людям, или стремление защитить себя.

3. Решите, что вы хотите почувствовать в этой ситуации.

4. Установите, какие паттерны поведения являются естественными последствиями эмоции, которую вам хотелось бы испытать в этой ситуации. А именно: что вам естественно делать на фоне этой эмоции?

Действительно ли эти паттерны желательны в надвигающейся ситуации? Согласуются ли они с результатами, которые вы для нее наметили? Если ответ отрицательный, вернитесь к третьему этапу и выберите другую эмоцию, которую вы могли бы захотеть испытывать в данной ситуации.

5. Представьте, что вы находитесь в надвигающейся ситуации, испытываете выбранную эмоцию и оцениваете вероятное развитие событий. Убедитесь, что при оценке вы учли реакции окружающих, защиту собственного благополучия и собственную эффективность в достижении желаемых результатов. Если отобранной эмоции недостаточно для удовлетворения ваших потребностей, вернитесь к третьему этапу и добавьте любые другие эмоции, которые, на ваш взгляд, окажутся благоприятными.

6. Перейдите к средствам получения доступа к эмоциям, которые вам хочется испытывать в приближающейся ситуации.

Глава 8. Получение доступа к эмоциям.

Методами получения доступа к эмоциям являются поиск эмоций, самоякорение, разрыв причинно-следственных связей и реконструкция.

Вы можете «отобрать» эмоцию при помощи следующего:

Память.

Фантазия.

Изменение позы.

Перенаправление внимания.

Изменение временных рамок.

Изменение интенсивности.

Изменение темпа.

Изменение участия.

Изменение критериев.

Изменение размеров чанка.

Поиски недостающего и наличествующего.

Формат для отбора эмоций.

1. Уточните, что именно вы хотите почувствовать. Информация об этом может появиться благодаря применению одного из трех отборочных форматов.

2. Задайте себе вопрос: «Что я могу сделать здесь и сейчас (или там и тогда), чтобы вызвать эту эмоцию?».

3. Обратившись к личной биографии, идентифицируйте способы, ранее помогавшие вам или вашим знакомым извлекать выбранную вами эмоцию.

4. Выберите средства, которые видятся наиболее благоприятными.

5. Сделайте это. Если вас не удовлетворит результат, вернитесь к этапам 3 и 4 и выберите другие средства для извлечения эмоции.

Формат для самоякорения.

1. Идентифицируйте чувство, которое хотите испытать.

2. Вспомните, когда вы переживали эту эмоцию во всей полный замок (или воспользуйтесь любым другим осязательным сигналом: зажмите мочку уха большим и указательным пальцами или дотроньтесь до носа).

3. Погрузитесь в воспоминание, видя то, что видели; слыша то, что слышали, и, самое главное, чувствуя то, что чувствовали.

4. Погрузившись в желаемую эмоцию, осторожно повысьте силу сцепления или касания, продолжая испытывать ее во всей полноте. Этим действием вы превратите сцепление рук или любой другой осязательный сигнал в якорь для чувства.

5. При той же силе нажима переориентируйтесь на сиюминутную обстановку, прихватив с собой эмоцию. Если эмоция исчезает, вернитесь к этапам 3 и 4, еще раз погрузитесь в воспоминание и повторите якорение.

6. Расцепите кисти и насладитесь своим ощущением. Если чувство расплывается, еще раз воспользуйтесь осязательным сигналом для повторного доступа к эмоции. Делайте это, пока не научитесь извлекать эмоцию при помощи якоря и сохранять ее, когда якоря не будет.

7. Позднее проверьте постановку якоря, еще раз сцепив кисти или использовав любое прикосновение, которые вы выбрали. Если якорь не позволяет извлечь желаемую эмоцию, повторите всю процедуру, как можно сильнее интенсифицируя воспоминание и добавляя другие, если это понадобится.

Формат для разрыва причинно-следственных связей.

1. Установите, что именно заставляет вас испытывать неприятную или неблагоприятную эмоцию (то есть идентифицируйте причину).

2. Выберите способ, позволяющий свести эффект этой причины к нулю путем либо а) изменения перспективы, превращения в стороннего наблюдателя или наблюдения за ситуацией из будущего, либо б) переключения внимания на другой стимул, либо в) физического устранения из ситуации.

3. Устранитесь из ситуации способом, который предпочли. Если вы все еще чувствуете себя перегруженным, вернитесь к этапу 2 и выберите другой – возможно, не такой радикальный способ ликвидации причинно-следственной связи.

4. При желании, устранив влияние стимула, перейдите к формату «Во время» и другим оценочным подходам.

Упражнение по экспериментированию и реконструкции эмоций.

1. Идентифицируйте эмоцию, переживаемую в настоящий момент. (Например: «Я ощущаю любопытство».).

2. Идентифицируйте значимые компоненты этой эмоции, спрашивая себя: «Откуда я знаю, что испытываю именно (эмоция), а не какую-то другую эмоцию?» То есть что именно из того, что вы обдумали – временные рамки, темп, модальность, степень участия, интенсивность, соответствие/несоответствие, сравнение, критерии и размер чанка – играет важную роль в том, что данная эмоция такова, какой ощущается?

3. Измените один из важных компонентов в каком-нибудь количественном или качественном отношении.

4. Следите, как ваши эмоции меняются в результате изменений, вносимых вами в компоненты переживания.

Формат для реконструкции эмоций.

1. Осознайте значимые компоненты, лежащие в основе нежелательной эмоции.

2. Измените качества этих компонентов по одному за раз.

3. Оцените, приводит ли данное изменение к возникновению желаемой эмоции.

4. Продолжайте изменять значимые компоненты нежелательной эмоции, пока не достигнете той, которую хотите.

Глава 9. Выражение эмоций.

Формат для выражения.

1. Идентифицируйте эмоцию, которую выразили неудовлетворительным для себя образом.

2. Установите, чего вы хотите добиться выражением данной эмоции.

3. Выработайте, как минимум, пять способов выражения этой эмоции. При этом вы можете воспользоваться собственными прошлыми переживаниями и примерами поведения других людей, а также создавать новые варианты.

4. Для каждого варианта прокрутите «кино», в котором уви– 2 дите себя испытывающим эмоцию и выражающим ее данным способом. Решите, какой способ выражения видится вам более практичным, исходя из намеченной цели. Если ни один вариант не кажется вам ни практичным, ни благоприятным, вернитесь к предыдущему этапу и придумайте другие.

5. Отобрав способ выражения, прокрутите кино вторично, на сей раз еще глубже обновляя свое поведение и сверяя его результаты с желаемыми.

6. Войдите в фильм, ощутите эмоцию и представьте как можно живее, что она будет выражена выбранным способом.

7. Идентифицируйте надвигающуюся ситуацию, в которой наверняка переживете эмоцию. Представьте, что находитесь в этой ситуации, чувствуете эмоцию и выражаете ее способом, который выбрали.

8. Повторите седьмой этап как минимум для двух других надвигающихся ситуаций, при необходимости внося в свое поведение мелкие поправки. Если вы обнаружите какие-то контексты, в которых новая форма эмоционального выражения окажется неблагоприятной, пройдитесь по всем этапам еще раз, начиная со второго, чтобы отработать эти контексты.

Глава 10. Использование эмоций.

Вот фундаментальный паттерн, лежащий в основе всех генеративных цепочек:

Запуск эмоции – » Уважение и благодарность – » Любопытство – » Успокоение – » Уверенность.

Генеративная цепочка для «Сожаления».

1. Признайте, что испытываете сожаление.

2. Почувствуйте уважение и благодарность к вашему чувству сожаления, как к сигналу, оповещающему вас о необходимости что-то предпринять, чтобы застраховаться от аналогичных ошибок в будущем.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените свою ошибку с точки зрения действий, которые вы могли бы предпринять, чтобы ее избежать.

4. Вспомните об уже совершенных ошибках (былых источниках сожаления), которые вы исправили, зная, что именно следует для этого сделать. Используйте эти примеры в качестве основы для чувства успокоения.

5. Вообразите будущую ситуацию, в которой вы поступаете так, как наметили для ситуации, вызывающей чувство сожаления. Сделайте эту насыщенную и живую репетицию будущего достаточно неотвязной, чтобы наполниться уверенностью в собственной способности реализовать это будущее на деле.

Генеративная цепочка для «Фрустрации».

1. Признайте, что испытываете фрустрацию в той или иной ситуации.

2. Почувствуйте уважение и благодарность к вашей фрустрации, являющейся сигналом о том, что вам следует как-то иначе подойти к учебе, изменить свою перспективу, пересмотреть ожидания или изменить поведение.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, достоин ли намеченный результат затрачиваемых сил. Если нет, откажитесь от него и обратитесь к другим целям. Если да, продолжайте и сделайте следующий шаг.

4. Поищите в вашем прошлом переживание ситуаций, в которых вы преодолевали аналогичные трудности, изменив свой подход к ним. Ощутите успокоение от того факта, что вы успешно преодолели препятствия.

5. В качестве заключительного шага представьте себя в будущем, где вы реагируете на фрустрирующие вас ситуации изменением подхода, после чего добиваетесь намеченного результата, ощущая уверенность в своей способности к этому.

Генеративная цепочка для «Тревоги».

1. Признайте, что испытываете тревогу.

2. Вспомните, что тревога оповещает вас о неких будущих событиях, к которым вам следует получше подготовиться, и ощутите уважение и благодарность к этой эмоции как жизненно важному сигналу.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, что вам нужно сделать, чтобы получше подготовиться. Сюда могут войти сбор информации для заполнения пробелов в картине будущего, выстраивание или приобретение определенных навыков или постановка цели, ориентированной на позитивно сформулированный результат.

4. Вспомните примеры из прошлого, когда вам случалось еде-, лать все необходимое для встречи с подобной угрозой или проблемой, и успокойтесь, когда восстановите эти воспоминания о собственных способностях.

5. Представьте, как в будущем вы готовитесь к встрече с угрозой или проблемой, и репетируйте до тех пор, пока не ощутите в себе уверенность в своей способности сделать все, что потребуется.

Генеративная цепочка для «Отчаяния».

1. Признайте, что испытываете отчаяние.

2. Ощутите уважение и благодарность к ощущению отчаяния, видя в нем сигнал, говорящий, что вам пора отказаться от какого-то результата, к которому вы безуспешно стремились.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, остались ли какие-то разумные действия, которые вы в силах предпринять. Если да, то перейдите к чувству фрустрации как первому этапу, чтобы ощутить озадаченность и решимость, а также выработать альтернативные способы добиться желаемого. Если нет, перейдите к следующему этапу.

4. Вспомните примеры из прошлого, когда вы отказывались от достижения тех или иных, крупных или мелких, результатов и этим освобождали себя для обращения к другим вещам. Подыщите достаточное количество примеров, чтобы успокоиться насчет своей способности сделать это.

5. Представьте себя в будущем, где вы отступаетесь от результата, которого просто нельзя добиться, на фоне уверенности в способности к этому.

Генеративная цепочка для «Тупикового состояния».

1. Признайте, что вы испытываете ощущение тупика.

2. Признайте, что ситуация требует от вас отыскания иных вариантов действий, и ощутите уважение и благодарность к важному эмоциональному сигналу, который сам себе подали.

3. С чувством любопытства оцените подходы, которых придерживались, стараясь добиться желаемого результата.

4. Вспомните случаи, когда вы топтались на месте и изменяли свое представление о ситуации так, что могли выработать другие подступы к намеченному; ощутите успокоение насчет своей способности сделать это.

5. Отправьтесь в будущее, представляя себя в тупиковом состоянии и потому вырабатывающим новые возможности, позволяющие вам оставаться в движении. Повторяйте и делайте эти картины все живее и живее, пока не почувствуете в себе уверенность в собственной способности вырабатывать новые опции при ощущении тупика.

Генеративная цепочка для «Гнева».

1. Признайте, что испытываете гнев.

2. Ощутите уважение и благодарность к чувству гнева за то, что оно сообщает вам, что кто-то – возможно, вы сами – нарушил важные для вас стандарты.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, какие действия вы можете предпринять в будущем, чтобы защитить свои стандарты от подобного нарушения и более адекватно отреагировать на их попрание, если ваши попытки предотвратить это не возымеют успеха. Если вы не знаете, что делать, соберите информацию у людей, которые, как вам кажется, способны к конструктивному реагированию на такого рода возмутительные ситуации.

4. Вспомните прошлые случаи, когда вы предотвращали или конструктивно реагировали на попрание ваших стандартов; ощутите успокоение насчет своей способности к этому.

5. а) Представьте очередную ситуацию, чреватую нарушением ваших стандартов, и увидьте себя, предпринимающим те или иные действия ради ее предотвращения. Проигрывайте это будущее, пока не ощутите в себе уверенность в способности реагировать так, как вам этого хочется.

Б) Возможно, окажется, что несмотря на все ваши усилия, вы не сумеете удержать других от нарушения ваших стандартов. Поэтому вам нужно представить и то, как ваши стандарты так или иначе нарушаются, и как вы реагируете на эту ситуацию в более конструктивном ключе. (Не исключено, что на данном этапе вам придется обратиться к форматам из глав, посвященных контексту эмоций и получению к ним доступа.) И, как и в прочих случаях, проигрывайте в воображении будущие ситуации, пока не уверитесь в том, что способны реагировать удовлетворяющим и эффективным образом.

Генеративная цепочка для «Вины».

1. Признайте, что испытываете чувство вины по поводу конкретной ситуации.

2. С уважением и благодарностью признайте, что чувство вины 2 оповещает вас о попрании личного стандарта и необходимости застраховаться от таких случаев в будущем.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, достоин ли сохранения нарушенный стандарт. Если нет, вы можете обновить его, сменить или отбросить.

4. Вспомните былые переживания, когда вы, хотя это и было трудно, придерживались личных стандартов. Накопив достаточное количество таких примеров, ощутите успокоение насчет своей способности к этому.

5. Представьте, что вы продолжаете держаться стандартов в надвигающейся ситуации, которая подвергает вас суровому испытанию, и снова почувствуйте уверенность в том, что можете жить, не изменяя вашим стандартам.

Генеративная цепочка для «Разочарования».

1. Признайте, что испытываете разочарование.

2. С уважением и благодарностью узнайте в этом чувстве сигнал о необходимости переоценки намеченных результатов.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, стоит ли продолжать хотеть того, чего вы хотели и чего не получили. Если да, перейдите к этапу 4 а. Если нет, подумайте о вещах, более достойных того, чтобы их желать в сложившихся обстоятельствах, а затем перейдите к этапу 4 б.

4. а) Если цель все еще видится вам достойной, вспомните о прошлом поиске и, в конечном счете, отыскании способов заполучить желаемое, после чего ощутите в себе успокоение насчет способности сделать все, что нужно.

Б) Если пришла пора переключить свою активность на что-то другое, вспомните случаи, когда вы меняли цели и в конце концов добивались намеченного, после чего почувствуйте в себе уверенность в способности к этому.

5. Представьте, как делаете все необходимое для достижения желаемого, пополняя картину подробностями и оживляя ее до тех пор, пока не почувствуете уверенность в завтрашнем дне.

Генеративная цепочка для «Одиночества».

1. Признайте, что испытываете одиночество.

2. С уважением и благодарностью признайте свое чувство сигналом, оповещающим вас о необходимости некоего контакта или.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, какого рода контакта и с кем вы хотите.

4. Поройтесь в воспоминаниях, чтобы найти примеры случаев, когда вы были инициаторами таких контактов, и ощутите в себе успокоение насчет способности налаживать контакты с людьми.

5. Перенеситесь в будущее и представьте, как устанавливаете желаемый контакт с отобранными людьми, усиливая живость картин до тех пор, пока не уверитесь в способности к этому.

Генеративная цепочка для «Ревности».

1. Признайте, что испытываете ревность.

2. С уважением и благодарностью к сигнальной ценности ревности признайте в ней сигнал о том, что вам следует позаботиться о вашем эмоциональном благополучии.

3. Вооружившись чувством любопытства, оцените, действительно ли ваше благополучие в опасности. Если нет, перейдите к другому чувству и порадуйтесь, что вашему любимому человеку приятно в образовавшейся компании. Если да, проработайте этапы 4 и 5.

4. Вспомните случаи, когда вам приходилось позаботиться о себе; подыщите достаточное количество примеров, чтобы успокоиться насчет своей способности сделать все необходимое для сохранения собственного благополучия.

5. Перенеситесь в будущее и представьте, как успешно заботитесь о себе в ситуациях, представляющих реальную угрозу вашему благополучию. Убедитесь, что эти ситуации достаточно живы, чтобы наполнить вас чувством уверенности.

Глава 11. Предупреждение неприятных эмоций.

Формат предупреждения.

1. Идентифицируйте ощущаемую эмоцию, убедившись, что именно ее вы не хотите испытать вновь в аналогичной ситуации.

2. Прокрутив в голове фильм, составленный из событий, предшествовавших и сопутствовавших неприятной эмоции, установите, не было ли среди них эпизодов, которые способствовали ее возникновению. Посмотрите на свое поведение, как минимум, с двух точек зрения – собственной и чьей-то еще.

3. Повторно прокручивая мысленный фильм, запечатлевший случившееся, установите те или иные – если таковые существовали – внешние причины (обстоятельства, поведение других людей и т. д.), которые способствовали возникновению неприятной эмоции.

4. Объединяя свои находки с двумя предыдущими этапами, определитесь с заместительными паттернами поведения (исправлениями), которые исключат для вас возможность вновь пережить эту неприятную эмоцию в аналогичной ситуации.

5. Убедитесь, что вы можете реализовать эти паттерны поведения на практике, найдя в своей биографии соответствующие примеры, пусть даже связанные с иными ситуациями. Помимо этого, вам, может быть, удастся убедить себя в способности реализовать данные паттерны, исходя из былых наблюдений за тем, как их реа-лизовывали другие люди – примеры, которым в силах последовать и вы сами. Если вы не можете найти примеров ни своего, ни чужого заместительного поведения, вернитесь к этапу 4 и подберите другие паттерны – попроще или более знакомые. (Если необходимые вам паттерны находятся за пределами вашего нынешнего опыта и не могут использоваться для достижения желаемого результата, то вам придется выучить их прежде, чем вы обретете способность избегать повторения ситуаций, запускающих неприятную эмоцию.) В качестве самопроверки ответьте на вопрос: откуда вы знаете, что сможете реализовать те заместительные паттерны поведения, которые вам понадобятся?

6. Теперь определитесь: будете ли вы реализовывать эти паттерны? Достаточно ли сильно ваше намерение? Представьте фильм, в котором будете успешно практиковать необходимые паттерны.

7. Затем прокрутите фильм заново, на сей раз оказавшись внутри него и наблюдая то, что увидели бы собственными глазами, если бы действительно находились в нем; слыша то, что услышали бы, и чувствуя то, что почувствовали бы. Убедитесь, что ваш фильм живой и богат подробностями. В качестве самопроверки ответьте на вопрос: как вы узнаете, что действительно поведете себя именно так, а не иначе? (Помните, что вы занимаетесь выяснением не того, как поступить, когда вы уже испытаете нежелательную эмоцию и захотите избавиться от нее, а того, что вам, сделать, чтобы, прежде всего, предотвратить возникновение этой эмоции.).

Литература.

Cameron-Bandler, Leslie. Solutions: Practical and Effective Antidotes for Sexual and Relationship Problems. San Rafael, CA: FuturePace, 1985.

Cameron-Handler, Leslie; Gordon, David; and Lebeau, Michael. Know How: Guided Programs for Inventing Your Own Best Future. San Rafael, CA: FuturePace, 1985.

Cameron-Bandler, Leslie; Gordon, David; and Lebeau, Michael. The EMPRINT Method: A Guide to Reproducing Competence. San Rafael, CA: FuturePace, 1985.

Cousins, Norman. Anatomy of an Illness. New York: Bantam Books, 1980.

The Healing Heart. New York: W.W. Norton amp; Co., 1983.

Darwin, Charles. The Expression of the Emotions in Man and Animals. Chicago, IL: The University of Chicago Press, 1965.

Eliot, Robert S. and Breo, Dennis L. Is It Worth Dying For? New York: Bantam Books, 1984.

Enright, John. Therapy Without Resistance. Tiburon, С A: Enright Press, 1980.

Gould, Stephen Jay. The Mismeasure of Man. New York: W.W. Norton amp; Co., 1981.

Hall, Edward T. The Silent Language. Garden City, NY: Doubleday amp; Co., 1959. 1966.

The Hidden Dimension. Garden City, NY: Doubleday amp; Co… Doubleday, 1976.

Beyond Culture. Garden City, NY: Anchor Press/. The Dance of Life. Garden City, NY: Anchor Press/Doubleday, 1983.

Hofstadter, Douglas R. Godel, Escher, Bach: An Eternal Golden Braid. New York: Vintage Books, 1979.

Kuhn, Thomas S. The Structure of Scientific Revolutions. Chicago, IL: 219 The University of Chicago Press, 1970.

Lynch, James J. The Language of the Heart. New York: Basic Books, 1985.

Mandler, G. Mind and Emotion. Melbourne, FL: Kreiger, 1982.

Miller, George A.; Galanter, Eugene; and Pribram, Karl. Plans and the Structure of Behavior. New fork: Holt, Rinehart and Winston, 1960.

Newell, Allen and Simon, Herbert A. Human Problem Solving. Engle-wood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1972.

Ornstein, Robert E. The Psychology of Consciousness. New York: Har-court Brace Jovanovich, 1977.

Plutchik, R. and Kellerman, H., eds. Theories of Emotion, vol. 1 of Emotion: Theory, Research, and Experience. New York: Academic Press, 1980.

Polya, George. Patterns of Plausible Inference. Princeton, NJ: Princeton University Press, 1954.

Pribram, Karl. Languages of the Brain. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1971.

Watzlawick, Paul; Beavin, Janet Helmick; and Jackson, Don D. Pragmatics of Human Communication. New York: W.W. Norton amp; Co., 1967.

Оглавление.

Заложник эмоций. Глава 1. Заложники эмоций. Спасение из плена эмоций: Майкл представляет Лесли. Глава 2. Мир эмоционального выбора. Движение к выбору. Глава 3. Эмоции как источник. Эмоции как сообщения. Функциональные атрибуты. Приобретение эмоционального выбора. Расстановка. Выражение. Использование. Предупреждение. Практическая польза, которую принесет эта книга. Глава 4. Структура эмоций. Понимание структуры. 1. Знание структуры эмоций ведет к их адекватности. 2. Знание структуры эмоций дает возможность изменять их. 3. Знание структуры эмоций обеспечивает доступность любых эмоциональных состояний. Глава 5. Фрагменты мозаики. Временные рамки. Модальность. Участие. Интенсивность. Сравнение. Критерии. Размер чанка. Примеры глубинного анализа некоторых эмоций. Ступор и любопытство. Перегруженность и наличие мотивации. Чем вы располагаете в настоящий момент. Глава 6. Эмоциональная настройка. Ситуационные характеристики. Научение эмоциональной настройке. Глава 7. Отбор эмоций. «После». «Во время». «До». Чем вы располагаете в настоящий момент. Глава 8. Получение доступа к эмоциям. Поиск эмоций. Самоякорение. Разрыв причинно-следственных связей. Реконструкция эмоций. От несостоятельности к состоятельности. От перегруженности к ответственной креативности. От тревоги к способности. От разочарования к фрустрации. От разочарования к принятию. От депрессии к энтузиазму. От надежды к ответственности. От скуки к приятному предвкушению. От горя к принятию. От удовлетворения к восторгу. Чем вы располагаете в настоящий момент. Глава 9. Выражение эмоций. Выражать или не выражать? Выбор способа выражения. ЛЮБОВЬ (К ДРУЗЬЯМ). ГНЕВ (ПО ОТНОШЕНИЮ К ДРУЗЬЯМ И СЕМЬЕ). СОЧУВСТВИЕ. УДОВЛЕТВОРЕНИЕ. АМБИЦИОЗНОСТЬ. НЕУДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ. ОСТОРОЖНОСТЬ. НЕЛОВКОСТЬ. НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ. Чем вы располагаете в настоящий момент. Глава 10. Использование эмоций. Генеративная цепочка. Сожаление. Фрустрация. Тревога. Отчаяние. Ощущение тупика. Гнев. Вина. Разочарование. Одиночество. Ревность. Чем вы располагаете в настоящий момент. Глава 11. Предупреждение неприятных эмоций. Разочарование. Стыд. Гнев. Несостоятельность. Чем вы располагаете в настоящий момент. Глава 12. Взгляд в будущее. Формат для эмоциональной настройки. Литература.